Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главные темы недели. Кино и Березовский


Елена Рыковцева:

Во многих московских редакциях с нетерпением ждали 5 марта. На этот день Борис Березовский назначил дату просмотра своего нового фильма под названием "Покушение на Россию". Он обещал доказать, что дома в Москве взрывали российские спецслужбы. Многие редакции даже послали в Лондон, на просмотр, своих корреспондентов. Однако результаты, похоже, разочаровали. В первую очередь, они разочаровали иностранных журналистов. Вот мнение Маркуса Уоррена, московского корреспондента британской "Дейли телеграф":

Маркус Уоррен:

Нужно сказать, что пресс-конференция Березовского заранее вызвала довольно большой интерес в Лондоне, тем более что под нее сняли шикарное помещение очень престижного института в двух шагах от Даунинг-стрит, резиденции премьер-министра. Все ожидали: будет нечто, а на самом деле, по-моему, вышло не очень убедительно. Моя газета "Дейли телеграф" даже не посчитала нужным разместить статью по этому поводу. Хотя я знаю, что один мой коллега, естественно пришел на пресс-конференцию. Ну, у него было впечатление, как у многих, что много косвенных улик, не очень убедительных. Я ему сказал заранее, что не думаю, что Березовский и его люди найдут доказательства этого интересного момента больше, чем НТВ, например, в своем документальном фильме два года назад.

Елена Рыковцева:

Реакция московских газет на фильм Березовского впрямую зависела от их принадлежности. Понятно, что газетам, принадлежащим Борису Абрамовичу, о своем разочаровании писать было бы нетактично. "Независимая газета" и "Коммерсант" предпочли сделать акцент на показаниях главного свидетеля со стороны Березовского - Никиты Чекулина. Он сообщил, что "Росконверсвзрывцентр", в котором он работал, закупал в воинских частях тонны гексогена. Документы, предоставленные Чекулиным, перепечатали обе газеты. Впрочем, они не рискнули от себя назвать аргументы Березовского убедительными, предпочитая делать ссылки на него же: "По мнению Березовского, Березовский убежден, Березовский считает".

Другие, не зависимые от Бориса Абрамовича издания, тем более не стали его жалеть.

"В исполнении Березовского "Покушение на Россию" получилось вялым", - пишет "Общая газета".

Газета, справедливости ради, отмечает, что Березовскому удалось представить новые доказательства вины спецслужб, но доказательства эти - косвенные". И в целом вывод такой:

"Французский документальный фильм явно разочаровал журналистов. Значительная часть показанного состояла из материалов российского телевидения, а представленные в нем документы выступлений Путина, Патрушева, Савостьянова, Калугина ничего не добавляли к уже известной информации".

"Московский комсомолец" еще более резок. Он называет публикацию о пресс-конференции "Откровения негодяя. Шоу Березовского и его гаденышей". Пишут так:

"Разрекламированный Березовским сеанс грандиозных разоблачений на поверку оказался очередным блефом. Несмотря на свои клятвенные обещания, олигарх так и не представил никаких реальных доказательств по причастности ФСБ к взрывам в Москве. Эта история оставляет довольно мерзкий осадок. Одна из самых страшных трагедий в истории России последнего времени используется в качестве разменной монеты в политической игре".

Пожалуй, ошибка Березовского состоит в том, что он не показал на пресс-конференции всего фильма. Поэтому и российской, и зарубежной прессе пришлось ограничиться рецензиями на 9-минутный фрагмент из "Покушения на Россию". Возможно, на следующей неделе кассета прибудет в Москву, и газеты посвятят ей более развернутые рецензии. Дискуссия перестанет напоминать известное: "Солженицына не читал, но осуждаю". Впрочем, и к такому повороту событий некоторые газеты уже подготовились. На случай, если какой-то части аудитории фильм покажется убедительным, газета "Известия" написала, что документальному кино в принципе верить нельзя.

"Надо иметь в виду, что документального кино в строгом смысле этого слова нет как такового. Оно всегда фиктивно, то есть художественно, и в этом смысле - предвзято. Как пропагандистская фишка, как способ манипулирования общественным мнением, массовым подсознанием документальный фильм вполне эффективное средство. А как юридически обоснованный аргумент, он ровным счетом ничего не стоит, - пишут "Известия".

Культурный президент.

Как бы по контрасту с Борисом Абрамовичем, который неудачно разоблачал власть, эта же власть, в то же самое время, занималась полезным и важным делом - несла культуру в детские массы. Президент Путин поучаствовал в собрании Совета по культуре под названием "Культура и дети". Газетные отчеты об этом заседании опять-таки весьма разнились. "Известия" подвели под мероприятие глубокую идеологическую базу:

"Культура - равно как спорт - не самоцель, а средство плавного перетекания страны в новое историческое качество. Культура, по словам Путина, необходима для "консолидации национального сознания". Причем именно на почве нового поколения. Такими формулами не разбрасываются. Такие формулы обычно используют, когда заканчивается Революция. И начинается умеренная Реставрация. Она же, если угодно, стабилизация. Лишь бы не реакция. Проскочить этот период, миновав его, невозможно: разливанное море свободы заболачивает почву, в том числе культурную: отсюда недалеко до анархии и беспредела. Должна вырасти генерация, лишенная революционного задора и нацеленная на созидание. Но задержаться в нем сверх исторической меры - еще более опасно".

Кому тяжело воспринимать эту мысль (а мне, лично, тяжело) - читайте газету "Коммерсант". Там про мероприятие с президентом рассказано куда веселее:

"Специально к заседанию был подготовлен доклад. В докладе этом всячески высказывалась озабоченность некультурностью российских детей. Приводились научные данные о том, что 60 процентов детей в течение последних трех месяцев не посетили ни одного концерта классической музыки, и это тревожно. Получалось ведь, что 40 процентов концерты классической музыки посещали, а это действительно не может не тревожить. По данным компании Гэллап Медиа выходило, что детские программы на телевидении занимают всего 4 процента эфирного времени, а это и вправду беда. Получается, что каждый канал каждый день показывает около 40 минут программ для детей, не считая художественных фильмов. И если в доме у ребенка ловятся хотя бы четыре канала, то, чтобы посмотреть все детские программы, малышу придется торчать у телевизора два часа сорок минут каждый день, не считая художественных фильмов." Однако президент не встревожился вслед за корреспондентом "Коммерсанта" и наказал, чтобы каналы соблюдали условия лицензий и посвящали детям 7-10 процентов эфирного времени. "Не дай Бог, чиновники примут теперь меры", - пишет "Коммерсант".

Вообще, о таких мероприятиях невозможно писать серьезно. Впрочем, есть газеты, которые понимают, что писать серьезно нельзя, но и обидеть серьезно нельзя тоже. В таких случаях остается неясно: поиронизировали, или польстили? В "Московском комсомольце" написано так:

"Владимира Путина больше всего интересовали мультфильмы. Может, в детстве недосмотрел. Но ведь это здорово, когда мы имеем президента, балдеющего от "Ну, погоди!" и "Винни-Пуха". Значит, есть надежда, что он станет лучшим другом детей и врагом бизнесменов от ТВ. Впрочем, это и так ясно".

Президент телевизионный

Помимо деятельности, предназначенной для освещения в прессе, президент Путин занимался делами не для посторонних глаз. Однако эти дела все равно просачивались в прессу. Речь - о попытке Кремля навязать команде журналистов ТВ-6 кураторов в лице Аркадия Вольского, председателя Российского союза промышленников и предпринимателей, и Евгения Примакова, председателя Торгово-промышленной палаты. Газета "Московский комсомолец" во вторник написала: "По данным "МК" президент встретился с руководителем РАО "ЕЭС" Анатолием Чубайсом. На этой встрече было предложено, чтобы помимо физических лиц в состав будущих владельцев были включены организации, представляющие весь бизнес в целом - Союз предпринимателей и Торгово-промышленная палата. Как говорят, эта идея принадлежит лично Владимиру Путину, и пока очень ему нравится." Если коротко сводить смысл рассказанного разными газетами, идея выглядит так: Вольский и Примаков, по сути, будут держателями лицензии. Команда Киселева, по сути, будет нанятыми ими работниками. Олигархи, которые решили спасти эту команду, будут всего лишь финансистами канала. Еще бы эта идея не нравилась президенту! Газета "Газета" изложила ситуацию так:

"Олигархи были категорически против такой расстановки сил. Ведь получается, что их задача - дать десятки миллионов долларов на канал, журналистам надо эти деньги освоить, а руководить процессом будет Кремль через Примакова и интеллигенцию. Не устроило это и журналистов, для которых Примаков и Ко станут не только руководством, но и цензором." "Независимая газета" о будущей роли Примакова в телевизионной истории написала: "Евгений Максимович в своих медийных пристрастиях большой консерватор, считающий, что информацией должны заниматься люди зрелые как в смысле возраста, так и в отношении политических взглядов. В этом смысле на роль куратора информационно-политического блока ТВ-6 "по-примаковски" идеально подходит журналист-международник Томас Колесниченко, активно участвовавший в предвыборной кампании Примакова. Что же касается Евгения Киселева, под которого, собственно, и создавался финансовый пул, то ему, следуя логике Евгения Максимовича, на канале вообще должна быть отведена роль ведущего молодежных программ."

В пятницу, по случаю праздника 8 марта, газеты не вышли. Поэтому они не смогли прокомментировать сообщения, появившиеся на лентах в четверг вечером. Команда Киселева сняла свою заявку с участия в конкурсе. Она присоединится к компании "Медиа-социум" Примакова и Вольского, которые подали на конкурс отдельную заявку. Шантаж - лицензия в обмен на кураторов - дал искомые Кремлем результаты. Эту тему мы продолжим в следующей рубрике нашей программы.

Персональная тема

Елена Афанасьева - по-своему уникальный журналист. Тот объем работы, который она тащит в "Новой газете", не снился никому. Елена - одновременно редактор отдела политики, и ведущая телевизионной тематики, которая в газетах занимает все больше и больше места. К сожалению - по печальным поводам. Сегодня Елена Афанасьева - гость студии радио "Свобода".

- Лена, что вы думаете о попытке Кремля навязать команде ТВ-6, консорциуму ТВ-6 с олигархами, в качестве пионервожатых, что ли, Примакова и Вольского?

Елена Афанасьева:

Это достаточно странная история, потому что это контроль, не только над командой ТВ-6, но и контроль над тем пулом олигархов, который собрался их поддерживать. История странная трижды, потому что естественно, что Примаков и Вольский, особенно Примаков с Торгово-промышленной палатой, это - государственные люди, он госчиновник в данном случае, и стоят за ним государственные средства, которые он намерен вкладывать, а не свои личные. Соответственно и ТВ-6, команда, шестой канал, становится аффилированным с государством абсолютно напрямую, и любая попытка создать независимый от государства канал, о чем много раз подчеркивали представители команды Киселева, она проваливается. Потому что главная позиция, когда они уходили с НТВ, была именно та, что они готовы работать с разными олигархами, но главное, чтобы это не были люди, представляющие государство, не Газпром, который является государственной компанией. А в данном случае, мы видим попытку государства взять под контроль ТВ-6.

Елена Рыковцева:

Я правильно понимаю, что это фактически попытка шантажа: если вы вступаете в этот союз, тогда вы получаете лицензию, если нет - пеняйте на себя?

Елена Афанасьева:

У меня полное ощущение, что все настолько запутались в этих интригах, которые плетут вокруг кнопки, что уже никто просто не представляет, чем это закончится, и кто кем управляет. Потому что и министр Лесин, который активно участвует в этой игре, и как бы он в Интерфаксе не рассказывал, что он на 15 минут на переговоры заехал, но схема была прорисована в первую очередь им и его сторонниками. Они уже тоже не понимают, не понимают олигархи, которые вроде бы начали играть свою игру, собрались в этот пул, и вдруг выяснилось, что они тоже такие мальчики на побегушках, где-то, с кем-то. Не понимают, естественно, сами журналисты, и уже видно, что происходит раскол, потому что какие-то договоренности рушатся. Уходит Корчагин, который сначала должен был идти как вторая колонна. Уходит Норкин, который всегда был ярым сторонником (мы помним прошлый апрель) команды Киселева, вдруг он оказывается вместе с Корчагиным. Что происходит, объяснить сейчас нельзя, но понятно, что более запутанной ситуации придумать трудно, и чревато это, прежде всего, тем, что из команды посыплются именно журналисты-профессионалы, которые составляют ее костяк. Рассыплется либо на несколько команд, на две, на три, либо просто уйдут с телевидения, о чем говорила Света Сорокина в интервью "Новой газете" перед Новым годом.

Елена Рыковцева:

Ваш прогноз: чем может закончиться 27 марта этот конкурс на шестой кнопке?

Елена Афанасьева:

Мне кажется, ничем хорошим этот конкурс уже закончиться не может. Потому что, во-первых, в любом случае, это будет достаточно подконтрольное телевидение, потому что даже та степень самоцензуры, которую вынуждены будут ввести победившие, она напрочь забьет любые представления о свободном телевидении в том плане, в каком это было даже несколько лет назад. Во-вторых, вы посмотрите, что произошло. "ЛУКойл-гарант", который долго-долго гробил ТВ-6, вдруг подал в суд, возмутившись, что прошло собрание акционеров ТВ-6, которое просто формально подтвердило начало процедуры ликвидации.

Елена Рыковцева:

И постановило создать ликвидационную комиссию.

Елена Афанасьева:

Да. То есть это то, чего добивался "ЛУКойл", то для чего он гробил и затевал эту историю. И вдруг они против этого протестуют. Что же получается дальше? Предположим, если даже 27 числа команда Киселева, в любом варианте, с любыми олигархами, выигрывает кнопку, а "ЛУКойл" начинает опротестовывать и теперь говорить: "Простите, это вещание старого ТВ-6?" И опять может опротестовать итоги конкурса, опять доказать через суд, что прежние суды, которые они же инициировали, были неправильные. Снова потребовать возврата лицензии старому ТВ-6, с которого команда Киселева уже уволилась...

Елена Рыковцева:

То есть они чисто юридически не смогут занять эту частоту.

Елена Афанасьева:

Да. У нас такая вакханалия происходит правовая и юридическая, у нас настолько никто не защищен, как показал пример ТВ-6, настолько нет юриспруденции в стране, что представить себе, что будет дальше не может никто. Потому что те, кто играют в закулисные игры, они уже сами потерялись, и сами неоднократно попадали в те же ловушки, которые они расставляли.

Елена Рыковцева:

Лена, и еще - о судах, но уже применительно, к сожалению, к вашей газете, потому что на прошлой неделе вы стали авторами сенсации. Ну, не вы, а Басманный суд города Москвы, который присудил вам совершенно сумасшедшую сумму выплаты 1 миллион долларов, то есть ни одна газета до сих пор в России не платила таких денег по иску о защите чести и достоинства. Разве что, на Украине было возможно подобное. Там такие же большие суммы присуждают. В России это ограничивалось гораздо меньшими суммами. Я помню, что иск Лужкова к Доренко, всего то обошелся Доренко в 1 тысячу долларов, и вы первые, которые создали такой прецедент. Расскажите, что это за история.

Елена Афанасьева:

История действительно странная. 14 февраля собкор "Новой газеты" в Сочи опубликовал уже не первую статью, которая рассказывает о ситуации в этом городе и о, мягко говоря, не совсем кристально чистой позиции судей Краснодарского края. В редакционной подверстке к этой статье шла такая фраза, которую можно было воспринять как намек на не совсем честное поведение господина Чернова (председателя краевого суда). Это нигде не было сказано открытым текстом, но мог создаться намек. Дальше происходит все, как в лучших традициях, когда "ЛУКойл" судился с ТВ-6, когда иски мгновенно организовываются, мгновенно рассматриваются. Только 11 февраля был подан иск, 22 Басманный суд рассмотрел его, хотя обычно стоят дикие очереди, вы сами это знаете. Господин Чернов оценил свою честь, достоинство и моральный ущерб в 10 миллионов долларов в рублевом эквиваленте, а судья присудила выплатить около миллиона (если считать в долларах). Для сравнения я могу сказать, что прецедент максимальной выплаты матери одного из погибших в Чечне солдат за моральный ущерб был 100 тысяч рублей. А честь и достоинство, моральный ущерб господина Чернова от одного намека на его как бы нечистоплотность оценена во столько раз больше, в миллион. Вот можно сравнить, сопоставимый ущерб, правда? Да, еще очень странная была формулировка, что эта сумма взимается не господину Чернову, а в бюджет. Таких формулировок вообще не существует. Потому что, если мы обидели господина Чернова, мы должны заплатить ему, а при чем же здесь бюджет?

Елена Рыковцева:

Ну да, ведь это его достоинство, персональное.

Елена Афанасьева:

И было понятно, что это начало какой-то компании, которая была продолжена буквально через несколько дней, - по-моему, дней через десять. Следующий герой, в том же Басманном суде, выигравший иск, был банкир Пугачев, Межпромбанк, и сумма в полмиллиона рублей, тоже не маленькая сумма. Банкир доказывает, что в результате публикации Олега Лурье он понес убыток. Хотя наши все сведения показывают, что никакого убытка там не было, просто из одного кармана деньги были переложены в другой.

Елена Рыковцева:

Это уже материальный ущерб, а не моральный?

Елена Афанасьева:

Да, материальный. Следует абсолютно четкий вывод, что дана команда, отмашка. Так как наша газета не попадает под "спор хозяйствующих субъектов", у нас нет таких субъектов, которые могли бы нас сейчас угробить, то надо просто задушить исками.

Елена Рыковцева:

И каковы перспективы рассмотрения этих дел?

Елена Афанасьева:

Разумеется, наши юристы подали, или подают кассации, я не могу сказать детально, но знаю, что кассационная жалоба подготовлена, но, к сожалению, жалоба идет сейчас в Мосгорсуд, а в недавней статье мы писали о не совсем чистых делах того же суда, и одним из героев был его председатель. И поэтому надеяться на то, что рассмотрение будет абсолютно корректным.... У нас, к сожалению, такой надежды на корректность суда и абсолютную объективность нет. Ну, будем подавать дальше иски.

Елена Рыковцева:

Лена, если рассматривать худший вариант развития событий, самый мрачный прогноз, что вот все-таки окончательно последняя инстанция присуждает вам эти выплаты. Это же означает разорение газеты. Какие ваши действия дальнейшие?

Елена Афанасьева:

Ну, разумеется, у нас газета, которая живет не на деньги олигархов, не на деньги спонсоров. Она живет на собственные доходы. И мы всегда говорим о том, что это, может, сказывается на наших зарплатах, несопоставимых с уровнем зарплат в иных ведущих изданиях. Но мы живем на свои, поэтому выплатить эти деньги, тем более по таким искам смехотворным, мы не можем. Если эта отмашка Кремля - разорить еще и "Новую газету", после того как уже нет других средств массовой информации подобного оппозиционного толка, критически рассматривающих власть, то понятно, что власть будет добивать независимую прессу во всех видах. Что будет в таком случае, мне кажется, это вопрос не только к "Новой газете", а вообще к обществу.

Елена Рыковцева:

В студии радио "Свобода" была Елена Афанасьева, редактор отдела политики и телевизионный обозреватель "Новой газеты".

XS
SM
MD
LG