Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Авторское право


Сегодня мы обсуждаем проблемы, связанные с соблюдением закона об авторских правах. Тема очень обширная, поэтому мы остановимся на авторских правах в области культуры и искусства.

Гости московской студии - руководитель отдела авторского права ЗАО "Интеллект-консалтинг", юрист Ирина Тулубьева; и Сергей Семенов - генеральный директор юридической фирмы "ФТМ-энтертейнмент".

Здравствуйте, господа!

Режиссер подсказывает мне, что у нас уже есть звонок. Дадим слово слушателю сразу в открытие программы. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Во-первых, я хочу поблагодарить за очень важную и нужную тему, спасибо вам. Во-вторых, я хотел бы, чтобы речь пошла, если это возможно, в конструктивном плане, как реально осуществить это авторское право? Ведь теряется авторское право не только в момент написания, но до пути к опубликованию - его могут не принять, его могут не опубликовать, может произойти плагиат. Как этот момент сделать? Второй вопрос: существует момент о распространении всего этого авторского права на одну страну, на две, на пять, на десять. Короче говоря, как правильно нужно оформить свое авторское право, как его утвердить? Ведь реально я не знаю, как это сделать.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Вам за звонок. Я предлагаю все-таки открыть программу с определения того, что такое авторское право, и я попрошу моих гостей меня поправить, если я в чем-то ошибусь. Итак, авторское право - это право творца на то, что он создал, оно возникает с момента создания произведения и распространяется на форму произведения, а не на его суть (что это значит, я надеюсь, мы сегодня поговорим непременно). Авторское право бывает имущественным (то есть это - право предоставить произведение на всеобщее пользование, получать вознаграждение, это право возникает благодаря заключенному контракту и передается по наследству), и оно бывает личным (это - право на имя, на защиту произведения от искажения возможного и так далее). Ошиблась я в чем-то?

Ирина Тулубьева: Вообще все правильно, но хотелось бы уточнить, что авторское право охраняет произведения науки, культуры и искусства, сохраняя, естественно, не идею, а форму изложения. И действительно, авторские права - это в первую очередь признаются права автора произведения, права личные, неимущественные, все, что связано с этим, и права на использование произведения. Использование - это такое право, которое может реализовывать и сам автор и, естественно, пользователи, третьи лица, которые вправе приступать к какому бы то ни было использованию исключительно на основании договора с автором.

Татьяна Ткачук: Спасибо. Это была Ирина Тулубьева. И мой вопрос Сергею Семенову, это вопрос нашего слушателя, если можно, очень коротко: как правильно оформить свое авторское право, каковы должны быть последовательные действия?

Сергей Семенов: Как вы только что сказали совершенно правильно, авторское право возникает в силу его создания и поэтому никакого специального оформления не требует. В некоторых странах, например, в Соединенных Штатах Америки предусмотрена регистрация авторского права, в европейской доктрине авторского права таких формальностей не предусматривается и, более того, закон об авторском праве 93-го года, который действует в России, предусматривает, что осуществление авторского права не связано с какими бы то ни было формальными моментами и с его регистрацией. Здесь на вопрос уважаемого слушателя хотелось бы сказать следующее: никак оформлять не требуется, но если он предоставляет экземпляр своего произведения на ознакомление, например, в издательство, необходимо поставить значок охраны авторского права - букву "с" в окружности с указанием фамилии автора, и тогда те, кто будет использовать, увидят, что это произведение охраняется авторским правом. Кроме того, если возникает спор о праве, это решается, как правило, в суде. Необходимо иметь всевозможные доказательства - рукописи, переписку, свидетельские показания и так далее. То есть беспокоиться о том, что кто-то нарушит, я бы сейчас не советовал уважаемому слушателю.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. И еще один слушатель на линии. Здравствуйте, Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос: кроме тех авторских прав, которые распространяются на работников искусства, если так можно сказать, существует ли в каких-либо странах защита тех, кто приходит устраиваться на работу? Дело в том, что когда человек проходит какое-то собеседование или на какой-то конкурс при устройстве на работу (это в нашей стране такая ситуация) ему задают вопросы очень часто, которые являются весьма полезными для руководства фирмы. И человек, который делает какую-то творческую работу при собеседовании в организации, практически помогает фирме занимать свои позиции на рынке, но ему, исходя из начальных условий, естественно, ничего не платят за такие консультации. И к этому вопросу есть еще такой комментарий: вообще, не является ли это традицией, существующей в нашем государстве, которая выражается в том, что после третьего курса все студенты вузов прекрасно понимают, что все учебные работы, которые они делают, идут в стол или, скажем так, туда, где они никому не нужны?

Татьяна Ткачук: Спасибо, Вам за звонок. Сергей Семенов, пожалуйста!

Сергей Семенов: Ну, насчет традиций мне трудно что-либо сказать, а вот насчет того, что когда принимают на работу, грубо говоря, выведывают какие-то идеи, потом эти идеи используются, здесь нужно сказать, что к авторскому праву это никакого отношения не имеет. Более того, закон об авторском праве предусматривает, что авторское право не распространяется на идеи, концепции и так далее. Поэтому здесь, видимо, проблема существует, но она никак не входит в круг нашего сегодняшнего обсуждения.

Татьяна Ткачук: Скажите, пожалуйста, Сергей, а если в ходе устройства человека на работу, я так понимаю, что наш слушатель пережил такую ситуацию, по всей видимости, он создал некий документ, который он предложил этой компании как какую-то основу для разработки, он может защитить свои авторские права на такой документ, если есть какое-то письменное свидетельство его идеи?

Сергей Семенов: Если идея выражена, и она выражена в форме результата творческого труда, потому что авторское право распространяется на результат творческой деятельности, если по сути этот документ будет собой являться результатом авторского труда, творческого труда и будет собой представлять объект авторского права, то, естественно, он сможет защитить свои права, если это произведение будет незаконно использоваться будущими работодателями.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. У нас в почте очень много писем пришло по авторскому праву, и один из авторов писем на наш сайт спрашивает: кто и когда впервые задумался о необходимости защиты авторских прав? История вопроса - в рассказе научного обозревателя Интернет-издания "Web" Александра Сергеева:

Александр Сергеев: Мало кому известно, что копирайт и авторское право возникли с интервалом в полтора столетия. И то, и другое возникло в Англии. Копирайт возник через сто лет после печатного станка. В 1557-м году был издан закон, известный как Статут королевы Марии, который регулировал следующую проблему: имелось какое-то количество печатников, многие из них были объединены в корпорации, и вот они печатали все, что попало. В какой-то момент они пошли на соглашение с Британской короной: печатник, который зарегистрировал рукопись и напечатал ее, получал в дальнейшем навеки монополию на печать это произведения. Проблема стояла такая - главное издание прежнего рукописного наследия, в основном античного. Шел раздел культурной собственности. Все права были переданы одной крупной корпорации печатников и сказано: кто первый напечатал, тот владеет этим произведением пожизненно и наследуемо. Иное дело сложилось через полтора века. Все античное наследие было уже исчерпано, уже присвоено, многие книги не переиздавались - не хочу переиздавать и все. Шли явные негативные тенденции. И, наконец, авторы-современники, они могли, в крайнем случае, продать рукопись как предмет печатнику, а тот дальше делал с ней, что угодно, несильно это было выгодно самим авторам. И вот тогда авторы собрались и стали очень серьезно бороться. Между прочим, за права авторов боролись такие люди, как Даниэль Дефо, решающий шаг принадлежал Джону Локку, именно его деятельность привела к тому, что монополия была отменена, и вместо нее в 1810-м году вышел Статут королевы Анны, который впервые ввел права автора. Написавший произведение получал право в течение 14 лет контролировать его издание, тиражирование и продажи, по истечении 14 лет он мог это продлить еще на 14 лет. Дальше развитие шло очень интересно. Пошли развиваться технологии, появились фотографы и сказали: а мы что - не авторы? Музыканты раньше фотографов появились, музыканты заявили: а мы что - не авторы? Почему наши произведения исполняются публично без отчислений нам? Шло лоббирование, добивались своего и добились - стали признаваться права композиторов, потом права исполнительней. Главное, увеличился срок охраны. За срок охраны уже воевали не столько сами авторы. Издатель он один раз купил эксклюзивные права у автора, и вдруг приходит какой-то формальный срок - 28 лет, и вдруг он теряет монополию, теряет источник заработка. А если собрать побольше средств и пролоббировать у законодателя продление этого срока? На Западе -70 лет, и, между прочим, условием вступления России в ВТО, в частности, является присоединение к конвенции Всемирной организации по охране интеллектуальной собственности, которая требует, чтобы срок охраны был 70 лет после смерти автора.

Татьяна Ткачук: Итак, авторскому праву, по крайней мере, нормативно зафиксированному, как минимум, три столетия, но процесс пересмотра позиций в авторском праве происходит постоянно. Сергей, каковы сегодня самые спорные моменты в этой сфере, чего ждать от нового Закона об авторском праве, который на днях будет рассматриваться Государственной Думой?

Сергей Семенов: Во-первых, о самом законе. Вчера буквально состоялось обсуждение в Комитете по культуре и туризму Государственной Думы, где рассматривался проект поправок ко второму чтению. Фактически это новый закон, поскольку много поправок внесено было в закон. Было решено утвердить те поправки, которые подготовила рабочая группа, с рядом доработок. Но в связи с тем, что Госдума сократила график своей работы, на следующей неделе будет всего одно заседание, поэтому, по всей видимости, закон будет рассматриваться Госдумой следующего состава и где-то в январе-феврале - это в лучшем случае. Что касается наиболее спорных проблем.

Понимаете, законодательство об авторском праве настолько сложное, что какую проблему ни возьми - это является спорной проблемой. Вот какие более актуальные, например, вопросы: в новом проекте предусматривается введение нового исключительного права для автора, которое связано с Интернетом. Это вслед за соглашениями Всемирной организации по интеллектуальной собственности 96-го года в законодательстве вводится право, которое называется "доведение до общего сведения". Фактически это право автора на охрану его произведения в телекоммуникационных сетях, в так называемом цифровом окружении. Продлевается срок до 70 лет с 50-ти лет. И во избежание всевозможных толкований, которые имели место, когда в 93-м году у нас срок был продлен с 25 лет до 50-ти лет, прямо предусматривается в законодательстве, что если 50 лет истекли, то 70 лет произведение продолжает охраняться.

Много проблем здесь возникает. Одна из проблем как раз была, поскольку Комитет по образованию, например, не то, что возражал, но ставил вопрос о том, что продление срока до 70 лет поставит под угрозу использования произведения в учебной литературе, в частности, в хрестоматиях и так далее. Одна из таких проблем была разрешена.

Было много вопросов с охраной аудиовизуальных произведений, потому что довольно острая проблема. Фильмы старые советские используются, авторы за них ничего не получают, и поэтому здесь тоже возникло много проблем. Большое количество проблем было с введением новых видов охран. Например, сейчас в новом законодательстве введена охрана технических мер защиты произведений и информации, которая предусматривается обладателями по управлению своими правами.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей.

Бронислав Спиридонов из Екатеринбурга пишет нам на сайт: "Авторские права начнут соблюдать в России только тогда, когда пройдут 2-3 очень громких судебных дела по их защите. Кто сможет создать прецедент?" Ирина, знаю, что Вы вели судебные дела наследников Алексея Толстого, Вертинского, Дунаевского, Визбора, Галича и многих-многих других. Много ли исков удалось выиграть, и чего добились наследники?

Ирина Тулубьева: Я могу сказать, что из перечисленных все иски выиграны. У нас, конечно, непрецедентное право, но все смотрят на то, как решаются судебные дела. В частности, Сергей Анатольевич упомянул о том, что пытаются в новый проект закона точно записать возможность ретроохраны, то, что права распространяются на всех без исключения наследников без каких-либо изъятий, по этому поводу были большие проблемы, в частности, у наследников Толстого. Все издатели ждали, чем закончится наш судебный процесс, потому что не хотелось платить. Точно так же, как сегодня говорить о том, а как же право на доступ к культурным ценностям, конфликт между личными мелкими интересами наследников и всем народом, какой-то якобы конфликт существует? Мне кажется, это демагогия. Было много возражений против прав наследников, в том числе исходя из того, что издательства не смогут издавать книги. Ну, как же не смогут издавать? Заключайте договор и издавайте. Дела выигрываем, у нас есть позиция, и потому мы выигрываем.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. И снова слово слушателю. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Александр Суворов: Здравствуйте. Суворов Александр из Санкт-Петербурга. У меня вопрос такой: одобряют ли участники программы то, что надо, чтобы в России автор любого полезного предложения получал вознаграждение от того, кто использует это предложение, а в настоящее время этого нет?

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр, за звонок. Сергей, пожалуйста, очень коротко.

Сергей Семенов: Не очень понимаю, о каком предложении идет речь. Видимо, здесь речь идет не об авторском праве, а, видимо, о каком-то изобретении. Очень трудно сказать, потому что разные системы оплаты использования. Иногда автору намного выгоднее получить сумму сразу, вне зависимости от результатов использования, чем потом ждать самого использования и получать вознаграждения от пользователя. Здесь все нужно знать конкретно, то есть, какое произведение, вообще является ли это произведением, какой вид использования? Тут надо просто иметь голову на плечах и решать, что автору наиболее выгодно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Ирина, пожалуйста!

Ирина Тулубьева: Я хотела еще добавить, что сейчас в действующем Гражданском кодексе нет у нас четкости по вопросу о том, например, у кого права в связи с проведением научных исследований. И в проекте Гражданского кодекса пытаются установить четкие какие-то положения, позиции. Я за то, чтобы все авторы получали вознаграждение, безусловно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Возвращаясь к тому, о чем мы говорили чуть раньше - о громких судебных делах по защите прав наследников. Я знаю, Сергей, что Вы полагаете, что не всегда эти люди, которые обращаются к юристам, понимают, на что они имеют право, чего они хотят добиться.

Сергей Семенов: В продолжение того, что говорила Ирина Тулубьева, ради справедливости, как бы для баланса интересов следует добавить, что не всегда наследники правы, когда они предъявляют требования, например, к издательствам, кинокомпаниям, другим пользователям произведений. В нашей практике часто довольно случается, что права понимаются или неправильно, или объем этих прав несколько завышается. И в судебных процессах, в которых мы участвовали или помогали вести, часто есть такие случаи, когда правообладатели проигрывали суды.

Я приведу, например, последний пример, когда киноконцерн "Мосфильм" выиграл несколько судебных процессов у наследников киноавторов - в данном случае, у наследников одного из сценаристов, который требовал вознаграждения за старые фильмы. Суд решил совершенно справедливо, что по старому законодательству автором фильма являлась студия, осуществившая съемки этого произведения, и поэтому наследник просто не мог наследовать тех прав, которых у наследодателя, то есть у умершего сценариста, просто не могло быть. Потому что в то время автором являлось другое лицо, в данном случае киностудия.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. И два слушателя ждут своей очереди задать вопрос на линии. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Слушательница: Здравствуйте. У меня такой вопрос: будьте любезны, расшифруйте, пожалуйста, понятие авторского права в Интернете - это первое. А второе: дайте, пожалуйста, координаты, где можно проконсультироваться по всем вопросам авторского права.

Татьяна Ткачук: Спасибо. Я передам сейчас слово Сергею Семенову, но хочу сразу сказать, что об авторском праве в Интернете мы сегодня в рамках этого эфирного часа говорить не будем - это очень обширная тема, и ей была посвящена одна из передач Радио Свобода, которую провел мой коллега Александр Костинский. Сегодня мы будем говорить об авторском праве все-таки в области культуры и искусства.

Сергей Семенов: Авторское право в Интернете имеет непосредственное отношение к области культуры и искусства, поскольку в Интернете используются произведения искусства, в частности, фильмы, литературные произведения и любые другие произведения. С точки зрения авторского права, использование произведения в Интернете означает воспроизведение произведения. Потому что, когда произведение заносится в память электронно-вычислительной машины - это считается воспроизведением. Воспроизведение - это исключительное право автора. То есть, другими словами, только автор может разрешить записать свое произведение в память ЭВМ и передать его по телекоммуникационным сетям потребителю. И вот такое право было специально обусловлено, поскольку возникали споры, было специально предусмотрено в нашем законодательстве.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Еще один слушатель, у нас много звонков сегодня. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Валентина: Здравствуйте. Меня зовут Валентина, из Москвы. Я хотела бы узнать, на чем основано утверждение некоторых литературных редакций вот ответе на авторские посылки, рукописи, что рукописи не возвращаются и не редактируются? Спаси Господи вас.

Татьяна Ткачук: Спасибо Вам за звонок, Валентина. Чем вызвано, что в редакциях не возвращают рукописи, могу ответить я, как человек, всю жизнь проработавший в редакциях. Многие редакции просто не имеют достаточного количества сотрудников и не имеют возможности рецензировать и почтой отправлять назад авторам рукописи и не берут на себя такой обязанности. Ирина, я права?

Ирина Тулубьева: Вы правы. И еще, наверное, не хочется тратить деньги лишние. Потому что авторы посылают рукописи, я не вижу в этом смысла, обязанности такой возвращать эти рукописи. Это никак не связано с авторским правом. Материальные объекты и права - это разные вещи.

Татьяна Ткачук: То есть наша слушательница предполагает, что редакция задерживает у себя рукописи с тем, чтобы потом каким-то образом использовать их, нарушив при этом авторские права создателя. Я не знаю таких случаев.

Ирина Тулубьева: Такие случае бывают. Но если автор обнаруживает свое произведение, изданное под другой фамилией, например, то это как раз вопрос авторского права.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. И Сергей хотел что-то добавить.

Сергей Семенов: Я хотел сказать в защиту таких редакций, что всегда объявляется заранее, что рукописи не возвращаются - это везде есть. Поэтому здесь никаких нарушений с точки зрения права нет.

Татьяна Ткачук: Да, действительно, нарушений в этом случае нет.

Буквально пару недель назад в Москве возникла конфликтная ситуация вокруг одной из театральных постановок. Рассказывает наш театральный обозреватель Марина Тимашева.

Марина Тимашева: В Москве на сцене Центра имени Мейерхольда открылся Пятый Международный фестиваль "Новый европейский театр". Задуман он был группой московских театральных критиков как фестиваль нового режиссерского поколения. Первым спектаклем афиши стал "Один день Ивана Денисовича" Харьковского Академического театра драмы в постановке Андрея Жолдека. Одни считают этого господина режиссером, другие - шоуменом и специалистом по скандалам и провокациям. Ни те, ни другие ни минуты не сомневались в том, что метод Жолдека не придется по душе Александру Солженицыну. Еще на пресс-конференции устроителей фестиваля я спросила у них, есть ли у театра согласие автора на постановку, и приглашен ли Александр Солженицын на спектакль. Отвечала Марина Давыдова.

Марина Давыдова: Спектакль он не видел. Дело в том, что это не совсем спектакль по повести - это очень свободная фантазия, и повесть Солженицына - это только трамплин. Я бы на месте режиссера вообще бы придумала этому спектаклю другое название.

Марина Тимашева: Театровед и театральный критик, обозреватель газеты "Известия" будто бы не понимает, что само название произведения является предметом Закона об авторском праве и смежным с ним правах, зато это отлично понимает Александр Солженицын. Через пару дней информационные агентства распространили заявление писателя. Он говорит о "дикости и наглости харьковской группы, укравшей название моего произведения для своего действа". Далее происходило нечто странное: некоторые рецензенты сделали вид, что этого заявления просто не было, другие взялись комментировать конфликт Александра Солженицына и Харьковского Академического театра драмы имени Тараса Шевченко. Вообразите: только автор статьи в газете "Ведомости" ведомости признал, что "театр не прав, он даже не поставил автора в известность". Но тут же нашел оправдание: "С другой стороны, узнай Александр Исаевич о замысле, разрешения все равно бы не дал". А лучше всех выступила опять же Марина Давыдова в газете "Известия". Она пишет: "Есть некие законы развития искусства, которые невозможно проверять этическими нормами, можно и должно лишь эстетическими". Не вдаваясь в дискуссию о том, можно ли провести хаотически-агрессивное зрелище Жолдека по ведомству эстетического, а также о том, существует ли "внеморальное искусство", замечу, что речь не об абстрактно-этической норме, но о законе и о том, что Россия подписала Бернскую и Женевскую конвенции.

К гостям московской студии, уважаемым юристам, у меня есть вопросы. Первый из них: подписала ли Украина соответствующие конвенции? Второй: существует ли принципиальная разница между законом об авторском праве в России и на Украине? Третий: какое наказание предусмотрено для нарушителя Закона об авторском праве? Могут ли юристы требовать запрета проката спектакля "Один день Ивана Денисовича"?

Татьяна Ткачук: Ирина Тулубьева, прошу!

Ирина Тулубьева: Я могу ответить. Естественно, Украина является членом конвенции и Всемирной конвенции об авторском праве - Женевской и Бернской конвенций - с 95-го года. И закон украинский, сейчас действует закон 2001-го года, я могу сказать, что он на порядок выше нашего закона, он уже принят в соответствии с учетом требований международных договоров, то есть он уже такой, к которому мы сейчас стремимся в нашем законе. А предыдущий закон был практически таким же, как наш, то есть основные положения те же, круг объектов тот же.

Более того, в отличие от наших законов, на Украине специально прописано, что охраняются проповеди в числе объектов. Тот есть тот же круг объектов. И произведение Александра Солженицына, конечно же, охраняется на Украине.

И, что касается ответственности за нарушение, то есть нарушение выразилось в бездоговорном использовании, и, насколько я знаю, там речь идет не только об использовании названия произведения, объекта авторского права, но и об использовании фрагментов произведения. Любая переработка, творческое переосмысление творческим лицом чужого произведения должна основываться исключительно на законе. И если этого нет - есть налицо нарушение закона.

Татьяна Ткачук: Прокат можно запретить?

Ирина Тулубьева: Конечно. И на Украине примерно такие же нормы действуют, можно предъявить взыскание компенсации в размере до 50 тысяч МРОТ, требовать запрещения использования и так далее - моральный вред, убытки. Я могу даже сказать, что там есть такая ответственность, норма, что можно требовать от режиссера, например, чтобы он сообщил обо всех своих соучастниках этого действа.

Татьяна Ткачук: Соучастниках преступления:

Ирина Тулубьева: Правонарушения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Еще один слушатель. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Геннадий: Добрый день. Меня зовут Геннадий. У меня такой вопрос к вам: не секрет, что на Западе рок-группы разного уровня зарабатывают деньги от продажи своих дисков. В России ситуация обратная - команды перебиваются заработком, выступая где-то в каких-то клубах, дворцах культуры. И у меня такой вопрос: все понимают, что одним из условий вступления в ВТО является выполнение всех требований по авторскому праву таких исполнителей. Что для этого нужно сделать в России, какие законы необходимо принять? Это первый вопрос. И второе: мне непонятно, почему эстрадные исполнители, достаточно маститые - Пугачева, Киркоров, имеющие возможность и финансы лоббировать свои интересы, до сих пор не смогли провести подобный закон в Думе, например? Неужели пиратское лобби сильнее?

Татьяна Ткачук: Спасибо, Геннадий. Пожалуйста, Сергей, ответьте нашему слушателю.

Сергей Семенов: Да, Геннадий, Вы подняли действительно очень злободневную тему. Я здесь хотел бы сказать, что, с моей точки зрения, вопрос не в законе. У нас есть достаточно законодательных норм и в уголовном праве, и в административном праве, и в гражданском праве, и в законе об авторском праве, который является частью гражданского права, которые позволяют бороться с незаконным использованием. Вы правильно сказали, что на Западе исполнители популярной музыки имеют в первую очередь доходы от продажи грампластинок. Но когда у нас до 90% пластинок, имеется в виду любых носителей, приходится на пиратский рынок, когда грамзаписывающие студии не могут продать свой продукт в том количестве, в котором он мог бы продаваться - конечно, основное, что исполнитель имеет - с концертных выступлений.

Что касается законодательства. Я уже сказал, что законодательство есть, проблема в применении законов. Нам приходится очень много работать с правоохранительными органами, иногда просто диву даешься, на какие ухищрения идут представители правоохранительных органов, в частности, прокуратуры, с тем, чтобы или не привлекать человека к ответственности, или, если привлекать, то давать какие-то смешные наказания за это. Вы правы абсолютно, что сейчас правоохранительная система не только не борется, но даже не сдерживает рост пиратства.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Ирина!

Ирина Тулубьева: Хотелось бы еще добавить. Я не могу согласиться во всем с Сергеем Анатольевичем, потому что сейчас какая-то работа пошла. И, в частности, большое внимание уделяется заводам, где изготавливаются диски. И хорошо бы, чтобы у нас тиражи контролировались. Я еще хочу сказать, что очень важно, чтобы исполнители сотрудничали на стадии подписания договора с рекордз-компаниями и юристами. Потому что сейчас очень много процессов, связанных с тем, что подписывают договор, не глядя, а потом возникает вопрос - где же наши деньги? Вот это проблема.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. И вот один из таких случаев как раз - это одно из самых нашумевших дел последнего времени - тяжба вокруг нескольких песен группы "Тату". Рассказывает Никита Татарский.

Никита Татарский: Имена участниц проекта Юлии Волковой и Лены Катиной, а также их продюсера Ивана Шаповалова на устах всего мира. Не так давно к ним добавилось еще одно - Елена Кипер. Соавтор хитов "Тату" "Я сошла с ума" и "Нас не догонят" требует расторжения договора с продюсером группы и возвращения ей авторских прав на тексты песен. По ее словам, Иван Шаповалов не выплатил положенного ей по договору вознаграждения за эти песни. По некоторым оценкам, эта сумма достигает нескольких сот тысяч долларов. В интервью Интернет-изданию "Газета" адвокат Кипер Алексей Шульга рассказал о том, что между Еленой и компанией "Неформат", ведущей дела "Тату", 6 июня 2002-го года был подписан договор. Согласно этому договору, права на песни были переданы "Неформату", а Кипер должна была ежеквартально получать вознаграждение и отчеты об использовании ее прав. По словам Алексея Шульги, в апреле 2003-го года, когда он занялся ведением дел Елены, выяснилось, что за прошедший срок она не получила ни одного отчета и никаких денег. Елена Кипер подала в суд на компанию "Неформат". Как заявил директор продюсерского центра "Неформат" Сергей Бобза, по контракту Елена Кипер должна получать деньги по мере их сбора - раз в год по итогам года. По мнению Бобзы, Кипер этим скандалом просто хочет привлечь к себе внимание, тем более, что сейчас она поет и пишет песни для собственного музыкального проекта под названием "Ничья". Суммарный тираж альбомов "Тату" составляет более семи миллионов экземпляров. В случае признания незаконности действий Ивана Шаповалова и компании "Неформат", Елена Кипер сможет распоряжаться правами как угодно, вплоть до наложения запрета на исполнение ее произведений и продажу альбомов "Тату" во всем мире.

Татьяна Ткачук: На основе того, что мы сейчас выслушали: какие главные злоупотребления в случаях, когда произведения российских авторов выходят на мировой рынок? И наоборот - когда произведения зарубежных авторов используются в России?

Ирина Тулубьева: Я услышала лишь то, что автору не доплачивают по договору деньги. То есть здесь следует выявить все доходы компании продюсерской, и если что-то компания не уплатила, судя по тому, что иск направлен, компания не платила денег - это финансовое разбирательство, исключительно материальные вопросы решаются. Речь о нарушении авторских прав - здесь нет формального нарушения авторских прав, невыплата вознаграждения - пока что я вижу только это.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Слово слушателю. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Диана: Добрый день. Меня зовут Диана, я из Петербурга звоню. У меня такой вопрос: я являюсь разработчиком-изготовителем определенных технических приспособлений, которые продаю конкретной организации. Организация решила купить право на мое изобретение. Как мне себя защитить?

Татьяна Ткачук: Сергей, прошу!

Сергей Семенов: Я сначала должен сказать, что здесь вопрос не авторского права. А как защитить? Зарегистрировать свое произведение, получить на него патент, или можно зарегистрировать в качестве промышленного образца или полезной модели. У нас есть система государственной регистрации - российское Агентство по патентам и товарным знакам. Нужно зарегистрировать там, и тогда Вы уже можете заключать лицензионное соглашение на использование своего изобретения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Надеюсь, что совет Ваш Диане поможет. И еще один звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушательница: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга, представитель кинотеатра. Мне бы хотелось узнать по поводу отчислений, которые требует от нас РАО - отчисление композиторам за использование музыки в кинофильмах. Они требуют, как бы по закону это говорится, что 3% от валового сбора, причем от валового сбора 50% мы отдаем владельцу фильма, который предоставляет нам этот фильм. Мы должны с каждого сеанса, проведенного в кинотеатре, платить эти 3%. Но ведь зритель, придя в кинотеатр, покупает билет не на музыку композитора, а полностью на коллективное творчество - на фильм, а с этой стоимости билета мы должны отчислять эти деньги. Вот это непонятно. Композитор, ведь он же заключает продюсерский договор в свое время, когда создавалась картина, и получает деньги. Поэтому мне хотелось бы узнать.

Татьяна Ткачук: Спасибо Вам за звонок. Сергей Семенов, пожалуйста.

Сергей Семенов: Вы знаете, эта проблема хорошо нам знакома. Большие проблемы здесь возникают не только у Вас, видимо, как у представителя кинотеатра определенного, но и в Москве проходили судебные процессы. Действительно, закон об авторском праве предусматривает, что вне зависимости от передачи прав композитором продюсеру, композитор сохраняет право на получение вознаграждения от публичного исполнения фильма. Что я могу сказать? Здесь концепция такая, что когда фильм исполняется, исполнение музыки в рамках этого фильма приравнивается к публичному исполнению, как концерт или как передача записи - к исполнению записи. Поэтому правовые основания здесь есть. Я, единственное, хотел бы вас немножко поправить: эти 3% - это минимальная ставка, установленная не законом, а правительственным постановлением (есть правительственное постановление о минимальных ставках авторского вознаграждения). И эти деньги идут не владельцам фильма, а идут композитору непосредственно через авторское правовое общество. Здесь есть какие-то возможности договариваться с российским авторским обществом, есть некие рычаги. Поэтому, если Вас это интересует, Вы можете с юристами связаться, кто занимается этими вопросами, и Вам, видимо, помогут.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Я вижу, что Ирина открыла сборник законов по авторскому праву и, судя по тому, что она согласно кивает головой, наша слушательница из Санкт-Петербурга получила совершено полный, исчерпывающий ответ.

И еще один слушатель на линии. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

Александр: Добрый день. Меня зовут Александр. Очень хорошая передача, спасибо вам большое.

Скажите, пожалуйста, мой отец сделал несколько открытий в области химии, и его изобретения используют сейчас. Являюсь ли я наследником, и как мне быть в этом случае?

Татьяна Ткачук: Ирина, пожалуйста!

Ирина Тулубьева: Но это вопрос о правах изобретателя, и, я так понимаю, что лучше всего Вам, уважаемый слушатель, проконсультироваться в Роспатенте, скорее всего, в патентном ведомстве, и там дадут исчерпывающую информацию.

Татьяна Ткачук: То есть это не вопрос авторского права?

Ирина Тулубьева: Абсолютно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. И я хотела поговорить об еще одном конфликте, разворачивающемся в наши дни - это конфликт вдовы Виктора Цоя Марианны и музыкантов группы "Кино". Материал нашего петербургского корреспондента Ольги Писпанен.

Ольга Писпанен: Бывшие участники группы "Кино" Юрий Каспарян, Георгий Гурьянов и Игорь Тихомиров добиваются в суде признания своего творческого участия в создании композиций последних восьми альбомов группы "Кино". Они подали исковое заявление о признании прав соавторства на аранжировки музыкальных произведений в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга еще в 2001-м году, и с тех пор дело слушается. О претензиях участников группы "Кино" говорит музыкант Георгий Гурьянов.

Георгий Гурьянов: Мы требуем права на то, что мы делали. Суд тянется уже три года, откладывается. Ответчики не приходят, какие-то причины находятся. Это гражданский суд, но еще есть Арбитражный суд в Москве. Все основные претензии против компании "Мороз-рекордз", которая делает с нашей продукцией все, что угодно: наигрывание на гитаре сверху, безобразное издание, пишут все, что угодно, на обложках пластинок, безобразное использование нашей продукции.

Ольга Писпанен: С июня 2003-го года решается вопрос о назначении музыковедческой экспертизы. Так же в этом году музыкантами группы "Кино" уже в Арбитражный суд города Москвы было подано исковое заявление о защите прав исполнителей, где музыканты просят запретить производство и исполнение музыкальных альбомов группы "Кино" звукозаписывающей компанией "Мороз-Рекордз". Вдова Виктора Цоя, его прямая правонаследница Марианна Цой, утверждает, что компания "Мороз-Рекордз" имеет исключительные права на творческое наследие группы "Кино" и не вполне понимает суть претензий музыкантов.

Марианна Цой: Процесс идет постоянно, он не прекращается с момента подачи их искового заявления. Дело в том, что процесс не имеет окончания, потому что суд не может понять, чего от него хотят, исковое заявление сформулировано крайне неграмотно. Как они пишут, давали интервью и писали в газетах, что они не хотят денег. Как только они сформулируют нормально свои претензии ко мне, тогда, наверное, суд вынесет какое-нибудь решение. Как они говорят на судебных заседаниях, что они хотят, чтобы их наконец-то признали музыкантами группы "Кино". Насколько я помню, за всю историю группы "Кино" и "послеисторию" им в этом никто не отказывал.

Ольга Писпанен: Когда и чем закончится это разбирательство - неизвестно. Известно лишь, что на сегодняшний день в России защита авторских прав при коммерческом распространении творческих произведений остается одной из наиболее острых проблем.

Татьяна Ткачук: Я вижу очень оживленную реакцию обоих своих гостей на материал, который мы только что выслушали. Скажите, Сергей, в данном случае речь идет об авторском праве или о смежных правах, то есть правах исполнителей?

Сергей Семенов: Из того, что здесь мы услышали, можно сделать вывод, что речь идет и о тех правах, и о других. Для справки нашим слушателям: у нас охраняются в этой сфере права авторские, то есть права на конкретное произведение, которое автор создал, и права смежные. Смежные права - это права исполнителей, права производителей фонограммы и права вещательных организаций - вот это объем смежных прав. В первом случае я вижу, что речь идет о признании права на аранжировку. Аранжировщик у нас является переработчиком, да - аранжировка является самостоятельным объектом авторского права, она должна защищаться, но аранжировка - это производное произведение от основного произведения, аранжируется произведение другое. Поэтому здесь очень трудно сказать о сути конфликта, но некие подходы к нему следующие: непонятно почему появляется иск именно к наследнице Цоя, к Марианне, поскольку она, как я понимаю, никоим образом не отрицает их авторский вклад. Это они должны доказать (исполнители, имеется в виду, музыканты), что они сделали эти аранжировки. Во всяком случае, этот иск, мне кажется, немножечко не по адресу. Они должны адресовать свои претензии, видимо, к тем лицам, которые используют эти произведения и не выплачивают им вознаграждение. В качестве совета, видимо, им нужно было бы обратиться в российское авторское общество, зарегистрировать свои права как права аранжировщиков и при публичном исполнении произведений им бы и начислялись соответствующие отчисления.

Что касается второго иска, я здесь вижу определенные проблемы для грамзаписывающей фирмы "Мороз". Я знаю, что между "Морозом" и Марианной действительно был заключен договор о передаче прав. Дело в том, что по нашему законодательству, любое лицо, которое исполняет, танцует или иным образом интерпретирует произведение, является исполнителем. И если действительно в записи, которую выпускает грамзаписывающая фирма "Мороз", участвовали их исполнители, и их исполнение зафиксировано на фонограмме, которую она выпускает, то, действительно, если фирма "Мороз" не урегулировала эти отношения с ними, то здесь возникает вопрос о нарушении их прав.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Я хочу вернуться к тому, о чем мы говорили в начале программы - об авторских правах по отношению к литературному произведению. Вот эта установка, содержащаяся в самом определении авторского права, что оно защищает и охраняет форму, но не суть, не идею - как это можно разделить на примере литературного произведения? Я бы хотела, чтобы Ирина, Вы сейчас объяснили нашим слушателям, очень много вопросов на сайте по этому поводу.

Ирина Тулубьева: Немного сложно объяснять, поскольку надо обращаться к теории права. Из теории авторского права следует, что любое произведение содержит в себе как незначимые юридические элементы, так и значимые. Например, незначимый элемент - это идея произведения, то есть идею я могу взять любую, идеи могут повторяться, и на основании этой идеи создается свое произведение. Художественные образы, например, художественный язык, он неповторим у каждого автора. И вот этот элемент, он как раз и является тем основополагающим, базой для создания произведения. То есть любое произведение отличается именно художественным языком и художественными образами. Соответственно, заимствование этого элемента, частичное или полное, будет нарушением, если это не санкционированное будет заимствование, будет нарушением авторских прав. То есть, если я заимствую чужие образы, я, как минимум, являюсь плагиатором, если я заимствую чужую идею - я совершено законопослушна.

Татьяна Ткачук: По всей вероятности, вообще доказать, кому идея раньше пришла в голову, невозможно?

Ирина Тулубьева: Доказывать не надо, поскольку идеи у нас не охраняются.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Сергей, я знаю, что в Вашей практике был случай, когда к Вам пришла женщина и сказала, что по написанной ею книге где-то сняли фильм.

Сергей Семенов: Недавно ко мне пришла наша современная писательница, которая опубликовала роман определенного содержания, и одновременно в Германии вышел фильм, который эксплуатирует ту же идею. И очень трудно здесь что-то говорить на данном этапе, нужно исследовать факты. Но общий подход следующий: если в этом фильме зарубежном был использован текст этого романа, если были использованы персонажи, имена их, что на самом деле, как я понимаю, не было сделано, то доказать заимствование, переработку литературного произведения в сценарий этого фильма вряд ли удастся. Поэтому мы порекомендовали данному писателю просто дополнительно изучить этот вопрос. Если действительно будут элементы заимствования именно текста (это к вопросу об охране формы произведения, а не его содержания), то возможно предъявление претензий к производителям этого фильма. Потому что форма и содержание, вы понимаете - вопрос философский, и связь здесь очень тесная, и в каком случае форма превалирует над содержанием или содержание над формой - здесь нужно разбираться конкретно в каждом конкретном случае.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Ирина, еще один вопрос, на который я Вас попрошу тоже достаточно коротко ответить: почему срок действия авторского права определен как 50 лет, почему не 40, почему не 60, с чем это связано, откуда эта цифра?

Ирина Тулубьева: В нашей стране?

Татьяна Ткачук: В России.

Ирина Тулубьева: В нашей стране в 92-м году 50 лет ввели как срок охраны под давлением мировой общественности - это минимальная международная норма. Как мы обсуждали с Сергеем Анатольевичем и с Вами в начале передачи, разные мнения существуют, но, говорят, что это в течение срока жизни одного поколения, еще одного поколения после смерти автора такой срок установлен, чтобы воспользовались потомки, одно поколение потомков.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. Сергей!

Сергей Семенов: В частности, когда срок продлевался от 50 до 70 лет в Европейском сообществе, была принята соответствующая директива европейского сообщества. Там прямо в вводных положениях этой директивы говорится, что, поскольку уровень жизни, продолжительность жизни в европейском сообществе сейчас составляет больше, чем 50 лет, то имеет смысл продлить срок охраны на срок жизни следующего за автором поколения.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей.

Почта Радио Свобода в очередной раз продемонстрировала прямо противоположные взгляды наших слушателей на обсуждаемую тему. Противники авторского права возмущаются неоправданно большим состоянием артистов и певцов; они пишут о том, что ни один вменяемый человек не откажется купить за 5 долларов то, что предлагает купить "правообладатель" за 30; что можно бесконечно ужесточать авторские права, но всю страну в тюрьму не посадишь. "Давайте в голодной стране теперь введем плату за культуру, и страна будет не только голодной, но и бескультурной". Дмитрий Георгиевич из Германии возражает: "Нельзя жить на воровстве", хотя и смягчает письмо предложением ввести "специальные цены" для России и стран бывшего соцлагеря. Слушатель из Екатеринбурга пишет: "Люди в России как-то должны понять, что не бывает ничего хорошего и бесплатного". Пожалуй, с последним нельзя не согласиться. Равно как и с мыслью о том, что если есть закон, то жить надо по закону.

XS
SM
MD
LG