Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суррогат политики

  • Виржини Куллудон

Владимир Путин в День Независимости России встретился с Гражданским Обществом, или, как раньше говорили, с представителями общественности. Встреча проходила на высшем уровне. Президент научил Общество, как себя вести, чтобы развиваться в правильном русле. Он ознакомил присутствующих также со своими взглядами на демократию, на международные фонды и финансовую помощь, рассуждал о «сильной руке». Общество поблагодарило президента за внимание и доверие, рассказав ему, в свою очередь, о своих достижениях и стремлениях. Настоящего диалога не было. Президент дал повод своим критикам говорить, что он решил лепить гражданское общество в России, не покидая свой кабинет, разговором с отобранными им лицами. Это было не что иное, как мероприятие, советское по форме и содержанию, очередное действо в виртуальной реальности. Андрей Колесников, Грани.Ру:

Власть начала строить гражданское общество, как если бы она выращивала экзотическое растение. Семена, которые были посеяны в ходе встречи Владимира Путина с теми, кого Кремль считает общественниками и общественницами, оказались искусственного происхождения. Что ни собирай, а все равно автомат Калашникова получается. Как ни выстраивай гражданское общество сверху, все равно парторганизация образуется, собранная по сталинскому принципу "и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник". Только сейчас в Кремль пришли изображать гражданское общество и хоккеист, и музыкант, и космонавт, и лейб-политолог, и придворный комсомолец, "прихрамывающий вместе"...

Такой циничный взгляд разделяет и Кирилл Рогов в Полит.ру, другом информационном интернетовском сайте: Общество было представлено разнообразно: Спиваков выступал от лица благотворителей, космонавт Леонов представлял космонавтов (он возглавляет соответствующую ассоциацию) и, по совместительству, славян (оказывается, он еще возглавляет Международную ассоциацию "Славяне"); был также фонд с удивительным названием "Международная спортивная академия" (что это они все такие международные? - растаможка, что ли?), были садоводы из одноименного союза. Почему-то присутствовал директор Ассоциации политического консультирования Сергей Марков (вот бы послушать, как он рассказывал Путину о проблемах отечественных политологов!). Был, натурально, "Медиасоюз" имени Александра Любимова и министра Лесина, идея создания которого, как известно, была сформулирована в Кремле в разгар войны против НТВ. Были, впрочем, и некоторые более серьезные организации, например - "Общество вынужденных переселенцев". Кое-кого приметно не было: "Конфедерации обществ потребителей", "Мемориала", правозащитников.

Оно и понятно. Все-таки у Президента праздник.

Помните, сначала был примерно таким же способом заключён союз между Кремлем и крупным бизнесом. Потом за кремлёвский круглый стол приглашали представителей политических партий, профсоюзов и даже духовенства. Во всех случаях речь не шла о поиске общего языка. Кремль, кажется, хотел достичь всего лишь временного успокоения подспудных страстей. Говорят, что слово «компромисс» воспринимается, как ругательство в русском языке. На самом деле, вопрос не лингвистический, а культурный, и касается далеко не всего населения. Такое же отношение можно встретить и на Западе. Восприятие «компромисса», либо как ругательства, либо как философии жизни, зависит, не от русского языка, а от понимания самого процесса переговоров и от уважения к своим собеседникам. Последняя попытка вызвать отобранных личностей, а не искать как можно больше представителей общественных организаций, показывает всего лишь близорукость Кремля, а вовсе не то, что гражданское общество не развивается бурно. Между тем, гражданское общество в России всё-таки развивается, но это не то общество, которое безоговорочно приветствует власть и докладывает ей о своих успехах.

Интернетовский сайт Грани.ру продолжает: Причиной своих успехов в интервью китайским официальным СМИ Владимир Путин назвал консолидацию российского общества. Правда, социология, причем любая, включая социологию кремлевского двора, показывает только одно - равнодушие граждан, выстраивающих от собственной политической апатии "рейтинг надежды" (именно надеждой питается доверие к президенту). Всеобщее равнодушие, конечно, тоже форма консолидации. Но может быть, глава государства имел в виду нечто другое, например, такую форму тотального объединения, как "Союз союзов".

Итог встречи оказался более чем печальным: решили соединить всех под одной крышей, все общественные организации теперь будут входить в некую палату. Разумеется, при президенте. В то время, когда многим всё больше надоедает советская однообразность, Кремль продолжает бороться с разнообразием. В этом есть, конечно, элемент неадекватности по отношению к стране, к современности. Снова Грани.ру:

Столь удобную конфигурацию "гражданского общества" предложил космонавт Алексей Леонов: в абсолютно муссолиниевском духе все правильные как бы гражданские организации в ноябре сего года соединяются в единую структуру. И власти удобно, и "обществу". Это приблизительное воспроизведение формулы общения с бизнесом: чтобы процесс осуществлялся без сбоев, обновлен РСПП - он-то и представляет весь многомиллионный отряд российских предпринимателей. (...)Политика - тот же бизнес, а в бизнесе есть такая стратегия - бенчмаркинг: следи за конкурентами и делай то, что у них получается, еще лучше.

Уже видно, что финансовые проблемы России будут предлогом для политического отбора. Ясно, что государство не сможет всех содержать. Кому оказать предпочтение, а на кого не обращать никакого внимания? Решая этот вопрос, Кремль и будет лепить «свое» гражданское общество, а точнее свою имитацию гражданского общества западного типа. Cнова грани.ру:

Президент неодобрительно отозвался о практике выстраивания гражданских структур на западные гранты: "Наше гражданское общество должно развиваться на собственной базе". Что за база такая - госбюджет, что ли? (...) Да уж, руки коротки. Поэтому нужно создавать верные государству "гражданские" организации снизу, чтобы ни один гражданин России не остался неохваченным, не нанизанным на "вертикаль". Вот и получится, что, по словам Путина, "общество должно разделить с государством ответственность за происходящее в стране". Так что за общество теперь ответит "Союз Советских Союзов России" (СССР).

Путая гражданское общество с политическим прикрытием, Кремль идёт на серьезный риск. Вместо продуманной стратегии - суррогат политики. Этот суррогат сможет затормозить, но не остановить развитие настоящего гражданского общества. Так не лучше ли строить прочные мосты между властью и населением с его самодеятельностью, создавать обстановку настоящего доверия? Продолжать стратегическую настольную игру бесполезно.

Кирилл Рогов продолжает на сайте Полит.ру:

Пресловутое Гражданское общество - это как раз то, что начинается, когда кончается Революция и начинается Быт демократического режима. Когда выясняется, что ни ретрограды, ни прогрессисты, ни - страшно признаться - крепкие хозяйственники и штатские полковники не в состоянии обеспечить обществу своими силами сносного Быта. А потому совершенно не случайно, что это смутное понятие - "гражданское общество" - вдруг вынырнуло в 2001 г. в зону общественного внимания на фоне очевидной политической паузы.

Гражданское общество - это политические институты Быта. Это просто некий совокупный разум общества, которое перестало доверять свой Быт попечению государства и настраивает его собственными совокупными силами. Гражданское общество - это то, что однажды Виталий Найшуль замечательно назвал бесплатным ресурсом государственности. Если кто-то бьет на улице ребенка, то милиционер не нужен: нормальная реакция граждан, увидев это, своими силами прекратить безобразие. Мера расширения этого пространства, где граждане в силах и уме самостоятельно разрешать конфликты, и есть мера развития гражданского общества. На самом деле, совокупность общественных навыков по консолидации своих разнонаправленных интересов, их взаимосогласованию и примирению без вмешательства государства и составляет гражданское общество. Гражданское общество - это способ избавления от тотальности государства и единственный способ сделать его, государство, эффективным именно в силу ограничения сферы ответственности государства.

Способствовать развитию гражданского общества считает своим долгом любая серьёзная политическая партия демократического толка в любой стране. Это и есть суть Политики -с большой буквой, а не работа чьей-нибудь команды накануне выборов. Снова полит.ру:

Гражданское общество - это не политика в том смысле, в каком ее толковала эпоха Революции и СМИ. Потому что, в отличие от политического пространства, пространство гражданское не партийно. (...)Да, как раз здесь пролегает одна тонкая грань. Гражданское общество - это именно совокупность коллизий и конфликтов и навыков по их разрешению, а не организаций и ассоциаций.

Опыт оный доподлинно повествует, в частности, что Союз садоводов может существовать в двух очень разных ипостасях. В одной - это союз людей, решающих некие конкретные проблемы садоводов: ну, скажем, запрет использования неких добавок в удобрения или, предположим, законодательного толкования садоводческих участков как земли сельхозназначения. В другой ипостаси, хорошо известной всем, кому за тридцать и кто жил в совковом мезозое, союз садоводов - это такая организация, из которой вам приходят и говорят: "Что же это вы, товарищ, яблоньку сажаете, а членский взнос в садовое товарищество не уплатили?"

Этот второй тип "общественных союзов" столь же плотно связан с идеей тотальности государства, сколько первый - с идеей его ограниченности. И характерен для соответствующих режимов, хорошо известных XX веку, режимов, ориентированных на то, чтобы максимально превратить человеческий быт в часть политической системы, в сферу ее естественного попечения и контроля.

Разница между первым и вторым типом общественных организаций симметрична различию между политическими идеологиями и политической пропагандой. Политическая идеология - это механизм консолидации интересов и решения неких базовых проблем государства (именно государства, а не Кремля, правительства и пр.) с помощью минимальных затрат. Политическая идеология аккумулирует тот самый бесплатный ресурс общества, ресурс бесплатной поддержки. В то время как пропаганда, напротив, требует массированного вложения денег для имитации схожего эффекта.

Напомню, что мы говорим о празднике Независимости и том, как Владимир Путин решил его праздновать, приглашая некоторых отобранных представителей общества. Жест весьма неожиданный. Хотел ли президент дать понять обществу, что оно может не бояться государства, как и должно быть в демократической стране? Или, напротив, хотел, таким образом, укрепить связь власти с обществом, чтобы лучше его контролировать? На данном этапе кремлевской политики оба варианта вполне вероятны. Может быть, дело просто в том, что пока мало, кто знает -включая и президента, как праздновать День Независимости. Военный парад не полагается. Наградить Бориса Ельцина - это займёт не более часа. Владимир Путин явно колебался и тем самым показывал, насколько он похож на подавляющее большинство своих сограждан. Кто принимает близко к сердцу День Независимости? От кого именно празднуют независимость? Вроде всё понятно: 12-ого июня 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации. Ровно через год, день в день, президентом республики на первых, полностью свободных от влияния КПСС, выборах был избран Борис Ельцин. Но, как замечает еженедельник Новое Время, многие россияне до сих пор не уверены, от какой из двух дат ведется отсчет праздника независимости. Новое Время:

Многим сама эта независимость кажется довольно странной: от кого и от чего освободились? От коммунизма? Увы, как думал о былом еще Герцен в Лондоне, невозможно ни человеку, ни народу дать больше свободы внешней, чем он свободен изнутри. И вот опять, если вспомнить слова уже современного мыслителя, получилось как всегда... От мистического, словно в какой-нибудь "антимасонской" конспирологии, союзного Центра? Так тут же, сойдя на ступеньку вниз, возобновились разборки между Кремлем и регионами в диапазоне от Приморья до Чечни. Может быть, Россия шагнула к процветанию, избавившись от тяжкого балласта союзных республик? Так вот же они (или, по крайней мере, бесчисленное множество их обитателей): все при нас, на стройплощадках и базарах, в шалманах и на папертях "третьей империи"...

С первым президентом ясности не многим больше. Одни до сих пор ненавидят его люто и тупо как "предателя России"; другие, пощелкивая калькулятором, раскладывают по полочкам провалы и успехи, и всякий раз приходят к выводу: человечище, конечно, матерый, настоящая глыба, но бесформенная, с чертами, едва намеченными резцом прогресса. В общем, реликт советского прошлого, потатчик коррумпированной бюрократии. Все это самая, так сказать, продвинутая (в ту или иную сторону, а то и по вовсе потустороннему азимуту) часть нашего общества. Подавляющее же большинство сограждан, от бомжа до интеллигента, судя по всему, хранит святое убеждение, будто именно Борис Николаевич Ельцин все десять лет своими руками вырывал у них, страдальцев, изо рта трудовой кусок хлеба. Вот об этом, наверное, интереснее всего задуматься в "круглую" годовщину первого президентства. Поскольку о трудах и личности Главнокомандующего наверняка будет еще написан и наговорен не один гигабайт, помимо информации, какой счел нужным поделиться он сам в трех томах документальной прозы.

Такие сомнения витают в воздухе. Дополнительным доказательством этого является короткий опрос, сделанный на улицах Кирова. В канун праздника Дня независимости газета Наш Вариант задала кировчанам такой вопрос: "Считаете ли вы Россию независимой страной?" Мнения прохожих:

Надежда, 40 лет, акушерка: Я считаю, что Россия теперь уже независимая страна, потому что президент наш самостоятельный, инициативный, ведет правильную политику в отношениях с другими государствами. Лично я чувствую себя более раскрепощенной, свободной, чем даже пять-шесть лет назад и, наверное, более независимой, чем остальные, особенно в психологическом плане. Я верующий человек, поэтому Бог мне помогает быть сильной и уверенной.

Михаил Александрович, 57 лет, пенсионер: Россия всегда была и остается зависимой от других стран. Мы - вечные должники. Деньги, которые наше государство берет в долг у иностранцев, будут выплачивать еще наши дети и внуки. Поэтому "верхи" нас всех сделали почти рабами, мы полностью зависим от руководства страны и в зарплатах, и в пенсиях, и во всем остальном. Как они повелят, так и будет.

Ярослав, 18 лет, студент: Россия зависит в первую очередь от иностранных инвестиций. Они поддерживают нашу промышленность, наши предприятия, нас всех. Зависим мы и от зарубежной культуры. Русский фольклор находится сейчас в замороженном состоянии, а западная культура прогрессирует и расцветает. Она как бы насаждается нам сверху, существует даже некий западный культ, которому россияне сейчас вынуждены подчиняться. У нас мало что осталось своего, родного

Анна, 29 лет, библиотекарь: Считаю, что Россия - самостоятельная, независимая страна. Что касается меня, то зарплата работника библиотеки настолько мала, что я вынуждена постоянно просить помощи у родителей. К тому же в жизни случается так много трудностей, ситуаций, проблем, от решения которых зависит жизнь каждого из нас. Быть полностью свободным и независимым просто невозможно.

Быть свободным и независимым, при этом не забывая о своих правах и обязанностях - это должно быть кредо и государства, и общества. Настоящая независимость - и свобода - получается, когда каждый верен своему долгу в рамках своих законных полномочий, своей роли. Роль, конечно, обязывает, но и гарантирует определенную независимость в данной области, на данной территории. Когда государство превышает свою роль, свои полномочия и вмешивается в дела общества, а общество отвечает равнодушием к государственным задачам, это к добру не приводит, этого должны бояться - и всегда боятся! - все цивилизованные страны.

XS
SM
MD
LG