Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто должен позаботиться о том, чтобы в наших подъездах было чисто?


Татьяна Ткачук: Кто должен позаботиться о том, чтобы в наших подъездах было чисто, уютно, и на голову не сыпалась штукатурка: городские власти, ДЭЗ, РЭУ или сами жильцы?

Об этом наш сегодняшний разговор, в котором участвуют гости московской студии: Галина Хованская, председатель комиссии по жилищной политике Московской городской Думы и Андрей Павлов, муниципальный советник московского района "Ховрино".

Я не зря пригласила на эту программу представителей государственной власти и местных органов самоуправления, а не пригласила начальника какого-нибудь ДЭЗа. Потому что ответы ДЭЗов на запросы жильцов в большинстве случаев всем известны: не можем, нет денег, приходите завтра. Но известно также и то, что суммы, отчисляемые населением по графе "техническое обслуживание" - это тот минимум, который позволяет работникам ДЭЗов разве что не разбежаться вовсе. Мы попробуем в течение этого часа разобраться - правда ли, что ситуация так плоха, и что с этим делать.

Первый мой вопрос Галине Петровне. В нескольких изданиях я наткнулась на жизнерадостные заметки о том, как жильцы - в Холмогорском районе Архангельской области; в Троицке Московской области, кооператив "Наука"; город Нижний Ломов Пензенской области - самостоятельно сделали ремонт в своем подъезде. "Надоело людям смотреть на изодранные стены и лифт - вот и решили сами навести уют и порядок", - пишет обозреватель и добавляет: "Право же, это лучше, чем вести бесконечные споры о "светлом коммунистическом вчера" и "мрачном демократическом сегодня".

От споров и правда чище не станет - и все же, Галина Петровна, скажите: неужели все идет к тому, что скоро всем нам придется самостоятельно ремонтировать подъезды?

Галина Хованская: Нет, это абсолютно ненормальная ситуация, с моей точки зрения. Если бы Вы мне сказали, что они сложились, собрали деньги и пригласили частную управляющую компанию, чтобы она сделала ремонт, не на бюджетные средства, как бы, это было логично и понятно. В этой ситуации, я считаю, что она совершенно ненормальна. При всем при том, я думаю, что в этих районах платят за жилищные услуги достаточно большие суммы. Сейчас у нас Москва в хвосте тех, кто платит меньше всего за жилищные услуги, то есть это самые маленькие сборы - 15% от того, что реально нужно затратить на содержание вашего дома, платят сейчас москвичи, остальное доплачивает бюджет или не доплачивает. Это уже сложная тема, отдельная тема, отдельный разговор. К сожалению, ситуация по Москве, я ее знаю лучше, заключается в том, что там, где речь идет о естественных монополиях, то есть плата за услуги тепловиков, тех, кто нам поставляет электроэнергию, газ, они на очень хорошем уровне, то есть там уже платежи населения приблизились, а иногда даже перешли за стопроцентную оплату. Потому что то, что касается, например, воды, водоснабжения, я считаю, что москвичи уже давно платят полностью за услуги водоснабжения. А вот за жилищные услуги - здесь сложнее, потому что здесь монополия не естественная. Наши ДЭЗы, о которых вы сказали, наши РЭУ - это не естественные монополисты, здесь как раз и можно создавать конкуренцию, здесь и надо перейти к полной оплате. Но нет - мы смотрим в рот естественным монополистам, а им все время хочется кушать, им всегда мало того, что мы им платим.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина Петровна. Мы продолжим этот разговор, а сейчас слово слушателю. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Людмила Ивановна: Добрый день. Меня зовут Людмила Ивановна, я москвичка. Я живу в микрорайоне "Кузьминки", это ЖЭК № 16. Вы знаете, я очень довольна нашим ЖЭКом. У нас все время производится ремонт, регулярно, то есть в течение двух-трех лет обязательно штукатурят подъезд, красят. Очень хорошо. Я пользуюсь субсидиями, мне дали очень большую субсидию. Так что все нормально. Я не знаю, у кого там грязь?

Татьяна Ткачук: Людмила Ивановна, Вам очень повезло. Очень во многих районах Москвы, и не только Москвы, ситуация совсем иная, поэтому мы и собрались об этом поговорить.

Андрей Михайлович, как Вы полагаете, в чем должна проявляться активность жильцов - в умении "надавить" на ДЭЗ и добиться от ДЭЗа, чтобы он выполнил свои обязательства, или в каких-то самостоятельных действиях - собрать денег, что-то сделать самим, купить краску? Ваша позиция?

Андрей Павлов: Мне думается, что к этому вопросу нужно подходить с двух сторон. Конечно, должна быть и самоорганизация жителей. Я как, допустим, представитель местного самоуправления - это, по сути, самая близкая к жителям структура власти - считаю, что должны, конечно, самоорганизовываться, и в то же время должны представлять то, как работает городская и местная структура по обслуживанию. То есть многие даже не знают, куда обратиться и все вопросы задают советникам или просто говорят, что некуда. Хотя существуют диспетчерские, куда можно позвонить в любое время суток. Мы на районном собрании, в частности, рассматривали такой вопрос, чтобы диспетчерские, которые принимают заявки от жителей, чтобы они принимали эти заявки круглосуточно, а не только в 9 часов утра, когда некоторые люди на работе, а именно круглосуточно. И здесь, на мой взгляд, должна работать именно система, то есть должна быть обратная связь с жителями. И эту систему мы как раз должны наладить.

Татьяна Ткачук: Спасибо Вам. У нас слушатель на линии. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Александра Володина: Моя фамилия Володина Александра Никифоровна, я коренная москвичка, мне 75 лет. Я ветеран войны, ветеран труда, 55 лет отработала. Я живу на Нахимовском проспекте дом 33/2, 5 подъезд. У нас в подъезде все время одни бумаги, грязь, все стены исписаны. Причем ящики почтовые всего подъезда все выломаны, все поломаны. А у меня ящик не только поломан, а даже крышку утащили с собой, почта у меня пропадает. Я вписываю "Московский комсомолец", и иногда не получаю. Проезжая часть: у нас машины ставят, детская площадка и бугорок, они прямо на этот бугорок, а напротив дома прямо у окон ставят машины на проезжей дороге.

Татьяна Ткачук: Александра Никифоровна, про парковку машин мы сегодня говорить не будем, у нас немножко другая тема, а вот о том, о чем Вы сказали немножко раньше: как Вы считаете, Вам просто с соседями не повезло, соседи пачкают, или у Вас ДЭЗ плохо работает?

Александра Володина: Я не знаю, соседи или кто это пачкает, кто ломает. Я ничего не могу сказать о соседях ни хорошего, ни плохого. Я просто не знаю.

Татьяна Ткачук: Александра Никифоровна, Вы лично готовы были бы что-то сделать для того, чтобы в Вашем подъезде стало чище?

Александра Володина: Знаете что, я звонила в ДЭЗ, в диспетчерскую, и в простую диспетчерскую, и в центральную, говорю об этом, говорю, что ящики поломаны, что почта пропадает, никто не обращает на это внимания. Знаете, сколько уже бьюсь? Два месяца.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александра Никифоровна, мы поняли Ваш звонок и Ваш вопрос. Такая довольно типичная ситуация.

Андрей Павлов: Как раз именно хотелось бы дополнить, что эта ситуация не должна быть типичной. Во-первых, любое ваше обращение в диспетчерскую должно быть занесено в журнал с соответствующим номером, вы можете в любой момент спросить фамилию диспетчера, и если ваша заявка не выполнена, то вы должны иметь все основания дальше ее развивать. То есть не просто вы на словах передали диспетчеру, что там-то там-то что-то такое у меня, а именно очень четко должна работать система регистрации и обратной связи.

Татьяна Ткачук: На сайте "Свободы" я спросила слушателей: готовы ли Вы лично участвовать в благоустройстве подъезда, или вы все же полагаете, что это - дело тех, кто за эту работу получает деньги? Почту читала Анна Бокина.

Анна Бокина: Большинство слушателей, приславших сообщения на сайт, готовы лично следить за чистотой в подъезде. "Да, готов и уже побелил и покрасил", - отвечает Василий. "Конечно, готов", - утверждает Олег из Санкт-Петербурга. "Если сам моешь, то и сорить не будешь", - пишет Владислав. "Мыть свой подъезд - это, конечно, справедливо, но каковы предполагаете бороться с "отказниками"?" - спрашивает Дима Белогай из Германии. По его убеждению, лишь когда 99% жильцов самим захочется в порядке очереди следить за чистотой в подъезде, их инициатива будет по-настоящему эффективной. Лена Печорина вспоминает историю про собственный подъезд, который находился рядом с винным магазином, из-за чего там стоял устойчивый запах. Много лет спустя главного нарушителя все-таки поймали - им оказался начальник таможни, проживающий в том же доме. "Пусть власти обеспечат охрану!" - восклицает Баталин Борис Семенович из Перми, - Иначе все бесполезно - труды по наведению чистоты быстро ликвидируются местными бомжами, алкоголиками и наркоманами". С общим мнением не согласна Ирина из Омска: "Я же не прошу дворника писать за меня кандидатскую диссертацию. Каждый должен заниматься своим делом, хотя желание городских властей переложить свои обязанности на жителей по-человечески понятно, тем не менее, зачем-то же они нужны и получают, между прочим, за свою работу деньги. Так что пусть работают, а не пудрят нам мозги гражданской сознательностью", - заключает слушательница.

Татьяна Ткачук: Вот уже по первым звонкам, мне кажется, ситуация достаточно понятная: то есть, с точки зрения Андрея Павлова, ДЭЗ должен сработать в случае, если жилец грамотно подает заявку на какое-то действие, и жилец должен отследить, чтобы какие-то действия по этой заявке были предприняты. Но, тем не менее, реальность говорит о том, что ДЭЗы этого не делают, то есть можно обзвониться, наоставлять этих заявок, но ситуация не меняется. Немножко лучше ситуация в тех местах, где домом управляют не ДЭЗы и РЭУ, то есть государственные компании, а есть другие типы таких управляющих компаний. В кооперативных домах, например, иногда эксплуатацию дома берут на себя сами жильцы.

Об этом - управляющий московского Товарищества собственников жилья "Никулинская, 31" Геннадий Смирнов:

Геннадий Смирнов: Когда создалось ТСЖ, многие ДЭЗы стали предлагать свои услуги. Оказалось, что те услуги, которые оказываются этими предприятиями, они очень дорогие для жильцов. Тогда они пришли к выводу, что достаточно того, что мы сами будем этим заниматься. Появился свой бухгалтер, свой инженер-комендант, свои дворники, уборщицы подъездов, свои сантехники и электрики, то есть полностью свой штат. А также в штат у нас включили консьержек и наняли охранную фирму, которая занимается поддержанием порядка на территории этого дома.

Чем это выгодно? Во-первых, тем, что не надо никуда бегать - все услуги оказываются прямо в доме. Не надо приемные часы, дни и так далее, вопросы просто решаются гораздо быстрее. Жилищные услуги стоят гораздо дороже, чем в обычном муниципальном жилье, раза в полтора дороже все стоит. За это они получают услуги более качественные, содержание подъездов намного качественнее, каждый день идет уборка, услуги оказываются на месте. Люди - многие работали в ДЭЗах, попали под сокращение. Даже на ту зарплату, которую мы им предложили, она примерно в таких же размерах, как и в ДЭЗе, но просто люди, которые здесь, более тщательно относятся к этому делу, по крайней мере, люди здесь держатся.

Половина услуг - это охранные и консьержек дополнительные услуги - так решило правление, так решили жильцы. Существует ревизионная комиссия из представителей жильцов, перед которой мы ежегодно отчитываемся о финансовых затратах. Если в РЭПе не знаете, куда ваши деньги ушли, то тут все деньги на виду - что они платят, то они и получают. Нужно будет капитальный ремонт делать дома - придется собрать деньги дополнительно жильцов, нужно будет текущий ремонт - нужно еще деньги дополнительно собирать. Тут есть специальные люди, которые занимаются цветоводством, благоустройство территории. Жильцы собираются сами, есть инициативная в каждом подъезде группа. Недавно проводили субботник, особенно много детей вышло на субботник, где чего подкрасить, подбелить, подмазать. В ДЭЗах, представьте, если тут один дом, то там домов побольше, поэтому не на каждый дом могут уделить внимание.

Татьяна Ткачук: Мы позже еще поговорим о компаниях, обслуживающих элитные дома, а пока у нас слушатель на линии. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Арсений Александрович: Это ветеран войны Арсений Александрович. Вы знаете, самое главное, почему никак не происходит уборка эта, потому что люди не считают себя хозяевами своей страны, своей земли - вот тут корень. И второе: если каждый, вы посмотрите на каждый подъезд - там есть и каменщики, и слесари, и стекольщики, кого там только нет, но каждый должен иметь немного инструмента и всего 15 минут поработать на благо своего дома.

Татьяна Ткачук: Арсений Александрович, поняли Вашу мысль - все-таки жильцы должны сами. У меня вопрос к Галине Петровне: мы слушали сейчас короткое интервью с управляющим ТСЖ, так называемого Товарищества собственников жилья, возникает такая мысль, что тот, кто готов заплатить, он входит в собственный подъезд без омерзения на лице, а остальным этой участи, похоже, не избежать.

Галина Хованская: Да, к сожалению, когда встает вопрос о том, чтобы провести конкурс и подобрать эффективную управляющую компанию, вопрос упирается в деньги, действительно, сколько мы готовы заплатить за услуги этой компании. Ведь ей, как ДЭЗу, не скажешь, что, ты знаешь, у меня в бюджете денег нет, ты подожди, государственное унитарное предприятие, я тебе в следующем месяце деньги верну. Раз вы провели конкурс, раз вы заключили договор, вы обязаны заплатить полным рублем по этому договору. Поэтому прижились частные управляющие компании только в домах, где люди обеспечены, где пуповина с бюджетом перерезана уже давно, и услуги стоят не 12 рублей, как сейчас в Москве, за квадратный метр общей площади, а стоят где-то раза в два с половиной, в три дороже. Там нет проблем: входишь в подъезд без омерзения, как вы сказали, там и зеркала, там и консьержки, там и цветы, и вас спрашивают: "Нет ли каких-нибудь пожеланий по обслуживанию вашего дома?". К сожалению, у нас большинство домов не в таком состоянии, не в таком режиме живет, а в режиме, о котором нам рассказывала Валентина Никифоровна. И исключительные случаи, из "Кузьминок" Людмила Ивановна нам позвонила первая, это как бы исключение из общего правила. Потому что все-таки государственные предприятия не эффективные, и спорить уже не нужно об этом.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина Петровна. Мы еще одного слушателя выслушаем. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Алексей: Добрый вечер, меня зовут Алексей. Я хочу рассказать о перипетиях жизни нашего подъезда. Жильцы самовольно устанавливают решетки на окнах, забивают окна, хотя по конструкции дома, это 60-е год, это единственный аварийный выход - лестничная клетка. Был случай, когда считали, что это утечка газа и нужно было срочно открыть окна, этого было сделать нельзя, потому что были окна замазаны предыдущим косметическим ремонтом, белилами. И когда обратились в РЭУ, это длилось полтора года, чтобы открыть окна, что по технике безопасности, по гражданской обороне должно быть. Вот что реально происходит.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Алексей. Ваш звонок входит точно в противоречие со звонком Арсения Александровича, который рассказывал о том, что каждому жильцу неплохо было бы иметь какой-то инструмент, молоток при себе и пойти, где нужно приколотить, подбить. Вот у Вас, видимо, забили так, что Вы этим же, собственно, и возмущаетесь.

Мне тоже хочется, чтобы наша программа сегодняшняя дала вполне конкретные ответы на конкретные вопросы. Я приведу вполне конкретный пример: жильцы написали жалобу на уборщицу, которая мыла первый этаж подъезда раз в две недели, и приложили к жалобе выдержку из Постановления правительства Москвы от 96 года, где сказано, что в доме с лифтом и мусоропроводом влажная уборка двух первых этажей и пола лифта должна производиться ежедневно, а уборка всех остальных маршей и лестничных клеток - раз в неделю. Директор ДЭЗа показал жалобу уборщице, та прочитала и, пожав плечами, ответила: "Тогда я просто уволюсь". Андрей Михайлович, что делать жителям в такой ситуации - жить в грязи или с таким вопросом на прием к муниципальному советнику или еще выше, может быть, в Городскую Думу?

Андрей Павлов: Вопрос, конечно, частный, но мне хотелось бы ответить на него в более системном порядке. Предыдущий слушатель, ветеран труда, войны Арсений Александрович сказал, что, действительно, жители не являются хозяевами своей земли. На мой взгляд, это во многом основная причина. Если жители в той же самой Москве будут являться и чувствовать себя прежде всего хозяевами своей земли, в частности, в местные бюджеты будет поступать налог на землю, то, в принципе, денег хватит для того, чтобы той же самой уборщице платить и оценивать ее труд по работе. Пока такой системы, к сожалению, у нас нет, такую систему надо создавать. Звонок?

Татьяна Ткачук: Да. Спасибо, Андрей Михайлович, за ответ. И мы слушаем мнение следующего нашего слушателя. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Хулиган, который расписывает матерными словами свежепокрашенную стенку, к сожалению, не одинок - это явление достаточно массовое, и его исследовал один исследователь, который озаглавил свою статью "Культура хамства", по аналогии с кроманьонской культурой, неандертальской. Это воспитано десятилетиями. Когда мы ликвидировали частную собственность, и все стало ничьим, то постепенно одно за другим вырастали поколения, которых раздражает вид исправной, красивой, свежей вещи и возникает инстинктивное желание ее поломать.

Татьяна Ткачук: Это большой и длинный разговор, и, видимо, после сводки новостей уже мы об этом поговорим. Действительно, все, что ни поставят нового, хорошего, даже, если и делают что-то в подъездах, моментально новые лифты портят, на стенах что-то пишут, зеркала бьют, не сдерживают даже собственные деньги, которые люди порой собирают с подъезда, вкладывают для того, чтобы благоустроить свой подъезд. То есть кто-то платит деньги, а кто-то из той же семьи тут же идет и портит.

Галина Петровна, Вы сказали, что ДЭЗы не дополучают денег из городского бюджета, зачастую происходит такое недофинансирование, и поэтому во многих случаях они не то, чтобы не хотят откликнуться на какие-то требования жильцов, а просто не могут. Наверное, это диагноз, с которым бороться бессмысленно, или все-таки что-то можно сделать?

Галина Хованская: На самом деле речь, конечно, идет об исполнении обязательств, причем, с самого верхнего уровня и до уровня ДЭЗа. Если федеральный бюджет не исполняет свои обязательства перед регионами по компенсации льгот, по адресной помощи малоимущим, то возникает целая цепочка задолженностей, и в итоге крайним оказывается исполнитель услуг, ДЭЗ и подрядные организации, с которыми он договаривается о предоставлении тех или иных услуг гражданам. Так что, вы понимаете, финансовые дисциплины, исполнение обязательств по всей цепочке должны быть - это первое, это азбучная истина. Но, а если говорить, надо ли нам брать в руки кисть, мастерок, то мне больше симпатична позиция тех наших позвонивших, кто считает, что каждый должен заниматься своим делом. И если мы создаем в доме товарищество, мы должны быть готовы придти раз в год на отчетное собрание, утвердить смету расходов, выслушать отчет и заплатить свои деньги - вот это моя действительно обязанность, я не должен быть должником ни перед товариществом, ни перед какими-то другими ресурсоснабжающими организациями. Так что речь идет об элементарном исполнении обязательств финансовых. Дальше есть, конечно, вопрос об эффективном использовании этих средств, и вот здесь государственные предприятия проигрывают частным предприятиям, предоставляющим эти услуги, в очень сильной степени.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина Петровна. Я попрошу Андрея Михайловича добавить, но мы сначала выслушаем слушателя. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Александр: Здравствуйте. Меня Александр зовут, я из Москвы. У меня, честно говоря, по большому счету нет конкретного ответа и решения этой проблемы, потому что, как я понимаю, у всех свои интересы - у власти свои, у ДЭЗов свои, у жильцов, у меня, в частности, лично тоже свои интересы, и они все несовместимы. Старшее поколение считает, что можно сделать их самих счастливыми за их деньги, но кому-то, причем, желательно, за большие, за хорошие, за стариковские деньги сделать их счастливыми. А, может быть, как-то решать проблемы таким образом, чтобы нам самим за наши же деньги делать себя счастливыми? А еще такая мысль обращения к власти в отношении использования денег. К примеру, лет 10-15 назад по Москве было поветрие менять чистые, добротные входные двери, поменяли на деревянные, потом еще поменяли кодовые замки, поставили знаменитые ящики кодовые по всей Москве. Если бы проанализировали, они все равно работать не будут. Сейчас поветрие менять железные двери с кодовыми замками, которые все равно не будут работать. Но деньги нужно "отмыть", деньги нужно "зарыть", и все равно их у нас отнимают.

Татьяна Ткачук: Александр, а кто "отмывает" деньги, с Вашей точки зрения, заменяя кодовые замки домофонами и металлическими дверьми?

Александр: Я не знаю. Допустим, у госпожи Хованской, она, допустим, отвечает за это, есть личный приятель, условно говоря, работает в фирме, которая занимается дверями, охраной, установкой. Их нужно поддержать? Нужно. Давайте примем такое решение, бюджетные, внебюджетные деньги или еще какие-то деньги отдадим этой фирме. Для меня это называется "зарыли", для них - "отмыли".

Татьяна Ткачук: Вы знаете, Александр, я Вам приведу конкретный пример: когда передо мной, как перед жильцом дома, стал вопрос о том, что у нас не работает кодовый замок, и как-то захотелось чтобы была и металлическая дверь, и домофон, защититься - у нас бомжей было очень много в подъезде, я пошла районный ЖЭК. ЖЭК мне ответил, что он этой проблемой не занимается, в управе ответили то же самое. В результате мы собрали деньги с жильцов и сделали все абсолютно за собственные деньги. Я вас уверяю, никто ничего не "отмыл": домофон работает, бомжей у нас не стало, в подъезде более или менее стало чисто. Поэтому, мне кажется, в данном случае Ваш невольный упрек в адрес нашей гостьи Галины Петровны Хованской, да, наверное, Вы имели в виду и Андрея Михайловича Павлова заодно, - он совершенно неуместен, это я Вам могу сказать как человек, который весь этот путь с домофоном и железной дверью прошел сам.

Андрей Михайлович, пожалуйста, я бы хотела, чтобы Вы высказали свою точку зрения о недофинансировании ЖЭКов и о перераспределении денег.

Андрей Павлов: Кстати, прозвучали здесь слова о "закапывании" денег - это действительно очень хорошо видно на местном уровне. Я бы хотел начать со следующего, что у денег есть такая особенность, что их никогда не хватает, как бы их много ни было. Поэтому вопрос стоит не столько о повышении чего-то, имеется в виду количество, а насколько эффективно эти средства, пусть даже небольшие, будут использоваться. Занимаясь на местном уровне вопросами, в основном это было раньше, когда районные управы, районные собрания имели право заниматься вопросами ЖКХ, благоустройства, они утверждали те же самые планы по ремонту подъездов, благоустройству территории. Сейчас, к сожалению, с последними городскими изменениями это все было отдано на уровень префектур и еще выше, и система эта перестала иметь обратную связь от жителей. Вообще все вопросы, которые связаны с такими местными проблемами - ЖКХ, благоустройство, конечно, должны решаться в большей степени на местном уровне, решения должны приниматься на местном уровне. Такую систему надо создавать, а не централизовать эти вопросы на уровне префектуры, правительства.

Татьяна Ткачук: Андрей Михайлович, а кто такую систему должен создавать?

Андрей Павлов: Постольку поскольку это городское законодательство, конечно, этим должны заниматься депутаты Городской Думы.

Татьяна Ткачук: То есть депутаты Городской Думы должны обеспечить возможность районам решать эти вопросы?

Андрей Павлов: Должны принять такой городской закон, который бы передал как раз все эти функции на местный уровень. А сейчас, к сожалению, идет централизация этого вопроса. На мой взгляд, как раз снижается эффективность использования даже тех средств, которых, как говорят, не хватает.

Татьяна Ткачук: Скажите, Андрей Михайлович, а вот обычному жильцу, который сталкивается с какой-то бытовой проблемой, ему какая разница, кто это решает, если вопрос не решается ни так, ни так, - город, район?

Андрей Павлов: Вот как раз на уровне префектуры, где для того, чтобы получить ответ, нужно месяц, условно говоря, а по более сложным вопросам, может быть, и больше время, он должен решаться практически на месте. Есть заявка, есть какое-то решение органами местного самоуправления, есть местный контроль. Когда это все уходит на высоту, обратная связь обрывается, и сколько бы денег туда ни вкладывалось, никакой отдачи не будет.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Андрей Михайлович. Я думаю, у Галины Петровны немножко другая точка зрения, но у нас слушатель на линии и сначала мы выслушаем его. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Эвелина Сергеевна: Добрый день. Меня зовут Эвелина Сергеевна, я практический психолог, мне за 50. Я могу поделиться таким опытом: я очень долго страдала от этого дурного запаха, от грязного лифта, хотя лифты в доме новые. В конце концов, я поняла, что коль уж существует такая теория, что каждые 5-8 лет человеку желательно менять работу, как это бывает на Западе, то уборщица, которая работает в нашем подъезде более 10 лет, вряд ли сможет делать одно и то же так долго и достаточно хорошо. Я взяла тряпку, мыло, соду и прочие средства, пошла мыть этот лифт в резиновых перчатках. Сейчас и мне приятно, и другим хорошо. Насчет главы управы "Коньково" Суворова, который работает в системе...

Татьяна Ткачук: Эвелина Сергеевна, простите, я Вас перебью на секунду, и как часто вы ходите с содой в перчатках мыть?

Эвелина Сергеевна: По мере надобности.

Татьяна Ткачук: То есть вы просто стали выполнять функцию уборщицы?

Эвелина Сергеевна: Вы знаете, она работает более 10 лет, это несчастная женщина, пьющий муж, какие-то не очень удачные дети.

Татьяна Ткачук: А Вы не пытались в своем ДЭЗе или РЭУ как-то решить этот вопрос о том, чтобы ее заменили на кого-то?

Эвелина Сергеевна: Мы пытались поставить домофон через управу "Коньково", нам отказали, потому что глава управы Суворов Николай Васильевич работал в системе тоже более 20 лет, он тоже устал от этой работы, ему бы что-нибудь новенькое. Поэтому я призываю не к частной собственности, а к товариществу и к тому, чтобы в наших товариществах, во всех наших организациях работала молодежь от 20-ти максимум до 35. Все мы остальные от всего уже устали. Пусть молодые, энергичные, мыслящие люди создают наше будущее.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Эвелина Сергеевна. Андрей Павлов хочет откликнуться на Ваш звонок.

Андрей Павлов: Конкретные выступления жителей подталкивают на такие мысли, что, допустим, сейчас женщина сказала "создание товариществ". Да, действительно, это является одной из основных целей, которую предлагает партия "Яблоко" для решения проблем, о которых мы сегодня говорим. Это, в частности, децентрализация, демонополизация систем обслуживания, предоставления жилищно-коммунальных услуг, это создание системы учета потребляемых услуг, и как раз третье - это создание объединений жителей в виде существующих жилищно-строительных кооперативов, которые еще в 60-70-е года были, или новых ТСЖ. То есть создание таких систем как раз и должно привести к повышению эффективности предоставления услуг и контроля за этими услугами.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Андрей Михайлович. И еще один слушатель. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Екатерина Владимировна: Это Екатерина Владимировна, Москва. У нас в подъезде чисто. Первое, что мы сделали - это нашли, в каждом доме ведь находится 15% активных людей, это три-четыре человека, может быть, на весь дом, пять человек. Так вот, они, во-первых, оберегают зеленую зону, экологическую зону, которая к дому принадлежит, то есть окапывают деревья и так далее и периодически привлекают всех остальных по желанию, кто выходит, но в основном не надеются и делают это сами, чтобы не заняли гаражами. Дальше: в доме в каждом отсеке, в каждом холле выбирают старшего, вешают распорядок, кто когда моет в холле. И третье, конечно, сделать домофон. Четвертое - ни в коем случае не привлекать фирмы-посредники, которые наживаются на этом, то есть платишь деньги неизвестно куда и на что, то есть часть уходит им. Нужно брать все в свои руки. Самое главное, что мы забыли древнюю мудрость, что человеку каждому, по древней мудрости, дается один муж, одна жена, один космический путь на этом свете, одна работа. То есть мы один путь должны проходить, и этот путь будет дан только тогда нам, а не какой-то эрзац, дополнительный путь, а настоящий, если вокруг все будет чисто - и в доме, и в подъезде.

Татьяна Ткачук: У нас слушатель на линии. Здравствуйте.

Инна Юрьевна: Добрый день, я из Краснодара. Инна Юрьевна. Вы знаете, уже в течение многих лет наш подъезд убирается самостоятельно, как, впрочем, во всех домах, то ли убирают люди, то ли грязным оставляют - но это на совести жильцов. Хотя мы знаем о том, что существуют и ставки, и люди с удовольствием бы работали, но такая проблема существует, что они, грубо говоря, эти деньги делят по своим карманам. Еще у нас очень большая проблема существует и идет в Краснодаре такая тема: то есть нужны ли сами РЭПы как таковые? Потому что в основном нас, жильцов, выручают аварийные службы, поэтому очень хорошо было бы, чтобы вы подняли эту тему, чтобы люди конкретно могли обсудить, что можно и как можно заменить систему РЭПов, потому что система РЭПов абсолютно себя не оправдывает.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Инна Юрьевна. Я хочу вернуться к предыдущему звонку Екатерины Владимировны, потому что он перекликается с Вашим, надо сказать, что у нас и в почте много писем. Например, Лия пишет: "Живу в новостройке, квартира купленная, и соседи - пары среднего возраста или семьи с маленькими детьми. Писать на стенах некому, площадки моем по графику, скинулись на консьержку. ЖЭК отвечает только за первый нежилой этаж и лифты. Вот такое сотрудничество". Наравне с тем, что много у нас и звонков, и писем от людей, у которых все достаточно плохо в подъезде, встречаются, вот Ира из Иркутска пишет: "Мне с подъездом повезло - у нас моет уборщица, входная дверь железная и на стенах писать некому. Подъезд у нас чистый и уютный". То есть все-таки и такие случаи. А что касается Вашего предложения вообще заменить РЭПы, то есть, я так понимаю, что Вы предлагаете гражданам пользоваться только услугами аварийных служб. Я не знаю, Галина Петровна Хованская, у Вас есть точка зрения?

Галина Хованская: Нет, этого делать, конечно, нельзя, потому что все-таки тогда встает вопрос о том, что все мы по очереди моем свои подъезды, а не занимаемся своей непосредственной работой, за которую мы получаем деньги. Я еще раз повторяю, что мне гораздо ближе позиция нашего слушателя, который сказал, что каждый должен заниматься своим делом. И проблема в том, что действительно эта сфера - это сфера неестественных монополий.

Есть еще одна проблема: действительно, когда деньги поступают в ДЭЗ, а ДЭЗ занимается управлением 20-50 домами, это как бы финансирование размазывается по большой тарелке и совершенно непонятно, сколько средств выделено на каждый конкретный дом. В этом смысле, конечно, организация Товарищества собственников жилья - это не панацея от всех наших бед, но в переходный период это очень правильная система организации собственников жилья. К сожалению, сейчас у нас собственники в основном объединяются на конфликте, на защите своих прав от произвола коммунальных в том числе служб. Мы сейчас даже подготовили специальную брошюру о том, как жителю Москвы защитить свои права от произвола коммунальных служб, под эгидой партии "Яблоко". Я думаю, в ближайшее время москвичи смогут воспользоваться этой информацией.

Татьяна Ткачук: Ее можно будет купить где-то эту брошюру?

Галина Хованская: Нет, мы будем бесплатно ее, естественно, распространять. И здесь полная инструкция для начинающего борца за свои права в сфере коммунального хозяйства.

Татьяна Ткачук: Галина Петровна, насколько ее легко будет освоить человеку, который не очень юридически грамотен и не знаком с законодательными актами? Ее можно как инструкцию к действию воспринять?

Галина Хованская: Именно для этого мы ее и написали. Потому что после многочисленных приемов граждан мы понимаем, что они просто не знают, даже если бы хотели защитить свои права, они не знают, как к этому подступиться. И, учитывая наш опыт, мы просто даем четкую инструкцию, что делать в каких случаях, вплоть до обращения в суд, какое написать заявление и приводим все нормативные документы, в соответствии с которыми вам должны мыть, действительно, каждый день ваш подъезд и раз в неделю лестничные марши. Так что это полная информация для начинающего борца.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина Петровна. Мы примем еще один звонок. Здравствуйте, Вы в эфире.

Виктор Веселаго: Здравствуйте, с вами говорят из Зеленограда Виктор Рубенович Веселаго, пенсионер. Я хочу вот что сказать: я являюсь казаком, заместителем атамана нашего, и мы, казачество, подготовили проект в Думу о финансировании ЖКХ: отменить все платы за электричество, за воду, за тепло, за телефон в том числе.

Татьяна Ткачук: Виктор Рубенович, как отменить? А кто будет это оплачивать?

Виктор Веселаго: Вот я вам сейчас скажу: ввести единый коммунальный налог в размере 10% от общего дохода. Если человек получает, например, 10 тысяч в месяц, он 1200 платит вот этот коммунальный налог, если он получает миллион, он платит 120 тысяч, если человек имеет меньше прожиточного минимума, он вообще ничего не платит.

Татьяна Ткачук: Спасибо за звонок. Галина Петровна, Ваше мнение?

Галина Хованская: Вы знаете, я согласиться с этим никак не могу, потому что каждый из нас должен платить за то, что он потребляет, только за то, что потребляет. И Вы практически предлагаете сделать систему перераспределения от богатых к бедным, независимо от того, будет этот бедный целый день держать кран открытым в своей квартире, а богатый будет включать стиральную машину и поставит счетчик на воду в своей квартире. Это совершенно неправильная система, я никак не могу с ней согласиться.

Татьяна Ткачук: Спасибо за Ваше мнение. Андрей Павлов, муниципальный советник московского района "Ховрино", вопрос таков: Вы говорили о том, что не столько ДЭЗам и ЖЭКам не хватает средств для того, чтобы улучшить жизнь жильцов дома, сколько они неправильно из распределяют, порой "закапывают". А как жильцы могут определить - этих денег нет действительно, потому что городской бюджет просто не дал этих денег, или эти деньги ушли куда-то совершенно в другую сторону? То есть ли какая-то возможность для жильца проконтролировать реальное положение дел с деньгами, которыми располагает ЖЭК?

Андрей Павлов: Я не говорил о том, что денег много, я говорил о том, что их неэффективно используют. И эта система, если говорить про Москву, поскольку я муниципальный советник в Москве и больше знаю эту систему, через децентрализацию этих функций, то есть вопросы ЖКХ, благоустройство, подъезды, конечно, это все должно уходить на местный уровень. И если, допустим, жители создают Товарищество собственников жилья, те деньги, которые идут по какой-то норме на ту же самую уборку и так далее, должны быть непосредственно перечислены этому товариществу, и они не только сбрасываются за счет своих средств, но и получают вот эти средства, которые идут через налоги и так далее. В частности, партия "Яблоко" предлагает такие товарищества, которые образуются, освобождать на несколько лет или, точнее, снижать оплату коммунальных услуг на несколько лет для того, чтобы вот это товарищество начало нормально функционировать.

Татьяна Ткачук: Галина Петровна, пожалуйста.

Галина Хованская: Я тоже вхожу в партию "Яблоко", и даже в руководство партии "Яблоко", но я считаю, что нам надо ставить реальную задачу. Нам нужно поставить в равные условия сейчас жителей, которые объединились в товарищества, и жителей неорганизованных. Потому что на сегодняшний день проблема острейшая: как только мы организовали товарищество, мы начинаем платить больше, не получая услуги при этом лучшего качества. И массу примеров можно привести. Потому что с организованным юридическим лицом уже интересно общаться налоговой инспекции, брать земельный налог, и массу таких примеров поборов можно приводить. Поэтому вопрос надо ставить о равенстве условий. Жители у нас умные, на самом деле, если они чувствуют, что за те же деньги они получат услуги лучшего качества, их не надо будет агитировать организовываться в Товарищества собственников жилья, они сами будут стремиться и требовать от властей помощи в организации этих товариществ.

Андрей Павлов: Пока такого не происходит. К сожалению, создание товариществ жилья собственников жилья идет очень сложно. Здесь должны быть какие-то стартовые условия, которые позволили бы жителям начать объединяться.

Татьяна Ткачук: Я позволю себе дополнить, что мне ближе точка зрения Галины Петровны, потому что для того, чтобы создать Товарищество собственников жилья, надо еще уговорить жильцов своего подъезда и дома это товарищество создать.

Андрей Павлов: Вот именно.

Татьяна Ткачук: Но если у тебя таков подъезд, и такие жильцы, и такие соседи, кто этого не хочет, - наверное, все-таки ты от этого не должен проигрывать в правах.

Андрей Павлов: Я согласен, что здесь есть и психологический момент, но должна быть и экономическая составляющая обязательно.

Галина Хованская: Конечно, не надо забывать, что это добровольное объединение граждан. Я еще раз говорю, что, к сожалению, сейчас мы наблюдаем то, что идут объединения на конфликте. Не хотим уезжать из нашего дома из центра Москвы - объединяемся в товарищества.

Татьяна Ткачук: То есть "дружим против кого-то"?..

Галина Хованская: Да, дружим против кого-то. А изначально товарищества должны создаваться для того, чтобы эффективно управлять своей собственностью, за те же деньги получать услуги лучшего качества.

Татьяна Ткачук: Спасибо. У нас звонок. Здравствуйте.

Слушательница: Вопрос такой у меня: скажите, могу ли я отказаться от той услуги, которой я не пользуюсь, и не платить за нее?

Татьяна Ткачук: Что вы имеете в виду, поконкретнее?

Слушательница: Допустим, если я не слушаю радиоточку, я иду и отказываюсь от нее.

Галина Хованская: Ответ - да, можете.

Слушательница: А если у меня сейчас не убираются в подъезде, я все равно буду платить. Я сама убираюсь каждый раз через день, так какой же мне смысл платить деньги кому-то, когда я делаю эту работу сама? Я могу отказаться от этой услуги?

Татьяна Ткачук: Галина Петровна Хованская, пожалуйста.

Галина Хованская: Дело в том, что если вам не предоставляют эти услуги, а обязаны предоставлять по соответствующему договору, то есть вполне конкретный документ - это Постановление правительства Москвы, где деньги вам возвращают за не предоставленные услуги. И это касается не только уборки вашего подъезда, это касается абсолютно всех услуг: воду не подавали, отключали горячую воду, отключали лифт. Инструкция для начинающего борца за свои права, она как раз перечисляет все эти моменты, как, кому нужно написать претензию и каким образом можно вернуть деньги, которые практически ДЭЗ не израсходовал на те цели, которые предполагалось.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина Петровна. И я обещала, что мы обязательно поговорим об элитных домах, тех самых, в которых жильцы за те деньги, которые они вкладывают, спрашивают по полной программе.

Рассказывает генеральный директор управляющей компании по обслуживанию элитного жилья "Фронт" Александр Смагин.

Александр Смагин: Собственник жилья изначально настроен на то, чтобы получить максимальный сервис, при этом, желательно, по минимальной цене. Любая частная компания, эксплуатационная компания, работая на доме, она исходит от обратного. На первом этапе меня проверяют - каждый чек, каждый потраченный гвоздь, каждую забитую доску, после того, как они вникают в ситуацию, они становятся более лояльны. Жители не понимают того, что какая-то структура может ими управлять и не воровать у них деньги. Я встречаюсь с жителями, сразу у них отношение ко мне предвзятое - пришла очередная организация, которая будет меня обворовывать. В моей эксплуатации есть квартиры элитные, и сто метров, и 600 метров. Многие ДЭЗы, которые берут дома коммерческие в эксплуатацию, они тоже по-разному их рассчитывают, и 20 есть рублей метр квадратный, и 30 рублей. Наши цены не сильно превышают дэзовские цены с заметным качеством услуг. Есть два таких принципиальных отличия от ДЭЗа: у нас на каждом доме практически создана своя служба, у нас нет такого, что житель вызывает дежурного сантехника, ему говорят: "Ждите". В домах, что мы обслуживаем, вызов мгновенный, потому что человек поднимается в квартиру, и все вопросы решаются сразу. Второе: мы на доме содержим не приходящих уборщиков, а люди работают весь рабочий день. У нас дворник работает с семи утра до двух часов дня. Если у нас есть уборщица на подъезде, они приписана к этому подъезду, и она практически все свое рабочее время занимается уборкой подъезда. Она прошла сверху вниз, вынесла мусор, закончила уборку, поднимается опять на верхний этаж и начинает повторную уборку. Средняя зарплата инженерного состава службы идет порядка 300 долларов. В ДЭЗовской службе слесарь получает семь тысяч. Наиболее востребованная дополнительная услуга - это уборка квартир; вторая наиболее востребованная услуга - доставка продуктов на дом; третья наиболее востребованная услуга - это заказ такси. Если в фойе дома находится фонтан с живыми растениями, то, соответственно, у нас есть озеленитель, который занимается именно этим фонтаном. Есть фонтан с живыми рыбами, есть большие бассейны в холлах. Цена на услуги в этом доме несколько больше, чем в ЖЭКе, на сегодняшний день два доллара 15 центов за квадратный метр, триста долларов в месяц они платят. Туда входит, правда, все.

Татьяна Ткачук: Любопытно, что в компании "Фронт" работают бывшие военнослужащие, которые, по словам Смагина, приучены и к дисциплине, и к настоящему труду: А теперь давайте вспомним не держащегося на ногах жэковского сантехника: Картина - небо и земля.

Вообще любой дом - это микромодель общества, состоящего из людей столь разных, что общего правила для всех вывести невозможно. Чистота и порядок, наверное, бывают в тех домах, где живут активные и чистоплотные жильцы, готовые белить, красить и разводить цветники, и где работают порядочные и совестливые "коммунальщики". Для остальных выбор прост: поменять собственную позицию, или ждать, когда изменится мир вокруг.

XS
SM
MD
LG