Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Читатели встретились с газетами


Как ни странно, главным газетным событием прошедших дней стал сам по себе выход газет в свет. Почти все ведущие российские ежедневные газеты отдыхали целых две недели. Вот как ушли в отпуск 29 декабря прошлого года, так и вернулись из него 9 января года нынешнего. А некоторые, вроде "Независимой газеты", не вернулись по сей день. Первый в новом году выход в свет этой ежедневной газеты случится аж 14 января.

За своих солидных товарищей, вроде "Коммерсанта", "Ведомостей", "Известий", газеты "Газета" или той же "Независимой" отдувались "Московский комсомолец" и "Комсомольская правда". После праздников только они закрывали своими телами информационную брешь.

Похоже, руководители серьезных ежедневных российских газет полагают, что, если под Новый Год в стране не происходит ничего экстраординарного, так и выходить из отпуска смысла нет. Работать сразу после новогодних праздников российские газеты лишь однажды своим внеплановым уходом в отставку заставил президент Ельцин.

В конце концов, стало даже интересно, могут ли позволить себе оставить читателя без газет на две недели зарубежные издания?

Говорит Элен де Спик-Попович, корреспондент в Москве французской "Либерасьон".

Элен де Спик-Попович:

У нас, знаете, газеты не выходят только 1 мая. Это не значит, что у журналистов нет каникул, но когда отдельные журналисты на каникулах, газеты выходят, публика не остается без газет. Потому что если они могут 15 дней без газеты, они могут и целый год без газет!

Елена Рыковцева:

А вот что сказал Бен Арес, московский корреспондент британской "Дейли Телеграф".

Бен Арес:

Ну, вы знаете, перерывов быть не может. Если журнала или газеты нет в киоске - плохо, потому мы должны выходить каждый день без перерыва, без каникул, без отпуска.

Елена Рыковцева:

И, наконец, Сюзан Глассе, московский корреспондент газеты "Вашингтон Пост".

Сюзан Глассе:

Таких перерывов нет в американских газетах. Честно говоря, это было бы очень удобно для наших журналистов, но у нас есть выражение в Америке, что "новость не может выйти в отпуск".

Елена Рыковцева:

В общем, похоже, что по части продолжительности отпуска российская пресса оказалась впереди планеты всей. Но покладистый российский читатель вряд ли сообразит пожаловаться в суд на то, что его лишили почти половины январской подписки. Возможно - потому, что сам не отошел еще от новогодних праздников.

Впрочем, газеты, в конце концов, вышли, поэтому у нас есть возможность продолжить нашу программу на волнах Радио Свобода.

"Уволенные, униженные и ограбленные".

В среду 9 января ежедневные газеты, по сути, вышли в форме дневников. Им пришлось отчитываться за события всей постновогодней недели. Больше всего обсуждалось, кто и как провел Новый Год и последующее православное Рождество. Выходило, что больше всех повезло президенту Путину. Ничего плохого с ним не случилось. В рождественские праздники он один, без жены, как подчеркнула газета "Коммерсант", уехал в исторический центр русского православия, Владимир.

"Поездка президента по городам Золотого Кольца носила почти частный характер,- пишет "Коммерсант",- Местные власти даже попросили областные газеты не сообщать о визите заранее, чтобы не привлекать внимания".

Однако, судя по тому, что написали "Известия", внимание все же было привлечено.

"Во Владимире не удержался президент и от "выхода в народ". Ликованию местных жителей не было предела. "Для нас это просто сказка - увидеть живого Путина", - восторгались женщины, несколько часов по такому случаю проведшие на морозе в ожидании президента".

В полночь президент отправился слушать рождественскую литургию в Кафедральный Успенский собор. "Коммерсант" по этому поводу сдержанно написал:

"Доступ в собор был ограничен. Президент молился более часа, вызвав одобрение многих владимирцев, а утром улетел в Малоярославец".

"Известия" и в отображении этого одобрения были куда эмоциональнее.

"Порадовал нас Владимир Владимирович, - умилялись старушки. - Никогда не забудем, как встречали Рождество вместе с президентом".

Гораздо меньше в эти праздники повезло министру путей сообщения Николаю Аксененко. В качестве новогоднего подарка он получил президентский указ о своей отставке.

"Сомнений в принудительном характере отставки не возникает, - пишет в среду газета "Время новостей". - Скорее всего, уход был подготовлен. Об этом, в частности, говорит скорость, с которой был найден его преемник. Уже на следующий день вакантное место занял начальник Московской железной дороги Геннадий Фадеев. Дальнейшая судьба господина Аксененко остается неясной. До его отставки Владимир Устинов давал понять, что прекращать уголовное дело никто не собирается. Но нельзя исключать, что господин Аксененко обменял пост на прекращение уголовного дела, и в ближайшее время генпрокурорское расследование просто тихо сойдет на нет."

"Газета" Рафа Шакирова тоже полагает, что имел место банальный сговор.

"Судя по всему, Аксененко подписался под добровольной ставкой лишь после того, как получил гарантии, что судебной перспективы у его дела не будет. Символом примирения и согласия стал тот факт, что опальный министр даже присутствовал на кремлевском банкете по случаю Нового года. Затем глава правительства Касьянов распорядился наградить Аксененко за заслуги перед Отечеством Почетной грамотой кабинета министров".

То есть, как видим, новогодние подарки без всяких кавычек все-таки были получены - грамота плюс прекращение уголовного дела. Заметим, что газета пишет о бартере "свобода в обмен на добровольную отставку" без тени удивления. Подобный бартер давно стал обыденным явлением российской действительности.

Но главными героями первых после Нового года газетных выпусков стали кинорежиссер Алексей Герман и писатель Михаил Жванецкий. К сожалению, по печальному поводу. Оба нынче проходят по категории "потерпевшие". Первого в новогоднюю ночь избили хулиганы, второго сразу после Нового года избили и ограбили бандиты. Газеты не только описывают подробности обоих происшествий, но рассуждают, в частности, на тему пересмотра воровских законов.

Вот что рассказал "Новой газете" сотрудник Московского уголовного розыска.

"Несколько лет назад после ограбления одной певицы в криминальной среде случился большой спор о том, можно ли грабить артистов.

Так называемые "пиковые" или "лаврушники" (то есть представители кавказских группировок) заявили, что по воровским законам артисты - те же фраера, которые созданы для того, чтобы "давать жизнь" блатным. Мнения славянских группировок на этот счет разделились.

Уверен, что угон "мерседеса" Жванецкого - дело рук не московских преступных групп. В их среде еще существует негласное правило, которое не позволяет грабить известных и любимых в народе людей, сохранилось некоторое благородство".

В благородство бандитов не верит газета "Известия".

"Существуют легенды об уголовниках, покушавшихся на личный достаток популярных людей, но исключительно по незнанию и по недоумению. Кто-то из домушников залез в квартиру то ли Утесова, то ли Бернеса, а потом все вернул и долго извинялся за содеянное.

Прошли те романтические времена. Теперь, даже если узнают человека в лицо, бьют его по лицу".

В конечном счете, с точки зрения газеты "Известия", люди известные и неизвестные, богатые и бедные сравнялись в своей уязвимости.

"Наша демократия, еще не добившись того, чтобы все были равны перед законом, может похвастаться тем, что у нас все равны перед беззаконием, пишут "Известия".

Однако, как показал вчерашний день, если люди известные больше не могут рассчитывать на благородство грабителей, то на повышенную активность российской милиции они рассчитывать все еще могут. Обидчики Михаила Жванецкого найдены. Но случилось не чудо, случился, по всей видимости, очередной сговор.

Комментирует Игорь Найденов, редактор отдела права "Общей газеты".

Игорь Найденов:

Я думаю, что произошедшее с Михаилом Михайловичем Жванецким вполне может стать сюжетной основой для его нового скетча.

С одной стороны, конечно, это грустное событие, с другой - тоже сатирическое. У Жванецкого украли замечательный портфель, как нам было сказано, с его многочисленными записями, а на наш взгляд, случай беспрецедентный, поскольку портфель этот десятилетиями считался нами неким символом высокохудожественной борьбы сатирика с властями. А тут вдруг на него покусились не кто-нибудь, а - прости, Господи, - члены некоей ингушской преступной группировки.

Можно только сожалеть, что Михаила Михайловича преступные группировки не знают в лицо, поскольку сам Михаил Михайлович говорил им, когда его заталкивали в его же джип, что он - Жванецкий, а не какой-нибудь там Иванов.

Плохо же нам, простым людям, покупающим "мерседесы" последней серии, не имеющим славы Жванецкого. Но это все шутки, да? Давайте шутки в сторону отбросим и обратим внимание на такую деталь.

Преступников задержали спустя 4 дня. Как показывает практика, автомобили такого класса практически не находят. По статистике, за 2001 год в столице было похищено 18 автомобилей БМВ X5, а также 27 джипов марки "Мерседес", один из которых принадлежал именно Жванецкому. Из них нашли только 4 угнанные машины.

Я себе эту картину очень живо представляю. Вот поступает информация начальнику ГУВД Москвы господину Пронину, докладывают: "Угнана машина у замечательного сатирика Жванецкого". Он поднимает, естественно, всех на ноги, проводится усиление.... В результате, джип еще пока не найден, но зато грабители пойманы.

Насколько мне известно, многие наши следователи, сыщики поддерживают неформальные отношения с лидерами преступных группировок, так называемыми "авторитетами". Вполне возможно, что был какой-то обмен информацией, и людям, осуществившим этот угон, было сказано, что они угнали машину не у того человека, у которого надо.

Персональная тема.

Елена Рыковцева:

Сегодня, в субботу, главным героем главных газетных публикаций стала телекомпания ТВ-6, ибо в пятницу было принято окончательное решение о ее ликвидации. Теперь Россию ждет тотальное огосударствление телевидения.

Соответственно, гость нашей программы сегодня - человек, во-первых, телевизионный, а во-вторых, человек, карьера которого состоялась именно на государственном канале, РТР. Это Михаил Дегтярь, известный российский телерепортер, академик Российской Академии телевидения, дважды лауреат престижной телевизионной премии "ТЭФИ". До последнего времени Михаил Дегтярь занимал одну из самых престижных должностей на РТР, должность политического обозревателя.

Совсем недавно он оставил эту компанию. Я подумала, что это обстоятельство позволяет ему без риска потерять работу обсудить некоторые вопросы, касающиеся государственного вещания и, в частности, обсудить интервью газете "Известия" ведущего главной политической программы РТР "Вести недели" Евгения Ревенко. Это интервью на целую страницу, которое вышло 10 января, в какой-то мере можно назвать симптоматичным. Если телевидение России в целом только вступает на путь тотального перерождения от частного к государственному, то журналист Евгений Ревенко этот путь уже проделал.

Об этом - первый вопрос Михаилу Дегтярю.

- В лице Евгения Ревенко мы видим случай, может быть, уникальный, может быть, нет (об этом вы уже мне скажете), быстрого, стремительного идейного перерождения. Мы прекрасно помним его репортажи на НТВ, в которых он, грубо говоря, "мочил" президента Путина и достаточно агрессивно, с пеной у рта. Проходит какой-то, очень короткий, срок, Евгений переходит на канал РТР и с той же пеной у того же рта начинает поддерживать народного президента Владимира Путина".

Как вы думаете, это уникальный, единственный случай, или это судьба всякого журналиста, который переходит на государственный канал, а значит должен изменить свое отношение к действительности?

Михаил Дегтярь:

Вы знаете, я 10 лет проработал на РТР, (я думаю, что мало найдется людей, кто проработал столько же), и поэтому я имею право говорить о том, что - нет, это не судьба каждого журналиста, это зависит от человека. Способен ли человек в душе ломаться - за деньги ли, за славу ли менять свою позицию. Это только так.

А что вы скажете об одной другой журналистке (я не хочу называть ее имени), которая, работая на НТВ, просто целовалась с Басаевым ? А теперь считает, что он - враг, поскольку позиция по Басаеву стала другой.

Почему-то принято считать, что публика - дура. Да не дура она! Люди прекрасно помнят, что говорил этот человек раньше, и видят, что он говорит сейчас. Значит, они не верят этому человеку. Значит, они не верят всему телеканалу в целом.

Вот в чем, мне кажется, причина падения рейтингов РТР сегодня. Именно в этом.

Мне много раз (я вам скажу честно) предлагали заниматься подобными вещами. Я очень мягко уходил от этого. Ну, я пользовался, может быть, своим авторитетом на РТР. Я имел такую возможность. И даже это вылилось, если вы помните, на церемонии "ТЭФИ", когда я в 2000 году получал премию в номинации "Репортер", я сказал: "Вы заставляете меня заниматься политикой и войной, а я принципиально буду снимать фильмы про валенки".

Я, к сожалению, - а может быть, к счастью - не пошел по этому пути.

Елена Рыковцева:

А не может быть, что вы не пошли по этому пути потому, что если бы вы занимались идеологическими программами, если бы вы занимались войной, вам пришлось бы корректировать свою позицию в соответствии с линией партии и государственного телевидения?

Михаил Дегтярь:

Ну, естественно, мне легче об этом говорить, поскольку я этим не занимался все-таки. Но я изначально знал, что будет в том случае, если я займусь политикой. Поэтому я категорически отказывался это делать. И все десять лет на РТР я занимался только репортажами о жизни, просто о простой жизни. Я считаю, что это наиболее важная часть телевидения сегодня, и она по-прежнему находится на государственном канале в загоне.

Елена Рыковцева:

Я прочитаю сейчас цитату из интервью Евгения Ревенко газете "Известия" и попрошу вас ответить, правда это, или нет. Он говорит о свободе на государственном канале. Он говорит: "Мы, журналисты государственной компании, не госслужащие. В репортажах, конечно, соизмеряем свои действия с государственной политикой, но, в основном, свободны в выборе тем и способов их освещения. Наша свобода, на мой взгляд, заключатся в том, что мы находимся в стороне от финансовых интересов различных группировок. Мы не должны кого-то мочить, не обязаны принимать участие в информационных войнах. Нас не втягивают в разрушение репутации того или иного бизнесмена или политика. За два года моей работы такие попытки не предпринимались. Вот это проявление свободы".

Это правда, это так?

Михаил Дегтярь:

Я бы не хотел отвечать на этот вопрос. Я уже не работаю на РТР и имею право говорить об РТР все, что угодно. Но все-таки есть какая-то этика журналистская, она не позволяет мне ответить вам. Единственное, что я скажу, что, конечно же, ни о какой свободе идеологической на РТР речи быть не может. Даже выбирая темы вот такие мирные, как валенки, как русские борзые собаки, и так далее, я и то сталкивался с противостоянием руководства иногда. Почему-то даже эти темы мои пытались как-то корректировать. Что уж тут говорить о политике?

Я думаю, что самому президенту Владимиру Путину важно, чтобы его не облизывали так, как часто делают вот эти люди, которых мы видим и слышим. Все-таки должно быть уважение какое-то к президенту. Мне кажется, вот в такой рабской любви, наоборот, люди понимают, что здесь что-то не то, что это просто заказ.

Елена Рыковцева:

Михаил, мы с вами разговариваем в дни, когда принято решение, окончательное решение о ликвидации канала ТВ-6. Это значит, что почти все наши федеральные каналы становятся государственными. Какой вы видите картину предстоящего телевизионного мира?

Михаил Дегтярь:

Мне кажется, это очень пасмурная картина будет, потому что должна быть какая-то альтернатива, понимаете? Должен быть какой-то конфликт. Вообще основа любой журналистской работы - это конфликт, он должен быть даже в самом примитивном репортаже. А уже когда речь идет о мощном телевизионном поле, каким является телевизионное поле России, то, конечно, должно быть какое-то альтернативное телевидение. Иначе все становится бессмысленным.

Ведь уже понятно сегодня, что НТВ, РТР и ОРТ - это единый кулак, уже это понятно. Пока ТВ-Центр держится как московское телевидение, еще 5-й канал, который, естественно, относится к ВГТРК. То есть, практически мы теряем любую альтернативную возможность услышать что-то отличное от других. Это, по-моему, неправильно.

Елена Рыковцева:

Но давайте мы с вами вернемся к газетам, потому что мы обсуждаем все-таки газеты в нашей программе. Как вы расцениваете современную телевизионную критику в газетах? Что вы думаете о ней? Устраивает ли вас ее качество?

Михаил Дегтярь:

Вот вы мне скажите, что должен делать телекритик? Это вообще очень интересно. Я закончил ВГИК, я учился на сценарном, рядом учились ребята с киноведческого факультета, будущие киноведы. И вот мы всегда пытались у них понять: ну, зачем вы нужны, что вы должны делать?

Ну, обычно любые все рецензии - это просто пересказ содержания. И все. И так, кстати, многие телекритики поступают, пересказывают передачу. Но мне кажется, что должно быть нечто такое, даже трудно сказать. Вот, скажем, смотрели мы фильм Тарковского "Зеркало", например. Он был в те годы, в середине 70-х, очень для нас непонятным. Вот уже мы знаем, очень много было образов и аллюзий в этом фильме. Он сейчас уже кажется очень простым, но раньше мы действительно многого не понимали. Хотя я смотрел его 15-20 раз, этот фильм.

И я все время искал по журналам, по газетам статью какого-нибудь телекритика...

Елена Рыковцева:

Кинокритика.

Михаил Дегтярь:

Кинокритика, который бы мне объяснил, что это за образ, почему воробей сел мальчику на голову, почему то, почему это. И если я находил по крупицам где-то, я понимал, что да, вот, действительно, этот человек мне рассказывает то, что я сам, в силу там разных причин, не понимаю.

Елена Рыковцева:

Расшифровывает.

Михаил Дегтярь:

Да, он мне просто расшифровывает, он как толмач.

Вот мне кажется, что в идеале, - это, опять-таки, мое мнение, может быть, я не прав, - телекритики должны быть тоже вот такими толмачами, они должны помогать зрителю, прежде всего, понимать тот или иной жанр телевизионный, помогать разбираться в таком сложном искусстве, как телевидение. Пока, к сожалению, этого нет.

К сожалению, у нас, на самом деле, вся телекритика свелась вот к какому-то такому даже ерничеству, издевательству какому-то над той или иной программой. Нет, вполне возможно, что...

Елена Рыковцева:

Эта программа того стоит.

Михаил Дегтярь:

Да, программа того стоит, безусловно, но, к сожалению, мне бы хотелось чего-то другого все-таки, вот именно того, чтобы мне рассказывали, что я вот такой вот тупой, не понимающий сижу, а мне рассказывают, раскладывают по полочкам, что представляет собой та или иная передача.

Елена Рыковцева:

В студии Радио Свобода был телевизионный журналист Михаил Дегтярь.

С уверенностью можно спрогнозировать, что главной темой российских газет на предстоящей неделе останется тема телевизионная - ситуация с ТВ-6.

Кстати, я должна заметить, что если в ходе конфликта с НТВ мнения газет разделились, многие из них, вслед за президентом, педалировали экономическую составляющую дела, то теперь разногласий в прессе практически нет. Нелепость повода, по которому ликвидируют ТВ-6, и политическую подоплеку происходящего признали даже самые верные президенту издания.

С вами была первая в новом году программа "Читаем газеты" и ее ведущая Елена Рыковцева. До свидания, до следующей встречи.

XS
SM
MD
LG