Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Радио "Свобода". "Россия вчера, сегодня, завтра". У микрофона Анатолий Стреляный с передачей "Ваши письма".

"Здравствуйте, Анатолий Иванович! Мы как-то все сразу забыли, что первоначальная цель вашей радиостанции состояла в том, чтобы разрушить Советский Союз. Сейчас же перед вами стоит не менее грандиозная задача: нет-нет, не возрождение России, а всё то же лоббирование интересов США. Вы можете меня обвинить в голословности, но, прежде чем вы это сделаете, прошу вас ответить на вопрос: вы действительно хотите, чтобы американский рынок наполнили качественные..."

(Неприятно произносить это слово, пусть и не в своей речи, но ничего не поделать. Русский язык, кажется, потерпел уже полное поражение на этом фронте: "качественный" вместо "высококачественный" прижилось в самых грамотных российских газетах).

"... качественные и дешевые российские автомобили. А как насчёт завала вашего рынка дешёвыми куриными окорочками российского производства? Я уже не говорю о высококачественных товарах бытовой техники из России. Страшная картина, а?".

(Вот тут - как надо: "высококачественных", а не "качественных". Неужели ещё не всё потеряно? Тогда картина не такая страшная. Но Боже, как мучительно следить за этой неравной борьбой настоящего - высококачественного! - русского языка с испорченным - "качественным" - языком думцев и редакторов ведущих газет!)

"Давайте не будем лицемерить! - продолжает господин Шилов. - Была "холодная война", вы её выиграли, и я не думаю, что вы столь глупы, чтобы, избавившись от одной головной боли - СССР, возродить себе новую: сильную, независимую Россию. Думаю, вам больше по душе экономически зависимая (а в связи с этим - полностью поддерживающая США) Россия, пока ещё богатая сырьём. Я искренне считаю вас хорошим сотрудником вашей радиостанции, потому что вы последовательно выполняете её идеологическую политику. Ведь, извините, есть такая приговорка: кто платит, тот и заказывает музыку. С уважением Владимир Шилов".

Скорее всего, это новый наш слушатель. Давние с некоторых пор не пишут таких писем, и мне одно время даже казалось, что этот разговор закончен - так он мне надоел, вот я и выдавал желаемое за действительное. Но российская пропаганда решила иначе, и вот господин Шилов своими словами излагает нам то, что можно, наверное, назвать государственной идеологией послеельцинской России. Странно, кстати, рассуждают эти люди, даже если стать на их точку зрения - то есть, что Советский Союз рухнул не потому, что пришло время ему рухнуть, а был сокрушён Америкой. У них как-то так получается, что Америка поступила нехорошо, не по-божески, так сказать. Против неё ничего плохого не замышляли, не грозились показать ей "кузькину мать" и вообще только о том и думали, как усилить "мир капитала", а не разрушить его, - он же, неблагодарный, вон что "отмочил". Что касается российских автомобилей и окорочков, господин Шилов, то после того, как Россия вступит во Всемирную торговую организацию, а она почти вступила, никто и ничто не сможет помешать этим и любым иным её товарам выйти на американский рынок. А уж будут ли они там проданы, зависит от потребителя. Так - с любыми товарами всех стран, состоящих в этой организации. Она для того и существует, чтобы торговля была именно свободной.

Владимир Леонидович Фомин, автор следующего письма, живёт в Кинешме Ивановской области, известен в городе тем, что не носит штанов, ни, извиняюсь, трусов - ходит только в юбке, летом и зимой, на старинный шотландский манер. Юбка меньше беспокоит его чувствительные чресла: так он реже думает о женском поле, а хотел бы не думать вообще, потому что он сторонник воздержания. Над ним смеются, бывает, что и поколотят, но он не отступает, потому как хочет надолго остаться в памяти человечества: чем больше отличаешься от окружающих, тем дольше будут тебя помнить, считает он. , - пишет, - всегда смело говорил своим истязателям в глаза, что буду всё равно носить юбку, чтобы они сдохли от своей злости. Тот, кого приводит в ярость юбка на мужчине, является врагом свободы и злодеем. Лучше умереть в борьбе за свои права и свободы", - и так далее.

Он, по его словам, воинствующий атеист и коммунист, но заповеди Христа приемлет, жизнь в святости и целомудрии - это как раз по нему. Плотская любовь, как он давно заметил, сужает кругозор. Он убеждён, что удовольствия следует искать в искусствах и науке, для чего тридцати трёх лет поступил в Кинешемский филиал Московского государственного индустриального университета (не пишет, на какой факультет). Преподаватели сразу полюбили его за то, что он проявил живой интерес к их предметам, и легко простили ему юбку. В первом семестре философию преподавал атеист и диалектический материалист Норкин Вадим Михайлович, с ним было совсем легко. Во втором семестре его сменил ярый антикоммунист и "религиозник" Равинг Сергей Александрович. С ним у нашего героя шли постоянные споры, но в ношении юбки и он не находил ничего плохого. После занятий они не раз подолгу играли в шахматы в пустой аудитории. Да, в шахматы: молодой коммунист и пожилой антикоммунист...

Скверно сложились отношения только с одним человеком, с доцентом Белыбердиным. Доцент Белыбердин оказался мистиком "покруче" Равинга, верит в духов, написал о них книгу, обожает умельцев, которые парят над землёй, рассказывает о них своим студентам - преподаёт, правда, сопротивление материалов. Выкраивает время... Белыбердин заявил, что ношение юбки мужчиной есть срам. "Жить очень скучно, когда все одинаковые, - отвечал ему студент Фомин. - Начинается с того, что человек боится выделиться одеждой. Кончается же тем, что он боится иметь немодные политические убеждения. И вот в одну эпоху все бывают марксистами, в другую, как попугаи, твердят, что марксизм устарели. Тоска!" Студенты, слушая их диспут, одни - смеялись, другие - помалкивали. В конце концов, доцент Белыбердин выгнал студента Фомина со своей лекции и не пожелал видеть этого самозванного "шотландца" впредь до замены юбки брюками.

Дабы отстоять своё право на учёбу и защитить свою честь и достоинство, студент Фомин обратился в суд. Доцента Белыбердина суд оштрафовал в пользу студента Фомина, а в адрес учебного заведения вынес частное определение, в котором говорится: "Обратить внимание руководителей Кинешемского филиала МГИУ на недопустимость вмешательства в частную жизнь студентов вуза со стороны преподавателей и сотрудников, что приводит к нарушению прав студентов на получение образования... Указанное частное определение предлагается обсудить на общем собрании сотрудников, преподавателей и студентов указанного вуза, а о мерах, принятых по данному частному определению, сообщить в адрес суда в месячный срок. Несообщение влечёт наложение на виновных должностных лиц штрафа в размере до 10 МРОТ (это, кто не знает - минимальный размер оплаты труда). Председательствующий Поварова Э. Е". Госпожа Поварова установила также - и осудила в своём постановлении - что, как говорится в этом документе, "свои взгляды на нетрадиционную форму одежды студента Фомина В. Л. Балыбердин В. С. навязывает и студентам, обучающимся у него по предмету "сопротивление материалов", ставя данный вопрос на голосование и вызывая предвзятое отношение массы студентов к Фомину В. Л."

Я хотел бы, чтобы, "в случае чего", моё дело разбирала судья Поварова, а ни в коем случае не Ивановский областной суд, который её решение отменил...

Как следует из письма студента Фомина, хуже, чем доценту Белыбердину, от его юбки пришлось только некоему Магомету. Дело в том, что студента Фомина определили проходить производственную практику на завод, где Магомет то ли хозяин, то ли состоит в руководстве (из письма неясно). "Магомет начал меня пинать, - пишет Фомин, - орать на меня и угрожать, что прикончит меня, если хотя бы ещё раз увидит меня на территории этого завода. Хотя сердце моё и сжималось от страха, я твердил ему, что лучше умру, чем позволю себя кому-то запугать. Магомет приходил ещё в большую ярость. От впечатления, что сейчас он в своей ярости больно ударит меня, сжималось сердце. Было много свидетелей, но когда я сказал, что подам на Магомета в суд, они все, как один, отвечали, что ничего не видели и не слышали: "Он - хозяин. Он нас уволит, если мы будем против него свидетелями". Вот в чём состоит вся отвратительная рабская сущность современного буржуазного общества".

Должен вам сказать, дорогие слушатели "Свободы", что мне даже захотелось в Кинешму, когда я читал это письмо, - пожить там. Там, где такие гладиаторы, уж точно не соскучишься... Ходили на Руси, ходили не только без штанов, но и вовсе голыми, круглый год, от крещенских морозов до июльской жары, при этом никогда не мылись, некоторые по итогам такой жизни причислены к лику святых, прочие остались в народной памяти просто юродивыми. Так что, я думаю, в подвиге студента Фомина не всё с бухты-барахты. Он атеист, но приветствует святость и Божьи заповеди, прямо говорит, что хочет остаться в памяти человечества - всё это не на пустом месте, всё это в русских анналах. Юбку он носит для того, в числе прочих целей, чтобы, как мы слышали, не разжигаться насчёт женского полу. Тоже не ново под русскими небесами. В тех же видах люди шли куда дальше - я говорю о скопцах, и это были не десятки, не сотни человек, а тысячи.

Я предпочёл бы поставить здесь точку, но Владимир Леонидович Фомин ждёт от "Свободы" большего. Что ж, Владимир Леонидович. Я поймаю вас (или вы сами себя ловите - так получается) на ваших словах, что вы приемлете заповеди Христа. А ведь главное, чему он учил, как я понимаю, - жалеть ближних, не дразнить их попусту, прощать им их слабости и предрассудки, особенно - такие невинные. Ну, носят они штаны - и доцент Белыбердин носит, и Магомет, большой человек на Кинешемском машиностроительном заводе, носит, и все, кто вокруг вас там, носят - ну, по-варварски это, кто же спорит, не всегда и не везде их носили, будь они неладны. Ну, слаб, говорю, человек, ну, хочется ему, чтобы не только на нём, на доценте Белыбердине, были штаны, а не юбка, но и на тебе, коли ты мужик, ну, так и уступи ему, сделай, как ему спокойнее, надень на "сопромат" штаны, а потом, на "философию", к примеру, - опять юбку. Иной жизни для ближнего не жалеет, а тут всего-навсего - штаны. Или юбка...

"Уважаемый Анатолий Иванович, - пишет Игорь Козак из Петербурга, - вы сказали в своей последней передаче, что за все годы вашей работы на радио "Свобода" вам не попалось ни одно письмо о том, что евреи лучше всех. Что русские лучше всех - таких писем, по вашим словам, сколько угодно, что чеченцы лучше всех - такие письма тоже идут, а вот о евреях - что они лучше всех - не было. "Чего не было, того не было. Евреи таких глупостей не пишут", - сказали вы. Не совсем понятно, какую "глупость" вы имели в виду: то, что евреи лучше всех или то, что глупо писать об этом очевидном факте? Игорь Козак. Санкт-Петербург".

Мне, Игорь тоже не совсем понятно, в каком смысле они, по-вашему, лучше всех. Если в том смысле, что умнее всех, то это не так. С удовольствием напомню в очередной раз нашим слушателям, что лет сорок назад англичане попытались научно измерить силу ума народов, населяющих Землю. Не просвещённость, а именно силу, природную силу ума. Оказалось что умнее всех на свете народы Крайнего Севера - ненцы, чукчи, саамы... Жизнь в суровых условиях требует столько смекалки и наблюдательности, что от палеолита до наших дней смогли добраться только выдающиеся экземпляры. Надо было, пожалуй, сказать не "смекалки и наблюдательности", а "наблюдательности и смекалки" - поставить наблюдательность на первое место. Наблюдательность - это сбор информации, поставка пищи для ума. Так считал и Пушкин, размышляя, что такое гений, только у него другие слова: он говорил о восприимчивости, о сверхъестественной способности гения впитывать впечатления жизни и давать им толк.

Письмо из Литвы, пишет литовец: "Почему на радио "Свобода" некоторые темы совсем не обсуждаются? Лично я Советский Союз вспоминаю не только как историческое время, в котором прошла наша молодость, но это ностальгия и по ленинградским белым ночам... Мне пришлось бывать и за Волгой; много раз бывал под Брянском на заводе в Дятковском районе. Российский народ знаю не понаслышке, потому нам в Литве сейчас трудно понять, что там происходит. Погиб Тальков, Старовойтова, Юшенков, Лебедь, ребята из "Взгляда". У нас тоже что происходит простому смертному понять невозможно, но ведь духовный потенциал России не сравнить с нашим?"

И больше ничего в этом письме нет. Оно пришло по электронной почте, написано латиницей. Я, между прочим, уже почти привык к русскому письменному языку на латинице, проделав путь, который выпал тем жителям советской Средней Азии, что учились грамоте на арабской вязи, а потом должны были привыкнуть к кириллице... Хотелось бы, чтобы этот человек написал больше, подробнее. Его ранит суровость российской действительности, то, что много жертв. Он ожидал, что "духовный потенциал России" не даст ей впасть в такой беспорядок. Не нравится ему и дома, в Литве - видимо, потому, что и там много бедных, а единицы жируют. Я, однако, читал это письмо не только с интересом, но с опаской: что может сказать о нём тот житель Петербурга, который только радуется, что белые ночи остались, а советская жизнь канула в лету. "Легко вам скучать по нашим ночам, да согреваться воспоминаниями об "историческом прошлом", когда ваша Литва уже в Европейском союзе, уже заседает в Европейском парламенте". "Духовный потенциал" России, конечно, не мал, но ведь почти ничего не было для новой жизни, и это бы ещё полбеды, но всё, что было (в привычках, понятиях, настроениях) могло только помешать, и стало мешать, и продолжает мешать... Революция есть революция - даже мирная. Мирная ещё хуже в известном смысле: слишком многое и многие остаются на старых местах, в своём праве, в своей силе.

Следующее письмо: "Уважаемая радиостанция "Свобода"! Оказалось, что я и теперь, как при коммунистах, не могу обнародовать некоторые свои мысли ни в одной газете. Свобода слова в России, на мой взгляд, вновь приказала долго жить. Я хочу сообщить вам, кто представляется врагом номер один рядовому жителю России. Это чиновник в погонах. После принятия закона "об обязательном страховании автовладельцев" коррупция на дорогах приняла невиданные масштабы. Лично я не против обязательного страхования, но цена полиса (это обыкновенный товар, как обувь, продукты питания) должна сложиться на рынке, а не по указке сверху в угоду горстке частных лиц. Иначе зачем эти перестройки учиняли: шло бы все как шло, и все. Государство назначало бы цены на все товары и никаких проблем, но и никаких стоящих товаров...Усиливает коррупцию в низах нашего населения введение и увязывание техосмотра с обязательным страхованием, и "усиление ответственности" за появление на дороге транспортных средств без "техосмотра" Следуя логике неподъёмных штрафов, мы приходим к тому, что высшей точкой безопасности является то состояние, когда все автомобили не выпускаются из гаража... Вы, видимо, слышали о таком понятии как "взяткоемкость закона". "Взяткоемкость" всегда возникает из ограничения каких-либо прав и свобод граждан. Наша Дума принимает только такие законы. Принятый совсем недавно закон о повышении ответственности за управление автомобилем в нетрезвом состоянии из той же обоймы. Но население сейчас более свободно в своих действиях, чем при Сталине, и оно вечно это терпеть не будет. С уважением, Михаил Борисов".

"Пишу вам не ради статистики, а ради Свободы слова! - почти теми же словами, что и господин Борисов, начинает своё письмо Дмитрий Юзиков из Новоуральска Свердловской области. - Как же так получается? Ради чего у нас в России существуют правоохранительные органы? На данный момент я имею в виду ГИБДД (государственная инспекция безопасности дорожного движения). Как вы думаете, чьи интересы они защищают? Ну, наверное, государственные, чтобы было меньше ДТП, человеческих жертв. Это была хорошая идеология. По крайней мере, мне её внушали через моё воспитание. Но после поездки на Юг, а именно в Краснодарский край, у меня совершенно поменялось мировоззрение, отношение к идеологии нашего государства. Я, наверное, был всё время в некоем заблуждении насчёт идеологии нашего государства. Мы ехали на двух машинах. Нас остановили для проверки документов. Моего тестя представитель ГИБДД потребовал пройти в их машину для освидетельствования на алкоголь. Как Вы думаете, каков был исход освидетельствования? Мой тесть оказался, по их словам, в алкогольном опьянении, хотя тесть - человек серьёзный, он знал, что везёт свою семью, он просто в принципе не мог сесть за руль в алкогольном опьянении, он просто в рот не брал. Но что главное? Когда они установили, что он "пьян", они его не отстранили от управления автомобилем, а содрали 1000 рублей и отпустили "пьяного" водителя ехать дальше. Я после этого всех работников ГИБДД просто презираю за их работу и я хочу, чтобы они все сгинули к чёрту с наших дорог. Это не люди, а какие-то преступники дорог. Извините, если был слишком резок. Возможно, водители России поддержат меня. С уважением, Юзиков Дмитрий. Город Новоуральск, Свердловская область".

Что-то не верится мне, что до поездки на юг автор этого письма не знал, что представляет собою ГАИ, а теперь ГИБДД, хотя на "югах" России эта "оргпреступная группировка", как именуют её в письмах на "Свободу", действительно разбойничает шибче, чем на "северах" и в других частях российского света. Об этом, кстати, пишет и автор предыдущего письма господин Борисов: "Давно известно, что работники милиции во всех южных республиках по азиатски бессовестно и нагло ведут себя во время дежурства, особенно на дорогах. Там работник ГИБДД откровенно требует взятку только за то, что взмахнул жезлом". Но, кажется, лёд тронулся. Взяточничество "гаишников" будет-таки в конце концов если не искоренено, то заметно сокращено. Количество таких писем, какое я прочитал, а они, я думаю, пишутся не только на радио "Свобода", прейдёт в качество. Больше становится машин, более уверенно чувствуют себя люди, уходят остатки советского страха. Ведь именно они, остатки советского страха, - тут главное. Об этом говорят и юристы. Бандита в милицейской форме на дороге не надо бояться. Надо понимать, что не вы в его руках, а он - в ваших. Он вас по судам не затаскает, а вы - можете, если умело возьмётесь. Только не бойтесь терять времени, говорят юристы, другого выхода у вас нет, если не хотите, чтобы вас обирали до скончания ваших дней. Так что оно обязательно придёт, время, когда люди начнут действовать. Появится, глядишь, и общественная организация - какая-нибудь "Самозащита за рулём", у неё будет свои адвокаты, свои сыщики, свои способы ловли взяточников - так что лет через 30 они начнут-таки побаиваться...

В одном письме мне бросилось в глаза поразительное, но отнюдь не случайное, по-моему, толкование кровавых событий в Ингушетии. Автор не верит, что на Ингушетию напал Шамиль Басаев - это, мол, ингуши сами устроили расправу над своими разбойниками и взяточниками в погонах. "Сам народ выступил против собственной насквозь коррумпированной власти, - говорится в письме. - Я не верю, что кто-то нанимает "боевиков" за 200-300 долларов. Глупость это чистой воды. Не грибы же собирать их якобы нанимали, а людей убивать с возможностью быть тоже убитыми. Вы лично за эти деньги возьмете в руки оружие против власти, которая вас устраивает? Наоборот, настоящую свою власть вы будете защищать с оружием в руках. Если же за такие малые деньги действительно нанимаются в "боевики", значит эта власть ненавистна тем людям, народу! Так? Нет? Обратите внимание, Анатолий Иванович, убивали - я бы сказал, казнили самосудом - работников милиции".

Не хочу обсуждать это толкование ингушской трагедии. Примечательно не то, по-моему, верное оно или ошибочное, а то, что оно появилось и существует. Вспоминаю, как началась горбачёвская перестройка в Чечне, как она дошла до "каждого человека", как тогда призывали. Жители одного села САМОВОЛЬНО устроили сход, на котором взяли да и выпороли председателя сельсовета, а заодно и секретаря, - так те доняли народ своими неправдами. Сходная судьба могла настигнуть и Дудаева, говорили мне потом в Чечне, к этому быстро шло, да у Ельцина то ли не хватило терпения, то ли так уж потребовалась ему "маленькая победоносная война".

XS
SM
MD
LG