Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О работе врачей-сексологов


Татьяна Ткачук: По данным ROMIR Monitoring, четверть москвичек 25-35 лет разучились получать радость от секса; согласно другим статистическим данным, примерно треть всех российских мужчин испытывают те или иные сексуальные проблемы.

Сегодня у нас в гостях врач-психотерапевт, сексолог, кандидат наук Александр Полеев и Татьяна Мизинова, директор Центра психологической поддержки и современного психоанализа "Персона". А говорить мы будем о том, как работают с клиентами специалисты-сексологи: кто обращается к ним чаще, как происходит прием, в чем его специфика.

Пока слушатели будут дозваниваться до нас, посмотрим почту сайта Радио Свобода. Начну с письма Екатерины. "Мне кажется, - пишет она, - что проблема может носить либо медицинский, либо психологический характер. В первом случае нужно обращаться к врачу (гинекологу, урологу, эндокринологу, невропатологу), во втором - к психоаналитику. А что такое сексолог, я не очень понимаю, что он лечит-то?"

Александр, прошу, вопросов таких много: чем сексолог отличается от всех перечисленных Екатериной специалистов?

Александр Полеев: Дело в том, что сексологические проблемы, то есть нарушения, расстройства или просто проблемы в сексуальной сфере, не сводятся ни к медицинским проблемам, ни к проблемам психологическим. Это некий конгломерат из психологических проблем, чаще всего, из неких телесных, как мы говорим, соматических расстройств и проблем психофизиологических. Поэтому обращение к гинекологу в 99,9 процентах случаев женщине ничего не даст.

Вот вы приводили сведения о том, что четвертая часть женщин не получает наслаждение от секса (на самом деле - третья), так вот если эти женщины пойдут к гинекологу, а некоторые из них ходят, то гинеколог поставит им диагноз "практически здорова". Они действительно здоровы, бодры, и в этом плане замечательно себя чувствуют, а наслаждения от интимной жизни они, к сожалению, не получают.

Так что сексолог - это особая специальность. Она, конечно, ближе к психотерапии, потому что и сексологи из психотерапевтов выходят, потому что большинство проблем в интимной жизни все-таки корнями своими уходит в проблемы психологические. Сексолог несколько отличается от сексопатолога. Ну, формально отличается тем, что сексопатолог - это всегда врач, а сексолог может быть врачом (как я) или психологом по образованию, психоаналитиком (как моя коллега Татьяна). Не формально, по содержанию они отличаются тем, что в круг интересов сексопатолога входят и более тяжелые и серьезные расстройства, чем те, которыми занимается сексолог. Сексолог, конечно, занимается частично и достаточно серьезными расстройствами, но он практически не занимается, например, грубыми девиациями, сексуальными отклонениями, например - зоофилией. 90 процентов пациентов сексолога, клиентов врача-сексолога, психолога-сексолога - это пациенты с некоторыми проблемами во влечении и в получении сексуального наслаждения, женщины и мужчины с проблемами влечения, проблемами потенции.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И первый слушатель у нас на линии. Москва, Эля. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что через полтора-два поколения, возможно, проблем станет меньше, потому что сейчас взрослые женщины и мужчины несут на себе отпечаток какого-то советского воспитания в этой области, а их собственный жизненный опыт уже не советский, а, скажем, другой. Может быть, в этом есть какой-то конфликт?

Татьяна Ткачук: Ну, спорная немножко точка зрения. Потому что, если мы будем говорить о больших городах, жителях больших городов, наверное, Эля, вы правы. Но если мы заговорим о российской провинции, о городах небольших, а тем более о деревнях и поселках, - я не знаю, как насчет "советского" и "несоветского" здесь можно рассуждать. Александр, ваша точка зрения?

Александр Полеев: Я с Элей практически согласен. Мне кажется, это умная мысль. Только я не согласен со сроками, которые она назначает. Эля, дело в том, что часть проблем наших клиентов все-таки связана и с какими-то соматическими проблемами, телесными, - и их тоже не станет меньше. Кроме того, проблемы, связанные с воспитанием, с психологией, действительно идущие с советских времен, когда сексуального воспитания практически не было (оно у нас и сейчас присутствует в крошечном виде, но тогда его не было совсем), - это, Эля, не так быстро будет устраняться. Никакой сексуальной революции ведь нет! Возможна только сексуальная эволюция, поскольку это некая перестройка в психике человека, в его душе. И речь идет не о 10-15 годах, а, наверное, о 30 или 50 годах. Но мы очень надеемся и верим, что проблем действительно станет меньше.

И может быть, что еще важно, сегодняшняя наша проблема - сексологов и наших клиентов - в том, что вся наша помощь немножко напоминает проблему стоматологии при советских временах: поскольку было больно и неудобно, то люди шли уж только тогда, когда зуб болел, и очень болел. Вот сегодня у нас есть проблема позднего обращения - в результате сроки лечения увеличиваются, и помогать нам труднее. Если бы наши клиенты приходили к нам пораньше, если бы девочка, которая не испытывает наслаждения в интимной жизни, пришла к нам года через два после начала этой интимной жизни, а не в 35 лет, после того, как ее за это выгнал муж, то, конечно, мы бы ей помогли гораздо более эффективно. А в общем число клиентов сократится, я согласен.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И вот еще одно письмо на сайте Радио Свобода, и еще одна позиция (тоже весьма распространенная). "Сексолог - это просто пародия на здравый смысл, - пишет Андрей из США. - Сексуальность неотрывна от любви, взаимопонимания и доверия в семье, которые и есть номер один, а не наоборот. Если их нет, работать над сексуальностью - абсурд, а если есть, то сексуальность никогда не будет проблемой, из-за которой надо идти к специалисту. Если лошадь сдохла или болеет, ремонт телеги ничего не прибавит".

Татьяна, что показывает ваша практика: автоматически ли взаимопонимание и доверие между супругами означают отсутствие у них сексуальных проблем?

Татьяна Мизинова: Ну что ж, безусловно, трудно оспаривать точку зрения, что вершины сексуального удовольствия мы можем достигнуть только с партнером, которому мы доверяем. Мы можем обсудить с ним новый сценарий любовной игры, почувствовать себя более свободными. Но, к великому сожалению, эмоциональная привязанность между людьми совсем не является гарантией гармоничных сексуальных отношений.

Дело в том, что существует, в том числе, физиологическая "вилка": пик женской сексуальности приходится на 30-35 лет, в то время как мужская сексуальность - это с 20 до 25-27 лет. И таким образом, мы имеем своего рода ножницы: когда мужчины уже не могут предложить женщинам такого накала страстей, у женщин появляется как раз в этом большая потребность. И добрая, понимающая своего мужа жена, с которой он хочет подчас прожить до конца своей жизни, к сожалению, не является для него идеальным сексуальным партнером. Можно привести достаточно печальную статистику, что во многих супружеских парах после 10 лет совместной жизни сексуальная, интимная близость занимает около 2,5 минут в неделю.

Татьяна Ткачук: Цифра грустная...

Татьяна Мизинова: Да, достаточно грустная статистика. И очень важно, что сейчас мы, к нашей радости, видим, что люди стали чаще обращаться к сексологам. И это отнюдь не показывает, что стало больше проблем, а просто женщины, как уже упомянул Александр Моисеевич, больше не хотят мириться со своим чувством неудовлетворенности, с сексуальными проблемами и приходят к сексологам, психологам для того, чтобы их решать.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Татьяна. Михаил из Архангельска на линии. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Александр Моисеевич Полеев, очень рад вас, конечно, слышать в этой передаче, и вы во многих передачах участвуете. Я доволен, у вас очень грамотный и опытный взгляд на эти вещи, и главное, что вы не политизируете все это. Я, со своей стороны, хотел бы сказать следующее. Отношение мужчины к женщине сегодня отравляет прежде всего реклама, где рекламируют отвращение к женщине - это и "крылышки", и противозачаточные всякие средства. Реклама притупляет отношение к женщине. Потом, образ жизни сегодняшний в России, навязывают молодежи тоже отношение грубое к женщине, к девушке - вот эта реклама: "Бери от жизни все", пиво, алкоголь:

Татьяна Ткачук: Спасибо, Михаил, поняли вашу точку зрения. Александр Моисеевич, реклама с бесконечными "тампаксами", прокладками и так далее:

Александр Полеев: Михаил, спасибо вам за теплые слова. Но, знаете, я врач и научный работник и больше привык оперировать языком фактов. Так вот, частота рекламы прокладок (то, что вы называете "крылышками") на самом деле пропорциональна учащению интимной жизни, в том числе есть исследования, которые показывают, что она строго пропорциональна. И что особенно радует, в те дни, когда много рекламы, связанной с интимной жизнью (в данном случае это реклама прокладок и всего такого), то учащается даже интимная жизнь в так называемых стабильных семьях, в которых она очень скромная. Эта реклама женщинам предлагает какие-то новые и, наверное, полезные предметы (уж не знаю, насколько они такие замечательные, как их рекламируют), но у мужчин, Михаил, - мне кажется, и у вас, и у меня, и у любого российского и не российского человека - она пробуждает фантазии. Мы, в общем-то, представляем, куда это прикладывается все, и пробуждается интерес к интимной жизни. Так что сексуализация телевидения нам, мужчинам, в основном идет на пользу.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Для меня это немножко спорная точка зрения. Мне кажется, что наш слушатель говорил о потере какой-то тайны и какого-то таинства того, что происходит между мужчиной и женщиной, за счет рекламы тех предметов, о которых говорили вы. Но вы мужчина - вам виднее.

А сейчас мы послушаем москвичей, отвечавших на вопрос Любови Чижовой: "Обратились ли бы вы к сексологу, если бы у вас возникла такая необходимость?"

- Да. У меня возникли проблемы - я обратился. Потому что я вот такой - не стеснительный, - наверное.

- Пока с такими серьезными вопросами не сталкивалась. Но если жизнь заставит, конечно, приду на консультацию. При личном контакте с сексопатологом, наверное, это было бы проще обсудить, чем через Интернет.

- Почему бы нет? Надо обращаться, пока не отвалилось...

- Ой, не знаю. Я так стесняюсь как-то по этому вопросу. Пока сейчас нет никаких вроде бы проблем. Но если уж боль такая была бы, просто критическая какая-то необходимость, - куда денешься, пойдешь. Я смотрю многие ток-шоу, и там такие вопросы, что я думаю: я бы, наверное, никогда не пошла.

- Наверное, да. Если есть проблемы, то, наверное, надо над этим задумываться и решать проблему. Я бы смог пойти к врачу-сексопатологу - это же врач.

- Вы знаете, мне кажется, это зависит от человека. Не все же даже друзьям и подругам мы можем доверить. А некоторые люди с удовольствием обратились бы. Мало ли у кого какие проблемы.

Любовь Чижова: А вы лично?

- Мне бы, например, было неудобно. А мой муж, скажем так, с удовольствием бы обратился к врачу-сексопатологу. Он иногда и мне говорит: "Сходи".

- Я лично смог бы, наверное, обратиться, к врачу любого направления подойти - и к сексопатологу, и к сексологу. В этом нет проблемы для меня. И, наверное, у каждого человека должен быть основной принцип, что здоровье превыше всего, а не ложная какая-то скромность. Человек должен быть другом своему здоровью.

- По-моему, к врачу идти не надо стесняться, что бы у тебя ни болело, каких бы проблем не было. На то он и врач.

- Да, конечно. Это мое здоровье. Как это так - стесняюсь? Я подвернул ногу - и буду ходить хромать и бояться пойти к врачу? Это несерьезно. Это жизнь. Настолько это уже обыденно стало. И по телевизору, да везде это не новинка уже, ничем не удивишь. Даже не знаю, чего тут можно смущаться. Думаю, это еще "совдепия" - вот там, может быть, люди воспитаны немного по-другому. А сейчас уже другое поколение, совершенно по-другому все воспитываются.

- Прежде всего, я пошла бы в женскую консультацию, а вот если бы врач в обыкновенной районной консультации меня туда направил или посоветовал, я бы пошла. Не такие мы дикие, уж не из пещеры вылезли. Уже наслышаны о таких специалистах.

Татьяна Ткачук: Вот так отвечали москвичи на вопрос нашего корреспондента. И у нас много слушателей на линии. Дмитрий Васильевич из Подмосковья, здравствуйте.

Слушатель: Из ваших же передач Радио Свобода я услышал впервые о семенном давлении, которое образуется у мужчин в процессе жизни. Так нельзя ли это семенное давление понижать или повышать? Потому что ферменты семенной жидкости поступают в мозг и управляют человеком на предмет его самоуничтожения.

Татьяна Ткачук: Спасибо за вопрос. Александр Моисеевич смеется, слушая.

Александр Полеев: Дмитрий Васильевич, дорогой, семенное давление действительно есть; вырабатывается определенная жидкость, основной составной частью которой является сперма, и она, конечно, давит и требует выхода в интимной жизни или в так называемой аутоэротической практике (как мы интеллигентно называем мастурбацию). Но, Дмитрий Васильевич, я вас уверяю, не только до мозга, но и не до каких других органов, кроме семенного канатика, это давление не проходит. И последний раз мысль о том, что сперматозоиды действуют на мозг, высказывал, по-моему, Цельс в I веке нашей эры. С тех пор я таких утверждений - кроме как от великого Цельса и от вас - не слышал.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Москва, Елена на линии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к вашему гостю, который по образованию врач. Скажите, пожалуйста, вот сексология, сексопатология и все прочее, что с этим связано, - это профессия, а профессионалам требуется рынок приложения их знаний, для добычи денег на пропитание. Вам не кажется, что само вот это вот нагнетание волны с проблемами секса является просто-напросто попыткой создать рынок сбыта для себя? Это первый вопрос.

А второй вопрос, вот после того, как удовольствие от секса вошло в почти официальный перечень того, что ты должен непременно получить от жизни, люди, молодые и не очень, стали похожи на сороконожку, которую спросили, с какой ноги ходить? И при этом еще низведение интимной жизни до игры, партнерства, фантазии ломает такие глубинные механизмы, что сама идея о ведении сексуального воспитания, тем более в школе, является, по-моему, какой-то диверсией - против России, во всяком случае, точно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Елена. Очень интересные вопросы. Александр Полеев, прошу.

Александр Полеев: Если можно, Лена, я со второго вопроса начну. Вы сказали, что идея введения сексуального воспитания в школах является диверсией. Вот я убежден (а я врач на протяжении 31 года), что не введение является сознательной диверсией. Во всех странах мира есть сексуальное воспитание в школах. Оно возможно практически только в школе, потому что самая идиотская идея в мире - это предлагать родителям со своей дочерью или сыном обсудить сексуальные проблемы, о которых они, во-первых, сами не знают, во-вторых, обсуждение которых семейную жизнь нарушит.

Лена, примерно каждый десятый школьник и студент старших курсов задумывается о самоубийстве, и каждый двадцатый впадает в депрессию и совершает суицидальную попытку не из-за истинных сексуальных сбоев, а из-за того, что его сексуальное функционирование показалось ему сексуальным сбоем. У детей и, прежде всего, у подростков распространены так называемые мнимые расстройства. Мальчику в "курилке" сказали, что половой акт должен продолжать 20 минут, а если меньше 20 минут, то "это тебе лечиться надо, никакой женщине это не понравится". Мальчик считает, что тот, кто ему это сказал, большой авторитет (хотя тот сам еще не видел женщины). Мальчик приходит домой, выкуривает сигарету - и вешается в ванной. И с девочками это бывает.

А что касается рынка сбыта...

Татьяна Ткачук: Александр Моисеевич, я этот вопрос передам Татьяне Мизиновой. Итак, не сами ли сексологи нагнетают волну и создают проблему, чтобы иметь заработки и реализовать свою профессию? Не ими ли вообще все это придумано?

Татьяна Мизинова: Нет, я думаю, что это не совсем так. Или я бы сказала, что это совсем не так. Понимаете, спрос определяет предложение, и от того, что в советские годы у нас тема сексуального воспитания и все, что связано с сексом, замалчивалось, - это совсем не значит, что этой проблемы не существовало. Я не считаю, что интерес к сексуальной тематике у нас преувеличен. Пока у нас еще поколение, которое слышало замечательную фразу, что "в России секса нет", находится в возрасте активной половой деятельности - возможно, у нас будет такой повышенный интерес. Потому что то, что запрещалось годами, и, наконец, люди это получили, - подчас они хотят взять этого больше и "с запасом".

Здесь я бы, кстати, привлекла внимание к тому, что эта тематика освещается немножко однобоко. Наши замечательные ток-шоу носят скорее развлекательный, чем информативный характер. А если мы захотим узнать что-то действительно о серьезных вопросах секса - вот этой информации нам как раз получить и негде.

Татьяна Ткачук: И еще Елена спрашивала, не напоминает ли человек, с которым поработал сексолог, сороконожку, которая не знает, с какой ноги теперь встать. Не мешает ли излишнее количество сведений (если я правильно поняла вопрос нашей слушательницы) о вот этой сфере интимной жизни такому естественному и природному процессу, каким он был всегда до того, как появились врачи-сексологи?

Татьяна Мизинова: Нет, я не думаю. Я думаю, что человек, у которого есть сексуальные проблемы и который с ними не разобрался, скорее напоминает сороконожку со связанными ногами. А когда он обратился к сексопатологу - тут, в общем-то, ему все и объяснили, и помогли разобраться.

Татьяна Ткачук: Мы примем еще один звонок. Санкт-Петербург, Александр.

Слушатель: Добрый день. К Александру Полееву вопрос. Вот есть фрейдовский психоанализ, есть юнгианство и прочие составляющие сексологии. Меня интересует медикаментозная часть, потому как по меньшей мере странно, что другие отрасли медицины мощнейшим образом развиваются, есть антидепрессанты, широкий спектр всяческих стимуляторов и прочее, а, с другой стороны, в сексе, кроме виагры и убожества сексшопов с сомнительными названиями, ничего нет. Вот именно медикаментозная часть комплексной терапии - странным образом это направление не развивается.

Татьяна Ткачук: Спасибо, поняли ваш вопрос. Итак, что в области медикаментов в той сфере жизни, о которой мы сегодня говорим, человечество изобрело?

Александр Полеев: Оно изобрело довольно много. Александр, я вам скажу, что, конечно, прогресс в сфере сексологии идет несколько медленнее, чем в современной психотерапии, в том числе и медикаментозном аспекте современной психотерапии. Антидепрессантов в год появляется 12, а у нас новых препаратов появляется 2-3, хороших. Появляются новые техники лечения, поскольку лечение не сводится к препаратам, а очень часто связано с тренингами определенными, которые клиент проделывает либо с нами, либо самостоятельно. Появляются новые подходы и взгляды. Надо сказать, что теоретическая часть сексологии (а нет ничего практичнее хорошей теории), наши знания об интимной жизни, конечно, растут быстрее, чем средства помощи.

Конечно, Саша, это не отражается на магазинах "Интим". И я знаю многих клиенток, которые пытаются первоначально получить сексуальную консультацию, сексологическую, у продавщицы магазина "Интим", думая, что она является специалистом. Из моего опыта, большинство продавщиц в сексшопах, магазинах "Интим" - это учительницы начальных классов, которые оставили свою работу и перешли на работу более выгодную. Так что не надо обращаться к ним за консультацией, и не надо судить о прогрессе сексологии по полкам магазина "Интим". Он есть, но он не быстрый.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И, Татьяна, можете ли вы рассказать, как именно происходит прием у врача-сексолога, у специалиста-сексолога? Чем он отличается от приема, который ведет обычный психотерапевт? Как удается специалисту вызвать клиента, пришедшего к нему, на откровенность? Или человеку, пришедшему с проблемой, предлагается просто произнести монолог? Не каждый же, наверное, это может: Немножко об этом, пожалуйста.

Татьяна Мизинова: Ну, по опросу москвичей, который прозвучал в нашем эфире, я поняла, что есть глобальные подвижки в сознании людей, и многие люди говорят, что готовы идти на прием к сексологу. Прежде всего, хочу сказать, что основным условием нашей работы является анонимность. Все, что вы скажете у сексолога, останется между двумя людьми - вами и сексологом, внутри отдельного кабинета. Идя к сексологу, нужно настраиваться, наверное, на откровенные разговоры, практически вы идете к хорошему другу, которому можете доверить свои самые интимные тайны. Безусловно, рассказывать о своем личном достаточно тяжело, но большинство сексологов задают всегда какие-то наводящие вопросы, помогают больше раскрыться.

Татьяна Ткачук: Они пользуются при этом какой-то специальной терминологией или стараются говорить тем языком, который будет более понятен и приемлем для пациента?

Татьяна Мизинова: Вы знаете, конечно же, у нас есть свои профессиональные техники и секреты, но мы разговариваем на языке, который понятен нашим клиентам.

Татьяна Ткачук: Татьяна, а насколько важен приход пары, именно двух людей? Ведь проблемы, как правило, кроются, в двоих, не в одном человеке.

Татьяна Мизинова: Безусловно, вы абсолютно правы, и существует, действительно, такая проблема. Большинство наших пациентов - это женщины. Они приходят подчас с невротической симптоматикой, с бессонницей, с анорексией, с другими невротическими проблемами, но в ходе терапии быстро выясняется, что за этим стоят глубинные нарушения в интимной сфере. И подчас решить эти проблемы можно только в супружеской паре, но здесь у нас возникают часто вопросы, как же все-таки заманить мужа на терапию? Мы придумываем разные способы: и пишем мужу письма по e-mail, и наши терапевты звонят. Но мужчинам очень трудно признаться подчас, даже самим себе, что существуют проблемы. Тем не менее, мы пытаемся это как-то решать.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Татьяна. Александр, мне кажется, что самая распространенная проблема, с которой обращаются женщины к вам и к специалистам вашего профиля, - это все-таки неспособность получать оргазм. И в этом случае, мне кажется, привести с собой партнера, особенно если это не муж, а бойфренд, человек, с которым женщина встречается достаточно долго, еще сложнее, потому что женщины ведь в этом не признаются и своим партнерам.

Александр Полеев: Я бы добавил, Таня, что самая частая проблема, наряду с неспособностью достичь вершины близости, пика близости, - это еще трудности с получением наслаждения. В конце концов, пик близости - это не самоцель, а вот получать удовольствие, наслаждение от близости - это важно. И только из удовольствия, из наслаждения вытекает этот пик близости. В таком случае, конечно, мы женщину не просим привести партнера, просто потому, первое, что если это явление имело место у нее в период добрачной жизни, потом с первым мужем, потом со вторым, потом с первым любовником, потом с третьим любовником:

Татьяна Ткачук: То проблема, скорее всего, в ней:

Александр Полеев: Да, в 99 процентах случаев - проблема в ней. Кроме того, как раз бойфренда или любовника привести легче, потому что в таком случае женщины часто говорят об этой проблеме. А как привести мужа, которому ты 7 лет говорила, что получаешь безумное удовольствие от интимной жизни, просто ждешь этого, как праздника, а через 7 лет ему сказать: "Знаешь, я тебя 7 лет обманывала, а на самом деле я вступаю с тобой в интимные отношения потому, что тебя люблю, а не потому что мне с тобой хорошо"? И я, кстати, видел в своей практике массу случаев, когда это было причиной тяжелого конфликта - такое признание.

Я, кстати, всегда клиенткам советую: если это вам не любовник, не мужчина на 3-6 месяцев, если вы за этого человека собираетесь замуж, честно скажите ему то, что вы испытываете. Иначе вы блокируете себе дорогу к улучшению, и, второе, когда вы в этом признаетесь, конфликт будет очень глубоким. Потому что в нашей мужской субкультуре обман гораздо хуже любого другого преступления, мы не очень признаем обман.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Много звонков у нас. Волгоград, Александра Алексеевна. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вот вопрос. Народы, которые обладают высоконравственной религией, строгой религией, когда есть запреты, - вот эти запреты работают как раз положительно. Они сохраняют сексуальные возможности. И наоборот, где нет этих устоев, там все это разрушено. Взять Европу и взять, допустим, мусульман или нас, православных. Где православие было сильно, там рождаемость была практически высокой, в семьях было по 15-16 человек, и проблем сексуальных никаких не возникало. У мусульман вообще нет проблем сексуальных, потенция постоянная. А Европу возьмите - там и "голубизна", и все.

Татьяна Ткачук: Александра Алексеевна, поняли ваш вопрос, спасибо. Александр, пожалуйста.

Александр Полеев: Прежде всего, представление о том, что в религиозных странах все так замечательно с интимной жизнью, - это представление совершенно ошибочное. В мусульманских странах, кстати, есть и врачи сексологи, и сексопатологи, и частота сексуальных расстройств там, по нашим предположениям и по предположениям мусульманских исследователей, ничуть не ниже, чем у нас. Просто они об этом меньше говорят и пишут, и несколько другой образ жизни у них.

Татьяна Ткачук: И количество детей в семьях не имеет никакого отношения к теме.

Александр Полеев: И количество детей не имеет никакого отношения к наслаждению интимной жизнью, к влечению. Абсолютно холодная женщина и абсолютно холодный мужчина могут сделать замечательного ребенка, и, слава богу, что для детородной функции это необязательно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Еще одну очень важную тему я хочу затронуть в сегодняшней программе. Автор письма на сайт Кирилл - гомосексуалист. Он пишет о том, что обратился бы к сексологу исключительно такой же, как у него, ориентации, иначе врач не поймет многих нюансов.

Татьяна, насколько Кирилл прав? И знаете ли вы что-нибудь о сексологах, которые специализировались бы на проблемах представителей сексуальных меньшинств?

Татьяна Мизинова: Ну, разочарую я Кирилла - не смогу я ему назвать сейчас имена врачей-сексологов гомосексуалистов, хотя, безусловно, такие существуют. Но дело ведь не в том, будет ли сексолог гомо- или гетеросексуалом, будет ли это мужчина или женщина. Здесь важно найти действительно квалифицированного специалиста и профессионала.

Я отношусь к людям, которые вообще не считают, что гомосексуализм - это болезнь, которую нужно лечить и обязательно вылечить. Ведь нет до конца доказанных теорий относительно возникновения гомосексуализма. Мы можем рассматривать его с биологической точки зрения как набор генетических и гормональных факторов. Мы можем рассматривать гомосексуализм как расстройство в психосексуальной сфере. И здесь крайне важно помочь человеку даже не изменить свою сексуальную ориентацию, а помочь ему разобраться - либо адаптироваться к этому в жизни, либо действительно менять что-то.

Татьяна Ткачук: Татьяна, скажите, а вообще женщине с проблемой в сексуальной области лучше и легче все-таки обратиться к сексологу-женщине, или, наоборот, стоит идти к врачу противоположного пола? Имеет ли это какое-то значение также для мужчины?

Татьяна Мизинова: Вы знаете, нет, я не думаю, что здесь имеет значение пол, ориентация или возраст.

Татьяна Ткачук: То есть только квалификация специалиста?

Татьяна Мизинова: Только квалификация специалиста.

Татьяна Ткачук: Александр Моисеевич, согласны?

Александр Полеев: Я с этим абсолютно согласен. И хотя как раз многие женщины предпочитают мужчин, но я видел просто в практике, как женщины с проблемами получают квалифицированную помощь от женщин, мужчины - от мужчин. И я думаю, что, наверное, многое зависит не только от квалификации, но и от того, как ты найдешь общий язык.

Татьяна Ткачук: От контакта:

Спасибо, Александр. Москва, Анна Павловна на линии. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Ну, на мой вопрос уже Александр Полеев ответил: что делать, если проблемы в семье? Вот брак, все хорошо, но женщине плохо. Как правило, если она идет к сексологу, то ее приглашают с мужем. Вы сами уже обмолвились, что когда муж узнает, он может выгнать. Очень многие мои ровесницы, женщины среднего возраста, просто молчат.

Татьяна Ткачук: Да, проблема действительно серьезная. Кто-то готов еще раз прокомментировать? Пожалуйста, Александр.

Александр Полеев: Я считаю, и я так говорю моим клиенткам, что не надо разочаровывать мужа. Пусть наше общение с вами, наше лечение, те тренинговые упражнения, которые я вам дам, препараты, рекомендации - пусть это останется нашей с вами маленькой тайной. И я думаю, и знаю, что и мужья, которые ходят лечиться от каких-то своих расстройств в сексуальной сфере, тоже не говорят об этом женщине. Кроме того, это ведь не только в сексологии, это во многих областях медицины: ты страдаешь, например, от язвенной болезни (не дай бог), не хочешь нагружать этим мужа - и ходишь к своему терапевту, лечишься, тебе лучше, а потом уже скажешь: "Ты знаешь, я полечилась, и мне стало лучше". Не всем надо нагружать мужей.

Татьяна Мизинова: Я хотела бы еще добавить буквально пару фраз. Ведь не обязательно сразу в лоб говорить мужу: "Дорогой, 10 лет живу с тобой без оргазма". Мы же можем делать это постепенно, чуть-чуть своим поведением каждый день объяснять мужу, что может быть и лучше. И через какое-то время, я думаю, ваш супруг сам дойдет до мысли, что можно и нужно обратиться к врачу.

Татьяна Ткачук: Татьяна, вы знаете, в одном из интервью известный сексолог Сергея Агарков рассказывал, что опытный врач сексолог по своеобразной карте эрогенных зон на теле женщины может прочитать историю ее сексуальной жизни. И что при работе с парой он сначала мужу и жене предлагается нарисовать схему эрогенных зон - своих и партнера. И дальше от того, насколько эти картинки совпадут или не совпадут, зависит, как он будет работать, какой метод лечения, консультации он выберет. Вам не близок такой метод?

Татьяна Мизинова: Я думаю, что это очень какая-то личная методика господина Агаркова. Может быть, Александр Моисеевич знает что-нибудь об этом?

Александр Полеев: Сергей Тихонович - замечательный врач, один из самых высококвалифицированных в России. И метод этот действительно создал он, он оригинальный и полезный, но у него есть, конечно, ограничения. Первое: это должна быть супружеская пара с достаточным опытом жизни, и она должна прийти вместе. Второе: он тоже не всегда работает даже в таких случаях, потому что, представьте, жена нарисовала свои эрогенные зоны, муж нарисовал совершенно другие эрогенные зоны, он думает, что это эрогенные зоны жены, а на самом деле это эрогенные зоны совершенно другой женщины, не имеющей к жене и к этой семье, может быть, даже прямого отношения. Но и тогда это не значит в 100 процентах случаев: Конечно, мы можем заподозрить очень большое сексуальное непонимание, и это хороший тест на выявление того, что люди друг друга не знают, но на самом деле все равно необходимо задать дополнительные вопросы. Мы, сексологи, много вопросов задаем клиентам.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Послушаем Ивана Петровича из Хабаровска. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Тема, которую вы затронули, сейчас очень актуальна в России по двум причинам. Первая причина: дело в том, что время полового созревания и время полового угасания, когда идет перестройка организма, то есть когда детородные органы привлекают почти все внимание, все силы, весь интерес обоих полов, - оно приводит одних в сети к всевозможным попам и сектам, а других приводит к идиотизму. А в связи с тем, что губернатор штата Калифорния недавно своим указом на хрен разогнал всех геев и лесбиянок, и в связи с тем, что центральный цвет флага в России голубой:

Татьяна Ткачук: Иван Петрович, вынуждена вас прервать. Вопрос есть у вас к экспертам в студии?

Слушатель: Конечно, есть. В связи с тем, что детородные органы имеют определенную функцию деторождения, сексология их рассматривают как орган удовольствия или как орган деторождения? Скажите, пожалуйста, а какие еще дополнительные функции, не раскрытые на данный момент сексологами, таят в себе эти органы?

Татьяна Ткачук: Понятно, Иван Петрович. Татьяна Мизинова, прошу.

Татьяна Мизинова: Я не очень понимаю, почему наш радиослушатель "разводит" органы удовольствия и детородные органы. Конечно же, природой заложено, что сексуальный контакт несет под собой детородную функцию. Но говорить о том, что "либо так, либо так", - я думаю, неправомочно. Задача сексологов и психоаналитиков, как говорил Фрейд, - это научить людей лучше жить, лучше работать и любить. И здесь мы как раз видим сочетание этих вещей - и получение удовольствия от жизни, и получение сексуального удовлетворения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Татьяна. Будем считать, что мы немножко развлеклись.

Москва, Лана на линии. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне 37 лет, и я хотела бы выразить свое отношение - и, как мне кажется, большинства своих знакомых - к рекламе, которая кажется мне просто "ниже пояса", о сексе по телевидению, в средствах массовой информации, в глянцевых журналах. Рекламы слишком много. Наша молодежь, реагируя на это, теряет нравственность. Все-таки это дело настолько личное для каждого человека. Посмотрите, сколько разводов у нас стало, я сужу по своим знакомым. И ребенка воспитывать, как мне кажется, должна семья, родители. То есть они смотрят, в каких условиях этот ребенок живет, они акцентируют внимание на глубоких чувствах, а не подростковой озабоченности.

И, извините, мне, конечно, не хотелось переводить на личности ваших гостей, врачей, но все-таки, по моему мнению, есть какой-то отпечаток на человеке его сферы деятельности. То есть люди постоянно в этом вращаются, как психиатры, и на них общение с не совсем здоровыми людьми откладывает свой отпечаток. Так и сексологи, сексопатологи - они все-таки немножечко становятся "странноватыми". Извините, это, конечно, не к вашим гостям.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Лана. По поводу связи рекламы и растущего количества разводов, я думаю, что это очень спорное заявление, и обсуждать мы его сейчас не будем. А вот что касается того, обращаются ли к сексологам все-таки люди здоровые или больные, Александр Моисеевич, я вас попрошу еще раз объяснить нашим слушателям разницу между сексопатологом и сексологом и прокомментировать коротко звонок Ланы.

Александр Полеев: Абсолютное большинство наших клиентов - это люди здоровые. Скажу прямо, они намного здоровее, чем те, кто ходит просто по улицам, по тротуарам или, нарушая движение, по проезжей части. Потому что у нас, лапидарно скажу, треть женщин не получает наслаждение от близости, четвертая часть мужчин испытывает проблемы с влечением, другая четвертая часть мужчин испытывает проблемы с длительностью близости, но обращаются пока немногие. Так что наши клиенты, у которых есть те же проблемы, но при этом у них есть потребность в помощи, осознание ее необходимости, - они гораздо здоровее населения.

Татьяна Ткачук: Спасибо. Москва, Роберт Васильевич, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел сказать насчет этой проблемы, что она немножко надуманна. Человек, я так считаю, обладает или не обладает сексуальными возможностями генетически, по наследству. И если не дано, то не дано, и никакой врач не поможет совершить это. Мой дед на Кавказе жил, в Тбилиси:

Татьяна Ткачук: Мы слышим приятный акцент, Роберт Васильевич.

Слушатель: Да, милая. До 90 лет он дожил, и за год до смерти я случайно застал его с бабушкой, правда, бабушка на 20 лет была моложе его. И он это совершал как молодой.

Татьяна Ткачук: Поняли, Роберт Васильевич. Татьяна, насколько генетика здесь играет роль?

Татьяна Мизинова: Ну, конечно же, существует такое понятие, как половая конституция. И у каких-то людей возможностей больше, у каких-то меньше. Тем не менее, мы же живем в современном обществе, и такие факторы, как ежедневный стресс, экология, прессинг нашей жизни, - они не могут не оказывать влияние на интимную сферу нашей жизни.

Татьяна Ткачук: Дедушка-то, наверное, жил не в Москве?

Татьяна Мизинова: Дедушка наверняка жил в горах, питался барашком и вином. Поэтому люди, скорее, приходят не с изначальными какими-то конституционными проблемами, а с теми, которые появились в ходе жизни.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Татьяна. Александр:

Александр Полеев: Роберт Васильевич, сексуальное функционирование складывается не только из генов, не только из природной конституции. Я вам приведу такой пример, который вы, как явный любитель женщин и интимной жизни, поймете. Роберт Васильевич, вам наверняка приходилось сталкиваться с так называемыми гипероргастическими женщинами, у которых пик близости очень яркий, высокий, чувственный и доставляет и нам, мужчинам, и самим женщинам огромное наслаждение. Думаю, что дедушка-то ваш наверняка с такими сталкивался. Их всего 2-3 процента. Так вот, Роберт Васильевич, 40 процентов этих женщин, по данным исследований, начинали свой путь в большой секс с помощи сексологов, то есть на начальных этапах, в какие-то первые годы своей интимной жизни они испытывали проблемы с сексуальностью, а потом выросли до таких высот. Так что не все дело в генетике.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Ирина, Одинцово, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к доктору. Скажите, пожалуйста, холодность, фригидность женщин и гинекологические заболевания, как фиброма, миома, - есть ли тут прямая связь?

Александр Полеев: Связь, конечно, не прямая. Не нужно думать, что опухолями и новообразованиями гениталий страдают только женщины фригидные, но некая косвенная связь есть. И уж, безусловно, доказано, что женщины, регулярно ведущие интимную жизнь и наслаждающиеся этим, болеют любыми расстройствами в этой сфере - я имею в виду телесными, гинекологическими расстройствами - в четыре-пять раз реже, чем женщины, не ведущие такую жизнь.

Ведь интимная жизнь, если вы помните, Ирина, - это не только наслаждение, это еще и некоторая работа половых органов, которая идет им на пользу. Это, если хотите, совершенно замечательный массаж, это самый замечательный способ улучшить приток крови к этим органам, что всегда полезно.

Татьяна Ткачук: А это не увеличивает рост опухолей?

Александр Полеев: Нет, сексуальная жизнь уменьшает рост опухолей, потому что вслед за приливом крови происходит ее отток, и происходят вообще мощные оздоравливающие процедуры. Мои коллеги гинекологи, еще не смотрев женщину, когда они записывают в карточку: интимная жизнь редкая, мужа нет, имеют место периодические (один раз в год, как правило, в декабре) случайные сексуальные контакты, - у опытного врача глаза заранее грустнеют. Он знает, что перед ним тяжелая гинекологическая пациентка, хотя он ее еще не смотрел.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И еще один звонок у нас, из Ленинградской области Владимир Иванович дозвонился. Здравствуйте.

Слушатель: Хотел бы, чтобы ответили оба специалиста, и мужчина, и женщина: считают ли они, как специалисты, что желание духовной близости, которое выше, чем желание постели, является патологией?

Татьяна Ткачук: Татьяна, пожалуйста.

Татьяна Мизинова: Ну, безусловно, конечно, нет. Я уже говорила, что все у нас должно быть в какой-то гармонии, и духовная близость совсем не отрицает хороший, здоровый секс.

Александр Полеев: Духовная близость - это замечательно, но давайте мы не будем идеализировать людей. Люди есть разные - с высокими умственными способностями, способные и на духовную близость, и на хороший секс; а есть люди, у которых (так сложился их характер) с духовной близостью проблемы, но они вполне способны и на эмоциональную привязанность, и на секс. Конечно, замечательно, если бы вокруг были одни духовные люди. Только где мы их возьмем?

Татьяна Ткачук: Спасибо. Татьяна сказала сегодня, отвечая на один из моих вопросов, что чаще всего к ней обращаются женщины, что это основное число ее пациентов и клиентов. Александр, ваша практика показывает то же самое?

Александр Полеев: Да, безусловно. Знаете, у сексологов и вообще у психотерапевтов считается, что если у тебя, скажем, 40 процентов мужчин, то ты специалист высокого класса. Потому что для среднего квалифицированного московского специалиста нормальна цифра - 80 процентов женщин и 20 процентов мужчин.

Татьяна Ткачук: С чем все-таки, на ваш взгляд, Татьяна, это связано? Мужчинам труднее прийти с этой проблемой к специалисту?

Татьяна Мизинова: Да, конечно.

Татьяна Ткачук: Психологически?

Татьяна Мизинова: Да, психологически мужчинам труднее признаться даже самим себе, что эти проблемы у них существуют. И они обращаются, когда уже подчас совсем дела плохи, или когда они стоят перед угрозой разрыва или развода со своей партнершей.

Татьяна Ткачук: Александр, и последний вопрос: каков средний возраст тех, кто приходит к вам на прием?

Александр Полеев: К сожалению, это 30 лет.

Татьяна Ткачук: А надо бы пораньше?

Александр Полеев: Когда ты видишь, что в течение первого-второго года интимной жизни у тебя не все получается, - вот тогда и надо обращаться.

Татьяна Ткачук: Спасибо. Как сказал один из опрошенных нами на улице москвичей, если ты подвернул ногу - глупо страдать, не обращаясь к врачу. Пытаться справиться с серьезными проблемами в интимной жизни самому, конечно, можно. Н если вам повезет и удастся найти квалифицированного специалиста, я думаю, что его помощь трудно будет переоценить.

XS
SM
MD
LG