Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из Москвы пишет Илья Абрамович Леенсон: "Я преподаю там же, где учился и всегда работал, - в МГУ. Веду занятия со студентами ещё двух вузов и одного колледжа. По старой привычке продолжаю работать со школьниками. Вспоминаю, как ездил в летние и зимние школы, где собирались замечательные ребята (ночами могли переписывать в тетрадку какой-нибудь редкий учебник). До сих пор участвую в проведении олимпиад. Работать с любознательными школьниками - большая радость. В этом отношении мне (и жене) очень повезло. У нас дома два компьютера, это основной рабочий инструмент, никаких игр, только работа, с утра и до ночи (не помню, когда ложился раньше часа ночи), без выходных. Кстати, первый компьютер лет 10 назад жена получила от Сороса, а второй нам подарил разбогатевший родственник. Он был прорабом, его жена преподавала в техникуме. Потом она кончили курсы бухгалтеров, организовали маленькую аудиторскую фирму, вкалывают по-черному, зато и зарабатывают. Когда-то я получал 300 рублей, жена (во Дворце пионеров) - 60. Мы жили очень прилично, если только не считать огромных потерь времени из-за продуктовых очередей, особенно к концу 80-х - началу 90-х. Страшное это было время. Помню, как в гастрономе МГУ четыре часа стоял за подсолнечным маслом, и оно кончилось раньше, чем подошла моя очередь. К продмагам на нашей улице с раннего утра по субботам и воскресеньям подъезжали автобусы с калужскими номерами, и десятки людей занимали очереди, куда было не протиснуться. Москвичи страшно ругались, а мне было очень жаль людей, вынужденных так мучиться. Потом, в первые послесоветские годы, правда, было не легче. Несколько лет одним из основных ощущений был постоянный голод. (Жена мне выговаривала: "Перестань сообщать каждый день, сколько уже стоит сыр. Не могу больше этого слышать!") Но удивительно, Анатолий Иванович, озлобления у нас в семье не было. Наоборот, был какой-то энтузиазм, вера в "светлое будущее" свободной страны. И действительно, эти несколько лет с конца 80-х были замечательны для нашей страны. Мы буквально упивались свободой, возможностью читать запрещенное раньше, говорить, что думаешь. А сколько в те годы выходило журналов и книг, сколько люди читали! Сейчас иначе. А жаль. Неужели над Россией рок: или свобода, или хлеб (то есть, относительное материальное благополучие)? Очень странно у людей устроена память - они уверены, что ничего подобного из того, о чем я написал, никогда не было, что жили они прекрасно, и только Гайдар с Ельциными отобрали у них сбережения. Мне кажется, что это были не сбережения, а разноцветные бумажки. И ведь верят политикам, которые перед выборами обещают обменять триллионы тех бумажек на современную, фактически твердую валюту!.. А в нашем кругу каждый уходит в себя. Когда-то в библиотеку факультета надо было приходить с утра, чтобы занять место для работы, сейчас там пусто. Пусто и в коридорах, многие комнаты заперты целый день - люди, видимо, где-то еще работают. Обсуждать это не принято. Многие из моих знакомых уехали - кто в США, кто в Германию, кто в Мексику. Наша семья в 1993 году получила возможность выехать в США, но что бы мы там делали? Здесь мы востребованы "под завязку" (даже 78-летняя теща - на двух работах), а там жить на пособие? Это же можно с тоски помереть! Мы остались, и пока не жалеем. Илья Абрамович Леенсон. Москва".

В связи с этим письмом я хотел бы сказать пару слов школьникам (судя по почте радио "Свобода", они есть среди наших слушателей). Если вам, ребята, велят написать сочинение о русской интеллигенции - какой она когда-то была и какой стала, то вы найдите вот это письмо в Интернете. Оно более чем годится в основу сочинения. Я бы написал так. С русской интеллигенцией всё в порядке. Русская интеллигенция всегда была и остаётся русской интеллигенцией. Звучит высокопарно, но школьное сочинение и должно этим маленько грешить.

Не знаю, откуда пришло следующее письмо: "Хотелось бы услышать ваше мнение о реформах в Казахстане в свете избрания Путина на второй срок. Казахстан, как пишут, быстро движется по пути либеральных реформ в экономике. Уровень жизни там растет быстрее, чем в России. При этом Назарбаев - фактически пожизненный президент, а политических свобод в этой стране, в отличие от ельцинской России, и не было. Конечно, Казахстан не имперская страна, он не воюет на своей территории, не имел "особого мнения" по Сербии и по Ираку. Если посмотреть на нынешнюю Россию, то мы видим нечто приближающееся к Казахстану во внутренней политике. Я далек от идеализации этой страны, но она, похоже, нашла свой путь. Наверное, все-таки от законов развития общества не уйдешь, как ни обидно это сознавать. Для свободы необходимо, чтобы образовалась критическая масса собственников. Только люди, которым есть что терять, становятся сначала стихийными либералами, а потом уже принимают это сознательно. Так что и в Казахстане, и в России рано или поздно сложится система, похожая на ту, что в Польше. С уважением Дмитрий".

Спасибо за письмо, Дмитрий. Представляю себе, как хмыкали, слушая его, близкие вам по духу казахи, да и некоторые поляки, поляки - тоже... Да, Россию всё более суверенно ставят в одни ряд с теми странами СНГ, где демократии никогда не было много. Некоторые делают заметные усилия над собой, чтобы смотреть на такой поворот истории не осуждающе, а понимающе: как автор этого письма. Трудное это дело. Человека, котрому не всё - всё равно, возмущает даже не то, что в его стране нет свободы, а то, что власть делает вид, что свободы хоть одбавляй. Вот ещё тема для школьного сочинения: мог ли бы такой режим не лгать? Что было бы, если бы президент сказал то, что за него говорят, и говорят одобрительно, некоторые его поклонники: да, я "подморозил" Россию, но иначе всё рассыпалось бы? Лицемерие, как известно, есть дань, которую порок платит добродетели. Иными словами: если от демократии ты оставил рожки да ножки, а говоришь, что холишь её и лелеешь, то тем самым ты, спасибо тебе, признаёшь, что демократия - это есть хорошо. Потому-то уважающий себя гражданин и говорит примерно так: "Я не знаю, насколько закономерно то, что происходит, всё ли оправдано благородной целью. Но я не могу называть чёрное - белым, я не могу считать выборами то, что выборами не является, я не могу называть конституцию действующей, если она не действует".

Следующее письмо. Написано было до президентских выборов в России. Ознакомить с ним слушателей "Свободы" могу только сейчас. "Пишет вам Денис (такой-то) из Йошкар-Олы. Мне 28 лет и я всегда с большим интересом следил за политикой в стране и мире, но вот после одного поразившего меня открытия я потерял всякий интерес и к политике, и к выборам. Сейчас во мне всё буквально кипит от негодования. Я прочитал статью о Хакамаде. И эти люди ещё учат нас, как нам жить! О других вообще можно не говорить, но Хакамаду я считал порядочным человеком, и тем сильнее моё разочарование в ней. Вот эта статья".

Дальше в письме излагается статья о доходах госпожи Хакамады. О смысле слушатель уже догадался: сокрытие доходов, недоплата налогов. О муже кандидата в президенты написано так: "В любой биографии Ирины Хакамады можно встретить упоминание о том, что она замужем за Владимиром Сиротинским, чья профессия обозначена скромно: финансовый менеджер. При этих словах сразу представляется воротила с Уолл-стрит, акула бизнеса, управляющий если не миллиардами, то хотя бы миллионами. Увы, даже у дочери самурая в России нелегкая судьба. Судя по справке ЦИК, Владимир Сиротинский заработал за четыре предыдущих года 212 тыс. 306 руб. В среднем это 4,4 тыс. руб. в месяц. Сложно сказать, как ему удавалось из этих средств оплачивать вояжи любимой супруги в Париж и выкроить сумму, чтобы купить ей в свое время новенькую Audi. В одном из интервью Ирина Хакамада признавалась, что тратит в день примерно 1000 долл. Интересно, из какой тумбочки она берет эту тысячу?"

Это место Денис комментирует так: "Мы, простые граждане, по своей глупости платим налоги, насколько вообще возможно их платить в ЭТОЙ стране, а наши "принципиальные и честные" политики, которым мы доверяли, оказывается, по декларациям об их доходах ещё "беднее" нас живут, умудряясь при этом купаться в роскоши, а налоги платить в лучшем случае с одного процента своих реальных доходов! Теперь решил твёрдо: ни на какие выборы ходить больше никогда не буду и точка. Конечно, я прекрасно даю себе отчёт, что честно в России сейчас практически никто не живёт, но обманывать "родное " государство можно по-разному: вынужденно, скрывая действительно жалкие суммы (и при том РЕАЛЬНО выплачивая почти четверть от общего РЕАЛЬНОГО дохода, как это делаю я[U1], что является просто физическим пределом), а можно - так, как моя бывшая любимица Хакамада. То обстоятельство, что публичные политики на словах позиционируют себя как поборники правового государства..."

(Это ужасное слово - "позиционировать" - уже, как видим, вошло в язык слушателей радио "Свобода". Мне хотелось бы думать, что виноваты не мы, а российские политические журналисты. Хороший политический журналист называет себя просто журналистом. Плохой политический журналист называет себя ("позиционирует") "политологом". Ни словечка в простоте, и каждое второе - иностранное. Это и есть "политология").

Перечитаю последнее предложение из письма Дениса: "То обстоятельство, что публичные политики на словах позиционируют себя как поборники правового государства, а на деле просто плюют на основы права, говорит о том, что политической культуры и правового государства нам в России долго не видать. Извините за крайнюю эмоциональность изложения, но жизнь, а точнее выживание в условиях современной России, просто не оставляют шансов быть совершенно хладнокровным. Искренне надеюсь на хотя бы частичное упоминание моего письма в вашей передаче. По понятным причинам прошу не упоминать долю выплачиваемых мной налогов".

Я поступил, как вы заметили, иначе, Денис: изменил ваше имя и скрыл фамилию, а про налоги оставил. Это важное для меня - и, думаю, для слушателей - сведение. Вы, как я понимаю, маленький бизнесмен. Значит, если бы государство не изымало в общей сложности больше четверти вашего дохода, вы, наверное, не стали бы ловчить. А что касается вашего решения больше не ходить на выборы, то ничего у вас не получится - не получится полностью, так сказать, отстраниться и устраниться... Если вы не будете голосовать, вы всё равно будете голосовать. Этой простой вещи не понимают миллионы людей. В любом списке кандидатов во время любых выборов есть кто-то, кому выгодно, чтобы никто не пришёл голосовать. Вот его-то вы и поддерживаете тем, что остаётесь дома. Госпожа Хакамада была бы, понятно, рада, если бы вы проголосовали за неё. Но и тем, что вы не пошли голосовать, вы доставили удовольствие именно ей. Вот так. Из-за неё не пошли голосовать, а получилось - для неё. Я мог сейчас сказать, в чём тут дело, но подожду. Вдруг, если слушаете эту передачу, вы сами разберётесь и напишете мне. Пока же повторю: вы пренебрегли президентскими выборами в России из-за Хакамады, а получилось - для Хакамады.

Пишет молодой человек из нечернозёмной деревни:

"Когда Россия осмеливается что-то покритиковать на Западе, то слышит дешевый "отмаз" о бревне в глазу (которое Ленин, наверное, еще не донес). Ваша радиостанция все время пытается нам сообщить о том, что в России нет честных выборов, нормального правосудия, уважения к частной собственности, независимых СМИ и т.д. Вы это делаете совершенно зря - мы тут и без вас об этом знаем. Но никто не пойдет на демонстрации и митинги по этому поводу. Ничьи призывы не выведут людей на улицы (разве, что путинские - хе-хе!). Почему так много людей было на защите Белого Дома и прочих подобных мероприятиях? Потому что тогда человек запросто мог не пойти на работу, а пойти на митинг. А сейчас попробуй скажи начальнику, что ты не пришел на работу из-за митинга - понятно, что будет. Вот и остались у нас для митингования пенсионеры с малочисленной молодежью, играющей в революцию. Выход я вижу исключительно в судах, - продолжает автор. - Суды должны быть завалены исками к толстомордым дядям и тетям из государственных учреждений. Тогда так называемая власть будет вынуждена что-то менять. Либо писать нормальные законы и исполнять их, либо на фиг всех вздрючить и вернуться ко временам Сталина. Но для этого мало просто завалить суди исками. Их надо выигрывать и добиваться исполнения решений. Посмотрим на наших судей. Я думаю, если бы у меня был адвокат, то судья не назвал бы меня сегодня "умничающим ублюдком" и соблюдал бы процессуальные нормы. Но посмотрим на наших адвокатов. Я сегодня зашел в одну из консультаций в городе. Только первоначальный взнос равен 5 000 рублей. Я сразу ушел. То есть, откуда-то должна появиться армия квалифицированных юристов, готовых за гроши помогать людям судиться с государством. Ну, не будет бабушка судиться с Пенсионным фондом из-за двухсот рублей, если адвокату надо заплатить минимум пять тысяч. Правда, у нас в райцентре один бизнесмен, говорят, помогает бабулькам судиться с ЖКХ. Но это так, мелочи. Так может, пусть ваш ЦК КПСС (так молодой человек называет Конгресс США) выделяет деньги не на вас, не на радио "Свобода", а на оплату наших юристов? Или пусть посоветует-прикажет нашим олигархам, будущим товарищам Ходорковского по нынешнему его местопребыванию, потратиться на это (если не хотят ими стать - товарищами). Скорее всего, это произойдет и без всякой помощи, но при нынешней динамике ждать очень долго".

Молодой человек, автор этого письма, как водится, не замечает, что если бы мы его послушались, то его письмо было бы брошено в корзину, ведь пишет он как раз о том, о чём не хочет слышать по "Свободе" - о том же судье, который обзывает истца умничающим ублюдком. В то же время ему, автору этого письма, как мы слышали, хочется, чтобы Россия в хвост и гриву критиковала Запад, а Запад в ответ посылал ей "зелёные" на юристов и другие нужды. Но говорить об этом мне сегодня не хочется. Из головы не идёт тот предприниматель в вашем районе, Серёжа (так зовут парня), что помогает бабулькам судиться с их притеснителями из жилищного ведомства. Это великий человек, и делает он великое дело. От того, сколько будет таких в России, зависит её судьба. Только от этого.

Следующее письмо: "Мне за мою жизнь довелось пообщаться с людьми многих национальностей, даже в Африке (Республика Гвинея) проработал почти 2 года, где удалось выучить тамошний государственный язык...ФРАНЦУЗСКИЙ! Там живут люди нескольких национальностей, каждая из которых имеет СВОЙ ЯЗЫК. Но когда племя тогдашнего президента попыталось установить в качестве государственного языка свой племенной, то поднялся настоящий бунт - остальные племена вынудили руководство оставить государственным язык бывших колонизаторов! Так вот, нужды в изучении французского у меня не было (можно было обойтись помощью переводчика, что делали все наши), но мне было интересно самому понимать, о чём говорят люди. Переводчиком у меня был Слава Демченко из Львова и мы с ним переходили на "западнянский" диалект украинского языка, когда хотели скрыть что-то от гвинейцев, знавших русский. Затем переводчиком был Маиль Алиев из Баку, но его помощь уже сводилась, в основном, к исправлению моего французского и к "официальным" переводам, когда присутствовало наше начальство. ("А на что тогда переводчики?" - точь в точь по Фонвизину говорило оно). Так вот, из общения как с соотечественниками по Союзу, так и с гвинейцами, поляками в Глогуве, с немцами во Франкфурте и в Вене, с испанцами в Сарагосе я сделал своё самое главное открытие - все люди одинаковые! А вот одна мысль не даёт мне покоя - неужели я прав? Перестройка, шатание, развал Союза, а особенно запрет КПСС показали, как легко люди меняют свою ориентацию. Начало тогда положил член ЦК Ельцын. Теперь это постоянно проделывают все! Меняют партийность ради того, чтобы принадлежать к руководящей касте. Я всё думаю о высших деятелях КПСС. Значит, всё то, чем они воодушевляли рядовых членов партии, для них самих ничего не значило?! Понимаете, очень обидно чувствовать себя легковерным бараном, которым помыкали такие беспринципные люди. А где гарантии, что НЫНЕШНИЕ ЛОЗУНГИ провозглашаются ЧЕСТНО? Неужели правда, что ЛОЖЬ ЯВЛЯЕТСЯ ИНСТРУМЕНТОМ любой ВЛАСТИ? "Неточность разведданных" о наличии в Ираке оружия, повсеместные скандалы... Хотел бы ошибаться".

То есть, этот слушатель по привычке относится к послесоветской власти, как к советской: он ждёт от неё особых лозунгов, он хочет, чтобы власть сама в них верила, показывала пример во всём, была, короче, коллективным вождём... Ждёт от неё вероучения, вероучительства, а не просто обыкновенной хорошей управленческой работы, исполнения законов, наведения и поддержания порядка с помощью законов... Не позавидуешь власти, от которой столько ждут. Конечно, любая власть привирает. Всю правду об ошибках власти говорит только оппозиция, иначе зачем она? Власть разжижает, разводит краски сколько может, оппозиция - сгущает. В опытных демократиях люди это прекрасно знают. Они верят не своим ушам, а глазам. Власть они ставят над собою не для того, чтобы она их учила жить, читала им проповеди - для этого есть попы, а чтобы она управляла общими делами. А если держать её и за попа, и за учителя, и за скатерть-самобранку, так никакая не угодит.

"В настоящее время я живу за границей, не выдавайте страну и моё имя, - читаю в следующем письме. - В здешнем российском консульстве меня не допустили до голосования во время президентских выборов по той причине, что мой загранпаспорт просрочен. Я говорю, да, но гражданство моё не просрочено, и я хочу голосовать как гражданин, не лишённый этого права по суду. Со мной соглашаются, что сомнений в гражданстве нет. Начальник избирательного участка (он же консул) даже добавляет, что если бы он разрешил мне проголосовать, то выборы на его участке могли бы быть объявлены недействительными. Охотно верю, именно такова советская ментальность его начальства. Не паспорт при человеке, а человек при паспорте. Они знают меня, как облупленного, я уже 14 лет здесь живу, состою у них на консульском учёте. Имею множество других документов, удостоверяющих мою личность. Но паспорт просрочен, и гражданина, личность которого им известна, лишают права голоса".

Автор этого письма, если уж он так оскорблён в своём гражданстве, должен был бы подать в суд, потребовать возмещения морального ущерба, наказания консула, но он ограничивается письмом на "Свободу" и просит не называть ни его, ни страну, где живёт. Я бы на его месте, наверное, и этого не сделал. Махнул бы рукой. Его, я думаю, больше возмутило не то, что ему не дали проголосовать, а сама по себе бюрократическая перестраховка, с которой он столкнулся. Перестраховка - это не всегда только проявление чиновничьей трусости. Это и самодурство, упоение властью. Ну, какой я буду консул, понимаешь, если всё всем буду разрешать? Это имеют в виду, когда говорят, что власть развращает, взмучивает в душе всё тёмное, дикое.

Последнее на сегодня письмо: "Хорошо помню времена (не такие уж давние), когда я экспериментально определял, в каком месте комнаты и в каком направлении надо установить антенну "Спидолы", чтобы как можно лучше отделить радиоволны "Свободы" от глушилок. Очень хочется надеяться, что эти времена не вернутся, хотя полной уверенности в нет, о чем свидетельствуют, в частности, не столько действия властей (хотя и они тоже), сколько звонки некоторых радиослушателей на "Свободу" и "Эхо Москвы" на тему "как вы смеете", "до каких пор вам будет позволено", "это на деньги ЦРУ вы разрушаете нашу нравственность" . Такое мировоззрение, однажды вбитое в головы, вряд ли может их покинуть. Дискуссии почти бесполезны. Если человек сам думать не хочет (и не умеет), за него подумают другие (как фюрер за немецких солдат в известной песне). Хуже всего, что это мировоззрение воспроизводится в семьях из поколения в поколение. Невольно подумаешь, что идея воспитания всех детей вне семьи (как в Спарте и в произведениях утопистов) имеет рациональное зерно", - говорится в этом письме.

Конечно, имеет, иначе, наверное, внесемейное воспитание не приобрело бы такого размаха, как в наше время. В семьях же, как показывает опыт, воспроизводятся не столько мнения, сколько склонность к тем или иным мнениям.

XS
SM
MD
LG