Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пишет Орлова Людмила Васильевна из Москвы: "Иногда слушаю ваши передачи, так как приходит соседка и просит: "Послушаем, о чём брешет радио "Свобода". Новости слушаем с интересом, так как можно узнать иную точку зрения на события и сделать свои выводы. Но вот в корреспондентских и ваших, Анатолий Иванович, передачах удивляет патологическая ненависть к русским - к русским как к народу, его обычаям, его культуре. Это вы отрабатываете свои гонорары или у вас служат только те, что ненавидят русских? Или это политика США, в частности, Бжезинского и секретных служб по дальнейшему развалу России и дискриминации русских в мире? По-моему, вы продолжаете политику Ленина и компартии, которая разделила Россию на национальные образования согласно лозунгу "Разделяй и властвуй". Я хочу сказать, что больших притеснений и невзгод, чем русские в России и в бывших республиках СССР, не испытывает ни один народ в мире. Я не слышала ни одной вашей передачи в защиту русских, которые проживали и проживают до сих пор в Чечне. В России министры, олигархи, депутаты, областные начальники - это люди разных национальностей, а возьмите Азербайджан, Грузию, Эстонию, Туркмению - там в управлении только титульная нация. Об этом вы не делаете передач, а вот возьмите Турцию, Испанию, Великобританию, где жестоко преследуются люди, требующие национальных образований. Поэтому считаю, что политика вашей "Свободы" - это политика двойных стандартов. Не высказала ещё многого".

Напишите мне о своей соседке, Людмила Васильевна: кто она, что она, почему ей нравится слушать, о чём "брешет" радио "Свобода". Как я понял, вы с нею сочувствуете тем нациям, которые хотят независимости, но ведь этого хотят и чеченцы (половина из них, по крайней мере). Получается, что и у вас двойные стандарты. Все наши передачи о Чечне - это передачи, по существу, в защиту русских, потому что они больше всех там пострадали, их больше всего погибло при бомбёжках Грозного. Радио "Свобода", пишете, продолжает политику Ленина, который разделил страну по национальным колерам, чтобы легче было властвовать над нею. Совершенно верно, по-другому сохранить империю было невозможно: только дать ей новую вывеску, подыграть национальным чувствам нерусских подданных. По-вашему, должно быть хорошо, что мы, как вам кажется, продолжаем эту политику Ленина, а вы нами недовольны.

"Ваши передачи, ваша объективность, - пишет мне Владимир Павлович Логинов, - приводит россиян в восторг:"

Далеко не всех, как видим, Владимир Павлович. Людмила Васильевна Орлова с её соседкой не дают мне зазнаться.

"Хочу поставить перед вами один вопрос, -продолжает Владимир Павлович. - Не пора ли увеличить российский бюджет хотя бы раза в два за счёт сокращения расходов на содержание президента, его семьи и чиновников? Анализируя цифры Госкомстата о катастрофическом сокращении продолжительности жизни в России, многие россияне задаются вопросом, не слишком ли это дорогая цена за благополучие такого огромного количества чиновников? Не пора ли прекратить купание в масле за счёт российского народа таких бесполезных для России нахлебников, как Ельцин, Горбачёв с их семьями? Ведь если взять деньги, расходуемые только на эти две семьи, можно ежегодно сохранить два-три миллиона людей от преждевременной смерти. Кто дал право Путину самовольно расходовать такую прорву денег на содержание Ельцина, Горбачёва и их семей? А миллиарды, украденные и вывезенные за границу уже при Путине? Вопросов много. Ответ один. Обо всём Путин знает. Но почему не выполняет своих прямых обязанностей? Ведь скоро ему придётся отчитываться перед своими избирателями - оставшимися в живых россиянами. При Петре Первом, Иване Грозном, Иване Калите, Ленине, Сталине, Брежневе и других неуправляемых вывозов денег из России не было. Будет ли Путин решать затронутые вопросы? Как думаете вы, Анатолий Иванович? Очень ждём ваше мнение по радио "Свобода". Владимир Павлович Логинов".

Я не мнение своё скажу, Владимир Павлович, а - как было дело и как оно обстоит сейчас. Хотя есть и мнение. Думаю, что вы просто хотите им досадить, Ельцину и Горбачёву, отомстить, так сказать. Не можете же вы в самом деле верить, что если посадить на голодный паёк эти два семейства, то можно пропитать два-три миллиона человек. От Горбачёва, кстати, Россия все эти годы получает намного больше, чем расходует на него, намного больше, он очень неплохо зарабатывает и, сколько известно, в кубышку не складывает и не жадничает. Кто, спрашиваете, дал право Путину делать то-то и не делать того-то? Да народ же и дал, одобряет его подавляющее большинство. Если под "неуправляемым" вывозом денег понимать то, что это делалось тайно, то при Ленине, Сталине, Брежневе советские расходы на заграницу - на "мировую революцию", на содержание компартий, на оснащение "национально-освободительных" армий, на устройство кровавых заварушек, на подкуп "прогрессивной общественности", на ту "взаимовыгодную" торговлю с "братскими" странами, о которой злые советские языки выражались так: они нам - ящик помидоров, а мы им - трактор, - расходы были умопомрачительные. Разница вот какая. Те деньги, что уходят из России сейчас, могут вернуться, как только им будет позволено с толком работать на родине. Эти деньги убегают от бестолковщины и остатков коммунизма. Есть и ворованные, но основная масса - это деньги, которые спасаются от распыла. Слишком ещё много людей в России думают не о том, как заинтересовать деньги в работе, а как бы держать их под конвоем, шаг вправо, шаг влево считается побег, вот они и бегут. Оттуда, где шаг вправо, шаг влево не считается побегом, деньги не бегут... А вот деньги, которые ушли на "мировую революцию", на "социалистический лагерь", те не вернутся никогда, они были, так сказать, безвозвратно проедены Морисами Торезами с Фиделями.

Письмо о последних украинских событиях, но, конечно, с мыслью о России: "Украина будет и впредь управляться по-евразийски номенклатурными кланами (и Януковича вон поставили), а не так, как приучилась демократия в Центральной Европе и Балтии. Да и сам народ Украины не очень-то усердствует в сломе такой системы управления. Улусы, они и есть улусы, будь то киевский или минский. Страну евразийского способа управления Европа не может признать своей. Но в России хоть не объявляли себя равными подданным королевства Датского, а в Украине - объявляли. С начала 90-х эта страна по своей воле и по воле исторического случая вошла в роль восточно-европейской постсоциалистической страны - и не совладала с этой ролью. Отсюда - полный кризис ориентации в мире и пространстве, кризис самоидентификации. Ясно, что премьер Янукович - часть сценария передачи власти по схеме Ельцин-Путин от ставленника ослабевшего днепропетровского клана к ставленнику донецкого клана. Имеет место быть договор казацких старшин на удел и царствие во Всея Руси-Украине и вольном Запорожье. То есть, тут не только Парижем и Лондоном, тут и Бухарестом не пахнет. И ясно также, что такая страна не достигнет не то что канадского уровня жизни, но и чешского. Народ, переданный таким способом в подданные клану Януковича, способен лечь только на один курс - на европейскую Бангладеш. Огород нагородили, а живут на самом деле хуже лукашенковских! Мне одна по сердцу радость: таким самостийным Украине и Белоруссии век Евросоюза не видать - при России быть", - так завершает свой разбор автор этого письма.

Звучит логично, но вполне ли практично? Ведь ясно же, что серьёзная попытка возвращения Украины в Россию приведёт Украину или к гражданской войне, или к совсем уж оголтелой "белорусизации". Чтобы Украине и Белоруссии при России быть - это у автора что-то вроде заклинания, молитвы, тут - чувство сродни религиозному, а в таких случаях даже весьма трезвые люди теряют связь с действительностью, срываются в мечтания, воспаряют, то есть, отрываются от земли. Эти мечтания России обходятся недёшево, очень недёшево, а в результате даже украинская оппозиция её "кидает": утром жалуется России на Кучму, а вечером объявляет, что надо держаться от неё подальше, что Кучма виноват в том, что держится к России слишком близко.

"Хочу заметить, - пишет господин Милославский, - что у коммунистов я был, как волос в супе, и, как и вы, хотел преобразований. Но двенадцатилетний срок достаточен, чтобы сделать вывод: тогда общество было более справедливым и здоровым. Вы не имеете представления об этом. По телевидению в рекламах принимают участие такие известные артисты, как... - следует перечисление. - Просто диву даёшься. Видно, проклятые доллары им дороже, чем честь. Они, наверное, слишком бедные. Разве могли себе такое позволить такие артисты прошлого, как Лемешев, Козловский и другие? Вот до чего упала нравственность нашего общества".

Было кое-что похуже нынешней рекламы, господин Милославский, в чём участвовали многие "и другие", и не менее крупные художники, чем Лемешев и Козловский, - требовали смертных приговоров своим собратьям, одобряли ссылки и высылки, за изгнание Пастернака из страны дружно выступил цвет тогдашней советской литературы, за подписи под такими приговорами шла борьба, бывало не протолкнуться, в списке деятелей культуры, проклявших Солженицина, первым стояло имя Чингиза Айтматова, например. "У кого не слабели шаги перед дверью тюрьмы иль могилы", - писал когда-то Некрасов, в том числе - немного и о себе. Да за одно то, что теперь у таких людей, как перечисленные вами, господин Милославский, артисты, слабеют шаги при виде доллара, а не чекистсткого маузера, - за одно это надо, по-моему, благодарить Господа! Не берусь измерять нравственность нынешнего российского общества, но не упала она по сравнению с нравственностью советского общества, а всё-таки, по-моему, возросла - возросла на огромную высоту: на высоту могилы, которая пугала и Шостаковича, и Ахматову, и... мало кого она не пугала, мало кого, единиц она не пугала, единиц! Господин Милославский, кстати, вложил в конверт письмо автору одного рассказа, который он услышал на волнах радио "Свобода". "Вы, - обращается он к писателю, - рассказали о бандитах, о неприкрытой и безобразной эротике, постыдном отношении к женщине, о матовщине. К чему всё это? Неужели ваши рассказы могут научить чему-то хорошему, особенно молодёжь, небольшая часть которой всё ещё не потеряла человеческого лица?" Я читаю эти слова и думаю, что в своё время писателя после такого читательского отзыва могли лишить литераторского куска хлеба, если не сгноить в тюрьме. Эх, память человеческая!..

Пишет москвичка, православная: "О какой такой великой и загадочной русской духовности идёт речь, в толк взять невозможно. Может быть, это речь идёт о гордыне? И ещё тра-ля-ля... В российской глубинке, да и в Подмосковье, храмы, несмотря на великую нашу духовность, пусты, настоятели не могут заплатить за свет и отопление. Молодые священники, у которых чаще всего по трое-пятеро детей, не в состоянии прокормить свои семьи, ищут работу в городах. У нас в Москве не говорят "молиться", а говорят "отстоять службу". Молодым не говорят: "Молитесь", а советуют поставить свечку, чаще всего святому Николаю, о Христе вспоминают крайне редко. Само слово "молиться" произносить вроде стесняются. Людям, которые ругают американцев в письмах на "Свободу", я хотела бы напомнить, что 11 сентября американцы выходили на улицы и пели псалмы. У нас в Москве к Дубровкам приехали артисты и пели куплеты. Кто-то из нас сказал: "Какую жизнь мы Богу устроили, такую и он нам утроил", - пишет Наталья Сергеевна Степанова.

Вообще-то можно взять в толк, Наталья Сергеевна, и давно взято в толк: и о какой русской духовности идёт речь не первое столетие, и когда это началось, и почему. Россия - самая большая и важная из православных стран, без неё, даже коммунистической, православие не могло бы считаться мировой религией или, говоря точнее, такой частью христианства, которая тянет на значение самостоятельной мировой религии. А каждая великая религия считает, что она выше всех религий, потому что только она - правильная. Ну, и тот народ, который является её главным носителем, тоже, понятно, не последнего о себе мнения. Есть мнение (западное мнение), что и советский коммунизм был ублюдком русского православия, побочным дитём, то есть - отсюда, мол, его беспредельное самомнение. Очень точно подмечен вами, Наталья Сергеевна, отрыв церкви от Христа, это тоже дело старинное, привычное, и то, что главное - поставить свечку, "отстоять службу" а не помолиться. Это всегда очень огорчало многих верующих, о причинах написано много книг... У меня в ушах стоит голос - густой, спокойный голос московского священника, который рассказывал по радио "Свобода", как его укоряет церковное начальство: что ты всё о Христе, да о Христе в своих проповедях да статьях, надо больше о православии, о Святой Руси, о великой православной державе! Церковь со своими свечками и службами - сама по себе, а Христос с его поучениями и примером - сам по себе... Несколько раз в истории это так вдруг надоедало массам верующих, что их бунты меняли ход, да, меняли ход истории.

Следующее письмо: "Добрый день, Анатолий Иванович!

Давно (лет пятнадцать) не писал писем во всякие СМИ, но вот наболело - хочу "выплеснуться". О себе - учитель из Питера, лет - пятидесяти, по паспорту - русский, а в душе - непонятно. Что-то со многими "русскими" мне не по дороге. Первая "болячка" - наша армия и так называемая "оборона". "Страна должна быть защищена". Кто возразит? А кто лучший солдат - двадцатилетний пацан или тридцати-сорокалетний летний мужчина, который уже и детьми обзавелся, и с руками "на нужном месте", зрелый и сильный? Ответ очевиден. Но никто этот вопрос не задаст. И вот идут "призывы" - охота за малолетками. Лет двадцать назад это еще как-то оправдывалось - противостоянием. А сейчас? И вторая "болячка" - война в Чечне. Вы меня, скорее всего, осудите, но когда я услышал о захвате заложников в Москве, то обрадовался. Думал - а вдруг? За тыщу душ "родное правительство" пойдет на государственную жертву. И что же? Вскипел наш народ. Оторвался от "дютиков" и пива в общей ненависти. И - благословил... Конечно, сытых и увешанных мобильниками москвичей жалко. Жертв жалко всегда. Но - не более, чем других жертв. Жертв бомбежек, насилия, геноцида. Таких же русских. И еще я считаю, что Бараев и женщины с поясами шахидов - настоящие герои. Они шли на явную смерть. И не в чьих-то интересах. Вообще - мы как-то благополучно забыли Маркса. Не очень я его уважаю, но одна мысль его - точно верна. Людьми управляют интересы, то есть, всегда задай себе вопрос: "А кому это выгодно?" Вот написал эти строки - чуть легче. И не хочу, чтобы вы это прочитали в эфир - бесполезно, не отзывается всё это в душах соотечественников. А вообще - жизнь все-таки стала лучше. И в столицах, и в провинции. Честнее - во всех отношениях.

Александр Леонидович. Поздравляю вас с Новым Годом".

Я вас тоже, Александр Леонидович. Неожиданная концовка у вашего письма. Может быть, вы её разовьёте чуть-чуть? Что значит "жизнь стала честнее"? "Во всех отношениях"... А в каких всё-таки? Напишите, мне будет интересно сравнить свои наблюдения с вашими. Я бы уточнил: людьми управляют не просто интересы, а интересы, как люди их понимают, ведь очень часто люди понимают свои интересы превратно, и когда над этим думаешь, то соглашаешься, что управляют нами всё-таки не интересы, а страсти, чувства и страсти, ещё - обычаи. Великая управляющая сила - религия, всякие учения... А страхи, слушайте?! Разве не управляют нами наши страхи? И вот уж что искажает наши понятия о собственных интересах, как страх, страх и предрассудки, всевозможные мечтания, а то - померещится что-то чуть ли не спьяну - и вот уже поднялись и пошли стенка на стенку... А такой управитель, как любопытство? Разве любопытство управляет людьми меньше, чем интересы, да ещё грубо материальные, о каких толковал Маркс? Как они дрожали от любопытства, эти ребята-физики, как не терпелось им заглянуть в самое пекло чернобыльское - поглядеть, что там стало с топливом!.. И Александр Леонидович, конечно, не один, кто пишет, что захватчики заложников на Дубровке - герои, что правительство России должно было им уступить. Может быть, достаточно отдавать себе отчёт в том, что на сей раз правительство не могло уступить, как не могли не появиться и захватчики-самоубийцы? После 11 сентября - не могли. Вот мы рассуждаем, чтО управляет людьми. Между прочим, и подражательство, склонность обезьянничать. Вот ещё что нами управляет, и не всегда к несчастью. Таким народом, как русский, такой страной, как Россия, подражательство, способность подражать другим, ушедшим дальше, Божий дар подражательства управляет со времён Петра. Подражательство Западу, "немцу", латинянину - только это и удержало, и держит на плаву русских, Россию.

Ещё одно письмо о том, что правит Россией. "Трагедия России и её народа, - пишет господин Глуховской, - заключается в порочности убеждения, что "Русь Святая, Великая" и что ей Господом Богом предназначена главенствующая роль в мировом сообществе. Также ненависть к богатым народам всегда была спутником россиян. А всё это происходит оттого, что Россией правит не разум, а зависть. Зависть к высокому жизненному уровню народов западных стран, зависть к их возможностям и богатству. Необходимо, чтобы русские как можно скорее избавились от веры в своё превосходство над другими народами", - автор сообщает, что написал обо всём этом 700 страниц.

Может быть, я запамятовал что-то, но, по-моему, ни в одной передаче я ни разу не употребил слова "трагедия" о современной России, о русских, а если и вырвалось когда-нибудь, то жалею об этом. Не годится это слово или годится не больше, чем о любом другом народе, о любой стране, особенно если иметь в виду не только сегодняшний день. Почему обязательно "трагедия"? Живут люди, как умеют, как получается, как позволяет им их история и география. Одним везёт больше, другим меньше. В своём величии, в своём превосходстве над другими убеждены все народы, а какой не убеждён сегодня, поскольку повзрослел, то был убеждён вчера...Везучим всегда завидовали все невезучие, непрИязнь к другим племенам тоже знакома не только русским, для обозначения этой болезни есть слово "ксенофобия", дал его миру не русский язык, и возникло оно в разговоре не о русских... Разум, конечно, не правит Россией, но разум не правит и никаким другим народом. Скорее уж можно согласиться, что Россией правит - и всегда правила - нужда, скудость казны, никогда не хватало средств на самое необходимое, а самого необходимого требовалось больше, чем многим другим, это верно, Дед Мороз своё дело знал.

Письмо в стихах. "Зима в России".
Вот и кончилось лето в России -
Время митингов, споров, ума.
Люди в штатском о том пробасили.
Наступает в России зима.


Большое письмо. Ближе к концу - такие строки:
Но сознанья имперского полны
И вожди, и послушный народ -
Всё не видят, как немощи волны
Заливают былой эшафот.


Не мне, который годами читает почту радио "Свобода" недоумевать, откуда берутся такие выводы. Не с потолка. Оно есть, имперское сознание, и ещё не скоро пройдёт. Но вот недавно я услышал, как бывшие колхозницы (хотя - почему бывшие?) пели песню... Песня, кажется, пятидесятых годов, говорят, взяли её то ли с радио, то ли с телевизора, чья - не знают, так что можно, наверное, считать, что народная - про миленького, который допытывался у девушки, заглядывая ей в глаза, не колхозница ли она, потому что если колхозница, то она ему не нужна: "колхозницу любить нельзя".

Девушка отвечала:
Я колхозница, не отрицаю я,
и любить тебя не собираюсь я.
Я пойду туда, где густая рожь,
и найду себе, кто на меня похож.

Припев такой: "Ай-ай- ай, ой- ой- ой!"

Ну, где тут имперское сознание, где тут уверенность в том, что русские выше всех народов?

Напоследок сегодня - письмо от рабочего, который уверен, что хозяин ему недоплачивают, что все хозяева недоплачивают всем рабочим, это, мол, и есть эксплуатация, а основана она "исключительно на безразмерной глупости трудящихся". Отчасти можно считать хорошим знаком такие письма. Предпринимательство становится всё более похожим на самоё себя, отношения уже не размыты, есть полная ясность: вот хозяин, вот работник, вот наниматель, вот нанятый, и появляются, как новенькие, старинные предрассудки участников этого нескончаемого торга, ну, и спора, кто важнее: тот, кто стоит у станка, или тот, кто дал ему место у станка.

XS
SM
MD
LG