Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пишет Андрей Квитко из Донецка, инженер-механик авиационного производства, 33 лет: "Ваша передача поддерживает и питает моё эго. Вы не можете себе представить, Анатолий Iванович, какое это удовольствие: субботним утром, после вчерашнего преферанса, прихлёбывая пиво, слушать монологи убогих слушателей "Свободы" с вашими комментариями. Душа расцветает, когда сознаёшь, сколько на свете дебилов всех мастей и типоразмеров, и что на их фоне я всё-таки чего-то стою, чёрт побери!"

Письмо написано по-украински. Это большая редкость - письмо по-украински из Донецка, от инженера. Правда, он молодой. Среди инженерной молодёжи такие уже попадаються. Что важно и утешительно - они люди с юмором. Господин Квитко приложил три своих стихотворения. Два на русском языке, одно - на украинском. "Утро ходорковской казни" - так называется одно из русских, написано от имени российского избирателя, который мечтает "всё отнять и поделить". Начинается так:

Среди тайги, где нефти с лишком,
Где газ даёт стране Сибирь,
Пацан московский сцапал вышки
И впИлся в недра, как упырь.


В конце рассказывается о толпе, которая соберётся у Кремля "в утро ходорковской казни":

Под звон церквей и бой литавров
Свершиться праведная казнь,
И весь народ в порыве яром
Восславит путинскую власть.


Второе стихотворение на русском языке Андрей Квитко написал от имени "профессионального украинца". Называется: "Дамба". Тузлинская дамба. Выпившие кубанские станичники насыпают дамбу для того, мол, чтобы по ней пройти в Украину и там хорошенько закусить.

Лоснятся после беленькой прорабов рожи алые,
Ведь закусить-то нечего - отсюда аппетит,
От Курска до Анадыря всей суши, видно, мало им,
А тут рукой потянешься, и сразу станешь сыт.


Однако по дамбе этой пойдут не они, а украинцы - пройдут "в свои края исконные - в Кубань и левбердон". "Левбердон", объясняет автор в примечании, это ростовское сокращение слов "Левый берег Дона". Явившись туда, украинцы

засеют нивы нищие,
Нуждающимся выдадут и сало и муку,
Отсталость ликвидируют, район в Европу вытащат,
С безграмотностью справятся, обучат языку.
Расселятся укрАинцы горами и долинами,
Аборигенам сделают не жизнь, а просто класс,
И будет то, что дОлжно быть - всё станет Украиною,
Как прадеды задумали - "Вiд Сяну по Кавказ!"
А на украинском языке Андрей Квитко пишет о том, что президент Буш, поскольку борется с исламским терроризмом, - очень люб украинским казакам, которые занимались этим богоугодным делом ещё тогда, когда Соединённых Штатов и в проекте не было. Андрей называет Буша славнейшим из украинских гетьманов и хотел бы, чтобы вечный покой Буш-младший обрёл рядом с Тарасом Шевченко, в Каневе.
I стане Буш лежати в червоному жупанi,
В чоботях з оксамиту та байкових онучах,
I слухатиме вiчно, як на широкiм ланi
Гуляє вiтер степом, та як реве Ревучий.


Спасибо за письмо, Андрей, и за стихи. В письме вы, по-моему, наговариваете на себя. Не может человек с юмором так уж радоваться тому, что многие на свете глупее его. А стихи мне понравились. Смеха боится, как известно, и тот, кто ничего не боится. Правда, два вида профессионалов не бояться даже смеха. Это профессиональные украинцы и профессиональные русские.

"Россия да, - пишет господин Северцев из Саратова, - была улусом, была составной частью Орды, но народ должен с гордостью помнить другое: как этот улус прибрал к рукам все остальные улусы и сам стал ордой, хотя официально так не именовался. Страницы национального позора и унижения массы должны забывать - и они забывают, как бы ни старались люди вроде вас, Анатолий Иванович. Никакой народ не может существовать без сознания своего величия и своей славной истории. Ваша передача претендует быть не только развлекательной, но и познавательной, поэтому вам простительно, что вы напоминаете нам неприятные вещи, но тогда будьте до конца правдивы, отмечайте и положительное в нашей "татарщине". От Орды Россия взяла с собою в исторический путь не только плохое, но и что-то хорошее, не так ли?"

Может быть, господин Северцев, но я вот, сколько ни силюсь, не могу припомнить, чтО именно... Разве вот что: ордынскую пышность, блеск - всё то, о чём поэт сказал: "державы христианской азийский блеск". Мне эти слова пришли на ум, когда Ельцин с Павлом Павловичем Бородиным закончили обновление кремлёвских палат, не пожалев миллиарда долларов. Да и восстановление храма Христа Спасителя - в том же ряду. Храм христианский, а блеск азийский. Блеск дорого стоит, блеск (или "широта души") - это расточительство. Сравните, как ездит на работу президент, скажем, Франции и как - ну, например, белорусский... Против факта не попрёшь: всякий народ уверен в своём величии. Нормально даже то, что некоторые правители разделяют и даже возглавляют народное самообольщение. Плохо, когда и образованная часть народа одурманит себя собственными сказками о превосходстве, например, "русской души" или "исламской души". Причём, в последнем случае не спешат объяснять, что "исламская" - значит "покорная", "смирная".

"Многое, о чем вы говорите, полезно для застойного ума, - пишет Борис Бармаков. - Вы говорите правду, и опираетесь на несомненные факты. Да, правду и только правду... Но не всю правду. Возьмем события в Чечне. Я лично далек от идеализации той и другой стороны. Но чем же все-таки наши бандиты хуже чеченских?"

Хотя это и риторический вопрос, я на него отвечу, и отвечу сразу: тем, что они представляют в Чечне государство, господин Бармаков.

"Слушаю ваши сентенции о российско-украинских отношениях, - продолжает он. - Опять подогреваете людей со слабой психикой, готовых положить головы за самостийность Украины или державность России. Очевидна беспардонность и глупость наших российских правителей, иначе не могу их назвать, так же как и безрассудность своры киевских политиканов, творящих великое преступление стравливания двух братских народов в угоду экзальтированным "патриотам".

Минуточку, Борис! Вы когда-нибудь слышали от меня такие выражения, которыми сейчас припечатали политиков обеих стран? Тоже, получается, кого-то подогреваете...

Господин Бармаков сообщает, что жена у него украинка и много родственников и знакомых в Украине. "Все они, - пишет, - в один голос говорят: нет никаких противоречий между русскими и украинцами, никто никого не ущемляет. Вся проблема в политиканах, занятых карьерами и обогащением".

Дело обстоит не совсем так, как они говорят, хоть и в один голос, Борис. В Украине под угрозой находится украинство, а шумят больше про ущемление "всего русского". Вся проблема в таких добрых людях, как ваши родственники и знакомые, - в людях, которым, как они говорят, "без разницы" это всё. Есть огромное различие между людьми "со слабой психикой" в России и в Украине. Украинский "псих" признаёт Россию, а российский "псих" Украину не признаёт.

По словам господина Бармакова, ещё больше, чем русских и украинских "психов", я подогреваю врагов демократии в тех странах, которые до неё не доросли. "Нельзя подарить трехлетнему ребенку сознание шестнадцатилетнего, - пишет он. - Наряду с такими странами как США и Англия, которые преподносятся вами как образец, существует еще Россия, Украина, а еще Ирак с Ираном и Афганистаном. Они находятся на совершенно другой ступени развития, а вы подталкиваете их в светлое будущее, нарушая естественный ход вещей. Конечно, свобода и демократия лучше, чем авторитаризм или диктатура, но что-то я не слышал, чтобы в отсталых странах была демократия. А искусственное проталкивание идеологии, которую вы проповедуете (я теоретически ее поддерживаю), революционизирует действия ваших оппонентов. В результате - кровь, кровь, кровь. Демократия - это великое благо, но только для стран, где люди добровольно (от сытости и устроенности) соблюдают нормы поведения".

Именно эта мысль и звучит в передаче "Ваши письма" постоянно, проходит, можно сказать, красной нитью. Я мало что к ней добавляю, высказываются, в основном, слушатели. И вот кто-нибудь из тех, кому эта мысль ложится на душу, возвращают её мне, но - с упрёком: что же, мол, ты делаешь? Предлагаешь демократию тем, кто и слова такого не знает и может в ответ только озлиться. Может, конечно, но что же делать? "Сливайте, ребята, воду, ваша колымага всё равно не сдвинется!" - так сказать? Да и вряд ли террористы-смертники нас слушают, у них другие учителя, но если бы и слушали, и ожесточались, так ведь не одни они у нас. Кто-то, глядишь, проникнется и другими, не террористическими, мыслями и мечтами.

"От нас требуют, - говорится в следующем письме, - чтобы мы стали шведами, а мы шведами никогда не станем. Нам их правила и права не подходят".

Но без шведов вы, дорогой, не обойдетесь, а по вашим правилам они с вами иметь дела не будут, и не только потому, что им их правила ближе, а потому, что эти правила вообще лучше, человечнее. Всякому овощу, конечно, своё время и место в огороде. Но человек не только житель определённой местности в определённую эпоху. Он ещё и просто человек, и как таковой обладает природными правами. Есть местное, и есть общечеловеческое. Главное в общечеловеческом - свобода. Молчать об этом, чтобы не озлить довольного своим положением раба, может быть, и умно, но нехорошо. Довольный своим положением раб разозлится, но недовольный-то воодушевится, поднимет голову!

"Конечно, - пишет Юрий Васильевич Суворов, - передачи радио "Свобода" сейчас помельчали, так как отпал главный раздражитель - советский строй, но много ещё настоящего советского в нашей жизни осталось. Проще сказать, меньше нового, а всё остальное, как говорится, "по-брежневу".

Это естественно, Юрий Васильевич. Я чуть не сказал: "по-моему, естественно". Не по-моему, а "по науке", а лучше всего сказать: по жизни. Иначе не бывает даже в тех случаях, когда народ загорится желанием всё переменить в одночасье, начать с чистого листа. В России было не так в девяносто первом году, а вот во Франции под занавес восемнадцатого века, там люди рванулись в один день "сделаться неузнаваемыми и всё сделать неузнаваемым", как писал их историк, поменяли даже названия месяцев, а остались в чём-то ещё больше французами вчерашнего дня...

"Меня поразило, - пишет господин Суворов, - как изменилась "Свобода" при Путине. Почему-то все берут "под козырёк". Ранее о погоде в столице России сообщалось в последнюю очередь, а теперь - Санкт-Петербург. Кстати, и называют его второй столицей России - северной. Интересно, где ещё в мире есть сразу две столицы: южная, восточная или северная. Я хочу спросить: а если следующий президент в России будет из Тмутаракани? Тогда и погода в Тмутаракани будет на виду? Мне это не нравится. Мне 57 лет, и я уже не могу изменить своих привычек и взглядов, и не люблю беспринципного соглашательства".

Таких стран, где пара столиц, одна официальная, другая неофициальная, сколько угодно, Юрий Васильевич. Такой страной была царская Россия. Об этом написал Пушкин. "И перед новою столицей, - то есть, перед Петербургом, - померкла старая - Москва". Дальше шло сравнение, которое выкинула цензура: "Как перед новою царицей - порфироносная вдова". Цензура это вычеркнула, чтобы не обижать вдовствующую императрицу. К возвышению Петербурга радиостанцией "Свобода" появление в Кремле Путина не имеет никакого отношения. Я сам на одной из наших летучек ещё до этого говорил, что хорошо бы Петербургу подняться до уровня настоящей второй российской столицы, и что надо бы этому способствовать. Будь моя воля, я бы и первой столицей его опять сделал! Петербург - это Запад. От Петербурга рукой подать до немецкого Любека. Александр Тургенев говаривал, бывало, своему другу Пушкину, когда тот слишком уж высоко ставил "русский дух" над западным: "Да съезди ты хоть в Любек!"

Пишет Александр, подписавшиеся тремя латинскими буквами CRC: "Чубайс и его писатели поднимают Ходорковского как знамя новой России, ведущее от багровых восходов коммунизма в сторону благословенного Запада. Простите, но все это лажа! В случае победы Ходорковских, Запад будет допущен только в московские офисы в пределах Кольцевой дороги, да на частные поля для гольфа вдоль Рублёвки! Вся остальная страна будет большим нефтяным картелем, благополучие которого будет по-прежнему зависеть от прожорливости американских автомобилей. Ходорковский - это не альтернатива "зюгановщине", "государственникам" и прочему нафталину. Это симпатичное, но безжалостное лицо СТАРОЙ России!"

Автор, по смыслу сказанного им, говорит о советской России, об СССР, который продержался дольше, чем ему было написано на роду, благодаря тому, что гнал на Запад нефть и газ.

"Я по духу и по судьбе, - продолжает Александр, - очень мелкий лавочник, хотя и закончил гуманитарный факультет. "Форточники" (как меня называют более удачливые знакомые), глядящие на мир из окошечка своих киосков, как часть "среднего класса", существуют, в полной мере используя потенциал настоящих индивидуальных свобод общества. Жизнь чиновника определена инструкцией, бюджетника - окладом, наемного работника - суммой в конверте. Только мелкий лавочник, да бизнесмен-производственник, погружаясь в стихию рынка, дышит индивидуальной свободой полной грудью. Дядя не выдаст зарплату, невозможно купить себе финансовые привилегии. Приходится вертеться в установленных рамках, опираясь только на ресурсы собственной личности. Вот почему я предельно политизирован, хотя вам, как я догадываюсь по отдельным вашим намёкам, такие слушатели поднадоели".

С большим удовольствием читаю ваше письмо, Саша. Очень внимательные есть слушатели - и проницательные...

"Дело в том, что от политики прямо зависит благополучие моей семьи. Простой пример: наша область - одна из полудюжины "продвинутых" по России, где в этом году не введен налог на вмененный доход (очень нужный нам и удобный для государства). На нас повесили так называемую "упрощёнку" (упрощенная система отчетности), которая просто распахивает ворота для произвола налоговиков. "Вменёнка" у нас была в прошлом году, но чиновники быстро сообразили, что она устраняет почву для взятки. Поневоле держишь руку на пульсе...Мы ждем изменения общероссийских критериев малого бизнеса. По всей России народ волнуется: целыми толкучками пишут Путину и Касьянову, тщетно пытаясь доказать, что годовой оборот (не прибыль!) в десять тысяч долларов - это вовсе не крупный бизнес. Но разве докажешь это чиновнику, у которого весь предпринимательский опыт - отнести старое пальто в комиссионку! Короче, маразм крепчает, а вы, Анатолий Иванович, говорите: чего это вы, ребята, такие политически озабоченные? Да тут с этой политической озабоченностью и сексуальная из башки вылетит! Слишком много абсурда и мало настоящей свободы". Вместо своей фамилии Александр, как я сказал, ставит три латинские буквы CRC.

"Это первые буквы имени духовного отца розенкрейцеров - Кристиана Розенкрейца, - объясняет он. - Дело в том, что в поисках истоков либерализма я наткнулся на Вебера и его оценку протестантизма, далее - к Лютеру, далее - к манихеям, альбигойцам, далее - к тамплиерам, масонам (не "жидомасонам"!) и розенкрейцерам. Эти учения составили один из краеугольных камней западного здания Истинной Свободы. Вы скажете: еще один мистически свихнувшийся "исследователь". Но думайте, что хотите, - я был поражен!"

Я думаю, Александр, что вы проделали не совсем обычный путь в своём исследовании: не от Розенкрейца, выдуманного веков пять назад, до Вебера, почти нашего современника, а наоборот. Такие "политизированные мистики", как вы, Александр, не могут мне надоесть. Люди, которые на своей коже ощущают колебания политической погоды и отдают себе в этом отчёт (то есть, каждый точно знает: сегодня я потерял столько-то на дуновении ветра "слева", а завтра приобрету столько-то, если подует, даст Бог, "справа") - эти-то "розенкрейцеры" в конце концов и устроили такой климат, в котором Запад стал Западом с такой большой буквы. Дело за тем, чтобы в России такие люди объединились для влияния на политику. Ваше письмо может маленько устыдить людей, которые хвалятся тем, что их не интересует политика или что они "устали" от политики, как будто знают, что это такое или даже занимались этим, по их мнению, грязным делом. Вообще-то и правда - занимались, когда, куражась, первый раз голосовали за "сына Юриста".

Госпожа Молокова пишет, что российская власть развращает русскую нацию с помощью иностранных, в первую очередь, американских кинокартин и книг. Особенно её возмущают сцены и истории из половой жизни современных людей. "До того, как к нам пришла ваша хвалёная американская демократия, - пишет она, - мы не знали, что такое лесбийская любовь, что такое лесбиянка. Теперь мы это знаем очень хорошо, но разве мы стали от этого лучше? Наши бабушки и прабабушки ни о чём таком не догадывались, но вот появилась на свете американская демократия, и пусть бы, нам до неё дела нет, но она полезла к нам со своей лесбийской любовью, чтобы разрушить нашу культуру, нашу духовность".

В данном случае дело всё же не в демократии, госпожа Молокова, а в природе человека, в женской природе, если говорить об известных наклонностях. Наши с вами прабабушки и прабабушки наших прабабушек знали, что это такое, не хуже современных американских демократок, а также римских матрон и эфиопских рабынь древности. Православные попы, которые выслушивали исповеди прабабушек наших прабабушек, точно знали, что они это хорошо знали. У них была даже колдунья, "заведывавшая" этим безобидным делом. Правда, "заведывала" она этим делом по совместительству. Звали её Мокушей. Ночная пряха, богиня женского хозяйства, ну, и кое-чего ещё, как сказано. Лесбийская любовь - от слова Лесбос, это остров в Эгейском море, где жили одни женщины, древние гречанки. Зевс извёл всех мужчин этого острова. Там родилась великая поэтесса Сафо, воспевала она как раз лесбийскую любовь, а пришлось однажды вкусить мужской любви - умерла с непривычки, бедная. "И слышится с тех пор над Лесбосом рыданье", - писал французский поэт Бодлер. "Матерью греческих страстей и прихотей латинских" назвал он славный остров.

XS
SM
MD
LG