Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калининград. Можно ли считать вопрос решенным? "Аль-Джазира" - рупор Бен Ладена


Елена Рыковцева: На минувшей неделе несколько российских газет вышли, в общем, со схожими заголовками: Россия и Европейский Союз договорились по Калининграду. Смысл договоренностей газеты описывают примерно одинаково, но мы, для примера, процитируем "Независимую газету": "Итак, в поездах в Калининград и обратно люди будут ездить, как ездили, но только до 1 июля. Ну а что же произойдет после первого июля? Подписанным между Россией и ЕС заявлением предусматривается введение упрощенного транзитного документа (УТД), который будет представлен в двух видах. Первый - многократного действия и сроком на несколько лет - будет выдаваться консульствами Литвы в России и будет снабжен фотографией. Второй, который называется "упрощенным проездным документом на железной дороге (УПД-ЖД) - будет выдаваться литовскими пограничниками пассажирам по предъявлению российского общегражданского или загранпаспорта на границе, и он действителен только для разовых поездок туда и обратно. Но после 2004 года основанием для выдачи УПД-ЖД будет лишь наличие у имярека заграничного паспорта гражданина РФ".

Газета "Время новостей вносит одно важное уточнение: "Кстати, Россия признала, что Литва имеет право отказывать отдельным нашим гражданам в транзите через ее территорию. Это уступка уже с нашей стороны, но понятно, что без нее компромисс не был бы возможен. Главная же уступка Евросоюза заключается, видимо, в том, что Литве разрешат иметь особые транзитные отношения с Россией". Хотя политики с обеих сторон - России и Европейского Союза - высказывают свое удовлетворение от случившегося компромисса, такой оптимизм разделяют не все российские газеты. "Известия" иронично написали: "Проблема Калининграда по сути лишь отсрочена - максимум на полтора года. До введения упрощенных транзитных документов (а на деле - тех же виз) или строительства обновленных путей, по которым поезда будут быстренько пролетать Литву без остановок, чтобы ни один русский, не дай бог, не выскочил, сломав шею, на землю расширившегося благополучного блока - ЕС".

Итак, я напоминаю, что в прямом эфире программа "Читаем газеты", у микрофона Елена Рыковцева, и мы обсуждаем тему - можно ли считать калининградский вопрос решенным - с российским и литовским журналистами. У нас в студии - корреспондент "Известий" Наталия Ратиани, которая только что вернулась из командировки в Литву и Калининград, у нас на связи - журналист из Литвы Джюгас Паршонис. Телефоны прямого эфира - 796-96-44 и 796-96-45. Вы можете задавать вопросы нашим гостям и высказывать свои мнения. Кстати, мне хотелось бы отдельно обратиться к тем нашим слушателям, которые никогда не были в Калининграде и, в общем, туда не собираются. Беспокоит ли вас, тем не менее, калининградская проблема, и если да, то по каким причинам?

И первый вопрос я обращаю к обоим нашим гостям: действительно ли десятый саммит ЕС Россия снял проблему транзита в Калининград и обратно через Литву? Джюгас Паршонис, начнем с вас, какие оценки решениям саммита дают литовские газеты?

Джюгас Паршонис: Здесь в Литве говорят то же самое, что и в России - что это, честно говоря, отсрочка, только, может быть, понимают это немного по-другому. Все покажет практика. Если появятся беженцы или нелегально вышедшие из поездов люди, тогда, конечно, будут просить, чтобы документы оформлялись построже. А если никаких инцидентов не будет, то даже полегче будет.

Елена Рыковцева: Джюгас, газета "Молодежь Эстонии" приводит тревожное мнение лидера литовских консерваторов Витаутаса Ландсбергиса: "Брюссель идет путем ограничения независимости Литвы в пользу России. Идет поезд, настроенный переехать суверенитет Литвы". Действительно ли среди литовских политиков царит паника из-за решений брюссельского саммита?

Джюгас Паршонис: Я бы так не сказал. Сейчас консерваторы в оппозиции. Поэтому и дают столь радикальные оценки. Если бы социал-демократы были в оппозиции, они бы так же поднимали эту проблему. Это вопрос дискуссии. И я не думаю, что это паника или нечто такое, из-за чего стоило бы делать особенные выводы. Это, по-моему, вопрос, который надо решать по ходу дела.

Елена Рыковцева: Наталья, вашу статью об отношениях треугольника Литва - Калининград - Москва предваряет такая фраза: "Проблема виз - прикрытие для борьбы за передел экономического влияния в регионе. И в этой борьбе Литва намерена играть далеко не последнюю роль". Поясните, пожалуйста, свою мысль.

Наталия Ратиани: Все дело в том, что на саммите была, безусловно, достигнута договоренность о сохранении безвизового проезда, только с применением упрощенного проездного документа. При приобретении билета каждый гражданин будет получать своеобразную карточку, она напоминает иммиграционную карточку. Но это лишь одна сторона медали. Существует еще одна очень важная проблема - проблема экономики. Безусловно, решив или отсрочив проблему визовую, мы проблему экономики не решаем. Сейчас для России очень важно именно с экономической точки зрения по- серьезному относиться к Калининграду. Потому что поток литовских инвестиций за последний год увеличился практически в два раза. Литва заинтересована в этом партнере - в Калининградской области - потому что им выгодно там открывать совместные предприятия, они не платят большие налоги. Ну и мы заинтересованы в том, чтобы не потерять Калининград, в том числе экономически, так как это часть России. Поэтому для нас очень важно сейчас именно в сфере экономики запустить все программы, многие из которых пока не действуют, для того, чтобы налаживать эту сферу края.

Елена Рыковцева: У нас звонок.

Слушатель: Меня зовут Виталий Иванович. Для меня все совершенно ясно. Оккупировали чужую территорию, Калининградскую область. И теперь нахально требуют - дайте нам свободный проезд. Никаких проездов! Немедленно верните Калининградскую область Германии, и все проблемы будут решены! А тут хамское такое, имперское требование - дайте нам свободный проезд через Польшу, через Литву - что это такое?

Елена Рыковцева: Наталия Ратиани, ваш комментарий.

Наталия Ратиани: Ну, во-первых, через территорию Польши поезд не проезжает, а проезжает через территорию Белоруссии и Литвы, и потом достигает Калининграда. Но если говорить о том, кому возвращать эти земли, если поднимать такой вопрос, то тогда следует говорить как раз не о Германии, а о Литве, потому что калининградская земля была литовской. И город до того, как он назывался Кенигсберг, он назывался Караляучус. У литовцев очень глубокие корни в Калининграде. Там родилось очень много их писателей и других деятелей искусства, и они чтят эту землю. Но в моих разговорах с литовскими политиками никто не говорил о том, что эта земля должна быть возвращена. И те литовцы, которые живут в Калининграде, их немного, но это заявляющая о себе диаспора, они не собираются уезжать из Калининграда в Литву, хотя у них было много возможностей для этого. Сейчас проблема не в том, кому и что отдавать. Разговор о земельных переделах заводит нас в тупик. Сейчас проблема состоит именно в том, что эта земля российская, и нам надо с помощью наших соседей, той же Литвы, той же Польши, с помощью Евросоюза, если они предложат нам некую экономическую помощь, безусловно, сделать эту землю достойным форпостом, достойным "окном в Европу" именно России. Недаром европейские и российские политики, в том числе на саммите, говорили, что это пилотный проект в отношениях между ЕС и Россией.

Елена Рыковцева: Джюгас, я вам сейчас адресую вопрос в форме цитаты из статьи Наталии Ратиани. Она написала так: "В большинстве вильнюсских книжных магазинов без труда можно купить атлас автодорог "Страны Балтии и Калининградская область", любознательные путешественники, желающие посетить островок России в Европе, не сразу, впрочем, поймут, куда они, собственно, едут: в Калининград, Караляучус или Кенигсберг. Педантичные (или предусмотрительные?) литовцы указали на карте и литовское, и немецкое название. Причем не только Калининграда, но и практически всех населенных пунктов области. Оплот российского западного флота Балтийск - это Пилау и Пилава. Курорт Светлогорск - Раушен. Приморск - Живининкай и Фишхаузен". Наталья Ратиани напоминает, что еще в 97 году госкомиссия по литовскому языку при литовском сейме утвердила список традиционных литовских топонимов Калининградской области или Караляучусского района". Итак, у меня вопрос к Джюгасу Паршонису. Как вы между собой и в прессе называете Калининград и города Калининградской области?

Джюгас Паршонис: Чаще всего все же используют русские названия. Я сам давно уже был в армии и служил в калининградской области. И я не знал что город Черняховск в старину назывался Исрутис, это старое литовское имя. По этому имени его никто не найдет, ну на карте, может быть, потому что сейчас выпускаются различные карты. А вообще в обиходе - для ориентации, в новостях - используют русские названия.

Елена Рыковцева: Спасибо, а я продолжаю разговор с Наталией Ратиани об экономической стороне дела. Ваша статья создает ощущение, что Литва больше заботится о развитии Калининградской области, чем Россия. Я правильно поняла ваш текст?

Наталия Ратиани: Так однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Безусловно, Литва видит свои экономические интересы в Калининградской области. После вступления в ЕС, возникли проблемы с сельским хозяйством. Ни для кого не секрет, что Литва - аграрная страна и определенную статью в бюджет приносит именно сельское хозяйство. ЕС им пока не гарантирует 100-процентной компенсации, как получает сельское хозяйство в странах уже входящих в ЕС. Им предлагают пока 25 процентов. Очевидно, что для сохранения индустрии сельского хозяйства, в том числе мясной и молочной промышленности, которая достаточно конкурентоспособна, им естественно не обойтись без Калининградского рынка и в перспективе рынков всей России. Поэтому они делают как бы задел на будущее. Это сейчас литовские инвестиции идут в мясную, молочную промышленность, строительство. И видимо сейчас после решения визовой проблемы на саммите пойдут инвестиции и в телекоммуникационный и в банковский сектор Калининградской области, и в строительство больших супермаркетов. Видимо, пойдут инвестиции и в туристический бизнес, потому что не секрет, что многие литовцы предпочитают отдыхать с калининградской стороны Куршской косы. Немцы достаточно активны в туристическом бизнесе в Литве и, безусловно, могут обратить внимание на российскую сторону Куршской косы. Я думаю, что литовцы, безусловно, могли бы занять тут лидирующие позиции. Но с другой стороны было бы приятно, если бы и российские бизнесмены эту туристическую отрасль развили, потому что есть богатейшие задатки для такого уникального туризма.

Елена Рыковцева: Джюгас, а вы после армии отдыхали в Калининградской области?

Джюгас Паршонис: К сожалению, нет. Хотя очень хотелось бы.

Елена Рыковцева: Судя по тому, что пишут и "Еженедельный журнал" и газета "Известия", безвизовый режим был экономически выгоден жителям как Литвы, так и Калининграда. Цитирую "Еженедельный журнал": "Если безвизовым поездкам россиян на территории соседних суверенных государств придет конец, это означает и конец особых отношений в регионе, которые позволяли калининградцам худо-бедно выживать за счет мелких и крупных спекуляций, расцветших благодаря льготам и с помощью так называемой челночной торговли". И литовцы, проживающие в приграничных с Калининградом районах, по наблюдениям корреспондента "Известий" Наталии Ратиани, живут за счет торговли. Цитирую: "Бензин, табак, алкоголь, сахар, уголь в Калининграде в 2-3 раза дешевле, чем в Литве. Навар от бака с горючим составляет порядка 20 долларов. Жители приграничных районов не отрицают: "горючее" челночество - их единственный шанс заработать, "иначе занимались бы мы сбором грибов и ягод". Джюгас, вы подтверждаете, что действительно среди литовцев существует такая форма заработка - скупать дешевые продукты в Калининградской области и продавать их в Литве?

Джюгас Паршонис: Да существует. Только я бы не сказал, что это основная форма заработка. Вот граница с Латвией. Латыши приезжают и покупают здесь масло, потому что оно дешевле. У каждой границы такие вещи делаются. Конечно, Калининградская область маленькая, и Литва не большая. Когда у приграничных городков такая торговля идет, это охватывает достаточно большой процент населения, и на это нельзя закрыть глаза. То, что это существует - это факт. Это то же самое, что в Вильнюсе торгуют привезенными из Белоруссии сигаретами. Это тоже существует. Но это вряд ли решающий фактор в глобальной экономике. Я очень сильно сомневаюсь в этом.

Елена Рыковцева: Судя по тому, как реагируют наши слушатели на наш вопрос - если вы никогда не были в Калининграде и не собираетесь туда, волнует ли вас эта проблема - видимо эта проблема их не особенно волнует. Джюгас, а у вас в Литве говорят ли люди об этом между собой, думают, спорят? Это вообще тема для обсуждения между людьми, я сейчас не имею в виду газеты?

Джюгас Паршонис: Люди, конечно говорят. Но все покажет будущее. Мы надеемся, что никакой проблемы не будет. Мы, наверное, заострили очень эту проблему. И все начали думать и о террористах. Я думаю, что все будет нормально, и через полгода все забудут об этом.

Елена Рыковцева: Спасибо. У нас звонок.

Слушатель: Меня зовут Алексей, я - москвич. Я как раз из тех, кто не собирается в Калининградскую область, и ни разу там не был, но как любого нормального русского человека меня этот вопрос волнует. Потому что из той же самой Прибалтики очень много русских людей уехало. И уехали не потому, что им так хотелось, а из-за того, что такое отношение прибалтов к русским. Оккупанты они или не оккупанты, это не важно. Если не будет наше государство реально решать вопрос с Калининградской областью в пользу русского населения, то там начнется то же самое, и мы получим уже беженцев из Калининградской области.

Елена Рыковцева: Оба моих собеседника готовы прокомментировать это мнение, но времени уже не остается. Мы завершаем первую часть программы "Читаем газеты". С нами были журналисты Наталия Ратиани и Джюгас Паршонис.

"Аль-Джазира" - рупор Бен Ладена.

Елена Рыковцева: У нас в студии - собственный корреспондент катарской телекомпании "Аль-Джазира" Акрам Хузам.

В этом месяце газета "Тюменские известия", рассказывая о памятных датах ноября, сообщила следующую информацию: "1 ноября 1996 года начинает работу в эфире "Аль-Джазира" - первый независимый новостной канал в странах арабского мира, вещающий в режиме спутникового телевидения на страны Персидского залива, Ближний Восток, Северную Африку и страны Европы." В минувший четверг корреспондент "Аль-Джазиры" Акрам Хузам уже приходил в эфир радио "Свобода", и рассказывал о своем интервью с Зелимханом Яндарбиевым, а также о радиообращении Усамы Бен Ладена, которое также прозвучало в эфире "Аль-Джазиры". Тогда же мы дали нашим слушателям электронный адрес нашей программы, по которому можно было обращаться с вопросами к Акраму. Вопросов пришло много, некоторые из них я буду вам, Акрам, зачитывать. Я также напоминаю вам наши телефоны, по которым можно непосредственно задавать вопросы собственному корреспонденту телекомпании "Аль-Джазира" в Москве - 796-96-44 и 796-96-45. И, с вашего позволения, я задам Акраму первый вопрос. На минувшей неделе ваша компания вновь стала главной героиней многих публикаций в российских и зарубежных газетах. Журналисты наперебой комментировали радиообращение Усамы Бен Ладена, которое прозвучало у вас в эфире. Но это уже не первое обращение террориста №1, которое вы передаете. В связи с этим одна английская газета назвала вашу телекомпанию "рупор Бен Ладена". Российская газета "Гудок" по вашему поводу написала: "Телеканал Аль-Джазира", до октября прошлого года известный за пределами арабского мира лишь узкому кругу специалистов, стремительно вырвался в мировые информационные лидеры после начала антитеррористической кампании в Афганистане". Кстати, в российских изданиях "Аль-Джазиру" тоже вспоминают главным образом в связи с показом интервью с чеченскими боевиками, в последний раз - это было телеобращение группы Мовсара Бараева. В связи с этим - вопрос. Вам не обидно? Наверное, Аль-Джазира производит и показывает еще массу другой продукции, а известна только этим.

Акрам Хузам: Вы знаете, абсолютно не обидно, а, наоборот, для меня это на самом деле смешно. Я вас расскажу следующее. Когда мы показывали интервью с президентом Израиля, палестинцы обиделись на нас, и сказали, что мы связаны с Мосадом. Когда мы показываем интервью с лидером Хамаса, израильтяне на нас обижаются. Помню два года назад, у меня в эфире за один месяц были три министра Российской Федерации - министр иностранных дел, внутренних дел и министр обороны. Чеченцы на нас очень обиделись и сказали, что у нас пророссийская направленность. И так всегда. Здесь, я считаю, мягко говоря, необъективность оценки деятельности "Аль-Джазиры", которая на самом деле ведет информационную политику, именно основанную на объективности и профессионализме.

Елена Рыковцева: И, кстати, в продолжение темы обид. В газетах прошло сообщение, что правительство Кувейта закрыло отделение арабского спутникового канала "Аль-Джазира". Цитирую "Известия": "Свое решение кувейтские власти связывают с "недостаточно объективной" информацией этого канала о государствах Персидского залива. Министр информации страны отметил, что правительство несколько раз безрезультатно призывало "Аль-Джазиру" внести коррективы в политику вещания. Закрытие кувейтского отделения телеканала многие связывают с проиракской направленностью его передач". Что это значит - "проиракская направленность"? В чем она выражается?

Акрам Хузам: Это то же самое. Когда мы даем возможность иракцам объяснить свою позицию, мы тогда же включаем в эфир людей из Кувейта. То есть только иракцев у нас не бывает. Во время афганского кризиса, когда мы показывали Бен Ладена, мы тут же взяли в прямом эфире интервью у министра иностранных дел Афганистана. Вот я вам расскажу о последнем интервью с Яндарбиевым. Я до начала эфира с ним сказал, что возьму на себя роль российского человека, то есть буду его сильно обижать.

Елена Рыковцева: То есть вы в своем интервью встали на позицию российского гражданина?

Акрам Хузам: Естественно. Потому что, чтобы это не была прочеченская передача, я должен брать роль российского человека, русского человека. И вот люди поняли, что Россия хочет задать вопросы Яндарбиеву через меня. Поэтому получилось интересно. Он сердился, обижался, махал руками, повышал голос, очень сердился, нервничал и т.д. По поводу сюжета из Кувейта, я вам больше скажу. Там министры информации Персидского залива советовали своим государствам прекратить любые отношения с "Аль-Джазира", потому что, по их мнению, это очень опасный канал, связанный с Саддамом Хусейном, с Мосадом, со спецслужбами, с Соединенными Штатами и т.д.

Елена Рыковцева: И у нас первый звонок.

Слушатель: Акрам, с моей точки зрения, война между Израилем и Палестиной как-то однобоко отражается у нас в России. Все больше с точки зрения Израиля. Единственно, было выступление по радио депутата Госдумы Елены Драпеко, которая побывала в Палестине и рассказала о том, что она видела своими глазами. Хотелось бы, чтобы больше приглашали представителей Палестины, и чтобы мы объективную имели информацию.

Акрам Хузам: Абсолютно верно. Спасибо за этот пример. Я как раз, когда были эти события в Дженине и других городах Палестины, звонил на ОРТ, РТР и сказал, что израильское телевидение более объективно, чем вы. Оно дает возможность палестинцам высказаться свою точку зрения, а вы абсолютно произраильски настроены. Поэтому такой вопрос возник и будет возникать постоянно, если не будет объективно освещаться то или иное событие.

Елена Рыковцева: Акрам, я хочу задать вопрос, который вам, возможно, неприятен. Некоторые издания подозревают вашу телекомпанию в том, что вы получили запись с видеообращением отряда Бараева еще до захвата в Москве заложников. Газета "Ла Стампа" цитирует мнение Питера Дункана, эксперта по русским вопросам в лондонском исследовательском институте по проблемам Восточной Европы: "Тот факт, что они выбрали "Аль-Джазиру", имеет большое значение, поскольку любой другой канал передал бы эту видеозапись сразу после получения". И газета "Франкфуртер Альгемайне" передает следующие слова Григория Явлинского: Террористы до захвата заложников сообщили о своих намерениях телеканалу "Аль-Джазира". Катарский телеканал пустил в эфир соответствующее интервью предводителя террористов Бараева уже после захвата заложников. Согласитесь, это тяжелое обвинение. Почему, вы считаете, ваша компания заслужила такие упреки?

Акрам Хузам: Пусть это будет на их совести. Я искренне сообщаю, что я получил эту кассету по московскому времени в три часа в четверг, то есть после захвата заложников.

Елена Рыковцева: Вы лично получили?

Акрам Хузам: Да. И мы передали ее из московского офиса, первый эфир этой кассеты был в пять часов. Между прочим, мне российский корреспондент задал тот же самый вопрос. Я ему ответил: "Клянусь, если бы я получил это во вторник или понедельник, то я бы отдал ее спецслужбам". Хотя я работаю журналистом, а не агентом. При такого рода вещах речь не идет об объективности или профессионализме, здесь речь идет о жизни людей. Поэтому в таких случаях я обязан отдать эту кассету, но мы получили ее только в четверг.

Елена Рыковцева: Спасибо. У нас звонок.

Слушатель: Я из Москвы. Хочу сделать замечание. Целью палестинцев является не создание национального государства, которое бы существовало вместе с государством Израиль, а уничтожение Израиля. Это объективный факт, и он пока ни кем не может быть опровергнут. И те события, которые сейчас происходят, которые начались вслед за грандиозными уступками, на которые был готов пойти Барак, они только подтверждают это. Цель так называемых палестинцев, я говорю "так называемых", потому что название Палестина это от "филистимлян" и, кстати, к арабам этот топоним никакого отношения не имеет: Что касается еврейской стороны, то она этот топоним не признает. Так вот, что касается арабов, если говорить уже без обиняков, живущих на этой территории, то цель их политических руководителей и настроения масс - уничтожение Израиля.

Акрам Хузам: Простите, я вам скажу. Во-первых, это не тема нашей передачи. А, во-вторых, к вашему сведению, такого лозунга - "Уничтожение Израиля" - не существует. Даже если он существует, это очень узко, его разделяет среди палестинцев максимум один процент. Но даже как лозунг он абсолютно не существует.

Елена Рыковцева: Газета "Известия" в ноябре написала: "Миллионы телезрителей на Ближнем Востоке ежедневно видят Яндарбиева в видеозаставках новостной программы катарского спутникового канала "Аль-Джазира", которому он дал несколько интервью. Это говорит об особом отношении катарских властей к знаменитому чеченцу". Так ли это? О каком "особом отношении идет речь?

Акрам Хузам: Это абсолютно неверно, поскольку там в заставке не только Яндарбиев. Там и русские деятели бывают в заставке. Ельцин был, Горбачев. То есть особое отношение к Яндарбиеву отсутствует. Если бы он один был в кадре, тогда "Известия" и другие издания могли бы думать о том, что делается реклама Яндарбиеву или чеченцам. Но мы показываем всех.

Елена Рыковцева: И у нас снова звонок.

Слушатель: Меня зовут Валерий. Акрам, я христианин, но я с симпатией отношусь к исламу, как к религии Авраама.

Акрам Хузам: Я тоже христианин православный.

Слушатель: А я католик. Вопрос следующий. Ваша компания дает информацию более либерально светски или все же исходя из норм ислама? Видимо это все-таки разный подход.

Акрам Хузам: Спасибо за вопрос. Я могу Вас и слушателей обрадовать, что с 1 января будет сайт "Аль-Джазира" на английском языке, и там вы сможете читать наши передачи. Но, отвечая на ваш вопрос, там исламская тематика занимает столько же места, как и христианская, и любая другая. Там нет направленности исламской, христианской или еврейской и т.д.

Елена Рыковцева: И у нас снова звонок.

Слушатель: Вы пытаетесь, как журналист преподносить себя как независимого, отстраненного, но, тем не менее, хотелось бы узнать, ваше личностное отношение к тому, что касается исторически сложившейся территориальности в Чечне. Как вы лично считаете, честно, эта территория может принадлежать Чечне по праву, и может ли она дальше распространять свои претензии на Ставрополь, это то, что Халифатом называют, то, что Путин озвучивал, или целостность России не надо трогать? Я видела кадры, когда в домашних халатах матери кричали: "Убьем русских собак". А теперь они плачут о том, что они сидят по палаткам. Чеченцы, по-моему, сами все это развязали, и сами должны это закончить. Итак, считаете ли вы, что чеченцы имеют право на отделение, и если они это получат, не закончится ли это для России катастрофой?

Акрам Хузам: Я лично за целостность России, хотя имею очень много претензий к нарушению прав человека внутри Чечни со стороны федералов. Есть факты, есть съемки и т.д. Это очень сложный вопрос на самом деле. То, что после теракта в театре, тон был взят на жестокие меры по отношению к некоторым чеченцам, на мой взгляд, это очень опасная вещь. Потому что такие меры могут рождать террористов. На самом деле это очень серьезная проблема и в двух словах нельзя объяснить ее. Но в целом я искренне за целостность РФ.

Елена Рыковцева: У нас звонок.

Слушатель: (первую фразу говорит по-арабски). Меня зовут Фарид Сейфулль-Мулюков.

Акрам Хузам: Я знаю Вас, Вы уважаемый журналист и известный арабист.

Фарид Сейфулль-Мулюков: У меня вопрос такой. Часто телекомпанию "Аль-Джазира" называют аналогом CNN. Я знаю, что у короля Фахда одно из самых любимых хобби было телевидение, а именно CNN. В 1993 году приезжал в Москву племянник короля, я с ним встречался, водил его по руководителям телекомпаний. Он хотел создать телеспутниковое вещание на Россию. Не является ли компания "Аль-Джазира" в каком-то смысле детищем королевской семьи Саудовской Аравии?

Акрам Хузам: Ну, это что-то новое. Знаете, я могу точно сказать, что на самом деле это очень независимый канал, независимый и от королевской семьи в Саудовской Аравии или, как говорят, Эмира Катара. Второй момент. То, что говорят, что это аналог CNN я здесь не согласен. "Аль-Джазира" выбрала свой путь. Да, может быть, в начале что-то было похожее на CNN, но сейчас, это абсолютно точно можно сказать, "Аль-Джазира" не есть аналог CNN.

Елена Рыковцева: Акрам, я просто не успеваю задать вам те вопросы, которые пришли к нам по интернету, у нас следующий звонок.

Слушатель: Господин Акрам, я хотел бы задать вопрос следующего содержания. Насколько глубоко и подробно освещается "Аль-Джазирой" религиозная ситуация в Судане и в Чаде, в частности преследование христиан в этих странах?

Акрам Хузам: Спасибо за вопрос. Мы сделали несколько репортажей по поводу положения в Чаде, как раз о то, что касается отношений между христианами и мусульманами там. И в Судане у нас есть корпункт, то есть у нас постоянные передачи про отношение к исламу и к христианству. Между прочим, у нас есть корреспондент внутри Судана и на стороне христиан, где они воюют против правительственных войск. То есть опять мы показываем точки зрения двух сторон.

Елена Рыковцева: Акрам, и все-таки вопрос, который пришел по интернету. Юрий из Москвы: "В Европе есть определенная симпатия к чеченцам. Хотя европейцы знают, что там происходит, но все равно отдают приоритеты общечеловеческим ценностям, защите прав человека и прочее. А каковы приоритеты "Аль-Джазиры" в освещении чеченской войны? Существует ли для вас принципиальное различие между Шамилем Басаевым и Усамой Бен Ладеном?"

Акрам Хузам: Вы знаете, я естественно не поддерживаю такие направленности, как Усама Бен Ладен или Шамиль Басаев. Я сам сделал два документальных фильма по поводу Чечни. И у меня очень взвешенная позиция была, то есть я не судья был в этом фильме. Я дал возможность и российской стороне и чеченской стороне высказать свои точки зрения.

XS
SM
MD
LG