Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты-следователи


На минувшей неделе журналисты, с подачи МВД РФ, исполнили роль милиционеров, прокуроров и судей. Во вторник они в один голос заявили: "Военный строитель, десантник и замдиректора НИИ - похитили Сергея Кукуру". Собственно, это был заголовок в издании под названием "Газета", но смысл всех остальных публикаций был тот же.

"Главарь преступной группы, - пишет "Газета", - бывший лейтенант строительных войск Александр Ветлугаев. Его помощники - бывший заместитель директора Ереванского НИИ связи Гагик Бгдоян и бывший десантник Сергей Мельчаковский. В этот же вторник руководитель Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ Александр Овчинников уже официально созвал журналистов, чтобы еще раз огласить список подозреваемых. Там же было сказано, что преступники крайне опасны и могут оказать вооруженное сопротивление. Они подозреваются в совершении ряда убийств".

Но милиция подвела журналистов.

В ночь на среду "Интерфакс" передал:

"Около 23.40 вторника в телекомпанию НТВ позвонил неизвестный и сообщил, что у него есть важные сведения, касающиеся похищения Сергея Кукуры. На место выехал корреспондент НТВ Канев, где его встретил разыскиваемый милицией Бгдоян. Он сказал, что абсолютно невиновен в похищении Кукуры, и узнал, о том, что его разыскивают правоохранительные органы в момент подписания контракта с японскими бизнесменами, которые, в свою очередь, увидев его по телевидению, отказались визировать сделку. Между тем Бгдоян недоумевает, почему его фотографию из паспорта показали по телевидению, как человека, организовавшего похищение С. Кукуры. По его словам, к нефтяному бизнесу и лично к Кукуре он не имеет никакого отношения".

Утром в среду милиция продолжала упорствовать.

"Упоминание среди подозреваемых 44-летнего уроженца Еревана Гагика Бгдояна не может быть следственной ошибкой, - заявил "Интерфаксу" заместитель начальника ГУВД Московской области Геннадий Дейнека, курирующий оперативную работу по делу".

Однако уже в 14.30 среды начальник следственного управления прокуратуры Московской области Андрей Марков заявил "Интерфаксу":

"Предприниматель Гагик Бгдоян никакого отношения к похищению первого вице-президента "Лукойла" Сергея Кукуры не имеет".

Все это, напомню, происходило в среду. Но газеты за этими событиями угнаться уже не успели. В среду, когда Гагик Бгдоян с журналистами стоял под дверями прокуратуры, все газеты вышли с фотографиями - теперь уже бывших - подозреваемых по делу Кукуры, и в частности, с фотографией бизнесмена Гагика Бгдояна. Причем, в газете "Газета" под этими фотографиями была зловещая текстовка:

"По данным ГУБОПа, Александр Ветлугаев, Сергей Мельчаковский и Гагик Бгдоян были непосредственными исполнителями похищения нефтяного магната".

Газета "Время новостей" добавила еще ряд штрихов к преступной фигуре Бгдояна:

"В 90-е годы Гагик Бгдоян (в прошлом - замдиректора Ереванского НИИ связи) владел небольшой мастерской по пошиву одежды, потом открыл несколько ювелирных магазинов. Тогда же он решил укрепить свой "бизнес" небольшой "силовой" структурой. В этом Бгдояну согласился помочь Александр Ветлугаев - фигура в криминальном мире Подмосковья известная, но не особо значимая. Как выяснилось, до сих пор Мельчаковский, Ветлугаев и Бгдоян похищали лишь своих бывших сокамерников, мелких коммерсантов. При этом действовали бандиты примитивно, а выкуп требовали только по безналичному расчету".

К моменту выхода газет, Гагик Бгдоян, повторю, уже был объявлен невиновным в деле похищения Кукуры.

А милиция, втравившая журналистов в эту нелепую историю, от прессы открестилась. В 12.17 среды "Интерфакс" передал следующие слова Александра Овчинникова, который накануне давал разоблачительную пресс-конференцию:

"Еще раз хочу обратить внимание, что попытки обвинить Бгдояна в похищении топ-менеджера "Лукойла" высказаны некоторыми СМИ. Следствие имеет лишь предположение о его причастности к этому преступлению".

Правда, в 16 ч. 27 мин. руководство Главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД РФ опомнилось и обратилось к СМИ с благодарностью за помощь в расследовании похищения С. Кукуры.

"Оперативная реакция СМИ на высказанную представителями МВД версию похищения позволила в кратчайшие сроки внести ясность в отношении названных в этой версии подозреваемых", - говорится в сообщении пресс-службы".

Но вряд ли газеты утешила эта благодарность. Милиция несколько дней вела их по ложному следу, а значит, несколько номеров пропали впустую. И только одно российское издание - газета "Известия" - не слишком заинтересовалось историей Гагика Бгдояна. Газета из номера в номер вела собственное расследование по делу Кукуры. Что ни материал - то сенсация. В субботу газета оповестила читателей, что на самом деле видеокассета с записью обращения Сергея Кукуры была найдена на могиле бывшего вице-президента компании "Лукойл" Шмидта. В свое время его родственники посчитали смерть неслучайной, долго судились с компанией "Лукойл", и газета не исключила версии мести в деле похищения. Во вторник "Известия" первыми опубликовали показания Сергея Кукуры. В среду газета напечатала интервью с таксистом, который привез Кукуру домой. Наконец, в четверг - очередная сенсация. Газета "Известия" установила имя посредника при переговорах с бандитами. Сегодня в гостях у программы "Читаем газеты" - редактор отдела информации газеты "Известия" Григорий Пунанов. Именно этот отдел готовит все материалы по делу Сергея Кукуры.

- Газета "Известия" всю дорогу опережала все другие издания по части освещения ситуации с Кукурой. То есть, пока, например, в начале недели газеты мусолили дело Бгдояна? лопнувшее, в конце концов, как мыльный пузырь, вы продолжали свое активную разведывательную или расследовательскую деятельность. Понятно, что у меня совершенно закономерный вопрос, который всех, наверное, сейчас беспокоит или интересует. Как вам это удается?

Григорий Пунанов: Тот же самый вопрос нам задавали в прокуратуре и в милиции.

Елена Рыковцева: Об этом я слышала.

Григорий Пунанов: Естественно, мы получаем эту информацию от наших источников, которых мы никогда не раскрываем ни прокуратуре, ни милиции, и вам, к сожалению, я их тоже не могу назвать, поскольку источники не называют.

Елена Рыковцева: В газете "МК" было написано - с таким оттенком зависти или раздражения, что вот почему-то газета "Известия" первая узнает обо всех сенсационных подробностях, связанных с делом Кукуры, наверное, потому, что 49% акций газеты принадлежит "Лукойлу". Мы связывались с пресс-службой "Лукойла", но они говорит, что мы сами с огромным удивлением узнавали все эти подробности, с газетой никаких контактов у нас не было. Наверное, у журналистов "Известий" очень хорошие связи с правоохранительными органами. Насколько же хороши должны быть эти связи, существует ли есть здесь какой-то коммерческий момент?

Григорий Пунанов: Нет, коммерческого момента нет. Мы не платим за информацию, это наш принцип. И то, что мы не получаем информацию от "Лукойла" - это тоже правда, потому что "Лукойл" распространяет всю информацию официально. И вот ту информацию, которую они распространяют, мы тоже естественно получаем, но ее получают и все наши остальные коллеги. Да, мы пользуемся источниками информации в правоохранительных органах и, в основном, информацию получаем оттуда, конечно.

Елена Рыковцева: Вы пишете все время о том, что продолжаете следствие или расследование по делу Кукуры...

Григорий Пунанов: Расследование, следствие мы вести не можем.

Елена Рыковцева: Вы знаете, меня такой момент интересовал во всем этом. Не раздражался ли как раз "Лукойл" - как акционер газеты? Мне казалось, что информация, которую вы печатаете - не в пользу "Лукойла" (в частности, что, возможна месть со стороны семьи Шмидта), - не в пользу явно. Не может возникнуть конфликт между газетой и ее акционерами?

Григорий Пунанов: Я надеюсь, что нет. Действительно, очень часто мы публикуем ту информацию, которая, так или иначе, может повредить "Лукойлу". Но, к чести "Лукойла", нужно сказать, что они никогда не вмешивались в нашу работу, как акционеры. Хотя могли бы это сделать.

Елена Рыковцева: И сейчас тоже они не предъявляют претензий к главному редактору: ребята поосторожнее или, может быть, не стоит? Вы не чувствуете опасности? Не может быть у вас осложнений другого рода, в связи с тем, что вы ведете такое расследование, такое яркое, такое сенсационное?

Григорий Пунанов: Пока, по крайней мере, никакой опасности я не вижу. Единственная опасность была, когда нашего корреспондента Юрия Спирина допрашивали в прокуратуре и грозили арестом, задержанием, по крайней мере. Слава Богу, все обошлось. Вот это была единственная опасность - более или менее реальная, которую могли претворить в жизнь. Я напомню, что нашему корреспонденту Юрию Спирину угрожали задержанием, если он не раскроет свой источник информации.

Елена Рыковцева: То есть опасность была, но с другой стороны. Беда пришла, откуда не ждали. Теперь я бы хотела поговорить с вами о публикации в другой газете. На сайте радио "Свобода" появился отклик нашего слушателя, вернее не отклик, а призыв: прокомментируйте, пожалуйста, статью, которая называется "Инструкция для профсоюза убийц", напечатанную в "Московских новостях". Я цитирую "Московские новости":

"В наши руки попал документ, на основе которого спецслужбы могли не только создавать коммерческие предприятия и внедряться в структуры власти, но также создавать лжебанды и даже в особых случаях убивать. Судя по всему, инструкция действовала".

Вы этот материал читали, его просят прокомментировать нас, радио "Свобода", но я прошу вас прокомментировать этот материал.

Григорий Пунанов: Да, я читал этот материал, очень интересно. Единственное, мне кажется, что эта инструкция уже претворена в жизнь, и, например, там самая шокирующая информация касается того, что спецслужбы могут убивать. Но они это делают. Смерть Хаттаба - это результат вот такой работы. Я думаю, что никто не будет осуждать наши спецслужбы за то, что Хаттаба больше нет в живых. Да, он был отравлен в результате очень сложной спецоперации с огромным количеством посредников, внедренных агентов, перевербованных или как там еще, но детали этой операции до сих пор неизвестны. Скорее всего, они и не будут никогда известны просто потому, что спецслужбы не будут раскрывать технологию этой успешной операции, поскольку могут когда-либо ее повторить. Опасность заключается в другом. Опасность заключается в том, что государство создает такую мощную спецслужбу (хотя нам до этого еще далеко, надо просто признаться в этом. Потому что можно писать сколько угодно инструкций, но чтобы спецслужба, которая работает на государство, была эффективна, нужно потратить очень много времени, очень много денег, очень много кадровой работы провести. Потому что в первую очередь - это людская работа, и это все зависит от профессионализма конкретных людей, иногда даже конкретного одного человека. Успех всей операции может зависеть от одного, от двух людей). Проблема не в том, что мы создадим или не создадим эту службу. Государство должно иметь мускулы, и оно должно иметь хорошие и сильные спецслужбы. Но другой вопрос в том, может ли государство контролировать работу этой самой спецслужбы, которая по своей природе настолько засекречена и настолько скрытна, что... как ее контролировать? Очень важно проработать механизм контроля, дабы эта спецслужба из-под него не вышла.

Елена Рыковцева: Вы знаете, Григорий, я недавно побывала на журфаке МГУ и разговаривала с первокурсниками, которые изучают спецкурс "Журналистское расследование". У них несколько романтическое представление об этой специализации. Я предлагаю вам и нашим слушателям послушать часть нашего разговора:

Елена Рыковцева: Вы решили быть журналистом, который работает в жанре расследования. Вы не опасаетесь за свою жизнь? Вы видите, что вокруг происходит: бьют, убивают. Вы готовы к этому?

Юноша: Пока меня именно это в жанре расследовательской журналистики привлекает. Но я думаю, что со временем это перестанет для меня быть интересным, и может быть, я буду более внимательно относиться к своему здоровью вообще.

Елена Рыковцева: Вас привлекает быть побитым?!

Юноша: Нет, дело не в этом. Дело в том, чтобы чувствовать, что ты можешь быть побитым. Именно вот эта опасность, то есть ходить на грани, быть гордым за то, что ты добыл материал с риском, не просто сидя в Интернете, перебирая страницы, а именно ты действительно что-то сделал.

Елена Рыковцева: Как вы представляете образ жизни себе журналиста, который занимается расследованием?

Девушка: Понимаете, это сложно представить. Можно представить свой образ жизни, который будет, когда ты будешь заниматься расследованием. Тут, опять же, все на уровне идеалов, что ты будешь ездить на хорошей машине с пистолетом в кармане, будешь что-то где-то вынюхивать. Это, конечно, глупо, но это так представляется.

Юноша: Просто приятно быть в этой стране более информированным, чем остальные люди.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что журналист-расследователь - более информированный?

Юноша: Само собой, он более информирован, то есть он не просто получает какую-то информацию, которую могут "слить", которую могут заказать. А он знает, что он это узнал, он уверен в себе, что приятно в этом деле.

Елена Рыковцева: Вы услышали первокурсников журфака, которые изучают курс "Журналистское расследование". А я напоминаю, что в гостях у нашей программы - Григорий Пунанов, редактор отдела информации газеты "Известия".

Если бы вы преподавали на этом спецкурсе, чтобы вы сказали этим студентам, к чему бы вы их призвали, к чему готовиться?

Григорий Пунанов: Вы знаете, нужно готовиться к тому, что ничего красивого, конечно, в этом нет. Самое сложное (и, собственно говоря, из чего состоит эта профессия) - нужно просто иметь очень хорошие информированные источники в правоохранительных органах и в других структурах, в службах безопасности крупных компаний, в детективных агентствах, коих сейчас очень много, и которые очень активно сейчас включаются в работу по громким каким-то преступлениям. Нужно уметь разговаривать с этими людьми, нужно понимать, когда они просто тебя "разводят", когда они просто вам "вешают лапшу на уши", извините, а когда они говорят правду. И милиционеры, и оперативники, и сотрудники ФСБ очень часто используют прессу для дезинформации; может быть, с благими целями.

Елена Рыковцева: А вы уже научились понимать?

Григорий Пунанов: Понимаете, это все приходит с опытом, но иногда ты понимаешь, что тебе просто говорят какую-то откровенную "лабуду", не стыкуются какие-то факты и т.д. Нужно просто уметь анализировать все вот те круги информации, которые бывают сразу после какого-то громкого преступления. Информации же нет никакой вообще. И как работают сейчас там правоохранительные органы? Убивают какого-нибудь бизнесмена, приезжает следователь городской прокуратуры, они вообще первый раз слышат о таком человеке, они понятия не имеют даже, каким он бизнесом занимается. И, в общем, они начинают работать с того, что они читают газеты, чтобы просто понять кто он был такой, потому что журналисты иногда знают больше, чем следователи, по крайней мере, на первоначальном этапе.

Елена Рыковцева: Вы знаете, мне кажется, что в последнее время жанр журналистского расследования несколько девальвирован. Потому что на газетных страницах вместе с честным материалом такого рода, который добросовестно готовил журналист изданий, часто появляются материалы, которые приходят в газеты через PR-агентства. И читатель уже не всегда может разобраться, где редакционный материал и где оплаченный. К тому же, достаточно часто бытовое происшествие журналиста (драка, ограбление) преподносится, как месть за его расследование. Вот, кстати, пример такой истории, где возможно произошла подмена понятий, нашей программе прислал собственный корреспондент радио "Свобода" в Пензе Наталия Ратанина.

Наталия Ратанина: В конце сентября "Московский Комсомолец" опубликовал срочное сообщение. В ночь на пятницу в Пензе тремя выстрелами из пистолета был убит наш коллега - 37-летний Игорь Саликов. С первых дней выхода еженедельника "МК" в Пензе он занимался вопросами информационной безопасности и безопасности сотрудников издательства. Примечательно, что последние две недели газета опубликовала материалы, посвященные злоупотреблениям мэра Пензы Александра Калашникова на ниве реформирования системы ЖКХ. Ими заинтересовалась областная прокуратура, куда были переданы копии документов. Не исключено, что убийство Саликова связано с этими публикациями". Спустя несколько дней, в газете "Московский Комсомолец" появилась еще одна статья: "Журналистов "МК" убивают за правду". Ее главной темой вновь стала гибель, цитирую газету, "нашего коллеги, журналиста и издателя еженедельника "Московский Комсомолец" в Пензе Игоря Саликова". В публикации его имя было поставлено в один ряд с именем Дмитрия Холодова. Газета напомнила, что в ночь на 20-е сентября Саликов возвращался домой вместе с супругой и был расстрелян неизвестными. "Мы уверены, заявляют авторы публикации Михаил Елисеев и Юлия Азман, что убийство напрямую связано с профессиональной деятельностью погибшего".

Уверенность Михаила и Юлии более чем сомнительна. Ладно, Юлия Азман - москвичка, ничего не знает, но Михаил Елисеев (один из двух журналистов, работающих в пензенском "МК") не может не знать, что погибший Игорь Саликов по кличке "Салих" никогда не занимался журналистской деятельностью, а был представителем мордовской преступной группировки и просто "крышевал" еженедельник. Сразу после убийства Салиха правоохранительными органами был проведен обыск в его квартире, после которого обнаружился альбом с фотографиями, изобличающими связь покойного с пензенскими и мордовскими криминальными авторитетами. Пензенский еженедельник "Жизнь" не замедлил опубликовать на своих страницах снимки Игоря Саликова в анфас и профиль с иллюстрациями и текстом, из которого следовало, что Салихом весьма настойчиво интересовались правоохранительные органы Пензы и Саранска. Пензенское издание "Вестник нашей Пензы" в двух номерах тоже рассказал читателям о смерти "крыши" пензенских "московских комсомольцев". Добавив, что погибший проживал в Пензе без регистрации, а на своей родине Саранске, где и был прописан, числился не только криминальным авторитетом, но еще и безработным. По мнению обозревателя еженедельника "Вестник нашей Пензы" Андрея Осипова, который работал в газете "МК" в Пензе около двух лет, Игорь Саликов, так неосторожно и опрометчиво приписанный к журналистской братии, мог быть убит по заказу кого-то из противоборствующих криминальных авторитетов Пензы. Не исключено, что налицо - банальный миф. Салиху могли отомстить, потому что он по сведениям Андрея Осипова, контролировал, помимо "МК" в Пензе, еще и производство спиртных напитков в Пензенской области и перешел дорогу "браткам". Игорь Саликов, возведенный пензенскими "московскими комсомольцами" в должность начальника службы информационной безопасности, на самом деле оказался обыкновенным бандитом. Но вопрос - почему "московские комсомольцы" Павла Гусева до конца не разобрались в ситуации, остается открытым.

Елена Рыковцева: Я напоминаю, что в гостях у нашей программы редактор отдела информации газеты "Известия" Григорий Пунанов, и мы продолжаем наш разговор. Григорий, что вы думаете об этой истории и о кризисе жанра журналистского расследования?

Григорий Пунанов: Вы знаете, я, честно говоря, не в курсе деталей этой истории, мне сложно судить. Я бы не стал так огульно называть человека погибшего - криминальным авторитетом, вором в законе и т.д. Вообще, никаких доказательств, что он - судим, что он весь из себя такой плохой; не приводится. Мне сложно просто об этом говорить. А что касается того, что жанр расследования как-то себя скомпрометировал, мне кажется, что был такой момент в журналистике, может быть, это было года три назад, два, когда очень много было заказных публикаций, компромата и т.д. Но сейчас, мне кажется, мы вышли на некий другой уровень. И отличить нормальное расследование от заказного можно очень просто, в принципе. В нормальном расследовании, в профессиональной работе журналиста, всегда в материале присутствует точка зрения того, под кого мы копаем. Если мы публикуем материал о том, что там какие-то злоупотребления в таком-то ведомстве, вот таким-то конкретным чиновником, они выразились в том-то, в том-то, вот доказательства этих злоупотреблений, вот документы, вот украденные деньги и что-то в этом духе, - то этому человеку, о котором мы пишем, - плохо, так скажем. Ему нужно обязательно позвонить и дать ему возможность как-то прокомментировать эту ситуацию, и может, оправдаться или не оправдаться, но пускай он, по крайней мере, откажется от комментариев. Но это нужно сделать обязательно. Когда в материале присутствует точка зрения второй стороны, третьей или четвертой, то таким материалам, в общем, мне кажется, можно доверять.

Елена Рыковцева: Гостем "Читаем газеты" был Григорий Пунанов, редактор отдела информации газеты "Известия", который дал весьма дельный совет: как отличить подлинное журналистское расследование от банальной "заказухи".

В заключение - информация для слушателей нашей программы. Начиная с 14 октября, по понедельникам, мы выходим в прямом эфире, в 16.40 и 18.40 по московскому времени. Вы сможете звонить нам по телефону и непосредственно общаться с ведущими российскими журналистами. Вопросы и комментарии к публикациям в российской прессе можно присылать и по Интернету. Адрес - radiogazeta@mail.ru.

XS
SM
MD
LG