Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подвиг разведчиков


Елена Рыковцева:

Главные темы недели.

Подвиг разведчиков.

По странному совпадению, главными героями прошедшей газетной недели стали сразу три бывших разведчика. Евгений Примаков, который выиграл конкурс на "шестую кнопку", Олег Калугин, которого из Америки повесткой вызвали на допрос в Россию, и Владимир Путин, отметивший два года своего президентства. Из этой троицы меньше всех повезло Олегу Калугину. Он так и не дождался от журналистов никаких комментариев по поводу своей истории. Газеты, разве что, констатировали факт:

"Как стало известно нашим корреспондентам, следственное управление ФСБ надеется заполучить бывшего генерала своего ведомства "в качестве обвиняемого" в связи с делом о разоблачении господином Калугиным полковника армии США 75-летнего Джорджа Трофимоффа, приговоренного в сентябре прошлого года к пожизненному заключению за шпионаж в пользу России", - пишет "Коммерсант.

После этого газеты ограничились интервью с самим Калугиным, заявлением его адвоката и заявлением ФСБ, из которого мало, что было понятно. От Калугина выступил сам Калугин:

"Трофимоффа "сдал" не я. Это сделал еще в 1992 году Митрохин, известный архивист КГБ. Я, конечно, знал Трофимоффа. Мне позвонили из Министерства юстиции США, предложили явиться. Когда я пришел, меня спросили: тот старший офицер американской разведки, служивший в Германии, о котором вы пишете в своей книге, не Трофимофф ли он? Я сказал: Да, конечно". - "Ну, так вот мы хотим, чтобы вы поехали на процесс в Майами и там выступили бы с показаниями" - "Но я не хочу, ведь он сам во всем признался",- сказал я им. Через неделю мне прислали повестку в суд, в которой говорилось, что если я не явлюсь, меня депортируют из США. Деваться было некуда" - из интервью Олега Калугина газете "Известия".

От ФСБ в газетах выступил директор службы Николай Патрушев:

"Экс-генерал КГБ Олег Калугин навсегда порвал с Россией, но поскольку он разгласил государственную тайну, то мы продолжим его уголовное преследование".

Повторю еще раз: ни в одной газете не обнаружилось комментария журналиста или специалиста на предмет того, что вся эта история значит? Чего добивается ФСБ? С какой стати они сегодня вцепились в Калугина, который все равно не приедет к ним на допрос? Программа "Читаем газеты" компенсирует этот пробел. Историю с повесткой комментирует для нас известный военный аналитик, в прошлом - военный разведчик Виталий Шлыков.

Виталий Шлыков:

На мой взгляд, это какое-то новое слово в разведке. Большую услугу американской контрразведки и ФБР, чем вот этот вот демарш ФСБ, представить себе невозможно. Ну, надо хоть немного понимать положение, в каком находится Калугин. Он же не откровенный агент американской разведки, он - как бы диссидент. Его положение и респектабельность в обществе зависит от того, что он соблюдает этику, не сдает своих агентов. Естественно, контрразведка пытается его прижать, получить от него всю информацию, какую можно. Естественно, после этого любой такой человек чувствует себя, как выжатый лимон и держит изо всех сил какую-то информацию нераскрытой, в этом его определенная ценность. А что сегодня достигается? Его буквально загоняют в угол, и он вынужден будет теперь "сдать" остальных этих несчастных пенсионеров, которых он еще не "сдал", и я думаю, что он не "сдал". Иначе бы он мог "сдать" Трофимоффа намного раньше, и Липку. В общем, все это отдает каким-то непрофессионализмом. Главное - не понятно, какова цель вот этой акции. Ну, лишить его пенсии, но это уже смешная сумма. Лишить его респектабельности в американском обществе, зависть какая-то? Он действительно сумел себя там поставить достаточно солидно. Вместе создал фирму с бывшим шефом ЦРУ Колби - компьютерные шпионские игры и т.д. То есть был достаточно уважаемый человек даже в специальных высших сферах. Сейчас его загоняют в положение просто безнадежное, не говоря о том, что материально конечно ему - это гигантская помощь, это реклама для него. Реклама грязная, но ясно, что гонорары за его книги сейчас поднимутся в десятки раз. И вот сейчас-то он, наверное, начнет говорить, если он еще сдерживался, то говорить более подробно. Ну, надо все-таки как-то свои личные антипатии в таком серьезном деле держать при себе или, во всяком случае, мстить - что всегда нехорошо - как-то более тихо. В общем, у меня чувство недоумения и какого-то недовольства. Давно я не видел такой непрофессиональной акции. Если желание было удивить мир у спецслужб вот такой акцией, конечно, это удалось.

Елена Рыковцева:

Загадка народной любви.

В начале недели вся российская пресса широко и многословно отмечала двухлетие президента Владимира Путина. Газета "Коммерсант" вышла именно с таким заголовком: "Владимиру Путину - два года". И поместила снимок крошечного Володи. Речь, конечно, идет о двухлетии работы Путина президентом. Но заголовок не далек от истины и в том смысле, что и как политик, которого знают люди, Путин тоже родился чуть больше двух лет назад. Не успев "родиться", он получил необыкновенно щедрый подарок от своего "крестного" Бориса Березовского - народную любовь. От "крестного отца" Путин давно отрекся, но подарок остался и даже приумножился. На минувшей неделе газеты пытались разобраться в причинах этой неувядающей любви. "Известия" анализируют данные опросов общественного мнения. Итак, социологи установили:

"Народ привлекает именно то, что он с низов". "Он показался простым, житейским мужчиной". Ровно половина респондентов уверена, что "деятельность Путина отвечает интересам таких людей, как они".

За что еще президента любят? "Известия" продолжают:

"Прежде всего, за его волевые качества: целеустремленность, сдержанность, активность и смелость. На втором месте идут деловые качества Путина: работоспособность, ответственность, компетентность. Далее, в порядке убывания, следуют внешность и манера поведения, открытость и доступность, нравственные качества (честность, порядочность, интеллект и образование)".

Однако российский народ не отказывает Путину в праве иметь недостатки. Но их немного.

"По данным Фонда "Общественное мнение", президентом недовольны лишь за то, что он во время гибели "Курска" отдыхал в Сочи и слабо поддержал российских спортсменов на американской Олимпиаде",- пишет "Независимая газета".

"Известиям" тоже удалось наскрести минимум претензий:

"Среди отрицательных качеств главы государства россияне чаще всего отмечают его нерешительность, отсутствие за словами реальных дел и несамостоятельность".

Так совпало, что свое двухлетие Владимир Путин встретил среди людей, на горнолыжном курорте под Иркутском. Это значит, что у газет появилась возможность данные социологов подкреплять живыми свидетельствами народной любви.

"На склонах наблюдалась настоящая охота за росписью ВВП. Всех тогда растрогала сухонькая старушка. "Володенька!" - во весь голос кричала она, - "Спасибо, родной!" ("Комсомольская правда, 27 марта).

В следующем номере "Комсомолки" объявились новые любители президента.

"Во время каждого удачного спуска публика аплодировала президенту. Но ВВП с непроницаемым видом проезжал мимо. Только когда кто-то крикнул: "Владимир Владимирович, мы вас любим!" - улыбнулся в ответ. - "Взаимно!".

Корреспондент "Известий" несколько по-другому интерпретировал ту же самую сцену.

"Байкальчане фотографировали президента и признавались ему в любви. Путин отвечал: "Взаимно". Заметьте, что здесь упомянутый в "Комсомолке" "кто-то" представлен уже целой группой влюбленных граждан.

Вообще, журналисты не только описывают чувства к Путину народа, но и проявляют в материалах свои к нему чувства. Две газеты написали об одном и том же событии о заседании клуба российских политологов на тему:

"В.В.Путин: два года после выборов. Новые рубежи".

До чего же разным выглядело это заседание в двух газетах! "Коммерсант":

"Участники заседания сразу разделились на две четкие фракции: Глеб Павловский - с одной стороны, все остальные - с другой. Более многочисленная из них утверждала, что элита недовольна Путиным. И, может быть, даже захочет его кем-то сменить".

"Известия" участников на группы не делили, о желании сменить Путина умолчали, и описывали мероприятие так:

"В ходе дискуссии были обнародованы свежие данные фонда "Общественное мнение", которые засвидетельствовали, что Путина сегодня поддерживает заметно больше половины населения. После событий 11 сентября в Америке, утверждают социологи, поддержка Путина в России еще больше окрепла. Ряд экспертов заметили в связи с этим, что с личностью президента ассоциируется чувство психологической стабильности".

"Коммерсант" привел такие мнения политологов:

"Директор Фонда политических исследований и консалтинга Андрей Федоров объявил, что судный день настал для президента: его реформа властной вертикали "застряла на полпути", Чечня - это "тупик Путина", и теперь люди начнут "думать не над тем, who is mister Putin", а над тем, что он вообще сделал". Глава Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов также предрекал, что поскольку Путин не решил проблемы структурных реформ и экономического роста, это "очень скоро почувствует все население".

А вот корреспондент "Известий" критики в адрес Путина на заседании не услышал. Разве что, пару мелочей.

"Несколько критических замечаний было высказано в адрес внешней политики. Так, Сергей Караганов посетовал на недостаточно четкую постановку ее целей. Другие указали на отсутствие прозрачности при выработке решений".

Согласитесь, в двух газетах - два Караганова.

Журналисты с разными глазами - тема следующей рубрики нашей программы.

Персональная тема.

Автор материала в газете "Коммерсант", о котором мы только что рассказывали - Елена Трегубова. Читателям "Коммерсанта" это имя хорошо известно: Елена пишет смешные, ироничные заметки о коридорах кремлевской власти. Пользуясь случаям, хочу проанонсировать очередной материал Елены Трегубовой, который выйдет в ближайший вторник в журнале "Коммерсант-власть". В нем содержатся мало кому известные подробности подковерных интриг вокруг конкурса на "шестую кнопку". Сегодня Елена Трегубова - гость студии радио "Свобода". Мы решили не отставать от коллег из газет и с телевидения и отпраздновать двухлетие президентства Владимира Путина разговором на тему кремлевской журналистики.

В России существует такая профессиональная журналистская организация, о которой мало кому, что известно, называется - "кремлевский пул". Я знаю, что вы были участником этого пула и при президенте Ельцине, и при нынешнем президенте. Я хотела вас спросить, каким образом отбирают товарищей в этот пул? Это, например, газета предоставляет список Кремлю, из которого Кремль выберет тех, кто ему нравится, или Кремль сам называет фамилии журналистов, которые ему "показались" в этой газете?

Елена Трегубова:

Ельцинский кремлевский пул журналистов и путинский кремлевский пул журналистов, это, как говорят две большие разницы. Потому что при Ельцине был довольно цивилизованный порядок формирования этого пула. Каждая газета по своему усмотрению посылала заявку на аккредитацию журналиста, который занимался кремлевской тематикой, который занимался внутренней политикой, администрацией президента и т.д. И на моей памяти не было случая, чтобы Кремль отказывал в аккредитации того или иного журналиста при Ельцине. Единственный случай, когда выгнали журналиста из этого пула, это еще во времена пресс-секретарства Сергея Ястржембского.

Елена Рыковцева:

За что тогда?

Елена Трегубова:

Это был мой коллега из "Комсомольской правды", кажется, Гамов - его фамилия, который что-то написал там про болезнь Ельцина, про реакцию на это Наины, про то, что она уговаривает его уйти в отставку. Реакция Кремля была довольно такая яростная, нервная, и, причем на следующий день после этого Ельцин появился на работе, и поэтому Кремль мог себе позволить, в данном случае - в лице Ястржембского, выгнать этого журналиста из кремлевского пула, лишить его аккредитации, сказав, что не простит того, что он пытается обидеть Наину Иосифовну. Ну, в общем, была такая смешная, домашняя практически ссора. Но вообще-то не было прецедентов, чтобы лишали аккредитации или лишали доступа к каким-то поездкам президента, к освещению кремлевских событий. Однако, при Путине ситуация резко изменилась с кремлевским пулом. И сейчас, поскольку я застала именно этот момент - момент формирования нового пула и момент введения новых порядков в отношения кремлевской пресс-службы и людей, которые там отвечают за пиар, с прессой, я могу сказать, что это действительно абсолютно отличалось, как небо от земли. Дело в том, что сейчас кремлевский пул - это группа, надо сказать прямо, прикормленных журналистов. Не хорошо говорить так о своих коллегах, но это - правда, увы. Я помню, как одного за другим из кремлевского пула, начиная с меня и продолжая еще рядом людей, выживали, в буквальном смысле слова, не давая работать, закрывая доступы к мероприятиям, лишая аккредитации за неугодные Кремлю статьи. Это прошла я и несколько других моих коллег. И тогда говорилось: "Ты помнишь, какую ты заметку написала? А зачем мы будем тебя возить в своем самолете?" На что я резонно замечала, что - господа, это же не ваш самолет. После этого, в какой-то момент, мой главный редактор принял решение, что он заменит человека, который ездит с президентом, и мне сказали, что - ну ты пойми, девочка, которая будет вместо тебя ездить, она будет выполнять просто представительские функции, потому что ты понимаешь что...

Елена Рыковцева:

Для издания - это престижно.

Елена Трегубова:

Да, поэтому - ну, пусть она сидит там в этом пуле, она не будет писать. Ты же знаешь, что каждая твоя статья...Ты будешь писать о политике, ты будешь писать о каких-то интригах внутри администрации президента, и это будет скандал. Лучше сиди в Москве и пиши об этих событиях, а девочка будет ездить. Но девочка, между прочим, так, a propos, быстро плюнула на все это дело и ушла пресс-секретарем на второй канал.

Елена Рыковцева:

А у них нет претензий к статьям, написанным в Москве, то есть - они не говорят корреспонденту из корреспондентского пула: что это твой коллега такое написал? Или они могут и такую выволочку устроить?

Елена Трегубова:

Конечно, говорят. Даже были случаи, когда мне предъявлялись претензии за статьи других людей, написанных в моей газете, но, в общем, доходило, на самом деле, до абсолютной паранойи, потому что пресс-секретарь президента звонил и устраивал скандалы начальнику моего отдела и мне лично, и нашему главному редактору.

Елена Рыковцева:

Но сегодня получается, что ваш коллега Андрей Колесников, которого взяли в пул, видимо, потому что он был соавтором книги о президенте, выглядит, как "белая ворона" в этом пуле. То есть они, наверное, все-таки допускают, чтобы в пуле был человек с ироничным взглядом - для имиджа, что ли... Насколько они держатся за это свое место, чем они готовы пожертвовать, журналисты, которые работают в этом пуле?

Елена Трегубова:

Вы знаете, ведь всегда есть тонкая грань, которую я всегда очень остро чувствую. На самом деле для меня это тоже всегда было проблемой - близко общаться с ньюс-мейкерами, заводить свои личные контакты, вступать в доверительные отношения с тем или иным политиком и писать о них статьи. Это на самом деле две вещи не совместные абсолютно. И всегда нужно как-то очень тонко соблюдать баланс между этим, потому что если ты начинаешь дружить, если ты начинаешь входить в ближний круг (не в смысле в круг уважаемых журналистов, которым дают какую-то информацию, а в смысле друга семьи), то это уже совершенно другое дело, потому что ты повязан по рукам и ногам. Я прекрасно помню эту практику, когда тебя зовут на закрытый брифинг, сообщают какую-то информацию, которую ты и без того знал, и говорят: только, пожалуйста, об этом не пишите, мы же вам по дружбе сказали.

Елена Рыковцева:

И вот зачем тогда звать, спрашивается?!

Елена Трегубова:

Зачем тогда, получается, ходить на эти закрытые брифинги, когда ты становишься участником их процесса, ты работаешь на них? И я знаю в сегодняшнем кремлевском пуле, к сожалению, пару талантливых достаточно людей, которые прежде работали ярко в журналистике и которые, к сожалению, на мой взгляд, не выдержали этого испытания. Они перестали быть журналистами, потому что, если ты знаешь свою слабость, что после того, как ты садишься обедать с человеком за стол, не можешь о нем честно писать, значит не садись с ним за стол обедать. Понимаете, потому что если журналиста можно купить ровно за обед с президентом - ну, какой же он тогда журналист.

Елена Рыковцева:

Кстати, Виктор Шендерович однажды сказал, что, как только он лично познакомился с одним из политиков - героев программы "Куклы" -, он потерял способность писать текст для куклы этого политика и говорит, что вот я зарекся, я больше с ними не знакомлюсь, потому что как только вступаешь в контакт со своим "героем", моментально теряешь возможность иронизировать по его поводу.

Елена Трегубова:

Да, и в данном случае я даже благодарна кремлевской пресс-службе, потому что я сейчас гораздо свободнее себя чувствую, чем когда я была в кремлевском пуле, потому что я была повязана кучей обязательств, а сейчас я могу свободно об этом говорить и писать. Правда, честно говоря, a propos, такое ощущение, что потребность в статьях о внутренней политике, о кремлевской жизни, как-то немножко пропала.

Елена Рыковцева:

С одной стороны - она пропала, с другой стороны - море Путина сейчас на телевидении, в газетах. Особенно это обострилось явление, в связи с тем, что он празднует свои два года, плюс, как ни странно, президент в отпуске, а количество телевизионных репортажей о его пребывании в отпуске увеличилось просто сумасшедшим образом, по сравнению с тем, что он работает в Кремле. В газетах - то же самое, сейчас произошел какой-то резкий выплеск, выброс материалов на тему Путина, и мы только что рассказали нашим слушателям, насколько по-разному видят журналисты из разных изданий события, связанные с этим двухлетием. Рассказали о вашей заметке и заметке корреспондента "Известий".

Елена Трегубова:

Это вы имеете в виду юбилейное заседание политологов в Александр-хаусе, где когда-то был штаб Путина? Да. Придя с этого заседания, я включила в редакции первый канал ОРТ, причем, это был еще канун юбилея, и у нас стоял хохот в нашем отделе, в отделе политики, когда все посмотрели и сказали: "Ой, ребята, а чего это они начали его поздравлять?". Там был сюжет про то, как Путин всего добился и уже все сделал. И вдруг какой-то мой коллега говорит: "О, я понимаю, это у них с РТР конкуренция, кто первый поцелует его в определенное место, поэтому они начали уже накануне". А потом дали сюжет по тому же ОРТ об этом заседании клуба политологов. Вы знаете, я удивилась, именно из-за того, что я, к счастью своему, не так часто смотрю телевизор, для меня это было просто шоком. Я поняла, что такое цензура. Вот мы все говорим: "Цензура, цензура...", так вот она, ребята! Потому что там дали 3 или 4 цитаты, и я была потрясена, как можно настолько скомпилировать материал и отрезать всю суть того, что произносили выступавшие, чтобы создалась картина абсолютно хвалебного заседания, где все говорили "ура" нашему любимому императору. На самом деле картина была абсолютно противоположной, не заметить этого, безусловно, было нельзя, а вот теперь вопрос только в том, кто это делал. Сами редакторы, когда уже журналисты приносят тексты, или это уже такая четкая самоцензура, когда люди приносят только позитив.

Елена Рыковцева:

Такая установка на любовь. Вот, любить президента - и все.

Елена Трегубова:

Видимо. Для меня это было действительно шоком, потому что я не думала, что - до такой степени. Да, это государственный канал, все понятно, но - это немножко стыдно.

Елена Рыковцева:

Но в результате, это, видимо, и есть итог двухлетия президентства Путина, вот такой сюжет по ОРТ....

В студии радио "Свобода" была Елена Трегубова, обозреватель издательского дома "Коммерсант". А мы, в заключение, еще раз поздравляем с двухлетием президента тех российских журналистов, для которых президент является главным объектом их творчества.

XS
SM
MD
LG