Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свободные деньги в семейном бюджете


Татьяна Ткачук: Во многих российских семьях сегодня не знают, как правильно распорядиться большими или совсем малыми суммами денег, остающихся от ежемесячных расходов. Сегодня мы будем говорить о том, как можно качественно улучшить свою жизнь, о том, что такое личная финансовая свобода - как часть свободы вообще, - и о том, как ее добиться.

Мои гости: Елена Клепикова, вице-президент "Национального резервного банка", президент "Национальной ипотечной компании", и Павел Гусаков, генеральный директор бизнес-школы "Фронтир".

А начнем мы, как обычно, с опроса москвичей. Итак, как бы вы распорядились так называемыми "лишними деньгами"?

- Если бы они лишними были, естественно, я пустил бы их на спонсорство, на меценатство, на поддержание тех же стариков, детей - хотя бы на это.

- Ну, смотря какие. Если мало осталось - это один разговор. Если хорошие деньги - я бы попутешествовала. Вы знаете, все зависит от уровня семьи. Некоторые стремятся золота накупить, тряпья какого-то. Все от уровня зависит.

- Во-первых, это образование детей. А во-вторых, это обеспечение старости. Это вложения опять же, какие-то гарантированные вложения, скажем, в недвижимость - наиболее прибыльное и гарантированное вложение средств. Потому что недвижимость в любом случае для детей и пригодится в жизни.

- Если бы действительно были лишние деньги, ну, не нужные бы на насущные проблемы, я бы кому-нибудь помогла, кто в этом нуждается.

- Если бы были лишние деньги, - ну, не бешеные деньги как у Островского, не выигранные в карты, которые надо тут же пропивать и спускать на прогулку с лошадьми, с тройками, со всеми делами, - скорее всего, я бы отдал их в детские дома. Но только в руки, закупил бы какие-то компьютеры, еще что-то, чтобы это нельзя было "профукать", как это у нас бывает, чтобы они канули в лету.

- Я бы, наверное, поделилась бы с кем-нибудь. У меня есть и не родственники, которые тоже нуждаются. И мне, конечно, очень хотелось бы, чтобы я могла им, допустим, как-то финансово, может быть, помочь.

- Ну, я, в принципе, занимаюсь сейчас технологиями, поэтому в них все вижу будущее - в развитии технологий. Не в сберкассу, не на сберкнижку, никуда. Только в технологии, в развитие производства своего.

- Может быть, в недвижимость бы вложила, но не в банк - не доверяю. Вложила бы в недвижимость, потому что я считаю, что это наиболее удачный способ вложения.

- Ну, деньги должны приносить деньги - значит, они должны работать, а не лежать. Их нужно куда-то вкладывать. В данный момент вложил бы непосредственно в производство - в легкую промышленность, потому что я с этим связан.

- В народе говорят, что лишних денег не бывает. Я, наверное, оставила бы, потому что, в принципе, не знаешь, как будешь жить дальше. Я бы оставила деньги на домашнее сохранение.

- Поскольку я знаком и с фондами соответствующими, я бы вложил деньги туда, где они бы доход давали хотя бы 60 процентов в год, а не так, как платит банк - 16 процентов годовых и так далее. Это не дело.

Татьяна Ткачук: Так отвечали москвичи Михаилу Саленкову, нашему корреспонденту. А мой первый вопрос - Павлу Гусакову. Павел, по-вашему, во что в первую очередь стоит инвестировать средства среднестатистическому россиянину?

Павел Гусаков: Ну, видимо, вы ожидаете от меня каких-то реальных предложений: инвестировать в недвижимость или в ценные бумаги, или, может быть, в предметы старины... А мой ответ будет, наверное, парадоксальным для многих слушателей, для многих россиян. Самая главная и самая первая инвестиция должна быть в себя - в свои знания, в свои умения, в свой личный опыт обращения с этими лишними деньгами.

Татьяна Ткачук: Расшифруйте, пожалуйста, Павел.

Павел Гусаков: Речь идет вот о чем. Если мы собираемся достичь финансовой свободы, и такую цель ставит перед собой человек, то самое главное, чтобы этого достичь, - нужно понимать, что ты делаешь, какие шаги производишь. И тут самая большая опасность, что многие люди кидаются в это море финансовой деятельности совершенно неподготовленными. Вот почему такое огромное количество разочарований, слез, поражений, обид, какой-то потери - это все есть только потому, что не было первоначальной подготовки, люди не знают, что делают.

Первую инвестицию сделайте в себя. Научитесь, пожалуйста, найдите курсы, найдите обучение, прочитайте книжки... Вообще, нужно каждый день изучать по одному финансовому термину, тогда через год вы себя не узнаете.

Татьяна Ткачук: Павел, до какого возраста не поздно учиться?

Павел Гусаков: Ну, до 100 лет - вполне возможно.

Татьяна Ткачук: Это оптимистичный ответ. И у нас первый звонок на линии.

Слушатель: Лев Борисович. Я бы хотел совета спросить: какой сейчас существует риск размещения средств в паевые инвестиционные фонды? Спасибо большое.

Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. У нас есть комментарий специалиста по фондовому рынку Юлии Ефимовой. Мы хотели немножко позже дать его в эфир, но мы ответим на ваш звонок таким вот способом - путем предоставления микрофона профессионалу.

Юлия Ефимова: На российском фондовом рынке пока еще нет массового инвестора. Наш гражданин относится к нему достаточно осторожно, полагая, что вложение в акции - это нечто вроде игры в казино. Но это неправильно, и на этом рынке можно заработать достаточно много денег, если правильно понимать главные принципы.

Во-первых, деньги, которые вы вкладываете на рынок, - это действительно должны быть свободные деньги. Это не значит, что вы готовы их выбросить. Это значит, что вы готовы их долгое время не вынимать из этого рынка, можете дождаться удачного момента для продажи акций. Я могу привести свой пример. В сентябре 2002 года я вложила 500 долларов в акции РАО ЕЭС, купив их по цене 3 рубля за штуку. Через год я продала их порциями по 8-9 рублей. Это впечатляет.

Но разовые вложения в этот рынок практически никогда не дают результата, потому что ловить удачные моменты и волны роста могут только профессионалы, и далеко не всегда им это удается. Вместе с тем, если вы регулярно будете вкладывать в акции небольшие суммы, даже если вы начали делать это не в самый неудачный момент, когда акции были высоки, а потом они упали, - как показывают расчеты, через 2-3 года вы можете добиться доходности 50-70 процентов на ваш вложенный капитал. Столько вам не даст не один банк.

Еще два важных момента. Это обычное здравое соображение - не складывать "все яйца в одну корзину". Сейчас на рынке очень много интересных компаний второго эшелона - это акции не нефтяных компаний, не РАО ЕЭС, а акции промышленных компаний. И я хочу отметить (это мое личное мнение, далеко не все его разделяют), что не стоит вкладывать в акции сейчас, потому что после президентских выборов они не растут - в этом можно было уже убедиться два раза. Нужно подождать два-три месяца, для того чтобы произошел откат. Сейчас идет спекулятивная игра на повышение, и как только пройдут выборы - она закончится.

Если вы не хотите заниматься анализом акций, вы можете вложить свои средства в паевой инвестиционный фонд. Таких фондов сейчас очень много, и по ним выходит статистика. В частности, журнал "Финансы" регулярно публикует рейтинги. Самые надежные фонды, которые вкладывают деньги в акции, и в облигации, дают 20-30 процентов годовых. Фонды высоко рискованные, которые вкладывают деньги в наиболее перспективные акции, - до 80 процентов годовых. Естественно, там, где выше доходность, там больше и риск.

Я думаю, что если человек готов потратить на инвестиции и ценные бумаги менее 500 долларов, то ему не имеет смысла начинать.

Татьяна Ткачук: Павел Гусаков хочет либо добавить, либо возразить. Павел, вам слово.

Павел Гусаков: Ну, мне хочется лишь добавить, наверное, и немножко уточнить. Дело в том, что обычный обыватель, если можно так выразиться, намеревающийся размещать свои средства на фондовом рынке (это рынок ценных бумаг), должен четко понимать множество вещей, и самое главное - не оперировать одним единственным понятием "доходность", этого еще недостаточно. Нужно четко понимать, что доходность идет параллельно с риском. И когда я слышу сногсшибательные проценты, которые рекламируют те или иные организации, мне всегда хочется спросить: простите, господа, а какие риски вы несете, какие риски я буду нести, если я отдам свои деньги вам в управление? Вот что нужно смотреть.

Более того, важно понимать стабильность того или иного паевого инвестиционного фонда. Потому что, скажем, показатели последних трех месяцев - это еще не все. Может быть, просто складывалась удачная конъюнктура рынка, скажем, как сейчас, после Нового года, - конечно, они могут показывать большие цифры, большие показатели. А что вы делали в октябре, в ноябре - вы мне это покажите, - когда был обвал, связанный с общим падением рынка из-за ЮКОСа. Вот что важно.

И множество таких параметров нужно оценивать в совокупности. Наверное, это сложно простому человеку. Опять же, я говорю, давайте изучать этот вопрос, давайте станем грамотными.

Татьяна Ткачук: Елена, в опросе, который мы слышали, несколько человек сказали, что были бы деньги - вложили бы в недвижимость. Потому что недвижимость - это то, что будет передаваться детям, в любом случае это будет полезно для них. Я знаю, что ваша компания прицельно разрабатывает программы, включающие некие льготы, для достаточно молодых людей. Скажите, в чем их суть, этих программ? И лично к вам вопрос: какое, в конце концов, дело руководителю ипотечной компании до молодежи, которую, насколько я знаю, именно вы стремитесь обучить двигаться по жизни самостоятельно?

Елена Клепикова: Ну, во-первых, я хотела бы, наверное, порадоваться за тех людей, которые участвовали в опросе, потому что большинство из них говорили о том, что они хотят какие-то свободные деньги использовать в различные виды вложений. И очень мало, действительно, народу говорило о том, что они хотели бы с помощью вот этих небольших накоплений решить свою жилищную проблему. Это означает, что у тех людей, значит, есть квартиры, и им нет никакой необходимости получать ипотечные кредиты с помощью тех накоплений, которые у них есть, они могут свободно распоряжаться своими деньгами.

Но, на мой взгляд, хорошо размышлять насчет того, куда вложить свободные деньги, можно, имея хорошее жилье. И мне кажется, что вот свободные деньги в первую очередь надо использовать на то, чтобы решить свою жилищную проблему. И моя компания как раз предоставляет такие услуги любым заинтересованным в решении своих жилищных проблем гражданам.

В чем преимущество, на мой взгляд, "Национальной ипотечной компании"? Мы постарались разработать кредитные продукты, которые были бы ориентированы на очень широкий круг потенциальных заемщиков, потому что все знают, что цены на недвижимость сейчас очень высоки, и скопить деньги на то, чтобы купить квартиру за свой собственный счет, очень тяжело. Тем более, это тяжело сделать тем, кто молод, кто только-только начинает свою профессиональную деятельность и, в принципе, не сумел за тот короткий период времени своей профессиональной деятельности скопить какие-то солидные деньги. Так вот, наша компания предложила специально для молодых людей программу, предложив на рынок кредит "Молодежный".

В чем суть этого кредита? А суть заключается в том, что можно иметь всего от 5 до 10 процентов от стоимости приобретаемого жилья - и уже иметь возможность получить кредит в нашей компании. Это означает, что если, например, ваша квартира, которую вы хотите купить, стоит порядка 70 тысяч, то вам нужно иметь собственные средства на уровне 3,5 тысяч или 7 тысяч - и вы уже можете подать заявление на получение кредита.

Правда, здесь надо понимать, что, на самом деле, когда мы говорим о том, что мы предоставляем возможность получить кредит, - мы все-таки предоставляем возможность получить кредит тем людям, которые могут его вернуть. А это означает, что, в принципе, вы должны обладать неким профессиональным уровнем, работать в достаточно хорошей компании, которая является стабильной на данном рынке и которая выплачивает соответствующие доходы, которые позволят вам обслуживать кредит.

Татьяна Ткачук: Елена, какое ограничение по возрасту для этого "Молодежного" кредита?

Елена Клепикова: Для "Молодежного" кредита наши ограничения - 33 года. Но у нас есть возможность и увеличить возраст за счет работодателя. Если работодатель заинтересован в том, чтобы помочь своим сотрудникам, мы можем увеличить возраст.

Татьяна Ткачук: У нас звонок на линии. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Теймураз Александрович. Вы знаете, я вот слушаю и удивляюсь. Что такое свободные деньги? Мне кажется, что деньги никогда практически... Если их миллионами зарабатывать - может быть, да, там есть свободные, что тратишь, тратишь... Я понимаю, что я немало зарабатываю (может быть, многие слушают и удивятся), где-то от 5 тысяч до 6-7 тысяч иногда у меня в месяц получается. Но почему-то у меня никогда не получается, чтобы отложить. Вот у меня семья в основном тратит. Я иногда говорю: "Зачем вы столько вещей покупаете, что их на два-три дня одели, а потом выбросили?" Вот как сделать так, чтобы при таких доходах - 5-6 тысяч долларов - отложить? Дайте мне какой-нибудь совет.

Татьяна Ткачук: Теймураз Александрович, поняли вас. Сумму называете немалую. Павлу Гусакову передаю слово.

Павел Гусаков: Уважаемый Теймураз, я не хочу вам давать каких-то конкретных советов. Вот что мы называем свободными деньгами? Об этом сегодня говорилось, и мне хочется уточнить. Вот в той системе пути к достижению финансовой свободы, которая в нашем центре проводится, мы проводим занятия по системе Роберта Кийосаки - это американский миллионер (мы об этом, я думаю, сегодня еще поговорим). Так вот, что такое свободные деньги? Это те деньги, которые приходят от ваших активов, от того созданного вами актива, который работает независимо от вас. Скажем, разместив свои деньги, купив пакет облигаций, вам не обязательно ходить на фондовый рынок каждый день и сидеть там от зари до зари - вы просто получаете купонный доход.

Татьяна Ткачук: Павел, мне кажется, вопрос немножко в другом заключался. Видимо, речь идет о том, как выстроить семейный бюджет, чтобы какая-то часть из 6 тысяч долларов ежемесячно могла быть отнесена в графу "свободные средства". Обучает ли ваша школа этому?

Павел Гусаков: Конечно. Вот как дети обучаются? Дети обучаются в игре: они играют в кубики, они играют в слова, они играют в предложения. И мы, как дети, играем в финансовые деловые игры, которые называются "Денежный поток", и там становится совершенно ясно, откуда берутся эти свободные деньги. Они берутся, первое, из правильного учета, из правильного понимания, что такое актив, а что такое пассив.

Почти все мы склонны к тому, чтобы наши средства вкладывать в какие-то приятные штучки: хорошая машина, шубка жене, еще что-то. Но все это уводит наши средства из семьи.

Татьяна Ткачук: Вы знаете, если верить нашей почте, то... человек, правда, подписался "Пессимист", но он пишет о том, что для него лучший способ вложения лишних денег - это позволить себе купить что-нибудь приятное для души: хорошую книгу, билет на концерт, компьютерную программу. Вот видите, вы приводите в пример шубку жене и хорошую машину...

Павел Гусаков: Отлично, и мы должны к этому стремиться. В этом и заключается состояние финансово свободного человека - он может позволить себе очень многое, в том числе и благотворительность, о которой говорили радиослушатели. Отлично. Но надо понимать, каков источник этого дохода - вот в этом самое главное. Если мы работаем на чистую зарплату, то, конечно, возможности у нас ограничены тем окладом или тем привычным доходом, который мы имеем. Но если мы находим способ, создаем для себя свою систему распоряжения финансами, которая приносит нам ежемесячный дополнительный денежный поток, - вот это вот и есть свободные деньги, вот их-то мы можем действительно размещать туда, где нам больше нравится. Может быть, это будет недвижимость или фондовый рынок... множество возможностей.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел. Елена, прошу.

Елена Клепикова: Действительно, я согласна, что люди склонны к тому, чтобы транжирить деньги. Особенно они склонны транжирить деньги тогда, когда у них нет какой-то цели, действительно стоящей перед ними, серьезной. И в этом смысле, на мой взгляд, например, ипотечные кредиты, то есть кредиты на приобретение жилья, они как раз дисциплинируют. Вот при том уровне дохода, который был назван, человек мог вполне купить себе очень хорошую квартиру - для себя, для своих детей. И, в принципе, у него большая часть его дохода оставалась бы на все удовольствия, которые он и сейчас имеет, но зато бы он точно знал, что какую-то сумму на уровне, например, 1 тысячи долларов он ежемесячно должен выплачивать в счет погашения кредита. Это, с одной стороны, его дисциплинировало бы. А с другой стороны, в результате он бы имел очень хороший актив, потому что мы знаем, что, на самом деле, цены на недвижимость действительно очень хорошо растут. И тем самым в копилку семье появился бы такой актив, который бы позволил тратить не только сейчас деньги, но и в будущем, детям.

Татьяна Ткачук: Елена, а вот есть такое широко распространенное мнение, что ипотека все-таки - это кабальная зависимость, особенно для людей, живущих на зарплату, что это не свобода, а как раз кабала.

Елена Клепикова: Ну, на мой взгляд, эта точка зрения существует, но действительно она существует на уровне тех людей, которые не совсем разобрались еще, что такое ипотечный жилищный кредит. Потому что, на самом деле, банки не являются кровопийцами, они не заинтересованы в том, чтобы выжимать из людей последние соки. Если вы, например, обратитесь за ипотечным кредитом в какую-нибудь банковскую структуру, - например, в "Национальную ипотечную компанию", - то совсем не каждому человеку этот кредит будет предоставлен, потому что банк как раз оценивает вашу платежеспособность и вашу возможность погашать кредит. Если вы даже будете говорить, что "я буду всю свою заработную плату направлять на погашение кредита", - банк с вами не согласится, потому что он точно знает, что вам нужно хорошо кушать, что вам нужно платить за образование, что есть еще какие-то другие расходы, которые необходимо вам нести. Поэтому, на самом деле, инструмент кредита строится таким образом, чтобы ваши платежи были необременительны для вашего бюджета, и это самое главное.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Елена.

Еще звонок.

Слушатель: У меня такой конкретный вопрос. Вот ваш гость, Павел, говорит (может быть, я не с начала слушала) о какой-то школе. Вот могу я - просто человек с высшим образование, но не имеющий отношение к финансам, - в этой школе поучиться немножко?

Татьяна Ткачук: Поняли вопрос. Слово - Павлу Гусакову, генеральному директору бизнес-школы "Фронтир", пожалуйста.

Павел Гусаков: Наша школа как раз и предназначена в первую очередь для людей без какой-либо подготовки. Потому что те люди, которые закончили высшие учебные заведения и сейчас работают финансовыми менеджерами, они, в принципе, сами найдут путь и как-то устроятся в этой жизни. А что делать огромному числу людей, которых я ежедневно встречаю на улице, в учебном классе? Что нам всем делать, у которых нет 5-7 тысяч долларов, а есть 5-7 тысяч рублей максимум? Вот как раз для нас для всех, для простых, и существуют эти вот курсы. Они самые разнообразные: курсы по недвижимости, курсы по фондовому рынку, курсы по управлению личными финансами.

Тут не нужно много ума. Нужна дисциплинированность, нужно желание (вот сегодня я немножко уже говорил), нужна цель - для чего все это делается. Вот когда мы на тренинге вдруг выясняем, что, "ага, моя цель, оказывается, не в том, чтобы просто иметь пачку денег, а для того чтобы сделать новый детский дом, хороший дом", - вот эта цель будет греть и этого человека поведет. В нашей бизнес-школе самые простые курсы, самые простые люди, от уборщиц до директоров.

Татьяна Ткачук: Павел, передо мной лежат две книги бизнесмена Роберта Кийосаки, которого вы уже упоминали, - "Богатый папа, бедный папа" и "Квадрант денежного потока". Я знаю, что ваш центр работает по его системе. Пожалуйста, объясните для радиослушателей коротко - в чем суть предлагаемой этим американцем японского происхождения системы?

Павел Гусаков: Роберт Кийосаки - это американский миллионер, который сам лично достиг вот этого состояния. И сейчас он учит людей по всему миру. Книжки, которые он написал, в Америке, на Западе являются бестселлерами и стоят в рейтинге в пятерке высших, наиболее раскупаемых и популярных книг уже несколько лет.

Татьяна Ткачук: Павел, верим. Давайте о сути его теории.

Павел Гусаков: Суть вот в чем. Роберт Кийосаки предложил всех людей разделить условно на четыре категории по источникам получаемого ими дохода. Вот есть люди, которые работают по найму, - это первая категория. Это люди, работающие на зарплату, - и, в общем-то, здесь все понятно: они приходят, получают зарплату, определенное количество часов отрабатывая.

Вторая категория - это специалисты. Заработок этих людей не фиксирован, он зависит от количества и интенсивности их труда. Скажем, частнопрактикующие врачи, юристы, риэлторы, страховые агенты - людей этих профессий точно можно отнести к категории "С" (специалисты).

Третья категория - это бизнесмены - те люди, которые построили бизнес-систему. Здесь Кийосаки очень четко разделяет бизнес-систему и просто бизнес. Большинство малого бизнеса, который существует в нашей стране, не является по большому счету бизнесом. Если люди (скажем, семья) сделали кафе и сами там работают, то фактически они работают по найму, только у самих себя. Это не бизнес-система. Бизнес-система - это тогда, когда учредитель, сконструировав, организовав какое-то количество людей, только управляет. Более того, он запускает этот процесс и может освободить свое время, силы и, в том числе, финансы для других каких-то целей. Вот уже начинается какой-то элемент финансовой свободы, свободы от обязательств, свободы от временной зависимости.

И четвертая категория - это инвесторы. Это те люди, которые научились так управлять своими финансами, стали финансово грамотными - и теперь уже деньги работают на них. Целые компании, целые корпорации работают на то, чтобы этим инвесторам стало легко жить.

Татьяна Ткачук: И, насколько я понимаю, этот человек обучает своих читателей тому, как можно перейти из одной категории в другую.

Павел Гусаков: Да. Эти книги настолько легко написаны, настолько увлекательно читаются, что мне говорили, что кто-то за два часа прочитал книгу. Вообще их много, книг, их 7 книг разных. "Отойти от дел молодым и богатым" - одно название чего стоит. И шаг за шагом, ступенька за ступенькой Роберт Кийосаки показывает, как это можно сделать. Он сам прошел этот путь и нам предлагает: пожалуйста, идите, ничего там сложного нет. Просто нужно понимать, куда мы идем. Или мы хотим всю жизнь работать на зарплату - и в конце концов уповать на то, что государство будет выплачивать мне пенсию. Либо же я сам создам свой личный "пенсионный фонд", я сам создам себе, скажем, недвижимость, в которой я буду жить. Вот туда надо направляться. И Кийосаки показывает именно понимание и ясность этого вопроса. Становится ясно, куда идти, чем заниматься, как это все происходит.

Татьяна Ткачук: Елена, сразу вопрос к вам. Вот из этого квадранта, который нам сейчас нарисовал Павел, ваши клиенты - они кто?

Елена Клепикова: Ну, я вот как раз сидела и думала. Я хотела ответить и утешить наших радиослушателей, что на самом деле все категории людей, о которых говорил Павел, могут стать нашими клиентами. Потому что на самом деле, да, мы приветствуем и я, например, лично разделяю активную позицию людей и считаю, что действительно переход из одной категории в другую дает дополнительную свободу. Тем не менее, для нас важно, чтобы человек мог получить кредит на жилье, самое главное - чтобы у него был постоянный источник дохода. Это может быть и заработная плата...

Татьяна Ткачук: И у человека, работающего по найму, и у специалиста...

Елена Клепикова: Абсолютно точно. Поэтому, на самом деле, здесь самое главное, чтобы те люди, которые к нам пришли, подобрали тот кредитный продукт, который подходит для их семейного бюджета. Потому что мы рассматриваем не просто доход каждого конкретного человека, а доход семьи - тем самым мы позволяем получить существенно больший размер кредита.

Татьяна Ткачук: Елена, вот сразу вопрос. Ведь само решение об ипотеке, об ипотечном кредите во многом основано все-таки на менталитете человека, который размышляет над этим, и возрастной психологии. Мне кажется, что для наших родителей, для поколения наших родителей, привыкших (к сожалению, так сложилась их жизнь) плохую квартиру зачастую считать пожизненным приговором, ипотека нереальна. Вот для наших детей - быть может, да. В этом смысле я понимаю, что, наверное, самая благодатная почва для вас - это работа с молодыми клиентами, гибкими, умеющими ориентироваться на рынке.

Елена Клепикова: Вы абсолютно правы. Хотя я хотела бы еще раз подчеркнуть, что мы рады любым клиентам. И вообще, наш опыт показывает, что возрастные категории у нас совершенно разные. И есть так называемая "продвинутая клиентура", то есть действительно те люди достаточно солидного возраста, которые прошли все, так сказать, трудности финансовых кризисов и так далее, и все равно они пытаются как-то решать свои жилищные проблемы - с помощью, в том числе, ипотечного кредитования. Но, вы абсолютно правы, существенно проще и существенно интереснее работать с молодыми людьми, потому что, в конце концов, у нас появляется класс тех собственников, которые понимают, что на самом деле решать свои проблемы можно уже сейчас за счет своих собственных усилий, а не за счет денег родителей, например, не за счет того, чтобы делить квартиру с родителями, и так далее.

Поэтому, действительно, мы ориентированы в первую очередь на то, чтобы научить людей работать с ипотечными жилищными кредитами. Я отношу это к разряду работы, потому что на самом деле это как удочка: если ты один раз получил ипотечный кредит, и ты его выплатил, ты знаешь, что это такое. Ты купил с помощью кредита, например, однокомнатную квартиру - ты знаешь, что ты можешь с помощью кредита купить и двухкомнатную, и трехкомнатную в дальнейшем, когда твои доходы будут расти. Поэтому очень важно действительно образовывать тех клиентов, которые потенциально могли бы существенно увеличить свои и профессиональные способности, и мобильные способности, переезжать из города в город, потому что они могут купить себе там жилье, если их работа, например, более интересует в другом месте.

На самом деле, мне кажется, что, работая со всеми, мы, конечно, в первую очередь ориентируемся на новое поколение.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Елена. Павел, я хочу вернуться к квадранту, нарисованному вами. Я понимаю, что, поскольку вы директор бизнес-школы, то ваша цель (и, видимо, вашей целью является и обучить клиентов думать так же, как вы) - это перемещение из левой части квадранта, то есть из найма и специалистов, в бизнесменов и инвесторов. Скажите, пожалуйста, какая сумма факторов должна совместиться в какой-то определенный момент жизни конкретного человека, который находится в левой части (то есть либо работает по найму, либо является специалистом), что должно с этим человеком произойти, чтобы он был способен переместиться из половины финансово зависимых, с вашей точки зрения, людей в ту половину, где брезжит финансовая свобода?

Павел Гусаков: На самом деле нужно только одно: нужно увидеть свою мечту и определить свою цель. Как ни странно, такая простая вещь у нас не получается. Отучили нас мечтать, отучили нас видеть цель. Но вот это главное - увидеть свою цель, - и тогда все получается.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел. Мы вернемся к вашему ответу на этот вопрос, а у нас звонок из Лондона на линии. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Владимир. Вопрос у меня следующий к Павлу. Я считаю, Павел, что вы все-таки чуть-чуть некорректно подаете ту картину, которая существует на самом деле, действительно на фондовом рынке, на валютном и на всех остальных. Вы прекрасно знаете, что практически 99 процентов частных инвесторов теряют на этом рынке деньги. А вы все подаете чуточку в розовом свете. Как вы считаете, прав я или нет?

Татьяна Ткачук: Спасибо, Владимир. Слово Павлу.

Павел Гусаков: Спасибо, Владимир, вы абсолютно правы. Может быть, не 99 процентов, а все-таки 90, по нашим исследованиям. И, тем не менее, такая грустная картина, что 90 процентов людей теряют свои сбережения, свои кровные денежки, если они вдруг решат, что им нужно куда-то вкладывать. Поэтому опять возвращаемся к простому, давайте сначала научимся на простом. Придите в любую бизнес-школу, которая учит людей управлению, работе на фондовом рынке, поработайте на учебном счете. Вот полгода проработайте, покажите хотя бы 30 процентов годовых доходности - тогда, ради бога, вступайте в большой мир, вносите свои деньги, но опять же не все, опять частично, то есть такую сумму, которую вы потенциально готовы как-то пожертвовать. Все постепенно, и только через тренировку. Ни в коем случае нельзя туда бросаться, в этот омут.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел. И еще один звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: У меня вопрос к Павлу Гусакову. Виноградов Евгений Николаевич. Я москвич, переводчик с европейских языков. Много читал книг. Правда, не знаком с японским автором, на которого ссылается Гусаков. И хотел бы уточнить: вот по этой системе так называемые "лохотроны", которые существуют и с которыми знаком, наверное, господин Гусаков, и в Москве они распространены, - это бизнес или все-таки уголовно наказуемое деяние?

Татьяна Ткачук: Евгений Николаевич, какой-нибудь пример приведите для нас.

Слушатель: Ну, пример такой. Вот создается организация, которая нанимает людей на постоянную работу, и два месяца - по трудовому законодательству - у них как бы льготный период: если они не выполняют план в течение этих двух месяцев - их увольняют. И они стараются, выполняют свою работу, но им не платят зарплату. Или первый месяц выплачивают, а через месяц и во второй месяц отнимают те деньги, которые они заработали. Таких методов и таких фирм сейчас масса, тем более, что уровень безработицы в Москве высокий. Что это - бизнес? Мой знакомый содержит такую фирму и говорит: "Это бизнес". Или это все-таки уголовно наказуемое деяние?

Татьяна Ткачук: Поняли вопрос, Евгений Николаевич. Итак, Павел, то, что молодежь сейчас называет "кидалово"...

Павел Гусаков: "Кидалово" и "лохотрон", да. "Лохотронов" у нас полно, и нужно внимательно смотреть, с чем вы встречаетесь, и что вы видите перед собой. Тот пример, о котором вы рассказали... Трудно сказать... На Западе весьма распространена практика, когда человек подписывает контракт, одним из пунктов оговаривается, что месяц, или два, или даже три месяца идет стажировка - и только после этого включается полный план оплаты, вознаграждения в той или иной форме. У нас может быть и то, и другое.

Важно вам быть не только финансово грамотным, но и юридически грамотным человеком. Пожалуйста, прочитайте внимательно, что вы подписываете. Редко кто из нас вообще берет на себя труд почитать те пункты контакта, которые мы подписываем, устраиваясь на работу.

Татьяна Ткачук: Павел, но справедливости ради надо сказать, что зачастую контракты составлены так, что если человек юридического образования не имеет, он просто "продраться" сквозь эти 18 пунктов с 3-мя подпунктами в каждом не в состоянии. Это же тоже делается неслучайно.

Павел Гусаков: Спрашивайте! У всех у нас есть право спрашивать, задавать вопросы. Кийосаки говорит: "Задавайте вопросы, выясняйте подноготную, что за этим стоит..." Только задавая вопросы, можно... Опять же, какие вопросы? Те, с которыми вы сами способны справиться. И опять мы упираемся в одно и то же: давайте изучать и этот вопрос. Чем контракт отличается, скажем, от трудового договора? В чем здесь отличие? Тут уже нет речи о финансовой свободе, но это тоже нам нужно знать. Мы тоже в этом деле проваливаемся по сравнению с остальным миром.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел.

Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот из рассуждений господина Гусакова возникает такое впечатление, что достаточно пойти в бизнес-школу, чему-то там поучиться - и станешь преуспевающим бизнесменом. Почему талант к бизнесу не является таким же талантом, как талант к математике, к музыке и так далее? Есть талант - без всякой бизнес-школы станешь бизнесменом. Нет - хоть 100 бизнес-школ окончи, и ничего не будет у тебя. Марк из Москвы.

Татьяна Ткачук: Очень приятно. Пожалуйста, Павел.

Павел Гусаков: Уважаемый Марк, я думаю, только те звезды - пианисты, скрипачи - знают, сколько труда они вложили, для того чтобы стать звездами. Просто мы этого труда не видим. Так же и здесь, никто не знает, сколько труда, нервов, усилий, времени было вложено тем или иным предпринимателем, прежде чем его бизнес начал работать, - это как бы за кадром, не видно. Но мы можем этому научиться, можем постепенно, шаг за шагом. Одна бизнес-школа вас не сделает, другая вас бизнес-школа не сделает, только внутренняя установка на то, что "я сам вершитель своей судьбы, я сам иду туда, куда мне хочется, и это приведет меня к свободе..."

Татьяна Ткачук: Я думаю, все-таки не стоит исключать какие-то редкие ситуации, когда действительно человеку просто от Бога дан некий дар, какая-то предпринимательская жилка. И есть такие примеры, наверное, у каждого из нас - людей, которые нигде не обучались в специальных заведениях и, тем не менее, достигли прочного финансового положения.

Павел Гусаков: Смотрите, мы же не говорим человеку, не указываем пальцем: ты иди туда, ты иди сюда... Обучение в нашей школе подобно тому, как мы приходим куда-то, скажем, на шведский стол и говорим: "Вы можете есть все, что хотите. Все это съедобно, все это полезно. Пожалуйста, выбирайте то, что вам хочется". Если у вас есть склонность к предпринимательству, и вы умеете работать с людьми, в этом находите отраду души своей - пожалуйста, создавайте бизнес. Но если для вас самое страшное - это с кем-нибудь поговорить, то давайте другое выберем, другие способы.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел.

И, Елена, сухая теория всегда сложнее воспринимается, чем какие-то живые примеры. Конкретно в вашей "Национальной ипотечной компании" была ли ситуация, когда вам удалось "разрулить" какую-то такую мрачную и безнадежную квартирную историю и принципиально изменить качество жизни какой-то семьи?

Елена Клепикова: Ой, вы знаете, таких историй у нас масса. Но я хотела бы, наверное, рассказать о нашем первом клиенте в Санкт-Петербурге, потому что мы совсем недавно начали программу в Санкт-Петербурге. Человек среднего возраста захотел приобрести жилье. Своих собственных денег ему не хватает, естественно (трудно приобрести сейчас за счет своих собственных денег), он обратился в несколько банков Санкт-Петербурга - получал либо отказ, либо такие условия, которые для него были абсолютно невыполнимы. Например, привести нескольких поручителей для того, чтобы можно было получить кредит, - не мог привести нескольких поручителей. Затем нашел все-таки банк, который принял у него заявку на получение кредита, и банк удовлетворил тот уровень дохода, который данный человек получал. Но за тот период времени, пока банк рассматривал и принимал решение о кредите, стоимость квартиры выросла на 7 процентов. То есть, на самом деле, у человека опять не хватает денег, то есть того размера кредита, который ему предоставлен был, не хватило для того, чтобы приобрести квартиру.

Что делать? Он попытался связаться со своим московским приятелем, чтобы занять у него какие-то деньги, для того чтобы купить квартиру. В результате московский приятель посоветовал обратиться в представительство "Национальной ипотечной компании" и попробовать получить кредит там. На самом деле, за 3 дня было принято решение о предоставлении кредита этому человеку, и ему хватило денег для того, чтобы купить эту квартиру. И он в настоящее время обладает той квартирой, которую хотел приобрести.

Татьяна Ткачук: Думаю, счастлив. В общем, убедительно. Спасибо, Елена.

Еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Фамилия моя Горохов. Скажите, пожалуйста, в советское время было запрещено вступать в черные кассы, создавать их, а в настоящее время это можно? Граждане, положим, которые знают друг друга, которые имеют авторитет, которые не исчезнут, как какая-то фирма, которой способствовал "Сбербанк", создают такие товарищества и помогают сами себе. У меня такой вопрос к Павлу.

Татьяна Ткачук: Вы имеете в виду, господин Горохов, что-то вроде кассы взаимопомощи?

Слушатель: Не "господин", забудьте это слово. Лучше - гражданин. У нас, кроме господ, есть бомжи, правда?

Татьяна Ткачук: Вы знаете, мне было бы удобнее, если бы вы назвали свои имя и отчество.

Слушатель: Меня зовут Анатолий Иванович Горохов.

Татьяна Ткачук: Анатолий Иванович, вы имеете в виду что-то типа касс взаимопомощи, которые были прежде?

Слушатель: Да, самим, минуя эти всякие структуры государства, разрешения от президента, "Сбербанка"... Я считаю, у нас государство - рэкет, бандиты, они ограбили всех простых людей. Даже сам несчастный Путин, президент, жаловался, что вложил деньги, которые за продажу автомашины выручил, и его ограбили.

Татьяна Ткачук: Анатолий Иванович, поняли вопрос. Неожиданно не Павел будет вам отвечать, а Елена Клепикова. Елена, прошу.

Елена Клепикова: Вы знаете, нет сейчас никаких ограничений по поводу возможности создания такого типа организаций, о которых вы говорите. И называются они - кредитные союзы и кооперативы. Вы имеете полное право найти тех людей, которые хотели бы поделиться с вами своими деньгами, для того чтобы решить какую-то вашу проблему, если вам сейчас именно нужно ее решать. А с другой стороны, вы свои деньги могли бы предложить другим людям для решения их проблем. И для этого совершенно не надо никаких организаций, разрешений, как вы говорите, "Сбербанка" или кого бы то ни было другого. Главное - ваше желание объединиться и с помощью своих собственных капиталов или денег, какие у вас есть, решать свои проблемы. Вы можете это сделать. Есть потребительские кооперативы, есть жилищные кооперативы, есть любые другие кредитные союзы, в которых вы можете участвовать по собственному желанию.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Елена. И снова слово слушателю. Здравствуйте.

Слушатель: Спасибо, уважаемые. Петербург. Юрий Феликсович. У меня к Павлу Гусакову слова. Я предприниматель. Я просматривал книжку, на которую он ссылается, и она меня неприятно поразила тем, что она апеллирует к довольно низменным чувствам: быть свободным - хорошо, а быть несвободным (то есть зарабатывать свои деньги) - это еще слабо, надо стремиться быть свободным.

Вот, согласитесь, Павел, чтобы стать свободным, вкладывать свои деньги и жить на проценты, на прирост от этих денег можно только тогда, когда крутится остальной бизнес, который и приращивает эти деньги. Это в известной мере паразитирование, когда вы сидите... как говорится: мы хорошо сидим, а денежки работают. Но ведь чтобы они прирастали, должен кто-то работать. А просто вложить деньги и жить, как рантье... Да, это, конечно, свободно, это очень мило, - уйти от бизнеса, так сказать, в раннем возрасте и быть молодым и свободным, но это паразитирование в известной мере. Откомментируйте мое мнение.

Татьяна Ткачук: Поняли вопрос. Павел, пожалуйста.

Павел Гусаков: Юрий Феликсович, вы очень точно поняли суть того, что предлагает Кийосаки. Давайте только немножко уточним. Создание бизнеса и оставление его - что предшествует этому? Предшествует огромная организаторская работа. Очень сложно, поверьте мне, очень сложно создать функционирующую систему, так сопоставить все связи между людьми, чтобы они работали, функционировали, а вы могли только точечно управлять. Попробуйте найти те коэффициенты, те главные рычаги, которые заставят все это крутиться. Это сумасшедше сложно, это огромный труд. За это должно быть хорошее вознаграждение, достойное вознаграждение, самое достойное, как я считаю.

Татьяна Ткачук: И, как мне кажется, к паразитированию это никакого отношения не имеет.

Павел Гусаков: Да нет, конечно, нет, что вы.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел. Еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Светлана Кольцова, я из Москвы. Хотела бы создать Павлу Гусакову следующий вопрос. Имеет ли смысл обучаться в каких-либо бизнес-школах, если уровень обучения в них все равно будет ниже того уровня, который получают специалисты в каких-то высших учебных заведения, либо имеющие уже опыт? Не имеет ли смысл просто обращаться к финансовым консультантам по тем же вопросам инвестирования и прочее? Потому что бизнесмены, в любом случае, нанимают каких-то консультантов для себя. Невозможно быть специалистом во всех областях на должном уровне, иногда нужны консультанты.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Светлана. И, Павел, с вашего разрешения свой вопрос добавлю, тот же, что я задавала и Елене: какой-нибудь конкретный пример человека, прошедшего обучение в вашей бизнес-школе, и принципиально сумевшего изменить свою жизнь. Может быть, это будет одним из ответом на вопрос - имеет ли смысл?

Павел Гусаков: Таких примеров большая масса. Давайте я расскажу про Андрея, не буду называть фамилию. Андрей еще год назад был на перепутье, собирался поступать в учебное заведение тоже финансового направления и как раз пришел к нам и поиграл несколько раз в "Кэшлоу-101". После этого у него все изменилось, он стал совершенно по-иному смотреть на свой путь. И что? Сначала он стал работать внештатным сотрудником по распространению визиток где-то на рынках. Потом он стал уже менеджером. Теперь он компаньон. Недавно он мне позвонил и сказал: "Павел, я закупаю оборудование, потому что я открыл свой собственный бизнес". Он работает в полиграфии теперь.

Вот что его натолкнуло? Вот этот вот простой путь, человек идет по предпринимательскому пути.

Татьяна Ткачук: Ну, Светлана еще в свой вопрос вкладывала некие сомнения в уровне обучения в такой школе, я так поняла.

Павел Гусаков: Мне вот хорошо сравнивать. Я закончил "Эн-Би-Эй" - отличную школу, отличные профессора, они меня многому научили. Единственное, что они не сказали, - а что сейчас делать конкретно? Вот что мне сегодня вечером делать, чтобы заработать деньги, - вот этого они не сказали. Поэтому мне пришлось идти своим путем - путем обычного обучения, самообучения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел. Конечно, мы далеки от мысли успеть за этот эфирный час дать какие-то конкретные советы и рекомендации слушателям. К тому же, одно из правил ведения бизнеса, таково: никогда не вкладывайте ни во что деньги под давлением - если давят, значит, думают о своей выгоде, а не о вашей... Надеюсь, нам удалось, по крайней мере, вызвать вас на некие размышления.

XS
SM
MD
LG