Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из Белоруссии: "Часто слушаю передачу "Ваши письма". У меня к вам один вопрос. Во время Второй мировой войны немцы сожгли отца, мать, сестру и брата. Остался я один. Хотелось бы знать, куда я должен обратиться, чтобы мне возместили моральный ущерб. Подомацкий Всеволод Александрович".

К сожалению, Всеволод Александрович, некуда обратиться с таким иском. Будь на свете такое учреждение, я, наверное, тоже имел бы право туда обратиться - мой отец пропал на той же войне. Люди из бывшего Советского Союза часто невпопад беспокоят разные, в том числе международные, организации, "качают" такие права, которые не являются правами. Всё равно, по-моему, это лучше, чем вообще никогда не вспоминать о каких-либо своих правах.

В продолжение этого разговора - хорошая новость из Екатеринбурга, сообщает Александр Ливчак, наш постоянный слушатель и писатель писем, неизменно дельных и общеполезных, почему я их и читаю почти каждое.

"На днях решением квалификационной коллегии Свердловской области были досрочно прекращены полномочия судьи Шешенина. Это молодой парнишка, из адвокатов. Можно сказать, судья новой формации. Среди прочих он судил и меня. Мой профком решил, что своими статейками я парализовал его работу, и потребовал за это 4 с лишком тысячи рублей. Я писал, что ситуация, когда председателем профком является представитель работодателя (в нашем случае - замдиректора), абсурдна, тем более что он злостно и демонстративно нарушает права работников. Разбирательство проходило так. Судья Шешенин:

"Вы утверждаете, что замдиректора стал председателем профкома для того, чтобы ему было легче нарушать КЗОТ. Докажите истинность вашего утверждения". Я: "Я этого не утверждаю. В моей статье только вопрос: а не для того ли он стал председателем профкома, чтобы ему было легче нарушать КзОТ? Вопрос не может быть ни истинным, ни ложным. Истинным или ложным может быть только ответ на вопрос". Судья Шешенин: "Вы не смогли доказать истинность своего утверждения". Разумеется, он решил не в мою пользу. Ну, а я, естественно, написал в областной суд. Там шешенинское решение на смех подняли. А теперь его и полномочий лишили. Я далек от мысли, что мое дело сыграло тут существенную роль, но так или иначе, судить он больше не будет".

Господин Ливчак предполагает, что в его случае судья действовал "по просьбе старших товарищей". "Все же наш замдиректора - бывший работник горкома КПСС, - пишет он, - а в их кругах, я думаю, работает не взятка, а взаимные услуги. Впрочем, все это мои домыслы".

А может быть, господин Ливчак, он в этом случае просто куражился над вами? Молодой человек, большая власть, не любит, к тому же, правдоискателей, а вы ведь известный там правдоискатель... Высказываюсь, по вашему примеру, не повествовательно, а вопросительно. Я однажды вычитал, как наставляли своих судей русские люди в старину, без большого, как мы знаем, успеха, но наставляли. Выбрав земского судью, крестьяне писали ему наказ: "Судить и указ чинить безволокитно, посулов и поминков (то есть, взяток и подарков) не брать, другу не дружить, недругу не мстить". Это - четыреста лет назад. Оставляю слушателям самим судить, как изменились с тех пор судьи и как изменилось население. Во всяком случае, русский человек, как выпьет, до сих пор бьётся головой о стол и спрашивает: "Где правда?" Но, протрезвев, он по-прежнему не любит "сутяжничать", не любит и "сутяг". Это немец, например, или француз, тот обожает судиться, благо, у него есть особая страховка: вносишь какие-то копейки, зато, как вздумается тебе судиться, будет оплачен адвокат, всех дел - нанять его. Смотришь на это без удовольствия, но понимаешь в то же время, что перед тобою не что иное, как самовоспитание общества. Чтобы каждый, прежде чем обидеть ближнего, вспоминал, что тот может затаскать по судам... Бывшие советские люди тоже потихоньку двигаются в этом направлении. Ко мне недавно зашёл с жалобой один человек. Сосед украл у него телёнка, но бит не был, а - отправлен в суд. Судья постановил материальный ущерб возместить коровой, а моральный -деньгами. Корову вор отдал (украл телёнка, а отдал корову) и считает, что это справедливо, а с деньгами тянет - и сумма большая, и не понимает, за что платить. Постепенно, я думаю, поймёт, за что.

Отставной подполковник из Северобайкальска сообщает, что он написал открытое письмо американским офицерам-ракетчикам, хочет послать его в одну из центральных американских газет. "Однако существует одна проблема, - пишет он. - У меня нет возможности обеспечить грамотный перевод на английский язык. Несколько учителей английского языка, которые преподают в школах города, не владеют им в достаточной степени. Обращаюсь к тебе. Помоги, если можешь".

Американские офицеры-ракетчики, как все англоязычные люди, очень спокойно относятся к тому, что не все на свете хорошо говорят и пишут по-английски. Более того, многим это даже нравится - видят в этом доказательство, что их язык не только самый богатый и красивый в мире, но и самый трудный для чужаков (точно такого мнения о своём языке каждый народ). Так что смело отправляй своё письмо как оно есть, господин подполковник.

Следующее письмо: "Один слушатель вам писал о загрязнении окружающей среды людьми, которые не умеют культурно отдыхать на природе. Правда, когда в Москве к 9 мая открыли станцию метро "Парк победы", то на Поклонку на праздник стариков приехало много неприпитой молодежи. На входе на станцию, на эскалаторах, на самой станции "Парк победы" и вагонах метро "Арабатско - Покровской" линии было полно рвотных масс. Пьяная молодежь испортила старикам праздник. В итоге у меня сложилось мнение, что в правилах пользования метро должен быть такой пункт. Пассажирам, возвращающимся с пьянок, которых укачивает, и с прочими причинами, из-за которых может начаться рвота, должны иметь при себе пакеты. В случае нарушения - штраф!"

Впервые встречаю это выражение: "неприпитая молодёжь". Не познавшая, значит, свою норму... Не совсем понял высказанное в письме предложение. Штрафовать и за отсутствие гигиенического пакета среди личных вещей граждан, как, например, за отсутствие аптечки в автомобиле, или только за извержение рвотных масс мимо пакета, говоря языком милицейского протокола?

Да, "неприпитая молодёжь". Похожее слово мне встретилось в другом письме - в письме, между прочим, о социализме (будь он неладен, говорят некоторые слушатели, - сколько можно толочь эту воду в ступе?). Господин Новиков (Виктор Новиков) сообщает нам, что у него и его соотечественников не было никакого "затмения" разума, когда они выбирали для себя социалистический способ производства. "Неужели до сих пор нужно доказывать, - пишет он, - что никакого заворота "кишок в голове" у нас не было? Если бы определенная, хотя и немалая, часть населения не мешала нам работать в такой системе, то она показала бы себя совсем по-другому. Если бы эту систему не разрушали изнутри оборотни, валютчики и "несуны", если бы не помощь им извне - не столько материальная (под видом благотворительности, инвестиций и т.д.), сколько моральная (можно припеваючи и припиваючи - вот это слово! - жить за счёт другого, который "сам дурак", ежели слабее), то социализм оставался бы и процветал. Пока! Виктор Новиков".

Жители многих стран выбрали себе не социализм, а свободу, свободное предпринимательство, и тоже многие из них недовольны, как идут дела, даже те, что относятся к "золотому миллиарду", как называют население благоустроенной части мира. Однако, они не говорят: не всё у нас ладно потому, что в наши ряды затесались оборотни. Это значит, что они не чувствуют себя, как в осаждённой крепости, которую кто-то, того и гляди, может разрушить изнутри.

"Вы не высказываете свою позицию прямо, - пишет господин Сергеев, - но для постоянного и внимательного вашего слушателя она не секрет. Вы не любите людей, которые недовольны начальством, замечают вокруг себя несправедливость, неправду, которых мучает неправильное общественное устройство. Вы считаете нас всех завистниками и злопыхателями. Вы хотите, чтобы мы спокойно смотрели на дикую роскошь, тогда как рядом - дикая же нищета. Социальная несправедливость как проблема для вас не существует. Вам хоть известно, что если бы вы вещали для западного слушателя, он бы вас очень не одобрил?".

Скажу больше господину Сергееву: не просто не одобрил бы, а не понял бы. Современному западному человеку уже не очень понятно, как можно спокойно относиться к социальной несправедливости. Так что, если хочешь успеха, обличай власть и капитал, придирайся к чиновникам и толстосумам. Отчасти потому я и не рвусь в первые ряды борцов с социальной несправедливостью в России: уже и в России не протолкнёшься в эти ряды, все партии там, что - успокаивает. Недостатка в борцах за социальную справедливость никогда не будет.

А вот повод высказаться серьёзно.

"Текст этого письма, - пишет Дмитрий из Петербурга, - у меня созревал в течение нескольких лет. Даже не уверен, что первоначально хотел написать именно вам. Однако последние события вокруг компании "ЮКОС", разговоры о пересмотре итогов приватизации все-таки вынудили меня, как говорится, "взяться за перо". Я и сам бюджетник, и мой ваучер тоже бесследно исчез. 10 лет назад началась приватизация, и давайте скажем прямо, что несправедливо она была проведена. В октябре 1993 хотели резко поменять политический курс, но при этом конечно же и от собственности тогдашние "непримиримые" тоже не собирались отказываться. Доказательства? Верхушка коммунистов и национал-социалистов в материальном смысле неплохо устроилась. И давайте не забывать, что власть действует ровно настолько, насколько общество ей дозволяет. В середине 90-х не было по поводу приватизации не было ни забастовок, ни пикетов, железнодорожные пути по этому поводу тоже никто не перекрывал. В конце концов, любой житель страны мог создать свой инвестиционный фонд, скопив ну хотя бы тысячу ваучеров, а это, согласитесь, уже немало. Когда люди поддерживают идею "раскулачивания олигархов", они, к, сожалению, не отдают себе отчета, что наиболее лакомые сырьевые куски не будут возвращены государству, - их прикарманят те, что займутся "раскулачиванием". Известно, что чекисты, которые в начале 30-х расправлялись с "нэпманами", прикарманили значительные ценности. Наконец, не будем забывать, что если запустить механизм пересмотра итогов приватизации, то это - все равно, что выпустить джинна из бутылки. Кому-то захочется порулить нефтегазом и металлами, а кому-то - отобрать у соседа "лишнюю" квартиру, дачу - список можете сами продолжить. Психологи не зря ведь говорят, что человек больше всего завидует не миллиардеру, который где-то далеко, а соседу. Так что, граждане, размышляйте".

Спасибо за письмо, Дмитрий. С этим сталкиваешься на каждом шагу. Человека мучает не так то, что ему скверно, как то, что кому-то (и соседу - прежде всего) очень хорошо - что кто-то набрал не по чину или просто украл, присвоил, поднял что плохо лежало. Трудно сострадать человеку, которого это мучает до самозабвения, но тем важнее помнить о его существовании, о том, что он может натворить, если обстоятельства так сойдутся. Некоторые считают, что это, наконец, поняла, этого убоялась российская власть, почему и ополчилась на крупный капитал, и неважно, мол, что люди власти, может быть, думают совсем о другом - о своём, о личном. Капитал - не дурак, он сделает правильные выводы.

Господин Фетисов из Москвы, тоже пишущий о "деле ЮКОСа", считает, что в этом деле есть две неправды. Одна - это неправда прокуратуры, другая - это неправда господина Ходорковского, самого богатого человека России, и других совладельцев российского нефтегиганта. "Разумеется, - пишет господин Фетисов, - когда вытаскивают на свет Божий старые уголовные дела, можно и нужно говорить о "заказе" (по нынешней полу-уголовной терминологии). Однако почему-то молчат о том, были ли основания для этих дел. Даже мне, рядовому человеку, известны из прессы восемь эпизодов серийного вывода активов группой "МЕНАТЕП-РОСПРОМ-ЮКОС". Автор перечисляет эти эпизоды. Выводом активов называется незаконное присвоение чужих, в данном случае государственных, средств. Используют при этом более или менее хитрые "схемы". Схема - это план мошеннических действий. Вы, например, обещаете государству, что вложите в некое предприятие золотые горы. Государство, то есть, чиновник, делает вид, что вам верит, и вы получаете от него облюбованный вами завод. Проходят все сроки, а вы или ничего не вкладываете - ни крупинки из о той золотой горы, или вкладываете раз в десять меньше, чем обещали. Завод, между тем, остаётся вашим, и вы делаетесь всё богаче и богаче, вот вы уже и миллиардер по американским меркам. "Об этом почему-то не принято сегодня говорить, - пишет господин Фетисов. - Получается в итоге полуправда, что, как известно, наихудший вариант из всех возможных. О сути дела молчала годами прокуратура, теперь молчат многочисленные защитники ЮКОСа. Или говорят нечто, напоминающее мне времена "раннего Хрущева" (до 1961 года), когда разные деятели говорили примерно так: конечно, товарищ Сталин допускал отдельные ошибки, но в основе своей курс был правильный, и никому не будет позволено очернять... А теперь говорят: Ходорковские и Чубайсы допускали отдельные нарушения, но курс на приватизацию был правильный, и никому не должно быть позволено пересмотреть её итоги. С уважением Андрей Фетисов, экономист".

Чтобы получилась вся правда, господин Фетисов, стоит, по-моему, учесть и тех людей, которые называют третью неправду. Если они правы, то эта третья неправда получается главной. Они не согласны, что беспокоить богачей вредно для России, чревато большими убытками. Они доказывают обратное: как раз оттого, что самые большие богачи ничего не опасаются, ведут себя в стране всё более по-хозяйски, Россия несёт убытки. "Большаки" не дают ходу меньшим, глушат конкуренцию, делают своими "шестёрками" политиков. Так что не в том, мол, дело, что нельзя пересмотреть итоги приватизации, а в том, для чего их пересматривать: для возобновления социализма - тогда это смерть, или для оздоровления капитализма - тогда это жизнь. И называть вещи своими именами.

Мне пишут: "Анатолий Иванович! Не вздумайте юлить. Скажите прямо, что вы думаете о наезде золотопогонников на наших миллиардеров. Не скажете - перестанем слушать вашу передачу".

Скажу, конечно, скажу. Вполне может быть, что отобрать украденное сегодня уже невыгодно для России. Но украденное должно быть названо украденным, а вор или мошенник - вором или мошенником и... помилован. Пусть работают, пусть приносят пользу отечеству, но не считаются лучшими его сынами. Не в России когда-то было отмечено, что у всякого богача в шкафу спрятан скелет - скелет человека, которого он загубил, чтобы добыть свои первые деньги. Стране и миру должно быть сказано всё. Вот Иванов Иван Иванович, большой богач, гениальный предприниматель, исключительно полезный член общества. Вот его шкаф, вот скелет в этом шкафу - во весь экран. За это его надо бы повесить, но президент, от имени и во благо России, помиловал его. И всё. И вести себя упомянутый должен отныне не как хозяин жизни, а как помилованный мошенник. Только так всё встанет на свои места. Опять будет ясно, что такое хорошо и что такое плохо. Без такой ясности общество не может существовать.

И не только без такой... Пишут врачи из Москвы: Уварова, Черенков, Кудряшова. "Мы тоже хотим пожить нормально, иметь хороший заработок, иметь жильё недорогое, иметь по 3-4 ребёнка, дать своим детям хорошее образование и т.д. Но наши чиновники никак не нажрутся, готовы всё захватить в свои руки, не подчиняясь никаким законам. Не работает ни один закон. Получается, от чего ушли, к тому и пришли, недалеко то время, когда станет наш народ рабом. Не могут же все заниматься бизнесом, воровством, убийством и т.д. А не лучше ли было бы нашим олигархам строить дома для учителей, врачей и продавать по себестоимости? А они думают только о своём благе. Да сколько же можно хапать?!"

Не понимают авторы этого письма, что при таких порядках, какие им желательны, ни у них, ни у их немногочисленных детей никогда не будет нормальной жизни - ни хороших заработков, ни жилья приличного. Ну, построит для них состоятельный человек один дом без всякой для себя выгоды, ну, десять, а на что он будет строить одиннадцатый? Доктора скажут: но он же занимается и другими делами, те приносят ему прибыль. Да, занимается. Добывает, например, газ. Но ведь вы, войдя во вкус, скажете: почему это он, паразит, не отпускает нам и газ по себестоимости? Мы тоже хотим жить в тепле! И вот заставили вы его и газ подавать вам по себестоимости... Старые месторождения истощаются, средств на разработку новых у "паразита" нет, и замёрзнете вы скоро по-настоящему, и подозревать не будете, что заморозили себя сами. И вот тогда уж точно будет: от чего ушли, к тому и пришли.

Один молодой коммунист сообщает, что перечитывал на днях своего любимого писателя Серебрякову, ту самую Галину Серебрякову, что прославилась в своё время романами про Маркса. Я в связи с этим вспомнил одного своего собрата, который говаривал на заре нашей сочинительской юности: "Наше дело, старик, беспроигрышное: какую бы дрянь ты ни написал, кому-нибудь всё равно понравится". Вот и Серебрякова до сих пор кое-кому нравится... После того, как она написала первый свой роман о Марксе, Максим Горький посоветовал ей сделать перерыв: "Знаете, куда надо бы вам заглянуть? В тюрьму! Это зеркало кривое, но в него надо смотреть с особым внимание". Молодая писательница пошла выправлять себе пропуск... "Могла ли я тогда думать, - пишет она много лет спустя, - что очень скоро сама окажусь за решёткой? Судьба бросила меня на долгие двадцать лет в тюрьмы и лагеря", откуда она вышла такой же твёрдокаменной большевичкой, какой и вошла. "Вот что значит мужество и твёрдая гражданская позиция, - пишет влюблённый в неё молодой человек. - А вы там со своими солженицыными всё сопли распускаете: репрессии, репрессии..."

Красуется молодой коммунист, сверхчеловека из себя изображает, врагом мещанства (по-горьковски!) хочется парню прослыть. Так может и до седых волос "проманерничать", примеры известны...

XS
SM
MD
LG