Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закулисы конкурсов красоты


Татьяна Ткачук: Буквально на днях большинство телезрителей созерцало очередной конкурс красоты - "Мисс Россия". А у нас в гостях в Московской студии сегодня телевизионный продюсер и один из продюсеров этого конкурса Нина Цагарели, президент конкурса "Мисс Россия" Николай Костин и Мисс-Россия 2002 года Светлана Королева.

Мы собрались здесь, чтобы поговорить о том, что происходит за кулисами конкурсов красоты и как складывается судьба девушек, принимающих в них участие.

Здравствуйте, господа!

Мы начнем, наверное, с истории возникновения конкурсов красоты. Итак, как все начиналось?

- Конкурсы красоты, конечно, придумали мужчины. Сын царя Трои Парис надумал вручить яблоко раздора одной из трех красавиц - Гере, Афине или Афродите. Богини, естественно, перессорились.

Конкурсы красоты в современном их понимании зародились в крошечном бельгийском городке Спа. В 1888 году там, в фешенебельном курортном местечке, куда съезжались отдыхать аристократы и члены королевской фамилии, состоялось состязание прелестниц, положившее начало современной процветающей индустрии.

Самые активные страны по части конкурсов красоты сегодня - Германия и США. Летом 1909 года в берлинском кабаре "Променад" победительницей стала 19-летняя продавщица сигарет Гертруда Доперальски - игривая черноволосая красотка с пышной грудью. А самую первую Мисс-Америка - 16-летнюю дочь чиновника министерства сельского хозяйства Маргарет Горман - жюри выбрало в 1921 году. Кстати, тогда же девушки впервые вышли на публику в купальниках.

Поначалу в конкурсах красоты части тела соревнующихся девушек оценивали в отдельных баллах: за лицо - максимум 15 баллов, за ноги, руки, грудь - максимум по 10. И только после Второй мировой войны появились другие критерии оценки: уровень общей культуры, наличие талантов, умение одеваться и держаться.

В России первый конкурс красоты на западный манер прошел в 1993 году.

Татьяна Ткачук: И у нас первый слушатель на линии. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Это Раиса Евстафьевна, Москва. Я хотела бы спросить: почему нельзя ввести несколько номинаций на конкурсе красоты, скажем, на самую умную, самую нравственную, самую изящную и так далее? Это было бы интереснее, разнообразнее. Ведь, в конце концов, надоедает все время смотреть только ноги, руки, бюсты и прочее. Спасибо за внимание.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Раиса Евстафьевна, за вопрос. Я передаю его Николаю Костину, президенту конкурса "Мисс Россия". Итак, почему нельзя ввести несколько номинаций?

Николай Костин: Ну, знаете, наверное, не очень внимательно слушательница наша смотрела последний конкурс, который прошел 31 декабря. Там была номинация "Мисс Грация", там было два интервью - с десятью финалистками и с пятью финалистками. Так что...

Татьяна Ткачук: Но Раиса Евстафьевна говорит все-таки не о "Мисс Грация" - это опять руки, ноги, талия, умение держаться на сцене и так далее.

Николай Костин: А что она имеет в виду, как Вы считаете?

Татьяна Ткачук: Она, видимо, хотела бы видеть на этих конкурсах девушек, сражающихся за звание "самой умной", "самой находчивой"... Такой, может быть, КВН...

Николай Костин: Ну, КВН или "А ну-ка, девушки" когда-то были, еще при советской власти. Но есть как бы игра в футбол - 1 мяч и 22 человека. То же самое и здесь: мы действуем сообразно тем международным правилам, которые приняты во всем мире.

Татьяна Ткачук: И помимо всего прочего, я думаю, время течения конкурса сильно бы увеличилось.

Николай Костин: Конечно, оно же ограничено. Нельзя же утомлять зрителя. И так мы были в прямом эфире 2 часа, а так это может растянуться даже не знаю на какое время.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай. Еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Максим, Москва. У меня самый простой вопрос. Любой мужчина - непредвзятый и непредубежденный, молодой и среднего возраста, любого, - скажет, что ваши победительницы просто порой некрасивы. У них неправильные черты лица, грубые, скуластые, вздернутые носы, то есть все, что традиционно считается красивым, у них отсутствует. Это наводит на мысль, что все тут делают деньги и что все это фарс. Кроме того, все вот эти затраты громадные на вечный антураж, который этому сопутствует, просто утомляют всякие вот эти фейерверки вокруг, - не замечаешь ваших так называемых красавиц. Прошу ответить.

Николай Костин: Если Вы смотрели последний эфир, я что-то там фейерверков не замечал никаких, это первое. Второе: за 10 лет существования конкурса "Мисс Россия" наша страна, в которой мы с вами живем, побила все вершины красоты, которые существуют в этом мире. Это Мисс-Мира - Курочкина. Это Мисс-Вселенная Оксана Федорова. Это дважды звание Мисс-Европа... Светлана, кстати, не только Мисс-Россия-2002, а она, кроме всего прочего, еще и Мисс-Европа-2002. "Супермодель Мира" в 1998 году - Роза Муравьева заняла первое место. Ну а насчет курносости и еще чего-то... Я не знаю, наверное, все-таки международное жюри немножко получше нас с вами разбирается в принципиальных признаках красоты, интеллекта наших русских девочек. Я горжусь тем, что наши русские девчонки и брэнд "Мисс Россия" очень высоко котируются в мире.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай. И, пожалуйста, Светлана.

Светлана Королева: Вы знаете, мне бы хотелось сказать, что каждый мужчина должен уважать женскую красоту. И если мужчина говорит о том, что они курносые, страшные, некрасивые, то, я думаю, это не очень красиво с его стороны. Нет некрасивых женщин. И в конкурсах красоты участвуют не просто красавицы, но они еще действительно умницы.

Татьяна Ткачук: Давайте мы переместимся сейчас в Испанию. Год назад в Испании случился большой скандал. Председатель жюри конкурса красоты на звание "Мисс Аликанте" (Аликанте - это испанский торговый порт) Мария Давалос пыталась покончить с собой, она приняла очень большую дозу снотворного. И произошло это после того, как ее дочь призналась по телевидению, что вместе с матерью за взятки помогала участницам конкурса красоты становиться королевами. Генеральный директор конкурсов "Мисс Испания" тут же подал в отставку. Что же произошло? Раскрыть махинации руководства конкурса удалось журналистке испанской газеты "Мундо". Девушка дала взятку в 27 тысяч евро и, вопреки всем правилам, не только стала участницей конкурса красоты, но и победила в нем. Победив в этом конкурсе, журналистка несколько месяцев совершала рекламные поездки по стране и снимала изнанку этого бизнеса на видеокамеру, а потом показала отснятое по телеканалу. После чего дочь председателя жюри и призналась в том, что действительно все имело место быть.

И мой вопрос, наверное, ко всем участникам сегодняшнего эфира, но прежде всего к Нине Цагарели. Нина, я понимаю, что сейчас вы все трое станете говорить, что в России ничего подобного не происходит, и все же: случись такое на конкурсе "Мисс Россия", что бы мог увидеть зритель в отснятых тайком кадрах?

Нина Цагарели: Вы знаете, я думаю, что ничего такого примечательного он не увидел бы. Конечно, я занимаюсь в основном спонсорами и рекламодателями, и я мало что понимаю в девочках и в их приоритетах. Но как женщина я тоже наблюдаю за участницами, и иногда бывают фантастически красивые лица, которые почему-то вдруг оказываются не в числе победительниц, а как-то плавно уходят за кадр. Тут я отдаю себе отчет в том, что у каждого свое представление о красоте, и каждый человек расценивает красоту по-своему (кому-то его жена кажется верхом совершенства, хотя она коса на оба глаза и коротконога, допустим). Просто есть какие-то бойцовские качества у девушек, которые для нас с вами при беглом взгляде непонятны, только организаторы конкурса могут понять: может эта девушка котироваться на международной арене или нет.

Мое глубокое убеждение, что объективная оценка - такая вот, коллективная, коллегиальная - жюри, она все-таки, как правило, вырабатывает, принимается самое мудрое решение. Хотя, может быть, не каждый индивидуум соглашается с мнением жюри.

Татьяна Ткачук: То есть самая главная цель оценки той или иной девушки - это попытаться понять, сможет ли она представлять страну на мировом конкурсе?

Нина Цагарели: Конечно. Представлять страну на международной арене - это крайне сложная вещь, тут просто красоты недостаточно совершенно. Я была сама на конкурсе "Мисс Вселенная", я видела, что там происходит, какой фантастический просто фейерверк красавиц, и все они по-своему хороши. Там девушки из 80-90 стран, они все совершенно разные, и сказать, что эта самая красивая или эта, нельзя, а кто-то из них доходит до финала и побеждает всех.

Хотя, я вам скажу честно, когда я была на "Мисс Вселенная" в Майами, мне девушка, которая в конечном счете победила, показалась самой некрасивой на генеральной репетиции - это была Мисс-Америка того года, и она была абсолютно вне критериев нашего понимания о прекрасном. У нее был рост 1метр 65 сантиметров, и возраст ее был 26 лет. Однако, в конечном счете она победила и оказалась лучше. Кто может это оспорить? Никто. Жюри приняло такое решение - и все.

Николай Костин: Хочу немножко добавить. Дело в том, что, как говорил наш классик, "дистанция огромного размера" между конкурсами модельными и конкурсами красоты. Я всегда прошу репортеров, журналистов не говорить, что мы сегодня выбираем самую красивую девочку России, - это нереально. Сколько людей - столько вкусов. Мы пытаемся найти образ молодой россиянки на сегодня, которая будет нас с вами - нас всех, россиян - представлять на престижнейших форумах красоты. Вот в чем вопрос.

И поэтому я просто хочу поздравить с юбилеем "Мисс Россию", в этом году конкурсу "Мисс Россия" исполнится 75 лет. Первые десять прошли в эмиграции, в Париже. Их организовывали... я думаю, сейчас я назову фамилии тех людей, которыми мы гордимся: - это Бунин, это Куприн, это Рахманинов, это Шаляпин, это Кшесинская, это Милюков и так далее. Весь мир играет в конкурсы красоты. А почему мы не должны играть? Тем более мы, вступив на это поле игровое 10 лет назад, покорили все, что возможно.

А что за этим стоит? Красота без здоровья нереальна. В принципе, я, например, сам журналист, ваш коллега в прошлом, и я рассматриваю свою деятельность как попытку своими усилиями, усилиями нашей команды... Все-таки это наш генофонд. Сегодня - она конкурсантка, завтра - она жена, послезавтра - она мать, в конце концов. И мы в регионах проводим конкурсы - у нас же девочки не просто с улицы приезжают - "Мисс Татарстан", "Мисс Башкортостан", "Мисс Якутия"... И если мы своим трудом хоть кого-то из участниц - это же большие праздники в регионах - отвлекли от гадкой бутылки пива, от чего-то еще, то мы просто счастливы.

Татьяна Ткачук: Спасибо. У нас два слушателя на линии, примем звонки. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Я Чикаева Диана Григорьевна из Москвы. Мне кажется, споры происходят вокруг этих конкурсов именно потому, что, вы знаете, нечетко определено, что такое "мисс красоты" или "умники и умницы". Если, например, выходит девушка, выбирают ее "мисс красоты", а на нее все смотрят и думают: интересно, за какие деньги она получила такую корону? Поэтому я думаю, что здесь нужно разделить, чтобы люди не возмущались, не говорили, что взятки какие-то, еще хуже что-то говорили. А ведь говорят.

Поэтому, чтобы очистить это прекрасное дело, мне кажется, нужно сделать так, чтобы было четко и ясно понятно, что "мисс красоты" - это, скажем, нос... вот мужчина же говорит, что нос, лицо, волосы...

Татьяна Ткачук: Диана Григорьевна, поняли Вашу идею, то есть как-то упорядочить критерии оценки.

Слушатель: А "умницы и умники" - это совершенно другое, понимаете. Поэтому неприятно смотреть... Даже у нас когда-то было, не хочу называть фамилию этой девушки, которая получила первое место - и мы все просто в шоке были от того, что она... ну, она не была красавицей.

Татьяна Ткачук: Диана Григорьевна, поняли Ваш вопрос. Светлана Королева, Мисс-Россия-2002 и Мисс-Европа-2002, прокомментирует ваш звонок.

Светлана Королева: Вы знаете, Диана Григорьевна, когда я приехала в Москву после регионального конкурса "Мисс Карелия", - а я из Карелии, - я была такая же участница, как и все 77 девочек, ничем не отличалась. Да, я была уверенна в себе, считала себя красивой, хорошей девочкой. И я победила на этом конкурсе, и для меня это была действительно неожиданность, и еще большая неожиданность для моих родителей. И пресса показала, как я плачу, действительно это было неподдельное счастье.

И я считаю, что покупаются места, наверное, на других конкурсах, все-таки не на "Мисс Россия". Потому что я не могу сказать, что я где-то услышала, где-то поняла, когда была и в дирекции, и сейчас, когда мы общаемся с Николаем Николаевичем и с Мариной Кругловой, вице-президентом конкурса... Я никогда не слышала о том, что где-то что-то купилось.

Так же как и я не приносила и не покупала это место, потому что мне это было не нужно. Я участвовала для того, чтобы просто проявить как-то себя, понять, могу я или нет. И я руководствовалась тем, что я смогу кому-то помогать после этих конкурсов. И, наверное, вот здесь уже есть и умницы, и, как сказали, рукодельницы или что-то такое. Наверное, это проявляется, потому что не каждая девочка сможет участвовать в благотворительных акциях, помогать детям, общаться с людьми-инвалидами и так далее.

Татьяна Ткачук: Светлана, но ведь может она или нет - это выясняется уже потом. Она сначала выигрывает, а потом она приступает к этой благотворительной деятельности.

Светлана Королева: Я считаю, что каждая девочка идет сознательно все-таки на этот конкурс - и на региональный, и уже потом попадает на "Мисс Россия". Вот мы общались - сейчас прошел конкурс "Мисс Россия-2003" - очень долго, мы две недели общались с девочками, задавали им различные вопросы, задачи. Приходили какие-то люди всевозможные - и они тоже задавали им вопросы и делились своим мнением. То есть складывается общее мнение о девочке.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Светлана. Нина, прошу.

Нина Цагарели: Вы знаете, мы себе не отдаем отчета в том, что у нас один в стране национальный конкурс красоты. У нас их развелось масса, все, кому не лень устраивают конкурсы, что роняет, конечно, их престиж, потому что иногда там продаются места совершенно откровенно и цинично.

Национальный конкурс - это особая статья. Вообще в любой стране мира Мисс страны имеет рейтинг выше, чем у президента, в большинстве стран, потому что есть неподдельный интерес всех граждан к этому персонажу - лицу страны. У нас почему-то конкурс "Мисс Россия" пока еще не привлекает внимание, например, президента или правительства страны. А ведь, в сущности, это очень серьезное дело.

И говорить о том, что конкурс "Мисс Россия" продает места, - это просто наивно, потому что, продав первое место, допустим, какой-то девушке, мы тем самым подписываем себе приговор на всех международных конкурсах. Если мы "некондицию" выставим на международном конкурсе, она никогда в жизни не победит. А если уж они побеждают - значит, наверное, все-таки объективно.

Татьяна Ткачук: Люди считают, что "кондиция", но все равно продается. Вы так противопоставляете это. Может быть и "кондиция", но продается.

Николай Костин: Можно вопрос? А интересно тогда - на "Мисс Европа" сколько же мне надо заплатить, чтобы победитель наш был?

Татьяна Ткачук: А это, наверное, знают только те, кто в этом участвует, если это происходит.

Давайте послушаем звонки. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Виктор. Понимаете, вы так разложили все, как будто речь идет о товаре каком-то. Вот такое ощущение, что на девушках просто - это вроде бизнеса стала - кто-то делает хорошие деньги. Это раз. И во-вторых, я по жизни очень много красивых девушек встречал, и, к сожалению, из самых красивых, которые были, ни у одной жизнь не удалась личная. Я желаю, конечно, всем, в первую очередь, в личной жизни удачи, а не в конкурсе.

Татьяна Ткачук: Понятно, Виктор. Мы тоже желаем всем красивым девушкам удачи, но это не тема нашей программы. Еще один звонок. Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я хотела бы про конкурс сказать, что мне страшно, что вот эти девушки, которые выступают и не получили это звание, - я боюсь, что у них большая трагедия. Их поднимают высоко - и в результате они не могут найти себя, наверное, (вот я хотела у девушки спросить), не могут найти себя потом на земле, очень высоко поднимаясь.

Татьяна Ткачук: Мы сейчас попросим Свету ответить на этот вопрос.

Светлана Королева: Вы знаете, я считаю, что каждая женщина или каждая девочка в силу своего воспитания или какого-то общения в семье, даже чтения книг, в конце концов, должна понимать, что предназначение женщины - не только сверкать на сцене или сверкать перед фотокамерами. Это, конечно же, понимают многие. Но у кого-то просто цели и задачи другие.

Татьяна Ткачук: Вы знаете, я считаю, что наша слушательница имела в виду немножко другое. Девушка, которая победила в местном конкурсе красоты, она уже вкусила вот это ощущение, когда ты выходишь - софиты, внимание, публика, ты уже в чем-то лучшая. Она приезжает на национальный конкурс красоты, проигрывает его, ничего не получает - и что с ней происходит? Не происходит ли какой-то ломки, не происходит ли каких-то трагедий человеческих?

Светлана Королева: Вы знаете, проводится конкурс "Мисс Россия", и участвует не одна победительница, а их 70, и даже более девочек, 77 - на моем конкурсе. И потом, когда я уже работала и как "Мисс Россия", и уже уехала на конкурс "Мисс Европа", многих девочек вызывают и на работу, и на поездки на какие-то конкурсы различные, и просто на работу куда-то в Москве, где-то помогают. То есть здесь банк данных очень широк, и девочкам всем помогают.

Татьяна Ткачук: Вы хотите сказать, что даже те, кто ничего не выиграл и ничего не завоевал, они все равно...

Светлана Королева: Да, конечно, они задействованы, всегда про них помнят и всегда про них знают, чтобы, если что, им помочь и вызвать в Москву.

Татьяна Ткачук: Николай, а что это - "если что"?

Николай Костин: Я могу сказать, что за 10 лет с "Мисс Россией" в новейшей истории нашей страны происходит. Участницы, даже не победительницы, даже не вошедшие в финал девочки, - тем не менее, устроены достаточно хорошо. Это работа за рубежом в основном все-таки.

Татьяна Ткачук: Давайте послушаем, как москвичи отвечали на вопрос: верите ли вы в то, что на конкурсах красоты побеждают действительно самые красивые девушки?

- Иногда да. Ну, Мисс-Россия же победила. Спонсоры могли своих продвинуть. Мисс-Турция - она неправильно победила, они всегда страшные: может - деньги, может - просто продажное жюри.

- Конечно, верю. Конечно, красивая. Чтобы знали, в каком городе, в какой стране красивее всего девушки. Я думаю, что в нашей стране.

- Нет, мне кажется, что иногда выбирают не самых красивых. Ну, может быть, деньги все решают.

- Конкурсы красоты обычно шоу - собрать людей, вложить какие-то деньги.

- В принципе, они вообще не нужны, все девушки красивые. Людям больше нечего делать - они устраивают эти конкурсы.

- Я считаю, что не всегда. У всех вкусы разные. Там же в жюри разные люди, мужчины, женщины разных профессий.

- Деньги платят просто жюри - и они выбирают.

- Нет, не считаю. Мне нравятся другие, чем те, которые побеждают. Мне кажется, там все как-то условлено заранее, какие-то спонсорские деньги, видимо, имеют значение. Кстати говоря, наша Оксана Федорова, когда выиграла, она оказалась такой красавицей, действительно мне понравилась. А сейчас я на нее смотрю в передаче "Спокойной ночи, малыши!" и думаю: "Господи, ну что в ней такого?" Мне кажется, что уважающая себя девушка не пойдет на этот конкурс.

- Нет. Понятие о красоте у каждого свое. Допустим, мне нынешняя королева красоты совершенно не нравится. Ну, чем-то же надо заниматься в этой жизни - поглазеть, посудить, обсудить. Люди от мероприятия хотят получить две вещи - либо деньги, либо отношения. Там и деньги, там и отношения.

- Там же деньги идут. Помню скандал с нашей девушкой, милиционершей. Все деньги.

- Деньги, конечно. Это одна из тех программ, из-за которых людей призывают смотреть телевизор.

- Нет, там страшных выбирают.

- Мисс-Россия, конечно, потому что у меня жена из России. Чтобы смотреть. Девушка - это как цветок, а на цветок смотреть полезно для человека.

- Обязательно. Они красивые, должны побеждать. Красота спасет мир.

- Нет, потому что они там не участвуют. Деньги отмывают.

- Кто-то другой там побеждает. По-моему те, кто устраивает.

- Мне не кажется, что это такая честная уж игра. Деньги, престиж, возможность где-то показать дальше свои эти модели.

- Да я вообще их не смотрю, поэтому ничего не могу сказать. По-моему, не нужны.

- Не самая красивая девушка может победить на конкурсе красоты, так же должны быть таланты, чтобы это сделать.

- Большое шоу, которое нужно народу, мужчинам, которые сидят с пивными пузами у телевизора. Какая-то отдушина, я думаю. Я недавно смотрела последний конкурс "Мисс Мира", я смотрела участниц - я видела в жизни гораздо красивее девушек, чем те, которые были представлены от разных стран. Ничего такого особенного не увидела. Нашу Оксану с ними сравнить - это вообще небо и земля.

Татьяна Ткачук: Вот так 2-го числа москвичи, отсмотрев по телевидению очередной конкурс "Мисс Россия", отвечали на вопрос Надежды Перцевой на улице: верят ли они, что действительно на конкурсах побеждают самые красивые девушки?

И у нас слушатели на линии. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: С Новым Годом вас! Я Николай, Москва. У меня вопрос такой: вот почему наша Федорова, которая была Мисс-Вселенная, отказалась от этого титула и отказалась от участия во всех мероприятиях интересных в дальнейшем как Мисс-Вселенная, отказалась от этого титула?

Николай Костин: Ну что ж, во-первых, немножко неправильная у Вас информация. Оксана не отказалась. С Оксаны сняли корону за нарушение контрактов, что, на мой взгляд (как россиянина, как президента конкурса), вообще повлияло не очень хорошо на отношение к стране. Подписан жесткий контракт, ты читала его, ты знала, что подписывала. Нарушила его - поплатилась.

Правильно одна из москвичек сказал, что она была суперкрасивая, суперэлегантная на самом конкурсе и стала серой мышкой на "Спокойной ночи, малыши!" - не сложилось. В политику пошла, в "Партию Жизни", в депутаты - не сложилось. Господь же видит. Вот он прикоснулся к ней в 2003 году, сделав ее первой красавицей планеты, а она просто не справилась, она заняла чужое место, на мой взгляд. Это ее судьба, она ее выбрала.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай. Еще один звонок. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Ирина. Кстати, к Оксане Федоровой добавлю, вот что слушатель спрашивал. Я читала в газете, ее действительно развенчали. Она неправильные данные о весе своем сообщила, еще какие-то данные там соврала. Конечно, это не приветствуется. А насчет красавиц... Вот здесь сказали, что красавицы в некоторых странах даже заметнее, чем президент в стране. Но это, по-моему, слишком много для красавиц. Мы гордимся своими красавицами, в России половина страны красавиц, просто очень многие не участвуют в этих конкурсах, и поэтому они незаметны. Так, собственно, зачем гордиться одной красавицей, когда у нас страна красавиц? Идешь за границей, идет туристическая группа - и самые красивые женщины идут. Спрашивают: "Откуда такие красавицы?" - "Из России". У нас полстраны красавиц.

Вообще, восприятие человека человеком субъективно. И очень много субъективизма у этого жюри. И конечно, продажность тоже есть, безусловно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Нина Цагарели говорила о том, что в других странах президент проявляет повышенное внимание к национальным конкурсам красоты, а у нас это пока, к сожалению, не так. Ну, а что касается продажности, прозвучавшей в конце Вашего комментария, действительно, если вы заметили, в опросе москвичей чаще всего звучало слово "деньги". То есть говорили о конкурсах красоты, но все время упоминали деньги. И вера горожан в объективность судейства все-таки не слишком высока.

Вот еще одна история - с победительницей Вятского конкурса красоты Юлией Кругловой. Дядя девушки, выигравшей все, что можно на местном уровне, забил тревогу: для участия в "Мисс Россия" Юле, согласно некоему факсу, который получила девушка, надо было заплатить 1000 долларов. Сумма для этой семьи оказалась неподъемной... Вы, Николай, насколько я помню, тогда очень возмущались, что журналисты стали разбираться в этой истории. Но, давая одно из интервью, Вы бросили такую фразу: "Нет денег - сиди дома!" Эту фразу я прочла в нескольких сразу изданиях...

Николай Костин: Ну, вы знаете, фраза... Сейчас у нас настолько разболтанная журналистика...

Татьяна Ткачук: Но вот скажите, получается, что бедная Настя, условно говоря...

Николай Костин: Бедная Настя - я не знаю такой девочки вообще, кто такая. У нас есть региональные отделения. У нас Общероссийская общественная организация, которая зарегистрирована в Минюсте, и так далее. У нас есть региональные дирекции, и кто там какой конкурс проводил, я не знаю.

Да, лицензировано все, так же, как лицензированы "Мисс Вселенная", "Мисс Европа", "Мисс Мира". Да, за право участия в конкурсах международных мы платим членские взносы, те же самые членские взносы установлены и на национальном конкурсе - это естественно, это юридически абсолютно все обоснованно. И поэтому эти взносы платят не участницы, а те директора, наши представители, которые с нами работают.

Раз в два года - у нас, кстати, 31-го тоже был - форум наших представителей, у нас же 70 с лишним регионов задействовано в нашей сети. Все понимают, что это такое, все понимают бюджет конкурса. Потому что вы знаете, что есть конфеты ириски, а есть конфеты "Мишка косолапый". Правильно, конфетка - и то, и другое. Но ведь это все-таки российский национальный конкурс, и мы должны делать его архиинтересным, архикрасивым, а все стоит денег. Это свет, это музыка, это приезд девчонок, это билеты, это проживание...

Татьяна Ткачук: Да, расходы огромные.

Николай Костин: Конечно. Я могу сказать, что бюджет конкурса "Мисс Вселенная" - официально это можно увидеть в Интернете, на сайте этого конкурса - составляет 12 миллионов американских долларов. Это те же самые девчонки. Мы в этом году попадаем в Книгу Гиннесса, потому что у нас самый крупный национальный конкурс в мире. США - на втором месте, у них 50 штатов - 50 участниц. А у нас субъектов 89 только.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай.

И вот к слову о "бедной Насте", - ну, это собирательный образ, я надеюсь, вы все прекрасно понимаете, - которую я упомянула. Нина, скажите, что была за история с некоей девочкой из глубинки, таким самородком, которая все-таки взяла и выиграла однажды такой конкурс красоты неожиданно для всех?

Нина Цагарели: Разговоры о том, что за деньги можно получить звание, они довольно наивны, потому что, когда приехала Саша Петрова, например, на конкурс в 1996 году, она была настолько хороша, что если бы даже было желание кого-то заплатить за это место, то рядом с ней вряд ли могли кого-то поставить. Потому что она была действительно самородок. У нее была исключительная фигура при росте 1,85, по-моему, плюс фантастически длинные волосы, синие глаза и совершенно невозмутимое лицо, не замутненное ничем. И она была настолько хороша, что, естественно, она победила в этом конкурсе.

И когда мы ее привезли на "Мисс Вселенная", она не могла участвовать в этом конкурсе в связи с тем, что ей было 16 лет, и возрастной ценз она не прошла, но она произвела такой фурор в кулуарах этого конкурса! Вся пресса сосредоточилась вокруг нас, все любовались ею и говорили: "Вот же Мисс-Вселенная!", потому что она была необыкновенно хороша.

Конечно, судьба, к сожалению, очень печальная у нее - она погибла в 20 лет.

Татьяна Ткачук: Но это не имеет отношения к конкурсу красоты?

Нина Цагарели: Нет, это совершенно никакого отношения не имеет к этому, это просто ужасное стечение обстоятельств. Но я просто хочу сказать, что такие самородки, которые приезжают из глубинки, конечно же, они не в состоянии платить деньги за первые места. И я не думаю, что все построено на деньгах. Мне бы не хотелось так думать.

Татьяна Ткачук: И у нас слушатель на линии. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Вот у нас Россия, и большинство населения - русской национальности, и, как правило, девушки побеждают русской национальности. А все-таки с учетом того, что у нас многонациональная страна, имеет ли шанс, например, девушка из национальной республики - с Кавказа или из поволжской какой-то республики - победить? Допускает жюри такую возможность?

Татьяна Ткачук: Вы видели, в последнем конкурсе кто вышел в финал, 5 финалисток?

Слушатель: В финал-то могут выйти, а вот победить могут? Потому что я болел за Мисс-Калининград, она по национальности осетинка была, но она не прошла. Из Якутии девушки могут выйти в финал, например? А победить смогут ли вообще? Потому что на Западе тоже есть образ россиянки: светловолосая девушка, светлоглазая...

Татьяна Ткачук: Спасибо, поняли Ваш вопрос. Сразу двое желающих Вам ответить. Николай, прошу.

Николай Костин: Последний конкурс, двухдневной давности, если вы смотрели, там в тройку вошла девушка из Якутии.

Татьяна Ткачук: Но слушателя интересует, выиграть может или нет?

Николай Костин: Конечно, может.

Татьяна Ткачук: Светлана, а вы как думаете?

Светлана Королева: Конечно, может, потому что когда я разговаривала с девчонками, как раз девчонки из Якутии ко мне подошли и сказали: "Ну вот, наверное, опять победит девочка, в общем представлении похожая на Оксану Федорову, а мы не победим никогда - мы же из Якутии, и у нас восточный тип лица". Я говорю: "Девчонки, вы очень многим нравитесь, поэтому не волнуйтесь. Посмотрим, как пройдет конкурс". И когда девочка из Якутии (Саха) все-таки попала, стала второй вице-мисс, она была безумно счастлива.

Татьяна Ткачук: Да, это было видно на экране.

Светлана Королева: Она ходила потом и говорила: "Спасибо! Ну, за что мне?!" Очень хорошая девочка. И я думаю, что у всех есть шанс побеждать.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Светлана. Еще звонок. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Ирина Николаевна. Вы знаете, я не о деньгах хочу вовсе говорить. Я хотела бы сказать, что меня печалит, когда я вижу подготовку, вот закулисный показ этих конкурсов, как потихоньку, день за днем девочки теряют свою индивидуальность и становятся потихоньку похожи на тех самых "лошадок" в "Мулен Руж" или "Лидо". Они учатся хорошо ходить, от бедра, они учатся каким-то манерам, но они теряют свою индивидуальность и прелесть тоже от этого.

Татьяна Ткачук: Ирина Николаевна, я понимаю, что Вы хотите сказать. Но как Вы полагаете, если девушки, которые приехали на этот конкурс и не умеют двигаться, не владеют каким-то сценическим искусством, выйдут сразу на национальный конкурс, на финал - вы представляете, что это будет? Как здесь найти какое-то равновесие, Ваше мнение?

Слушатель: Вы знаете, я не могу подсказать это, но я хочу сказать, что надо избежать обязательно потом у всех появляющегося стандарта, который нам мешает смотреть это все. Понимаете, девочки теряют свою индивидуальную прелесть. Хорошо, пусть они сами дома представят себя, предположим, в каком-то костюме, явятся в этом костюме. Не надо их рядить на европейский манер, не надо, я бы сказала, много эротического добавлять - это отталкивает аудиторию.

Татьяна Ткачук: Понятно, Ирина Николаевна. Ну, на европейский манер не рядить уже невозможно, потому что девушки те, которые выиграют, поедут представлять страну в Европе и на конкурсе мира, поэтому все-таки, наверное, этот уровень необходим. И Николай хочет что-то добавить еще.

Николай Костин: Ирина Николаевна, дорогая, если Вы видели опять последний конкурс, двухдневной давности, у Вас сердце не зашевелилось, когда девочки вышли в национальных костюмах?

Татьяна Ткачук: Это было очень красиво.

Николай Костин: Так вот, это вся страна, это наша Россия. Это же не придумано, у каждого региона свой костюм. Но это же нужно, чтобы они вышли - и зритель увидел красоту костюму, красоту девчонки. Ну, давайте выпустим их без постановки, просто такой, знаете, толпой. Дальше что? Табуном, что называется...

Что касается "Мулен Руж", был я и в "Мулен Руж", и в "Крейзи Хорс", и везде. Но немножко разное понимание. Если вы были в "Мулен Руж" или в "Крейзи Хорс", наверное, тогда вы просто плохо рассмотрели, что там происходит.

Нина Цагарели: Еще хочу сказать, что в Америке, например, конкурс "Мисс Америка", которым владеет господин Трамп, всем известный миллионер, тоже протекает по определенным законам. Там четкая последовательность побеждаемости по штатам, там закономерность такая: штат Гавайи, например, обязан победить в этом году, и уже независимо от того, кто его представлять будет, этот штат все равно победит. У нас же не прогнозируется это.

У нас девушки настолько разные... Например, конкурс "Мисс Азия и Океания" обязательно требует появления там девушки определенного типа. И обязательно на нашем конкурсе представлены девушки и такие, и они имеют шанс победить на международных конкурсах тоже. Так что тип внешности... Конечно, для россиян ближе и понятнее все-таки классическая российская внешность. Но, например, та же Оксана Федорова абсолютно не российский типаж. Поэтому у нас очень разные возможности у девушек, скажем так.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Нина. И вот Ирина Николаевна еще говорила о том, что поменьше бы эротичности в этих конкурсах. И вот эта история с тем, как Вице-Мисс-Россия из Нижнего Новгорода Мария Смирнова за три года до своей победы снялась в "Плейбое". Потом главный редактор этого журнала сказал, что, с его точки зрения, ее отстранение от дальнейшего участия в конкурсах красоты - это некое ханжество.

Светлана, что Вы думаете по этому поводу? И уж если серьезно, то так ли походы по сцене в купальниках принципиально отличаются от съемок без купальников, которые можно увидеть в "Плейбое"? Все-таки наш российский "Плейбой" очень и очень скромный по сравнению с западными вариантами этого издания.

Светлана Королева: Вы знаете, я не поклонница журнала "Плейбой".

Татьяна Ткачук: Я тоже.

Светлана Королева: И не так часто его листала или знаю, как за рубежом и как у нас. Но если говорить о Маше Смирновой, то просто Маша не упомянула о том, что она снималась именно в "Плейбое".

Татьяна Ткачук: А вообще вот это требование - ни в коем случае не сниматься в полуобнаженном, в обнаженном виде, - которое выдвигается конкурсанткам, оно, на Ваш взгляд, справедливо?

Светлана Королева: Конечно.

Татьяна Ткачук: Почему?

Светлана Королева: Только потому, что это конкурс красоты, это не модельный конкурс. На модельном конкурсе ты можешь делать все, что угодно: ты можешь сниматься в "Плейбое", ты можешь выглядеть как угодно, тебя могут отправить на работу, на съемки в "Плейбой".

Татьяна Ткачук: Получается, что красота с обнаженным телом несовместима?

Светлана Королева: Вы знаете, я думаю, что просто конкурсы красоты, посыл международных конкурсов красоты и "Мисс Россия" не в том, чтобы все увидели, какая она обнаженная, а чтобы все увидели прикрытую красоту.

Татьяна Ткачук: Николай, это к Вам вопрос. Красота-то, в общем, плохо прикрыта, скажем прямо, на сцене. Чем уж там она особенно прикрыта?

Николай Костин: Ну, на пляже люди же ходят в купальниках.

Светлана Королева: Причем даже никто не стесняется.

Николай Костин: В шубе же не ходят на пляже, правильно? А потом красота и мужского тела, и женского, и античная красота настолько очевидна, что ее нужно и можно показывать.

Татьяна Ткачук: Но античная красота как раз без купальников, как правило, демонстрируется.

Николай Костин: Ну, хорошо, вот вернемся к теме "Плейбоя". Лежит предложение от американского "Плейбоя" с огромным тиражом (вы знаете, что это за издание) Мисс-России, чтобы снялась там, в американском издании. И дирекцией по контракту предполагаемому предлагался доллар с журнала - это огромные деньги, поверьте мне. Мы это предложение должны рассматривать.

Вот все вопросы крутятся: деньги, деньги...

Светлана Королева: "Плейбой", деньги, купальники...

Татьяна Ткачук: Ну, это ассоциации, которые у людей возникают с конкурсами красоты.

Николай Костин: Я совершенно согласен с людьми, но они просто не владеют вопросами, не живут жизнью, которой живем мы, зная изнанку того, что происходит.

Татьяна Ткачук: Мы вас для этого и пригласили, чтобы вы нам немножко об изнанке рассказали.

Николай Костин: Да, и я готов ответить на любые вопросы, не оправдываясь, а утверждая. Да, без хороших денег не сделаешь красивое зрелище, любая программа телевизионная стоит денег. Но это не значит, что обязательно для этого нужно продавать места, вот в чем дело. Для этого существуют спонсоры, партнеры, рекламодатели. Во всем мире это очень прибыльный бизнес. У нас на сегодняшний день он убыточен, ибо мы создали брэнд "Мисс Россия" за 10 лет чистый, абсолютно чистый. И как раз это то движение, которое обязано быть монополизировано. Конкурс национальный может быть только один, так же как "Мисс США", "Мисс Франция", "Мисс Англия" и так далее.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай. Примем звонки. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Я очень внимательно слушаю вашу передачу. Особенно хорошо выступает, как говорится, в своем стиле, ваш ведущий. Я сама когда-то участвовала в этом конкурсе, но это было в добрые советские времена - там действительно ценили красоту, и оценивали сами зрители. Что такое бизнес у нас сейчас, в России и во всем мире? Это ложь с целью наживы. Пока эту красоту пресекает ложь и большие деньги, то это путь только в проституцию. Здесь нет здорового смысла, здесь нет моральной идеи. Они показывают тело, секс - для них вот что важно.

Я считаю, что такие конкурсы в современной, морально неустойчивой России, где ложь с целью наживы - это бизнес, проводить не нужно. Не нужно унижать достоинство наших красивых русских женщин. У нас и другие нации тоже очень красивые.

Николай Костин: А можно спросить слушательницу: она сказала, что когда-то участвовала в конкурсе красоты. Наверное, это было, судя по голосу, достаточно давно. А как назывался этот конкурс, и для чего Вы туда ходили, на этот конкурс?

Татьяна Ткачук: Звукорежиссер мне подсказывает, что женщина выдала нам монолог в эфир и положила трубку, ее нет на связи. В общем, довольно странный звонок, потому что ложь с целью наживы, секс на сцене - это, в общем, какая-то несуразица в свете даже того, о чем мы сейчас говорим. Светлана, пожалуйста.

Светлана Королева: Вы знаете, после того, как я победила в конкурсе "Мисс Европа-2002", меня пригласил сразу же, потому что конкурс проводился в Ливане, президент Ливана. И мы встречались с президентом, я была настолько радушно принята именно им. Мы сидели, очень долго разговаривали, было очень много вопросов по поводу нашего президента - буду ли я с ним встречаться? Естественно, я не могла ничего ему ответить, потому что я не знала, будет ли мне какое-то внимание оказано. Но для меня это настолько было яркое впечатление, что все-таки конкурс "Мисс Европа" проводился в Ливане, достаточно в прошлом, может быть, и сейчас даже мусульманской стране, - и настолько все-таки вниманием окружен этот конкурс именно со стороны президента. Это очень радует.

Татьяна Ткачук: Вот видите, какое разное отношение за рубежом и у нас к этим конкурсам...

Нина, женские и мужские критерии оценки красоты расходятся всегда очень сильно? Вам, как продюсеру, часто приходится быть удивленной или недовольной предпочтениями членов жюри - мужчин, когда они выбирают красавиц?

Нина Цагарели: Вы знаете, с мужчинами особая статья. Каждый из них считает себя большим знатоком женской красоты, и если общее решение не соответствует его собственному мнению, конечно, он бывает страшно уязвлен. И я несколько раз слышала от членов жюри (не буду называть их фамилии, это очень известные и уважаемые мною люди), что они были недовольны конечным результатом.

Но вообще любое место, где собирается много красивых женщин, - это всегда зона повышенных опасных эмоций. Вот когда мужчина видит сразу столько красивых женщин, конечно, у него разбегаются глаза. И совершенно невозможно принять какое-то коллегиальное, общее решение.

Вообще, насчет конкурсов красоты, весь мир их проводит. Мы так долго жили в изоляции, мы так долго шли своим путем и делали так, как нам подсказывало, так сказать, наше чувство глубокого собственного достоинства, что сейчас выбиваться из общего стандарта не надо. Если весь мир делает это - значит, наверное, Россия не должна отставать в этом, потому что красота - это наше национальное богатство, такое же, как нефть и газ, и даже гораздо ценнее, мне кажется.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Нина. Кто из моих гостей хочет дополнить?

Светлана Королева: Вы знаете, я считаю, что если россияне сами будут верить в то, что это действительно хорошее дело, и конкурсы красоты - это не только сверкать на подиумах своей красотой, но и нести еще все-таки в Европу, в зарубежные страны, что вот мы есть, русские, да, мы такие красивые, мы умные, - значит, все у нас получится. И все у нас будет хорошо.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Светлана.

Большинство читателей нашего WEB-сайта выразили свои сомнения в том, что на конкурсах красоты королевой выбирают действительно самую красивую участницу. Доводы приводили разные, но чаще всего звучал один: красота - явление очень субъективное. Не согласиться с этим невозможно, но, наверное, это и неплохо, что для каждого из нас понятие "красиво" означает что-то свое.

XS
SM
MD
LG