Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психология Старшего Брата


Если кто забыл, напомню: Советский Союз называли "братской семьей народов". Семья, впрочем, была довольно странная - без родителей, одни дети. Россия - старший брат, остальные - младшие братья и сестры. Дальнейшее известно: младшие взбунтовались против навязчивой власти старшего и разошлись по своим углам, огородив предварительно эти углы стенами разной крепости.

Старший брат относился к младшим с легким презрением, не уставая твердить о своей любви к их туристической экзотике. Отсюда и недоверчивое отношение к возможности независимой жизни союзных республик, недоверие столь ярко выраженное на рубеже 80-90-х в досужих разговорах: "Ну, тоже мне, независимая Эстония! Да у них там промышленности нет! Ничего нет! Мы им трубу перекроем и все, капут их независимости... Кто? Грузия? Да они только плясать да шашлык жарить умеют. Мы всех их кормим". И так далее. Потом и эти разговоры приумолкли. Затем распалась и сама братская семья народов.

Реакция российской прессы на недавние парламентские выборы в Молдавии продемонстрировала, что, хотя и соответствующие разговоры о неспособности бывших младших к самостоятельной жизни исчезли, глубочайшие неверие в их силы сохранилось. Российские политические обозреватели, по большей части, просто не в состоянии рассмотреть любую из бывших союзных республик саму по себе, не как сферу приложения сил якобы борющихся сверхдержав, не как мелкую фишку на нехитром игровом поле геополитики.

Интернетовский "Русский журнал" посвятил Молдавии статью Яны Амелиной "Победа?". Амелина увлеченно рассматривает возможные и невозможные сценарии, якобы возникающие в, как она выражается, "российском политическом сообществе":

"Первый из них, под условным названием "Лучинский - вечный президент", заключался в том, что бывший президент страны Петр Лучинский обеспечивает "сговор" Воронина и Брагиша и "делает" им победу на выборах. Коммунисты существенно увеличивают свои показатели (в парламенте прошлого созыва они имели треть депутатских мандатов), но не получают абсолютного большинства. После этого парламент избирает Лучинского на новый срок президентства или, что равноценно, изменяет Конституцию "назад", к президентской республике.

В этом варианте ползучая "румынизация" благополучно продолжалась бы, сопровождаясь ритуальными поклонами в сторону России из-за необходимости получения российского газа и сохранения рынка сбыта продуктов сельского хозяйства. В результате внешняя и внутренняя политика Молдавии очень походили бы на то, что мы имеем счастье наблюдать на Украине, только с еще большим прозападным уклоном.

... Именно этот сценарий признавался наиболее вероятным: понятно, что коммунист Воронин в качестве президента однозначно не устраивает Запад, но и привести к власти в Кишиневе откровенных румынизаторов сейчас невозможно. Компромиссная фигура Лучинского или Брагиша в президентском кресле позволяла бы сохранять зыбкий статус-кво и серьезно готовиться к следующим выборам.

Однако в силу того, что простому человеку в Молдавии живется очень плохо, коммунисты без долгих интриг и закулисных соглашений получили все. Жизнь взялась реализовывать сценарий номер два. Назовем его "Воронин - президент единой и неделимой Молдавии"".

Эти рассуждения очень напоминают компьютерную игру "Стратегия". Вариантов всего два. Каждый из них обусловлен несколькими причинами и обстоятельствами. Виртуальные человечки передвигаются по экрану и, в зависимости от ловкости манипулятора, попадают то на один уровень, то на другой. Безусловно, такой подход оскорбителен для Молдавии, как для простых молдаван, так и для политических лидеров страны, превращенных в фигурки бессмысленной игры некоего "российского политического сообщества" - совершенно невозможно понять, что это такое. Особенно удивителен этот брюзгливый тон, с которым автор "Русского журнала" рассуждает о своем предмете. "Ритуальные поклоны в сторону России", "мы имеем счастье наблюдать на Украине" - все это будто написано смертельно усталым от этой мышиной возни старшим братом, знающим наперед все ходы капризного младшего.

Амелина оперирует не реальными данными о ситуации в Молдавии, а фантомами, абстакциями ущемленного имперского сознания. Это и "ползучая румынизация" и "рынки сбыта продуктов сельского хозяйства", явно заимствованные автором из работы Ленина "Империализм, как высшая стадия капитализма". Сила этих абстракций в том, что ни подтвердить, ни опровергнуть их нельзя, разве что с большим количеством фактов. Но факты скучны автору "Русского журнала" и она продолжает свои стратегические игры:

"Молдавия имеет огромный для такого маленького государства внешний долг. Она должна Западу, прежде всего США, более 1,8 миллиарда долларов. По словам бывшего президента, умеренного националиста Мирчи Снегура ... последние социальные выплаты правительства Брагиша, существенно поднявшие его рейтинг, выдавались именно за счет западных кредитов.

Военная структура Молдавии в значительной степени приведена в соответствие с натовскими стандартами (в частности, под них переделаны два военных аэродрома на территории страны; по требованиям HАТО не хватает третьего - Тираспольского). Совместные учения с натовскими подразделениями в рамках различных "Партнерств во имя..." проходили постоянно, причем даже с большей интенсивностью, чем на Украине.

При "пророссийском коммунисте" Лучинском для румынизации Молдавии было сделано больше, чем при националисте Снегуре. Треть населения имеет гражданство Румынии, что формально запрещено молдавскими законами, но на деле не преследуется. Русский язык фактически выдавлен из сферы делового общения и государственного делопроизводства, средств массовой информации. Постоянно идет сокращение числа русских школ. Отношения официального Кишинева с Приднестровьем - вообще отдельная история.

Все это ясно свидетельствует о том, что Запад вложил в Молдавию слишком большие средства, чтобы теперь в соответствии с "волей народа" отпустить ее на все четыре стороны - вернее, в единственном направлении, на Восток".

Странное высказывание. Уменьшение количества русских школ плюс огромный внешний долг плюс получение румынского гражданства молдаванами - все это "ясное свидетелство того, что Запад вложил в Молдавию слишком большие средства", чтобы "отпустить ее на Восток". Имеются в виду жаркие объятия старшего брата. Логика заменена здесь эмоциями; хаотическое смешение фактов, относящихся к разным сферам, с заявлениями, которые невозможно проверить, создает иллюзию превосходной осведомленности автора в предмете. На территории маленькой Молдавии разворачивается ни больше, ни меньше - борьба Добра со Злом. Добро для Яны Амелиной - это "мы". "Они" - противник, зло:

"Сбросить эти факты со счетов - значит, счесть противника филантропом или идиотом без всяких на то оснований. Заявления некоторых российских аналитиков о том, что, дескать, Запад "проспал" Молдавию, увлекшись "урегулированием" ситуации на Украине и в Белоруссии, наивны. До рассвета не гаснут окошки соответствующих вашингтонских кабинетов, и из них прекрасно просматривается Кишинев".

Этот пассаж напомнит слушателям постарше лексику советской пропаганды. Особенно "окошки соответствующих вашингтонских кабинетов". Вот оно, если верить Амелиной, Зло. Еще один штрих к его портрету:

"Мало кто знает, что на самом деле изучают и к каким выводам приходят в аналитических отделах заокеанских администраций и специальных служб".

В общем:

"Маленькая "европейская" страна продолжает оставаться полем битвы России и Запада, разменной картой в которой будет судьба непризнанного Приднестровья. Исход ее пока не очевиден".

Зато очевидно другое. Очевидно, что подобный способ мышления свидетельствует о прискорбной слабости российского общественного сознании, по крайней мере, части его. Будучи не в состоянии справиться с мыслью о том, что бывшие младшие братья и сестры как-то (плохо или хорошо - другой вопрос) могут сами решать свои проблемы, более того - строить вполне самостятельные отношения с соседями и всем миром, это сознание пытается свести сложный и довольно пестрый мир бывших союзных республик к виртуальному полю битвы придуманных им же Добра и Зла.

Гео-стратегические игры вообще увлекают сейчас многих в России. Психологически это понятно - вместо того, чтобы мучительно возиться в родном российском хаосе, медленно, шаг за шагом, пытаясь создать более достойную жизнь, лучше воспарить мыслью от этих низин к высотам мировой политики и оттуда делать однозначные выводы о копошащихся внизу миллионах. В общем, как говорил поэт Гумилев, "пасти народы". Или, как в советской песенке: "Мне сверху видно все, ты так и знай!".

Безусловно, в России есть издания и авторы, сделавшие своим кредом именно факты и частные, а не глобальные, выводы. Например, журнал "Итоги". "Итоги" откликнулись на молдавские выборы статьей Людмилы Шумилиной "Молдавское красное. Полугорькое". Автор начинает именно с того наблюдения, которое в первую очередь приходит на ум объективному, трезвому наблюдателю:

"Красные впервые взяли власть в Европе после падения тоталитарных режимов на рубеже 90-х годов. Причем речь не о европеизированных социалистах и не о перекрасившихся в социал-демократов пугливых держателях партбилетов, а о людях, которые с гордостью называют себя учениками Ленина. У молдавских товарищей есть даже стаж подпольной работы: после провозглашения независимости в 1991 году в Молдавии компартия была поставлена вне закона. Запрет сняли только в 1993-м. А через семь лет случилась сенсация: коммунисты получили 71 мандат (из 101) в парламенте и, стало быть, право назначить президента, премьера, а также внести поправки в конституцию".

Следующий вопрос: почему? Автор "Итогов" отвечает:

"Социальные составляющие этой победы известны. Молдавия - самая бедная страна в Европе, 65 процентов населения живут ниже порога бедности (в Румынии, где у власти социалисты, - 45 процентов). Социальная стоимость реформ, проводившихся по указке Международного валютного фонда, оказалась столь высока, что, например, счета за коммунальные услуги раз в пять превышают пенсии (в среднем 9 - 10 долларов) и зарплаты, которые немногим выше. Добавьте к этому, что треть трудоспособного населения 4-миллионной республики выезжает работать за границу. Стоит ли удивляться, что, оказавшись перед выбором: коммунистический зоопарк или капиталистические джунгли, самый активный электорат, пенсионеры (их около 800 тысяч), голосовал по принципу "хотим, чтобы было как раньше"".

Рассуждение вполне здравое и довольно распространенное в российской прессе. Уже цитировавшаяся Яна Амелина из "Русского журнала" тоже говорит о нищете молдаван, как о главной причине победы коммунистов:

"Население одной из беднейших стран Европы, большинство граждан которой живет отходничеством и натуральным хозяйством, устало от нищеты и коррупции прозападных властей. Мало кто из журналистов ожидал, что ностальгия по благостным временам СССР окажется в Молдавии столь сильна".

Да и Михаил Глобачев из "Нового времени", при глубочайшем отличие его взглядов от авторов "Русского журнала," пишет о том же:

"...реформы в Молдавии в самом деле не были эффективными. Впрочем, это для всего СНГ - общая беда: правительства под эгидами любых идей увлечены не развитием современного хозяйства, а примитивным фискальством, то есть перераспределением".

Впрочем, Глобачев - единственный, кто бедность и хозяйственный хаос нынешней Молдавии не просто констатировал, но и попытался объяснить. Объяснить неэффективностью реформ. Более того, эти реформы были неэффективны не потому, что "проводились по указке МВФ" и "их социальная стоимость была высока", как считает Людмила Шумилина из "Итогов", а потому, что:

"Все помешаны на госрегулировании "в разумных пропорциях" (отколь до "неразумных" куда меньше одного шага). У всех полный набор "родных человечков" в убыточных, но совершенно необходимых отечественному производителю отраслях. Добавим к этому, что в маленькой аграрной Молдавии, как и в России, нет полноценной частной собственности на землю, а щедро отмеряемые в прошлом кредиты МВФ не могли быть толком освоены, лишь поощряя власти к сохранению бюджетного дефицита, - и портрет "экономически больного человека Содружества завершен".

То есть, дело вовсе не в "грабительских реформах", проводимых "ползучими румынизаторами" всех мастей "по указке МВФ" и "заокеанских спецслужб" из "соответствующих кабинетов", окошки которых не "гаснут до рассвета". Дело в том, что реформ как бы и не было, была их имитация, прикрывавшая повальное воровство. Вот, если мы наводим оптику таким образом, то новое Куликовское поле извечной битвы "нас" и "их" волшебным образом исчезает и остается просто маленькая страна, измученная бедностью и политическими неурядицами и ее - страны - население, растерянно хватающееся за любую политическую силу, лишь бы уйти из нынешнего своего состояния. Впрочем, и это еще не вся правда. Не секрет, что и другие бывшие союзные республики бедны и коррумпированы; однако коммунистов там у власти нет, по крайней мере, не скрывающих своего идеологического лица. Вот здесь-то и надо было бы разобраться российским журналистам, а не отделываться высокомерными соображениями старшего брата по поводу несчастий младшей сестры. Я не специалист по молдавской истории, экономике, политике. Но, и думаю это было бы нелишне, имело смысл вспомнить то место, которое Молдавия занимала в экономике СССР, разобраться с социальной структурой молдавского общества - особенно в соотношении городского и сельского населения, вспомнить, сколько десятков, если не сотен, тысяч молдаван сейчас находится на заработках за границей (надо отдать должное автору "Русского журнала" - только она это сделала), сравнить численность и экономическую активность русского и моладвского населения республики, наконец, на самом деле понять - почему неэкстремистские партии, до недавнего прошлого имеющие стабильно высокий электорат (при той же бедности и неустроенности населения, что и сейчас) его потеряли. Наконец, никто не удосужился вспомнить итоги недавних выборов в Румынии, где симпатии избирателей поделились почти что так же: между левыми (правда коммунистами бывшими, замаскированными, но от того сущности своей не изменившими) и крайними националистами.

Впрочем, старшему брату не до таких пустяков. Он занят великой битвой, Но боюсь, что бьется он сам с собой.

XS
SM
MD
LG