Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадровый нюх президента


Примерно сто дней тому назад на должность спикера Верхней палаты парламента был избран мало кому известный политик из Санкт-Петербурга Сергей Миронов. Пресса тогда впрямую называла Миронова креатурой Путина.

Пресса тогда хором писала, что единственное достоинство Миронова - близость к президенту. Газеты сошлись во мнении, что одного такого достоинства для столь высокой должности будет маловато. На этой неделе Миронов в очередной раз предоставил газетам возможность убедиться в своей правоте. "Господин Миронов отправился в Израиль по приглашению кнессета, - пишет "Время новостей", - его приняли премьер Ариэль Шарон, спикер Авраам Бург, депутаты. После душевной беседы с Шароном мило поговорили с Бургом, и тот передал через господина Миронова дружеский привет палестинскому коллеге - Ахмаду Крэа. Миронов честно обещал привет передать, ведь встречи с палестинцами стояли в программе. Но менее чем через час он сообщил журналистам, что принял "личное решение" отказать палестинцам в проявлении вежливости" и не посещать их автономии, поскольку "теракты в Афганистане, Чечне и Израиле имеют одни корни, прежде всего - финансовые".

Эмоциональный демарш спикера переполошил российский дипломатический корпус и насмешил российскую прессу. Дипломатам пришлось разъяснять всему миру, что личное мнение господина Миронова не означает изменений позиции России в ближневосточном конфликте, а прессе пришлось разъяснять своей аудитории, что удивляться особо и нечему. Она, пресса, обо всем предупреждала заранее.

"Еще несколько месяцев назад, когда Миронов только возглавил сенат, было ясно, что эта креатура президента просто обречена на провалы. Что после его "самостоятельных" шагов кто-то будет долго исправлять ошибки, - пишет в среду "Независимая газета", - Но Миронов полностью устраивает президентскую вертикаль именно потому, что он - непрофессионал. Не серьезный политик, а рядовой исполнитель, который всегда может взять под козырек и выполнить любое поручение кремлевских идеологов. По сути дела, такие люди, которые сегодня востребованы властью, являются политическими нулями. Но единицы, стоящие впереди них, чувствуют себя при этом намного увереннее, ведь именно нули придают им значимость".

Пятничные "Известия" призвали спикера учиться, учиться и еще раз учиться:

"Обновленный Совет федераций вообще изнывает без работы, и внешнюю политику сенаторы негласно записали в один из своих приоритетов. Это поколение политиков еще помнит, чего стоило выехать за границу СССР, и не разучилось ценить такие возможности. Но, помимо "народности", политики должны обладать элементарными знаниями. Свыкнуться с новыми, государственными должностями. После чего, оговорив пределы компетенции, их можно выпускать в мир с официальными вояжами, дабы тот не испугался".

Разобравшись с одной креатурой президента, газеты на этой же неделе взялись за другую. На этот раз - тренера российской сборной по хоккею Вячеслава Фетисова. "Путин не того навязал" - под таким заголовком газета "Время новостей" рассказывает о критике Фетисова со стороны Российской федерации хоккея:

"Президент федерации хоккея России Александр Стеблин, подводя итоги выступления олимпийской сборной в Солт-Лейк-Сити, невысоко оценил работу главного тренера команды Вячеслава Фетисова. Как известно, назначение знаменитого хоккеиста на пост наставника сборной состоялось во многом благодаря участию президента России Владимира Путина, о чем Александр Стеблин не преминул напомнить на пресс-конференции, заявив, что кандидатура Фетисова "была навязана руководством страны".

"Федерация хоккея - против руководства страны. Вячеслав Фетисов не будет тренировать сборную России", - под таким заголовком вышла заметка в газете "Коммерсант":

"Президент ФХР Александр Стеблин заявил: "Было неправильно назначать тренером олимпийской сборной команды человека, не имеющего опыта самостоятельной работы". Говоря о будущем олимпийской сборной, господин Стеблин высказался категорически против того, чтобы Вячеслав Фетисов готовил ее к следующей Олимпиаде в Турине".

В связи с этими публикациями теперь, конечно, интересно: чем все закончится? Кто скорее оставит свой пост - Фетисов, назначенный президентом, или Стеблин, критикующий президентского назначенца? Любопытно, что газеты, рассказывая об этом конфликте, в общем, не подвергают сомнению право президента столь живо руководить спортом. Весь вопрос - в качестве такого руководства. На эту тему размышляет Дмитрий Филипченко, редактор отдела спорта "Общей газеты".

Дмитрий Филипченко:

Для Олимпийской сборной России все, очевидно, решилось в тот самый день, когда Владимир Владимирович Путин был в Вашингтоне и встречался с Фетисовым и с Буре. Общеизвестно, что все игроки НХЛ поддержали кандидатуру именно Фетисова, как главного тренера Олимпийской сборной. А от этого как бы определилась судьба главного тренера, хотя изначально был тренером Борис Михайлов, и Федерация хоккея России склонялась к кандидатуре Михайлова. Но так определилось, что все-таки стал Фетисов. Не скажу, что это было назначение Путина, нельзя так сказать впрямую, хотя то, что президенты и премьер-министры определяют такие фигуры, как главный тренер в хоккее и футболе, - это, в принципе, обычная практика. Когда был президентом Аргентины Карлос Менем, он чуть ли не состав футбольной сборной своей определял. И то, что вот на этой Олимпиаде президент Буш высказался в поддержку того, чтобы канадским фигуристам вручили золотую медаль, это тоже как бы определяет, что это - политика. Хотя, казалось бы - что президент Буш понимает в фигурном катании? Но то, что состоялось назначение именно Фетисова, возвращаясь именно к этой хоккейной сборной, все-таки, наверное, решение это было не совсем верным, потому что Фетисов действительно не имеет опыта работы главным тренером. Но тут, скорее, можно говорить о том, что склонил чашу весов в пользу Фетисова именно Тягачев, президент Олимпийского комитета России, который как бы пошел на поводу у игроков. А то, что Путин встречался с Фетисовым и с игроками, - ну, мне кажется, глава государства имеет право на то, чтобы вмешиваться в ситуацию, когда определяется главный тренер сборной на Олимпиаду. Так что, возможно, право-то он имеет, и Путин, и тем более президент Олимпийского комитета Тягачев, но в итоге можно сказать, что выбор все-таки оказался неудачным.

Елена Рыковцева:

Персональная тема.

На минувшей неделе в Москву с визитом прибыл президент Всемирной газетной Ассоциации Тимоти Болдинг. Всемирная Ассоциация объединяет национальные ассоциации и индивидуальных членов из 93 стран мира. В конечном итоге члены Ассоциации представляют 17000 газет. Пользуясь случаем, мы пригласили Тимоти Болдинга в студию радио "Свобода".

- Если я правильно понимаю, в какой-то момент издателям многих газет в мире понадобилась своя ассоциация. Что это был за момент? В связи с чем такое объединение пришлось создать?

Тимоти Болдинг:

Это случилось после Второй мировой войны, когда началось восстановление, когда началось примирение между нациями, которые до сих пор воевали, и тогда издатели в разных странах стали думать о том, как им внести в это свой вклад. И интересно, что инициативу на себя взяли французские и голландские издатели, которые затем чуть ли не первым делом поехали в Германию и стали работать с журналистами и издателями в Германии. Недавно Всемирная газетная ассоциация праздновала свое 50-летие, и мы обратились к архивам, чтобы посмотреть, как мы можем это отметить? Это произошло в 1948 году. Одна из вещей, которой они занимались, было распределение газетной бумаги в соответствии с американским планом Маршалла о восстановлении Европы.

Елена Рыковцева:

Похоже это на профсоюз издателей?

Тимоти Болдинг:

Ну, в 48-ом году я еще там не работал, но поражает, что с самого начала те, кто основывали эту ассоциацию, поставили себе первой задачей развитие продвижения свободы прессы. И интересно, что те люди, которые все это начинали, ведут свое происхождение из подпольной прессы, из прессы сопротивления во Франции и Нидерландах. И поэтому они очень сильно чувствовали и понимали, что такое потерять свободу, и поэтому они сказали с самого начала: если мы хотим иметь международную организацию, то она должна быть именно за это.

Елена Рыковцева:

А какие страны у вас вызывают сейчас наибольшую озабоченность?

Тимоти Болдинг:

Ну, что касается свободы прессы, то недостатка в кандидатах у нас нет. Конечно, один из самых больших нарушителей свободы печати - это Китай, весь арабский мир, у которого нет никакой терпимости хотя бы к какой-то форме оппозиции, не говоря уж о свободной прессе.

Елена Рыковцева:

Но есть ли у вас какие-то рычаги влияния на правительства этих стран?

Тимоти Болдинг:

В принципе, всегда есть какие-то возможности, я несколько раз был в Китае. Сейчас я в Китае - персона нон грата. Но, тем не менее, все-таки Всемирная газетная ассоциация - это очень влиятельная организация, и поэтому с нами не отказываются говорить и, в том числе это даже относится и к Китаю тоже. Не так уж много государств в мире, даже самых худших диктатур, которые были бы совсем уж не чувствительны к давлению общественного мнения. И у нас немало примеров тому как, например, компании, которые мы проводили, приводили к тому, что журналисты освобождались из тюрьмы или, например, изменялись жесткие, недемократические законы о печати.

Елена Рыковцева:

Вы пошутили о том, что вы - персона нон грата в Китае, или это действительно серьезно, было принято решение на дипломатическом уровне - и если да, то, как это случилось?

Тимоти Болдинг:

Это произошло так. Я поехал туда в 97-м с двумя или тремя редакторами, и у нас было несколько встреч с редакторами, которые затем увенчались встречей с тогдашним премьер-министром. Они-то думали, что мы приехали туда говорить о братской любви, о международных обменах, а мы приехали, чтобы говорить и обсуждать судьбу 26-ти журналистов, которые тогда находились в тюрьме. И министр почувствовал себя лично оскорбленным, отказался принять от меня список этих журналистов, которые находились в заключении. Через три года мы заметили, что за нами следит тайная полиция, и что они определили, что мы встречаемся с женой журналиста, который находится в тюрьме. И тогда коллегам всем объявили, что мы стали персонами нон грата, потому что мы встречаемся с диссидентами.

Елена Рыковцева:

А вы лично как пришли к руководству этой организацией?

Тимоти Болдинг:

Двенадцать лет я работал журналистом в Англии, затем переехал во Францию, все это связано с женщиной, как, в общем, оно все и бывает в этой жизни. И тогда я вдруг обнаружил, что в Париже находится международная организация, представляющая интересы прессы, и я подал заявку. То есть я сохранил свою любовь к газетам, к Парижу, но, к сожалению, эта женщина уже не является частью моей жизни.

Елена Рыковцева:

Зато осталась ассоциация... Сейчас в дискуссиях о свободе слова, которые постоянно идут в России, сторона, которая представляет власть, все время апеллирует к западному опыту, и говорит: "На что вы жалуетесь, ведь на Западе точно так же есть владельцы, точно так же журналист обязан выполнять волю своего руководства и хозяина газеты, и Россия в этом смысле - не исключение". Вы видите какую-то исключительность России в отношениях владельцев и журналистов?

Тимоти Болдинг:

Это очень хороший вопрос, и по тому, что я успел заметить, здесь в России владельцы гораздо более охотно преследуют свой какой-то личный интерес при помощи своей прессы. А в большинстве развитых демократических стран это было бы просто скандалом. Когда, например, мы обсуждаем вопросы собственности с Союзом журналистов, они всегда говорят о Руперте Мёрдоке, одном из ведущих мировых медиа -императоров. Но в этом смысле мне как-то с Мёрдоком поспокойнее, потому что у него не будет вообще никакой проблемы издавать коммунистическую газету, если она будет прибыльной. То есть он не пропагандирует, не продвигает себя, как Мёрдока, он пропагандирует любой бизнес, который, ему, Мёрдоку, принесет прибыль. Но это было бы концом Мёрдока, если бы он, например, стал использовать лондонский Таймс для того, чтобы продвигать интересы какой-то из других своих компаний. То есть, если, по крайней мере, верить тому, что мне говорят, то здесь, в России, бизнесмены, которые владеют газетами, используют это для продвижения своих деловых интересов. Возможно, вы еще где-то, может в каких-то странах Латинской Америки, можете такое найти, где-то может в Азии, но никак не в Западной Европе или в Соединенных Штатах.

Елена Рыковцева:

Не обреку ли я вас на конфликт интересов, если спрошу, какие газеты вы предпочитаете читать?

Тимоти Болдинг:

Ну, никакого конфликта интересов тут нет, я пожиратель газет, и мне все не хватает. Я живу в Париже, и поэтому каждый день читаю "Монд", читаю газету "Фигаро", "Интернешнл Геральд Трибун", но моя самая любимая газета - это "Экип", спортивная ежедневная газета.

Елена Рыковцева:

Любопытно: есть ли в специальных газетах, посвященных спорту, проблемы, связанные с ограничениями свободы слова? Слышали вы о таких случаях?

Тимоти Болдинг:

У них главная проблема - это то, что они могут быть, ну, недостаточно агрессивными в своем освещении, что они могут стать заложниками тех людей, о которых они пишут. То есть, если вы пишете, например, о 15-ти футбольных командах, и они для вас - источники информации, то понятно, что вы оказываетесь в очень деликатной ситуации. И, в общем, это не так просто. И надо проявлять твердость, чтобы держаться позиции объективности и беспристрастности, потому что иначе вы очень легко идете по пути зависимости и попустительства. И у "Экип" как раз в этом смысле - очень хорошая репутация, но иногда им приходится расплачиваться за это тем, что какой-то футболист или горнолыжник или кто-то еще - просто может с ними вообще целый год не разговаривать.

Елена Рыковцева:

В студии радио "Свобода" был Тимоти Болдинг, президент Всемирной газетной ассоциации. А мы продолжаем программу "Читаем газеты".

"Под микроскопом"

В адрес программы "Читаем газеты" пришло такое замечание от слушателя Бориса Кротова:

"Хотелось бы добавить одну деталь к той части вашего прошлого обзора, где вы отмечаете, что реакция на фильм Бориса Березовского зависит от партийной принадлежности изданий. Интересно сопоставить, что писали те же самые газеты о взрывах в 1999 году, и что они пишут сейчас. Например, "Московский комсомолец", который в процитированной вами статье "Откровения негодяя. Шоу Березовского и его гаденышей", говорит, что Березовским "одна из самых страшных трагедий в истории России последнего времени используется в качестве разменной монеты в политической игре" вышел в 1999 году под шапкой "Бомбы клепались в Кремле!" Стало быть, "МК" тоже принадлежит к числу "гаденышей Березовского"? А "Независимая газета" и "Коммерсант" тогда, напротив, эту версию отвергали".

Я должна сказать, что нет ничего удивительного в сегодняшней перемене позиций всех упомянутых выше газет. В 99-м году Березовский поддерживал Путина, соответственно, принадлежащие ему "Коммерсант" и "Независимая газета" никак не могли поддерживать версию причастности спецслужб к взрывам в Москве. "Московский комсомолец" всегда был ярым противником Бориса Абрамовича, соответственно, сейчас, когда версия взрывов исходит от Березовского, "Московский комсомолец" готов ее опровергать, как готов опровергать вообще все, что исходит от Бориса Абрамовича. Куда более странно выглядит тот же "Московский комсомолец", когда радикально меняет свою позицию в гораздо более короткие сроки. В минувшую пятницу газета выходит с заметкой, резко направленной против избрания Альфреда Коха в Совет Федерации от Ленинградской области.

"С именем Коха, - пишет "Московский комсомолец", - связывают целую серию приватизационных скандалов, он был одним из героев легендарного "дела" писателей, его считают "могильщиком" старого НТВ".

Самое занятное, что как раз в ходе конфликта вокруг НТВ, газета с большой симпатией относилась к личности Альфреда Коха, связывала с ним читателей по "прямой линии", публиковала его открытые письма и ни словом не намекала, что его приход на НТВ означает гибель компании. Зато теперь "Московский комсомолец" утверждает, что приход Альфреда Коха в Совет Федерации означает чуть ли не гибель всей Ленинградской области. "Ленинградская область является весьма привлекательным регионом для инвестиций. Поэтому уже сейчас в регионе работают немало крупных западных компаний, таких как "Форд" и "Хенкель". Ведутся переговоры по поводу инвестиций с "Сименсом" и "Фольксвагеном". В перспективе Ленобласть могла бы стать подобием китайских свободных зон. Скандал с избранием господина Коха, пользующегося на Западе не лучшей репутацией, особенно из-за событий на НТВ, может этой перспективе крепко повредить. И тогда имидж области как преуспевающего региона сильно померкнет".

В окружении Коха эту заметку, впрочем, не связывают с изменением редакционной позиции. А связывают - с рекламным отделом газеты. За то, что эта заметка не помечена как рекламная, а выглядит как вполне редакционная, отдел мог получить до 200 процентов оплаты. А все хорошие отношения, как известно, ничто - перед возможностью для газеты неплохо заработать.

Но главные заработки московских газет связаны сейчас с украинскими выборами. Избирательный блок "За Единую Украину!", который объединяет и премьера республики Кинаха, и главу президентской администрации Литвина, буквально, заполонил своей рекламой московские газеты. Многие из этих публикаций, впрочем, тоже не помечены как рекламные. Предположим, "Комсомольская правда" публикует под видом редакционного вот такой трогательный материал о лидере блока главе администрации президента Украины Владимире Литвине:

"Литвин - родом с Житомирщины, из многодетной крестьянской семьи, и тяжелый труд знаком ему с детства: приходилось и огород полоть, и за скотиной ухаживать. Однажды корова, которую он пас, подавилась яблоком, и ее пришлось зарезать. Тогда пастушку здорово влетело от отца: понятно, чем была для семьи эта корова, если Володя бегал в школу босиком - берег единственные ботинки. Сам Владимир Михайлович главной своей чертой считает исполнительность и ответственность за порученное дело. Он заявил в интервью: "У меня такой характер, что, если мне дадут метлу, я и к этой работе буду относиться ответственно. Когда я подрабатывал дворником в детском саду, у меня там все блестело".

Душевные заметки про лидеров "Единой Украины" перемежаются в российских газетах со злобными публикациями в адрес их главного конкурента - блока бывшего премьера республики Виктора Ющенко "Наша Украина". У меня, разумеется, нет прямых доказательств, что эти заметки заказывает газетам пропрезидентский блок "За единую Украину!". Сужу по косвенным признакам. В одном номере газета "Известия" в рекламной рубрике "Выборы-2002" печатает пафосную заметку про "Единую Украину":

"Реалистичная экономическая программа блока подкрепляется прагматичной внешнеполитической позицией. Блок "За единую Украину!" планирует развивать взаимовыгодные партнерские отношения, как с Западом, так и со своим восточным соседом. Формула "В Европу вместе с Россией" приобретает все большую популярность". А уже в следующем номере, в той же рубрике, "Известия" пугают читателей жуткой картиной: что будет, если к власти на Украине придет блок Виктора Ющенко, на который, как говорится в газете, "делают ставку противники российско-украинского сотрудничества". Украину сдадут американцам.

"Очевидно, что в случае, если Ющенко станет президентом Украины, для американцев не составит проблем договориться с ним, например, по вопросу о размещении в стране своих военных баз".

Впрочем, катастрофы республике, возможно, удастся избежать, поскольку в той же заметке отмечается:

"Данные соцопросов показывают, что наиболее высокие темпы роста рейтинга имеет сейчас пропрезидентский блок "За единую Украину", возглавляемый руководителем администрации президента Владимиром Литвиным".

А если украинские избиратели все-таки сделают страшную ошибку, и проголосуют за Ющенко, Украину, предсказывает заметка, ждет известная судьба Аргентины. Согласитесь, нетрудно догадаться, кто оплачивал размещение этой заметки в "Известиях". Нетрудно и сообразить, что денег у блока Виктора Ющенко значительно меньше, чем у блока "За единую Украину". Но чем бы украинские выборы не закончились, один положительный результат уже есть: они значительно укрепили материальное положение российских изданий.

XS
SM
MD
LG