Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Виктор Тихонович Тарасов из Борисоглебска пишет о плохих, по его мнению, законах и жестоких порядках в паспортно-визовой службе России. Он белорус, у него всё ещё советский паспорт. "Согласно закону о гражданстве России я имею право получить вид на жительство, но это обусловлено таким бюрократизмом и такими поборами, что это почти невозможно". В местном учреждении паспортно-визовой службы он списал следующее объявление: "В связи с указанием... приём заявлений о выдаче видов на жительство прибывающих и постоянно проживающих иностранных граждан и лиц без гражданства приостановить до особого разрешения".

Таких писем стало больше после того, как в России приняли новый закон о гражданстве. Считается, что дело сделалось то ли вопреки президенту, то ли по его недосмотру. Во всяком случае, он сказал, что не одобряет этот закон. Высказывается и мнение, что его люди намеренно перестарались: уж очень сильно пахнет погонами новый закон. Россия - только для русских, причём, желательно таких, что никуда не выезжали и не выедут. Такую "национальную идею" вычитывают между строк. Приток людей в Россию сразу сократился, и очень резко. Коренное население сокращается, правда, с прежней скоростью, но поскольку её называют катастрофической, то закон о гражданстве выглядит, по мнению, одних - вредительским, по мнению других - самоубийственным. Слушатели пишут: помогите нам понять, что за этим стоит. По-моему, "державная" гордость. В Америке осесть трудно - почему же, мол, в России должно быть легко? Гордость всегда - и всякая - попахивает самоубийством, такова природа этого чувства.

На ту же тему - о "державной" гордости российской бюрократии пишет Иван Братков: "Поражает их абсолютная глупость. Они совершенно не способны анализировать. Они думают, что в своё время несказанно осчастливили всех этих чувашей, узбеков, грузин, "хохлов", поляков, венгров, прибалтов, чукчей, тунгусов, чеченов. И сейчас, когда общаешься со многими людьми, хоть депутатами, хоть не депутатами, то обнаруживаешь, что они думают, что по-прежнему осчастливливают не только этих неблагодарных, но и весь мир - кормят его из недр. Интересно, Анатолий Иванович, сколько всё-таки может продлиться распад нашей империи, приостановленный в своё время большевиками? Антиамериканизм в российских средствах массовой информации, а особенно в народе, меня просто поражает. Что, неужели мы надеемся бесконечно долго сохранять свой имперский менталитет и империю? Но это же глупость, глупость и глупость!"

В этом письме, как видим, даже не объясняется, что они связаны, антиамериканизм и этот самый менталитет, - для господина Браткова это само собою разумеется. Кто-то из перечисленных (и не перечисленных) в его письме действительно был осчастливлен, но когда один народ обижаться на неблагодарность другого - это всё-таки по-детски... то есть, по-народному. Народ всё-таки имя собирательное, стихия, обижаться на стихию не пристало, а вот люди с "державной гордостью" обижаются, им и легче.

Следующее письмо - из Крыма, пишет молодой человек, не хочет быть названым. Он, по его словам, изо всех сил старается быть непредвзятым, смотреть на жизнь глазами не оппозиции, но и не власти. Власть (речь, напомню, об украинской власти) он не одобряет, оппозицию - презирает, всю, не различая оттенков. Это сейчас свойственно молодёжи и в Украине, и в России (но не в Белоруссии, там, судя по письмам, наоборот: оппозицию не одобряют, власть - презирают). Украинской и российской оппозиции молодёжь не прощает двуличия. На людях какой-нибудь жириновец или "руховец" готов разорвать своего собеседника из "партии власти", а кончилось действо - и они мирно беседуют, посмеиваются... Здесь есть и что-то положительное, по-моему. Оппозиция становится то, что называется системной. Она встраивается во власть, не хочет ни революции, ни контрреволюции, ей достаточно ругать правительство и ждать своей очереди "порулить", а на словах она ещё бушует. Поведение новое, а слова старые. Вот молодёжь и возмущается.

"На телевидении, на радио, в газетах, - пишет этот молодой житель Крыма, - "сплошная серость" и фальшь. Как во времена развитого социализма: побольше положительной информации, особенно по Первой программе радио. Кто сколько засеял, вспахал, надоил. Правда, можно услышать такое выражение: "Несмотря на проблемы", - и опять трескотня. А в чём заключаются проблемы, что стоит за ними - об этом умалчивается. Если бы кто-нибудь посторонний послушал наши новости, он не понял бы, о какой стране идёт речь, подумал бы, что он где-то в Канаде, Австралии или Бельгии. Вот только что мне позвонил товарищ. По моей просьбе он разузнал о работе в соседнем городе. Требуется сторож, он же дворник с семнадцати вечера до восьми утра через день. Четырнадцать с половиной долларов в месяц. Минус половина на дорогу".

Человеку в таком положении трудно быть спокойным и непредвзятым, но парень, как и обещал, старается: перечисляет и плюсы жизни в Украине. "Большой плюс - что, по крайней мере, в обозримом будущем мы не собираемся ни с кем воевать. Я твёрдо знаю, что моего сына не будут вылавливать на дискотеке или на улице, не придут за ним ночью домой забрать (именно забрать!) в родную армию, чтобы он в угоду неизвестно кому воевал чёрт-те где и за что", - пишет он.

Своими войнами в Чечне Россия много сделала для того, чтобы многие жители бывших советских республик окончательного смирились с той действительностью, что сложилась 12 лет назад. Кто и собрался, было, хотя бы мысленно, назад, под власть Москвы, - передумал. Это настроение захватывает и саму Россию. Можно слышать у костра где-нибудь на Чусовой: "А что? Ну, будет у нас Уральская республика, ну, будет маленько непривычно без Москвы-то, зато мальца моего ли, твоего ли не кинут воевать какой-нибудь "Кавказ подо мною".

Пишет господин, подписавшийся двумя буквами: С.Д. Пишет руководству Русской службы радио "Свобода", мне посылает копию. "6 сентября слышал кусочек письма слушателя "Свободы", которое зачитывал Стреляный: "Что белому здoрово, то красному смерть". Слово "здорово" он произнес с ударением на первом слоге. Не кажется ли вам, что в данном случае ударение должно быть на втором слоге, как оно обычно для поговорки "что русскому здорОво, то немцу смерть"?"

Нет, господин С.Д., словарь в этом случае на моей стороне, хотя отношения с ударениями у меня вообще-то сложные, некоторых это раздражает, и сильно. Я так и не разрешил эту загадку (хотя как-то и обещал): откуда такое раздражение, прямо ярость иной раз? Может быть, попробовать плясать от царя Гороха? Человек далёкого прошлого очень нервно воспринимал вид и речь чужака. Чужак мог причинить зло. Вот и надо было не просто отметить, что он не так, как ты, одет или не так, как ты, выговаривает слово "корова", а разозлиться, "завести" себя, настроиться на бой. Вдруг придётся защищаться?

Правда, господин С.Д. осуждает меня не только за ударения. Он пишет:

"К.п.д. антисоветских передач этого известного специалиста по колхозной нравственности приблизился к нулю, поскольку советской власти уж давно нет. Деятельность этого старичка на "Свободе" напоминает суету телефониста "Титаника", о котором рассказывается в "Швейке": пароход уже шел ко дну, а тот все названивал на затопленную кухню: когда, мол, будет обед? С.Л."

Вот так мне приходится страдать за тех слушателей, которые не считают, что о советской власти пора забыть, и всё пишут и пишут. Прислали вот анекдот. "Бабка! Куда это ты такой большой мешок преш?" -"Да запасаюсь помаленьку - скоро коммунисты к власти придух, опять есть будет нечего". -"А на выборах за кого голосовать будеш?" - "Да за них и буду, родимих!"

Как ни странно, анекдот злободневный, господин С.Д.! За коммунистов и близких им собираются голосовать едва ли не живее, чем в прошлый раз. Легче всего перестать читать письма людей, которых это беспокоит, но тогда исказится общая картина - сто раз я это уже говорил, а люди всё думают, что я хозяин барин: что хочу, читаю, что не хочу, не читаю. Если бы я так делал, передачу не слушали бы, вот этого многие никак не поймут... Хочешь, чтобы тебя слушали, - не ври, не ловчи. Тебя всё равно будут подозревать, что ты и врёшь и ловчишь, но слушать будут, и закономерность, о которой написал мне Дмитрий Якубенко, 26 лет, будет оставаться в силе. Закономерность такая. "Чем больше эти передачи вызывают отрицательных эмоций у одних, - пишет он, - тем больше они вызывают положительных эмоций у других".

Хорошо, конечно, что господин С.Д. думает, что "красный" поезд ушёл и не вернётся, но что мы можем знать о завтрашнем дне? Вчера ещё можно было услышать, что компартия в России уже не "красная", а чуть ли не по-европейски "розовая", а она возьми и яви в виду скорых выборов такую красноту, такую коричневость, что Сталин с Гитлером ладони отбивают на том свете. Вождь российских коммунистов говорит, например, о "сионизации государственной власти в России", это, мол, главная беда. Ясно, не верит ни одному своему слову, и для орагнизации погрома палец о палец не ударит, но речи-то его тянут "на статью", и кто-то ими зажигается, и для бабки из анекдота он действительно родимый, из деревни Мымрино "паря", анекдот не врёт.

Читаю из следующего письма: "Перестройка" дала плоды, и плоды эти не так уж сладки, а вы продолжаете дуть всё в ту же дуду, обожаете Чубайса - продукта "Перестройки", доведшего её до конца и провозгласившего преступный мир элитным, правящим классом. У нас здесь, в Москве, сейчас часто идёт любопытный рекламный ролик - заканчивается словами: "Свободные люди великой страны", рекламируется сотовый телефон. Каковы же эти люди? Морды волчьи, озираются и ухмыляются, как Серёжа Щепелявый - губернатор одного из краёв, чем-то также напоминают мутантов из апокалиптической фантастики Голливуда, ролик чёрно-белый, мрачный, как в преисподней, действующие в нём персонажи - "менеджеры" или "олигархи" - дети Чубайса, их детишки, "тёлки", обслуга... Дело происходит почему-то на фоне нефтедобычи, намекается, что эти самые "свободные люди из великой страны" сидят на нефтеносной трубе, а сама "великая страна" - придаток Запада, сырьевой, это уж мы соображаем сами, это не входило в задачи ролика. Если Анатолий Иванович не видел, то советую обратить внимание. Ролик этот мировоззренческий, философский. Также по второму, государственному, каналу в энный раз показывают "Бригаду" - культовый фильм. Как-то я купил тетрадку школьную - на ней герои этой "Бригады". Те же волчьи морды, оскалы, захотелось мне послать эту тетрадку на "Свободу", тоже в своём роде шедевр, продукт "Перестройки".

Так заканчивается письмо. Сильны всегда были обличители в России, ничего не скажешь, не слабы и сейчас, но что-то сказать надо... Чистая правда в этом письме, кристально чистая - только не вся. Обличительство по самой своей природе и не претендует охватывать всю правду, но оно вроде зелья, оно так опьяняет людей, что они и думать забывают о существовании всей правды, не другой, а всей. И сказал-то я (не помню уж, сколько недель или месяцев назад) всего-навсего то, что Чубайса поддерживает небольшой, но самый деятельный и жизнеспособный процент населения, и что просто из одного уважения к этому проценту надо бы не только чертыхаться, произнося это имя... Многие российские слушатели, наверное, удивятся, если я сообщу им, что примерно то же самое, что говорят о "прихватизации" они, можно услышать и от чеха, и от поляка, и от эстонца с литовцем, не говоря уж о румыне, и даже, доложу я вам, от австрийца, потому что и там случается приватизация. Значит, дело не только в Чубайсе, рассуждаю я грешным делом... В Украине вон обошлось без Чубайса, а та же "прихватизация". В Белоруссии, где уж такой строгий, такой "народный", такой неусыпный президент, так уж обещал "всех, кого надо, посадить", и посадил-таки, и продолжает сажать, и действительно тех, кого надо (кого ЕМУ надо), а и там, дамы и господа, и там - не приватизация, а "прихватизация".

Следующее письмо: "Я офицер-подводник, не могу прожить на пенсию . Я не сидел, как вы, в редакциях, а прошел 8 автономных походов на атомной подводной лодке, прослужив на Крайнем Севере 20 лет, из них 15 на ПЛ. Вы знаете, что такое корабельная служба? Что из нас после перенапряжений, грязного воздуха и облучения осталось, можете догадаться. В свои 64 года мне уже трудно работать физически, а пенсия ниже прожиточного минимума. Тетя из статуправления получает в 1,5 раза больше. Подработать негде. В объявлениях о вакансиях - возраст до 35-45 лет максимум, грузчиком уже не могу. Не подумайте, что пустил слезу, но черт возьми, обидно. Или, по-вашему - нет?"

Слезу-то моряк пустил, и это вот самое интересное. Перед кем - слезу? Лет семь пишет мне о том, что мы - я, радио "Свобода", Америка, Запад в целом - это "свободный мир без царя в голове", что было бы "личным", так сказать, делом этого мира, если бы существовал "железный занавес": хоть все голыми ходите за этим занавесом, нам всё равно, но дело в том, что "занавеса" нет. Свободный мир, он хоть и без царя в голове, а при этом (или потому как раз) является врагом "всего живого на земле", и в первую очередь - Отечества, которому наш моряк служил двадцать лет на Крайнем Севере, из них пятнадцать - на атомных подводных лодках, и было оно Отечеством с большой буквы, пока стояло под красным флагом, а после того, как мы, враги, с ним покончили, - и с маленькой стало стыдно называть.

Давно мне один слушатель подсказывал вопрос для людей, которые так рассуждают... Я долго не решался задавать его, чтобы не бить лежачих. Но вот стали попадаться в почте "Свободы" письма от молодых людей, написанных так, словно это они совершили по восемь автономних плаваний, мечтали о победе над "врагом всего живого на Земле", о безбедной жизни после этого, а теперь не знают, на что купить лекарства. Да, письма от молодых людей всё о том же: что Америка со своим ЦРУ и большими "бабками" победила советскую Россию и тем самым обездолила их. Обстоятельно описываются последствия "поражения" - безденежье, безработица, преступность. Придётся таки произнести тот вопрос... А чего вы, собственно, ожидали от своего врага, господин отставной офицер и вы, молодые, большей частью, видимо, рядовые запаса? Потерпев "поражение", вы испытываете всяческие невзгоды (хотя, надо заметить, остались невредимы и даже не пленены). А ругаете своего "врага" так, словно он не "враг", а ваш Вождь и Учитель, не выполнивший своих обещаний...

У этого подводника красивая, совсем не военная, лесная фамилия - жалко, что не могу привести её, это было бы совсем уж беспощадно. В каждом письме подчёркивает, что ни ко мне, ни к Русской службе радио "Свобода" не может обратиться со словом "уважаемый". "Никак из себя выжать уважения не могу" - это из последнего письма. Вообще-то у офицеров до сих пор считалось делом чести - уважать врага.

А вот пишет рядовой, старый солдат, для которого этот офицер - поистине почти враг. Семьдесят семь лет этому солдату, прошёл всю войну, весь изранен, встречался с американцами на Эльбе, вспоминает о них с нежностью. Что заставило его написать на "Свободу"? Кинулся на почту и просидел там до закрытия - всё писал и писал... Вот что заставило. Читаю: "Переходя дорогу, я сказал откормленному выхолощенному гражданину..." Здесь явно ошибка в письме. Старик наверняка хотел сказать, что человек холёный, лощёный, ну, "вылощенный", а сказал нечто противоположное, но как сказал, так и читаю: "...сказал этому выхолощенному гражданину, что до войны было мало машин. Он мне ответил, что вот в России все плачутся, что плохо живут, а улицы забиты иномарками, а вот он при "эсэсэре" имел "Волгу", а теперь не имеет, а виновата Америка и её агенты Горбачёв и Ельцин. Я сразу ухватился за "Волгу". "Волгу", значит? "Волги" имели только псы-полковники из КГБ. И что же вы, Анатолий Иванович, думаете? Попал в точку! Оказалось, что этот тип - отставной полковник, душил Чехословакию, а сейчас имеет пенсию шесть-семь тысяч рублей, и этих паразитов в России на шее у народа сидят сколько миллионов? Этот пёс-полковник не поверил, что у меня, инвалида войны 77-летнего, пенсия 2800 рублей. И я этому советско-российскому псу всё это сказал. И если бы у меня был пистолет, я бы эту заразу застрелил на месте".

Но пистолета у старика не было, и он побежал на почту и сидел там до закрытия, всё писал на "Свободу", не выбирая слов, так что я из них только и могу прочитать, что "пёс" да "зараза".

"Мы зашли с ним в магазин, и там продолжали разговаривать, и он купил целую колбАсину и, выйдя из магазина, кинул своему псу-овчарке, я же, нищий раб-солдат, не могу себе купить сто-двести граммов этой колбасы. Почему у меня нет ненависти к военнослужащим Соединённых Штатов Америки? Потому что они не душили свободу и права человека в Венгрии, в Чехословакии, в Москве, в Баку, в Тбилиси, в Вильнюсе, в Чечне. Потому что они наоборот - всюду защищают свободу и права человека и хорошую жизнь для всех. Я полностью поддерживаю Америку и Англию, что они уничтожили Саддама Хуссейна. Вы посмотрите, что делается по российскому телевидению. Какое злорадство по всякому трудному для Америки поводу, страшное злорадство, страшное злорадство и со стороны журналистов, и со стороны наших "ванек"! И это же всё поддерживает Кремль, это совершенно ясно, потому что он командуют телевидением уже на все 100 процентов, мы же всё видим".

Очень большое письмо, размашистое, в конце просит указать и фамилию и адрес, извиняется за небрежность: "Писал на почте, спешил успеть до закрытия". Да, получает втрое меньше полковника, но Америку не ругает, а свидетельствует ей своё "вечное почтение". Ну, что, Владимир Николаевич (фамилию называть не буду, а имя-отчество всё-таки назову), один такой, как вы, рядовой по нынешнему российскому времени стоит целого офицерского полка - вы понимаете, в каком я смысле. Не держите зла на этого полковника с его псом - ей-Богу, не надо! Он ведь им добра желал: и чехам, и венграм, и афганцам, и литовцам - всем, думал, что освобождает их или защищает. Ну, не дал ему Бог вашего ума, вашей зоркости... Да и не опасен он уже, это главное. Что уж теперь!

XS
SM
MD
LG