Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Дорого - в глазах слушателей демократического образа мыслей - обходятся Анатолию Чубайсу его слова, что он, если ему позволит народ, будет строить либеральную Российскую империю. Либеральную - значит, свободную. Просят узнать у него, какие страны он видит колониями этой империи - раз будет империя, должны быть и колонии, понимает ли он, что либеральная империя - это то же самое, что либеральная тюрьма. Допускают, что слово "империя" он употребил не в прямом смысле - хотел просто, чтобы люди представили себе что-то очень обширное и серьёзное, чтобы они с гордостью думали о будущей - о чубайсовской - России как о свободной и богатой сверхстране, но вопрос всё равно не снимают: хорошо ли обдумал он выбор этого выражения? Хорошо или плохо, но, по-моему, обдумал. Время, когда Чубайс говорил что говорилось, как и все политики на заре ельцинской России, безвозвратно ушло. Сейчас каждый старается говорить то, что, как он надеется, должно понравиться публике. Это называется политической рекламой. Зазывное объявление - вот что такое сегодня политическая речь. Зазывное объявление о политическом товаре. Рынок есть рынок, ничего не поделаешь. На сегодняшнем политическом рынке в России хорошо идёт патриотизм, вот ребята и стараются.

В следующем письме на "Свободу" Чубайсу пророчат не лучшее будущее: "Он всё время лезет на экраны, на собрание у Соловецкого камня пришёл, его оттуда турнули, не к добру всё это, ох не к добру. Двоевластие не может длиться вечно. Путин - очень скромный и порядочный человек, но ведь есть ещё и логика событий, а она не в пользу Чубайса, иначе начнётся хаос или придёт к власти "железная рука". В любом случае Чубайсу не сдобровать. В связи с делом Ходорковского он высказывает недовольство, а ведь это очень опасно, это и есть двоевластие. В своё время против Путина забузило НТВ, Стреляный вспоминал недавно, было, мол, с самого начала ясно, чтО из этого выйдет. Чубайс, конечно, "большой учёный", но его теории - для мафии, для уголовного мира, не случайно при Чубайсе урки стали заявлять, что наступило их время. Мне однажды пришлось слышать разговор этих мерзавцев: в доме престарелых доживал свой век преступный "авторитет" - лет девяносто, к нему пришли "братки" - способная молодёжь, он им, видимо, понадобился как свадебный генерал для какого-то их гнусного шабаша, дед им стал пенять, что они теперь-де слишком "высовываются", а надо исподтишка, но юнцы ему: "Молчи, дедок, сейчас наше время", пожилой ответил с вздохом: "Смотрите..." Все прекрасно знают, что эти "олигархи" - бандиты, бывшая "комса" и уголовные элементы, потому защита их - не лучшее дело, просчитаться можно, да и нужны ли они нам? Никакой ведь "собственности" как не было, так и нет, говорить о ней, конечно, можно - как об "именьях" в энное время. Выгляни в окно, не восемнадцатый ли там год?"

Мне кажется, автор был бы более прав, если бы всё-таки не уподоблял две тысячи третий - восемнадцатому. Ничто не указывает, что Кремль вот-вот бросит клич: "Грабь награбленное!" У Кремля есть другие заботы. О характере их может дать представление следующее письмо. Главная забота, если сразу сказать, - как бы у власти не оказались те, кто и впрямь бросит этот клич. Пройти по грани...

"Я была очень слабой и ничего не сведущей лет двадцать назад, - пишет Мария из Подмосковья. - И возрастом мала, и ещё не было сил отторгнуть ложь и безумие, которое выливалось на меня с экрана и газетных страниц. Помню ужасно испуганные глаза папы, когда я попыталась найти "Голос Америки" по приёмнику, который ему как раз подарили сослуживцы на день рождения. Он надолго спрятал эту "адскую машинку" в домашнем скарбе. А мной двигало не только любопытство, но и желание услышать нормальные человеческие интонации. Теперь мне 34 года. Муж, дочь 12 лет. Всё очень скромно, муж научился чинить в частном порядке компьютеры (уволился из таможни). Я получаю свои заводские 300 долларов и в кругу своих родственников слыву обеспеченной дамой. Мы по мере сил помогаем им. Я - скромная служащая на одном из бывших оборонных заводов. По долгу службы общаюсь со своими сослуживцами, и только вера в Бога помогает мне не ополчиться на них. Как нас учили сестры на катехизации, относится к ним надо как к не разумным детям. Вот только какой выбор эти "дети" сделают? Послушать их - так они либо недоумки, либо из слабости пошли на соглашение с сатаной. Сталин на лобовом стекле, Бен Ладен и Че Гевара на стенах служебных помещений, отреставрированный бюст Ильича перед проходной... Каждый из нас может сделать выбор в сторону Бога (или своей совести, как кому нравится), так почему обескровленный половинчатыми "реформами" народ не выбирает себе достойных и честных защитников? Как я могу выйти протестовать на Красную площадь против войны в Чечне, гонений на журналистов, нищенских зарплат и пенсий, повальной коррупции, против лживой, шовинистической, казённо-оптимистической пропаганды? Ведь у меня нет открытой визы и пухлого банковского счёта, а только ребёнок на руках. Лишь раз в четыре года я могу попытаться своим голоском сдвинуть эту азиатскую арбу с бубенцами (с ракетами СС-19 на боевом дежурстве) на путь цивилизации. Ведь выборы - это единственное, чего боятся нерадивые власти. Так что идти на выборы честному человеку надо, чтобы хоть на одну стомиллионную затруднить "обувалово" несчастного русского народа. Мой выбор - "Яблоко", там вроде бы процент порядочных людей несколько выше, хотя Явлинский не боец: для завоевания популярности на азиатских просторах интеллект и порядочность не нужны - достаточно заниматься каким-нибудь выламывающим руки видом борьбы, заниматься "мочиловом в сортире" и "обрезать вымя" время от времени политическим противникам, да так, чтобы больше не выросло. Выбор за тобой, гражданин - атеист и верующий, "барыга" и работяга, домохозяйка и чиновница", - пишет Мария из Подмосковья.

Слово "обувалово" - от "обувать", "обувание" - для меня новое. Не новое - выражение "несчастный русский народ". Наверное, уже не дождаться, когда это выражение будут произносить с улыбкой - с улыбкой над теми, кто мысленно стоит над этим народом (или в стороне) и льёт слёзы: ах, какой он несчастный. Конечно, не самый счастливый на Земле, но и далеко не самый несчастный, далеко не самый! Чеченцам, например, намного хуже. Мария, как мы слышали, всей душой за честные выборы и за то, чтобы все в них участвовали. Но из того, что она рассказывает о своих соотечественниках, непреложно вытекает, что, дай им волю, устрой правильные выборы, и эти люди выберут чёрт знает кого: страной будет править или деревня Мымрино или Бен Ладен из Марьиной Рощи. Это вытекает из её слов. Но полностью ли отдаёт она себе отчёт, что именно это вытекает из её слов? По-моему, не полностью, иначе ей пришлось бы сказать нечто такое, что очень трудно выговаривается. Правильных, честных выборов пока нет - и слава Богу! Вот что пришлось бы выговорить... А тех, кто обещает честные выборы и всё такое, спросить: что вы будете делать, если ясно увидите, что дорогой честных выборов к власти прямёхенько косолапит "вор в законе" или печатает революционный шаг Че Гевара? Ответ может быть один из двух, и оба старые, как мир. Первый: пусть хоть Сталин с Гитлером, лишь бы честно победили. Второй: продать душу, но таких к рулю не допустить. Испокон веков так действует почти каждый, кто отвечает за Большое Дело. Против такого образа действий - тоже испокон веков - выступает почти каждый, кто ни за что не отвечает, но очень любит честность. Не знаю, кто из них лучше и кто прав. Но знаю, как нелегко живётся тем, кто отдаёт себе отчёт в адской сложности этого вопроса. И не доверюсь соискателю, который обещает устроить всё "по-честному", но даже самому себе не говорит, что он будет делать, когда... В общем, вы поняли, когда что.

Следующее письмо: "Глубоко ошибаются те, кто утверждает, что путинисты не имеют, в отличие от коммунистов, идеологии. Это далеко не так - есть у этих персонажей идеология. Все напоминает этакий бойцовский клуб выходцев из спецслужб, срисованный с фильма "17 мгновений весны".

Смотрите, как неуклюже, как неточно сказано, а всё понятно, правда? В этом фильме никакого клуба нет, но что можно "срисовать" - есть. Спецромантика. Романтика спецслужб всё равно какого цвета, красного или коричневого. Романтика служения - спецслужения! - государству, всё равно какому. Возвращаюсь к письму. Та же история: всё - неуклюже, всё - неточно, и всё... понятно:

"Самая мудрая и сплоченная каста, до сих пор воодушевляемая своими достижениями в области контроля над обществом времен сталинизма. Вот тогда все было справедливо! А теперь еще и с петербургским корпоративным оттенком. С 1997 года в фойе центральных аппаратов министерств и ведомств появились выездные книжные лавки Управления делами президента. Самые странные книги продавались там - записки Геббельса и Рибентропа. Воспоминания идеологов немецкого фашизма и военачальников третьего рейха соседствовали с текстами Молотова, Жданова. Такой культпросвет по смешным ценам. Вряд ли кого-то интересовала выручка - это был звоночек, сигнал проходящим мимо чиновникам о скорой перемене курса: готовьтесь, ребята, мы наведем порядок. Забавно, Анатолий Иванович: готовящиеся к выходу на пенсию чиновники и вояки демонстративно, в расчете на вездесущую "прослушку", но якобы в шутку, приветствовали друг друга словами: "Зиг Хайль" и соответствующим жестом".

Автор этого письма не сочувствует "олигархам", как пострадавшим, так и тем, кому это предстоит.

"Вроде бы такие талантливые по "хапку", они тогда, - то есть, когда шла "зачистка" НТВ, - ничего не предприняли, надеясь что с их деньгами они сумеют договориться с новыми властями. Что ж, жалко только населения, которому гарантирована нищета на пару десятков лет - откатец даже от ельцинской демократии всё-таки произошёл приличный. Но страна эта, на мой взгляд, заслуживает такого сценария - рабская психология, "умри ты сегодня а я завтра", отсутствие "цивилизации души", тяжелый православно-гэбэшный почвенный дух. Идеология новых пастухов: мы круче прежних, хапнем, разведём барыг и колониальное население - и будем почивать на шестой части света под националистический аккомпанемент (вспомните либеральную империю Чубайса). Впрочем, более мелким барыгам, включившимся в поддержку системы, беспокоиться не надо - частную собственность вряд ли отменят, просто переделят большие куски. Наверное, этим и объясняется вялый протест сегодняшний российских "либералов". А зря, накроет всех - через туберкулез, СПИД, преступность, окружающую нищету и развал хозяйства".



Паническое, можно сказать, письмо - воинственно-паническое. Обычно такие вещи пишутся, такие вещи говорятся и даже просто думаются в порядке жестокой борьбы, с военно-политической целью: повергнуть в пух и прах противника, власть, обезоружить её, на худой конец - напугать, оскорбить, озлить. Дать ей знать о своём крайнем недовольстве... Отвести душу. Правды жизни, так сказать, здесь искать не приходится. Ну, какая правда в следующем, например, письме. Пишет господин Суслов или Сухов (подпись неразборчива) из Подмосковья: "Безудержное пьянство привело к полной неспособности русского народа к какой-либо сложной работе, требующей хоть минимума интеллекта и старательности". Или пишет, например, человек, что - дословно - "весь российский капитал полностью вывезен за границу, на земле никто давно не работает, поля одичали". Этот слушатель уверен, что пишет чистую правду и что его письмо нам понравится: "Начальство России начинают бить конвульсии, когда правдивая радиостанция "Свобода" начинает излагать факты несчастного государства". Таких "фактов", как в этом письме, мы не излагаем и излагать не можем, потому что и поля не все одичали, и людей, работающих на этих полях немало, и не весь капитал вывезен за границу, далеко не весь, и не корчится в конвульсиях российское начальство, когда слушает "Свободу", но слушатель уверен, что произносит свои страшные слова вслед за нами...

В общем, это всё -"редкая птица долетит до середины Днепра!" Действительно, кстати, редкая, но не потому, что Днепр был так уж широк во времена Гоголя, а потому что редкой птице было что делать на середине... Для усиления слога, для красного словца, для усиления впечатления допускаются такие вещи. В тех же видах и я сейчас кое что скажу. Согласен, что страна заслуживает того, что имеет, но разговоры об этом что-то мне, скажу, ужасно надоели. Они стали вроде шума - в общем, безвредного, но шума. И не пишите мне больше, дорогие слушатели, Христом Богом прошу: не пишите мне больше про то, что Россия - несчастная страна и что она заслуживает своей участи. Скулы сводит от скуки, когда это читаешь (даже сейчас, когда Ходорковский в заключении, а "партия власти" отказывается от словесных баталий в прямом эфире). Так смело прошу вас, потому что точно знаю: не послушаетесь - кому охота, кому приспичит, тот всё равно будете писать, что она несчастная и всё такое, и мне ничего не останется, как читать и читать.

А два доцента из Казани, пока суд да дело, решили заработать на богатых, которые стали плакать. Один - специалист по общей механике "с приложениями к элементам летательных и других аппаратов", другой - по общей химии "с приложениями к фотографии". Они хотят создать Центр Оптимального Развития для реализации главных идей XXI века. Веку только три года, а они уже знают его главные идеи, что не удивительно, поскольку именно в Казани, и нетрудно догадаться, кем, они рождены, а почему в Казани - потому что она удачно расположена: между Востоком и Западом. Поскольку, как они пишут, "жизнь идёт от силы к разуму", то сажать людей за хозяйственные нарушения не надо, пусть просто возвращают незаконно нажитое (это одна из тех идей - главных идей двадцать первого века, и, на мой взгляд, довольно здравая), а половину капиталов нарушителя направлять на "общее улучшение жизни". Доценты думают, что эта идея понравится Ходорковскому, тем более, что они проведут широкую кампанию "по обеспечению истинной справедливости" в его деле, если он даст им аванс - сотую часть от половины своих капиталов. Просят связать их с ним, поскольку его адвокаты им не ответили, обещают, что и мне что-то перепадёт. Бедный, скажу я вам, Ходорковский: и в тюрьме нет человеку покоя от носителей одной из самых главных идей всех времён и народов: пожить "на халяву".

Пишет господин Дроздов, не знаю, откуда: "Я не историк, преподаю химию в университете, но ведь и вы, кажется, не историк. Мы в нашей буче, боевой, кипучей, становимся историками по нужде. Профессиональные историки в душе остались коммунистами, но ретиво выполняют любой заказ. Сегодня они утверждают, что Украина и украинский народ имеют историю в три-пять тысяч лет, организовали и обосновали праздник 2500-летия Евпатории. В противовес этому я предлагаю вам правдиво рассказать об истории украинского народа, давшего миру зародыш современной демократии". Господин Дроздов имеет в виду казацкое самоуправление. Он подчёркивает, что так много демократии на такой большой территории раньше нигде на Земле не было, что, кажется, правда, но я не нашёл пока доказательств, что именно этот опыт воплотился в основах американской демократии, как утверждает господин Дроздов явно по заказу сердца, а не какого-нибудь галичанского бюрократа. То же, по-моему, можно сказать и о мужах, давших тысячи лет украинской нации, а русской - миллионы. Такие подарки отечеству обычно делаются на сердечной основе, бескорыстно. Господин Дроздов хорошо сказал: "Историками становимся по нужде". Совершенно верно. У кого какая нужда, и нужда, конечно, душевная, тот такую историю для себя и составляет. У меня не было душевной нужды считать, что опыт моих предков вдохновлял отцов американской демократии, вот я и не нашёл доказательств. А захотел бы найти - наверняка нашёл бы.

Вот ещё один такой "не нуждающийся" пишет: "Я, Анатолий Иванович, живу в стране экспериментальной, в стране батьки Лукашенко, а не придуманной твоими друзьями-журналюгами "Стране Белого Аиста и потомков Карла Великого", где, при желании, могут потечь кисельные реки в молочных берегах". Этот слушатель, как и я, всей душой за правильные выборы везде и всюду, пусть побеждают хоть самые "красные", хоть самые "коричневые" там, где они всех милее народу-избирателю. Он только хотел бы, чтобы ему сказали защитники правильных выборов, что - потом, что будет со страной, где случится такое торжество демократии, и что будут делать они - те, кто говорит: изберите меня, и я всё устрою по всем демократическим правилам. Ну, устроишь. Спасибо. Скажи, однако, что будешь делать потом. Читаю: "Надо меньше умиляться мудростью простого народа, его чутьём, его преданностью демократическим идеалам. Я живу среди на 99 процентов евразийского населения, на горбе которого так уютно чувствует себя Лукашенко (ничего ему не страшно). Эта "сладкая парочка" всегда поладит, они ненавидят те же США без всякой агитации, от чистого сердца... Чтобы стать европейцем, надо убить в себе евразийца. Чтобы убить в себе евразийца, нежна евромотивация, - то есть, очень большое желание стать европейцем. Чтобы иметь такую мотивацию, надо возненавидеть свою евразийскую жизнь-бытовоху с её грубостью, "блатом" и грязью".

Что и делает молодёжь, можно добавить к этому письму, - часть молодёжи, не очень большая пока, но её уже можно различить невооружённым глазом.

Легко представить, как отозвался бы автор этого письма о следующем письме, под которым почему-то четыре неразборчивых подписи - "евразийские", как вы сейчас убедитесь, подписи: "Правильно Лукашенко не присоединяется к России. Присоединившись, его ждёт ограбление народа большевиками-олигархами. Захватят себе заводы, фабрики, полезные ископаемые и будут высасывать, а деньги перечислять на свои счета в банках иностранных государств".

Был Лукашенко в глазах "Белорусской Евразии" отцом-объединителем "евразийского" славянства - стал сами слышали кем.

XS
SM
MD
LG