Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из Архангельской области, из леспромхоза под Сольвычегодском. По-моему, это белые стихи. «Помню, отец пришёл из тюрьмы. Запах махры от него, но курил папиросы «Красный Октябрь». Почему я помню это? Потому что, хоть и маленький был, уже курил, уже разбирался - в бычках, корешках, в «Прибое»... А памятник в России я поставил бы один-единственный, но такой, чтобы каждый его видел отовсюду: лом, лопата, кирка, тачка - это техника века. И лысоватый парень с биркой и кружкой чифиря. Посадили его при коммунистах, вышел - тут же сел при капиталистах... Кто умный и хитрый, тому жить легко. Нет газу, нет дров, а в доме тепло. Иголочку в фазу, иголочку в ноль - и греет электрокамин. В моём мозгу крутятся слова: чем хуже, тем ближе к лучшему».

Третье письмо прислал Отто Ханинен из Риги... В первом он обличал российскую власть за приватизацию, во втором - меня, поскольку я не целиком прочитал его письмо. Это, второе, письмо я тоже огласил, и тоже не полностью. И вот - третье. Он считает, что российское хозяйство надо приватизировать «по новой», на сей раз - таким способом, какой кажется наилучшим ему: подлинно справедливым. Об этом он писал и в предыдущих письмах, что дало мне повод вспомнить 1991-й, 1992-й годы - время, когда там, где собиралось три человека, выдвигалось четыре самых справедливых способа приватизации. Уже тогда было ясно, что именно жажда справедливости, которой были охвачены все - от думцев до «бомжей», и станет основной причиной, по которой приватизация окажется «прихватизацией». Не было случая в истории человечества, чтобы, так дружно и с таким подъёмом устремляясь к справедливости, люди не загнали бы себя в противоположную сторону...

Читаю из третьего письма Отто Ханинена, жителя, напоминаю, Риги, который исключительно близко к сердцу принимает российские дела. «Вы постоянно талдычите о «частных руках», но вы за такие «частные руки», как физрук Быков, который вряд ли напишет химическую формулу конечного продукта «своего» комбината... Россию ещё долго будут сотрясать бури от всех этих негативов тупой горбачёвско-ельцинской перетряски с «прихватизацией». Но Россия, убеждён, тем не менее, Отто Ханинен, в конце концов выправится. «И быть тогда России великой державой, - пишет он, - а учитывая её людской потенциал, экономические и производственные возможности, а также всю таблицу Менделеева - дар природы, то Штатам, придёт время, придётся посторониться... А этого (пропускаю грубое слово) Ельцина пропишут в истории России одной строчкой, да и то в связи с годами обвального падения... Если бы Горбачёв с Ельциным и всякие там Гайдары были умными...»

В таком духе - пять страниц, я их опускаю, потому что там нет ничего такого, чего бы вы не слышали в каждой передаче «Ваши письма». В конце - опять про меня: «А выдёргиваете вы такие куски, где легко быть на коне, где одной-двумя фразами - и на лопатки. Вы обыкновенный приспособленец, хорошо устроившийся в этой жизни. Истина, бляха, в последней инстанции. Может быть, вам обратно на трактор, честнее будет!» Приписка: «А слабо вам целиком прочесть это письмо в эфир?! Не прочтёте - кишка тонка».

Во многих письмах такие приписки. Значит, человек против цензуры - как и мы. Это - главное. Хуже с теми, кто говорит, что цензура на свете должна быть, только цензура правильная, то есть, такая, какую осуществляли бы они.

Вот - ещё... Пишет мой тёзка Анатолий Иванович: «Не подумай, что я коммунист. Я простой рабочий без высшего образования, но патриот своей страны. Это письмо я обсуждал с мужиками в нашем дворе, его одобрили, хотя некоторые тебя не знают. Вот если бы ты прочитал моё письмо в эфире от начала до конца без твоих глупых комментариев, я поверил бы, что у вас свобода».

Не поверил бы ты, дорогой, не поверил бы ты всё равно! Прочитаю из твоего письма несколько самых резких строк, чтобы слушатели получили представление, каких высказываний мы, по твоему мнению, боимся. «11 сентября в Америке никакого террора не было. Было возмездие очень красивое. Только жаль, что погибли честные герои, которые не пощадили своих жизней за дело правое... Именно России придётся спасать мир от агрессора - блока НАТО... Вы очень злые псы. С вашей стороны ни холодная, ни горячая война никогда не прекращалась, а наши новые политики из-за своего глупого недомыслия вам потакают. Думаю, что это временно...»

Это письмо из Слуцка, из Белоруссии. Я не знаю, как в Белоруссии, а в России, по данным только что проведённого исследования, количество недругов Америки после 11 сентября уменьшилось. Сопоставление с другими данными позволяет думать, что это в какой-то степени связано с поступком Путина - с тем, что Путин сразу встал на сторону Америки. Не только с этим, но с этим в том числе. Одни люди склонны всегда быть против власти, другие - с нею, таких на сей раз оказалось, кажется, больше. От души или на всякий случай, но с нею. Так было до потопа, и нет никаких оснований думать, что когда-нибудь будет иначе.

Открытка без подписи: «Господа! Цена вашему делу определяется подбором гостей. Предпочтение - критиканам. Вот, например, Явлинский. Это представитель отмирающего в стране явления - подленького и нерусского. Когда «Яблоко» потеряет думскую известность, оно окончательно сгниёт. Прошлый раз, по инерции какой-то, за 5 процентов явлинцы зацепились. Никакого сомнения нет, что на следующих выборах в думу получат они пустячный процент. Знаменательно, что на последних выборах в Красноярске ни единого мандата не получили ни «Яблоко», ни СПС, ни полудурки Жириновского. Зря вы, ребята, связываетесь с этим демократическим говном».

Я такого мнения: или никого не приглашать, или приглашать всех, кроме полудурков и полных «дурков». Когда я говорю: «всех», то имею в виду всех, кто заметен в российской общественной жизни, от кого что-то зависит. Слушатель вправе знать, что это за люди, что они говорят. Хотя и тут не всё просто. Есть лица и целые партии, которые значат много, но уж такие «дурки» или таких уж «дурков» изображают из себя, что их никак нельзя подпускать к микрофону. А есть же ещё и такой вопрос, как: интересно ли то, что звучит в эфире? Они же нестерпимо скучны, многие заметные лица (что в России, что повсюду в мире). Вот и выкручивайся, наш брат. И замалчивать непозволительно, и терять слушателя или читателя обидно.

«Достоуважаемый Анатолий Иванович! Мир вам! Тёплый привет и все самые лучшие пожелания из заснеженного города Питера шлёт вам ваш слушатель Алексей Беспалов. Мне 37 лет. У собак породы есть: сторожевые, охотничьи, декоративные. Есть породы и у людей. Я из породы верующих. В школьные годы я верил в Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева. В восьмом классе писал сочинение по его бессмертной книге «Малая земля». Потом я поступил на завод учеником слесаря. Второй тост всегда поднимал за нашего дорогого Леонида Ильича. Но сколько ни провозглашал я здравиц, он умер. Я повесил траурную ленту на его портрет у себя дома, продал «Командирские» часы, купил вина и два дня не ходил на работу. Появился тем временем Юрий Владимирович Андропов, бывший председатель КГБ. Я вырезал из «Огонька» его портрет, наклеил на стену и стал пить за его здоровье. Пил и верил. Верил и пил. Благо, и водка появилась дешёвая, с пяти рублей ещё и на закуску хватало. Потом пил за Константина Устиновича Черненко. Потом пил за трезвенника Михаила Сергеевича Горбачёва, хотя с выпивкой при нём пошли большие непорядки. Пришлось пить различные суррогаты. Но всё равно, я пил и верил, верил и пил. В 1991 году, в начале зимы, после того, как я пропил детские тёплые вещи и одеяло из верблюжьей шерсти, жена забрала детей и ушла. С тех пор не появляется, не звонит. Детей не вижу все эти годы... За Бориса Николаевича Ельцина я пил одновременно с ним, хотя, по своей малости, и не вместе с ним. Пил и верил в него, верил и пил. Борис Николаевич - большое исключение: он ещё здравствует, а я в него уже не верю. Теперь я верю в Путина Владимира Владимировича. Верю и пью, пью и верю. В пятницу пошёл сдал бутылки, потом ещё бумагу, картон в макулатуру. На вырученные деньги приобрёл за 25 рублей его портрет. Он у меня в рамочке под стеклом висит над приёмником «Рекорд». Слушаю ваши передачи, время от времени зажигаю свет и посматриваю на портрет нашего президента. Иногда получается интересное сопоставление».

Спасибо за письмо, Алексей, существование человеческих пород бросается в глаза, хотя обычно в разговорах о них употребляются другие слова. Читая почту радио «Свобода», ясно различаешь по крайней мере две породы. Одни думают о том, как бы что-то запретить, другие - как бы что-то разрешить.

Опять прислали пару номеров газеты «Дело Октября». Первый раз, тоже пару номеров, прислали два года назад. Обыкновенная районная газета. Учреждена, как почти все районные газеты России, районной администрацией. В этом случае - администрацией Роднинского района. Какой области -нигде не обозначено, только из письма нашего слушателя, который прислал эти номера, можно узнать, что издаётся газета в Алтайском крае. Судя по газетам, что нам присылают из других мест России, из Украины, Белоруссии, жизнь везде одинакова. Очень всё же мало отличаются друг от друга эти страны. Как ни в чём не бывало, продолжается советское. Только социалистическое соревнование называется трудовым. На первой странице газеты «Дело Октября» помещается сводка удоев и привесов по колхозам и совхозам. Колхозы и совхозы теперь обознаются сокращениями: ГПЗ, ООО, ОЗА. В большинстве статей рассказывается о районной власти - какие она проводит совещания, собрания, заседания, о чём там говорится, печатаются речи главы района, огромные речи. О ГПЗ, что значит государственный племенной завод, госплемзавод, он говорит: «Показатели катятся вниз. Есть проблемы с трудовой дисциплиной». Ещё бы их не было, если это ГОСплемзавод, думаешь, читая. Где «гос», там вечные проблемы с трудовой дисциплиной, будь этот «гос» в Африке, в России или Северной Корее. Сельских руководителей глава района осуждает за прижимистость и отсталость (неохотно дают деньги в общий котёл), «приходится, - говорит, - иногда принимать непопулярные решения, ломать, что называется, через колено», чем его предшественники занимались и 80 лет назад, и пятьдесят, и двадцать. Сожалеет о «диспаритете цен на селькохозяйственную и промышленную продукцию» - те тоже сожалели. Обычные советские разговоры. Но есть и отличие - одно великое отличие. Та жизнь была советской для всех. Нынешней советской жизнью может все-таки не жить тот, кто не хочет ею жить, кто не хочет быть советским человеком, кто твёрдо решил стать настоящим частным лицом, частником. Пусть с трудом (но так и закаляется сталь!) он может завести собственность, может заняться предпринимательством, может уехать и осесть где ему нравится. Вот благодаря таким людям советская жизнь постепенно сокращается, затухает... Редакция газеты «Дело Октября» располагается на улице имени Ворошилова, а типография - на улице Ленина.

Письмо из Подмосковья: "Иногда слушаю передачу "Ваши письма". Чем она привлекает? Эти самые "письма" крайне однообразны. Какой-то лепет домохозяек, социально озабоченных обывателей, ничего особо оригинального: ругают власти, жалуются на жизнь. Передача интересна другим: мы совершаем с её помощью, как в машине времени, экскурсию в конец "перестройки". Егор Кузьмич Лигачёв давно на пенсии, отдыхает, Советского Союза давно нет, социализм уже не вернётся, у нас есть, правда, КПРФ, но это уже клуб любителей старины, у них свой массовик-затейник, Г.А.Зюганов, о коммунизме они даже не говорят, "державность" у России тоже не впереди, а позади, капитализма пока нет и долго не будет, если мягко сказать, есть "известный предприниматель Павел Струганов из Красноярска, он же Паша Цветомузыка", так здесь и должно быть, это уже навсегда, а товарищ Стреляный всё борется с коммунизмом и всё зовёт нас в свободный рынок, чем, как ни странно, его передача и интересна".

На месте этого слушателя я бы относился к ней примерно так же. Мне было бы скучно слушать человека, который доказывает то, что для меня давным-давно - дважды два четыре: что свобода лучше рабства, а если в чём-то и хуже, то всё равно только она может прокормить растущее население планеты, что всякое начальство никуда не годится не только потому, что никуда не годится, но и потому, что обывателю нравится думать, что оно никуда не годится, так он поднимается в собственных глазах, во-первых, и находит объяснение как своих неудач, так и пороков мироустройства во-вторых, что при наличном удельном весе предприимчивых, трудолюбивых, добропорядочных людей Россия очень долго будет топтаться на месте, и так далее. Не знаю, однако, пришла бы ли мне в голову мысль, что не все слушатели сделаны по той же колодке, что и я, что не для всех дважды два четыре. Надеюсь, что пришла бы, а там поди проверь...

Письмо из Костромы: «Жаль, что в этой информационной войне против России вы оказались по ту сторону баррикады. Перестаньте танцевать на гробе советской власти, а давайте вместе всплакнём над русским народом, которому был дан шанс подняться с колен, а он его не реализовал. Да и как это было сделать? Откуда опыт? Веками, при любом социальном строе, - кабала, кабала и кабала. Барство и крепостная зависимость - вот образ жизни, который уже в генах сидит. Душа в узилище. Никакой строй России не поможет. Но и Запад (с Востоком вкупе) тоже пусть не радуются. Они могут развалить наше государство, развалить институт семьи пьянством, наркотой и пропагандой разврата как нормы поведения, навязывая чуждую нам культуру, уничтожить чувство патриотизма в душах, скупить наши земли. Но, придя на наши, опустевшие после нас, земли, они не минуют нашей участи. Я так думаю, что не в строе дело. Ведь не растёт на болоте роза, не водятся в Сахаре белые медведи. Среда обитания диктует свои правила жизни. Всё дело в космических вибрациях данной местности. На нашей территории общинный строй (социализм) - более подходящий. Когда мы жили не спеша, гамузом поддерживая друг друга, мы были жизнеспособны. А в навязанном нам сейчас чуждом образе жизни мы гибнем. И спасителя пока не видно. Л.И.»

«Я так думаю», - пишет эта слушательница. Значит, она сама, своим путём, дошла до одной из почтенных исторических теорий, объясняющей судьбы народов их местоположением. Похоже писал, например, историк Сергей Соловьёв. Бескрайнюю русскую равнину, мол, было трудно защищать от воинственных соседей. Отсюда - большие военные расходы, то есть, высокие подати. Людишки утекали от них кто куда, по равнине бегается легко. Пришлось прикрепить их к земле, держать и не пущать. Рабство мешало покончить с бедностью страны, а бедность, в свою очередь, вынуждала драть три шкуры с народа. Заколдованный круг. И всё-таки это до сих пор остаётся не больше, чем одним из толкований. Правда, в него хорошо вписывается состояние этой слушательницы, её мнительность и страхи. «Душа в узилище», «рабство в генах» - её слова. Угрозы давно миновали, круг можно, кажется, без труда разорвать, но мешает многовековая привычка к рабству. Прямая связь между местом, которое занимает та или иная страна на земном шаре, и её судьбой пока не вполне доказана, но можно смело говорить о другой закономерности: в каждой несвободной стране население вместе с властью уверено, что соседи замышляют против неё зло, что Запад или Восток, или и Восток, и Запад насылает на неё порчу, хочет скупить за бесценок её земли и так далее. Да, и обязательно «развалить институт семьи».

Письмо из Бердычева, пишет Григорий Фёдорович Положевец: «11 сентября прошлого года застало меня в Берлине. Я видел лица простых немцев: растерянность, страх, на глазах слёзы. Газеты пестрели заголовками: «Террор против всех нас», «Мы плачем с Америкой», «Мы с тобой, Америка!» Рано утром я провожал 14-летнюю внучку к автобусу, который отвёз школьников к посольству США, где они возложили цветы и зажгли поминальные свечи. Вернувшись домой, в Бердичев, стал интересоваться, что думают соседи, знакомые. Ответы были разные, но совпадали в одном: виновата сама Америка, так как «всюду лезет». Подозреваю, что тут имеет место чёрная зависть. Я вспомнил, что на прошлых президентских выборах за вождя наших красно-коричневых проголосовало 10 миллионов человек, многие из которых пережили и коллективизацию, и голодоморы, и сталинские репрессии, и бесконечные очереди. Недавно наш Верховный Совет разродился, наконец, законом о земле. Каким накалом страстей сопровождалось это! Загадкой для меня остаётся поведение крестьян, уже владеющих землёй. Продавать её они смогут только через пять лет. Многие из тех, кому за семьдесят, до этого не доживут. Казалось бы, они должны осуждать коммунистов, которые добились этой отсрочки, - нет, не слышно. Недавно местная газета пригласила читателей поделиться соображениями о новом законе. Прошёл месяц - ни единого отклика. Известно, старые, не очень грамотные люди - не очень большие охотники писать в газеты. Но у них есть дети, внуки. Есть на селе и агрономы, инженеры, учителя. Никто ни слова... Что бы это значило, Анатолий Иванович?»

Бедность, Григорий Фёдорович, века несвободы и бедность - вот, по-моему, главное, чтО это значит. Средний доход жителя Украины - полтораста долларов в месяц, по правительственным отчётам - меньше. Нет страны, где бы такое бедное население вело себя по-европейски, по-европейски близко к сердцу принимало общественные дела, всерьёз и с полным знанием дела участвовало в создании законов, не обижалось на весь мир. Трудно ожидать этого от человека, который живёт со своим семейством в двух комнатушках дома с печным отоплением и «скворечней» во дворе, не имеет никаких сбережений и даже яйцо у себя на столе видит от случая к случаю, не говоря уже о куске мяса. Только призывать, только призывать, да и то осторожно, чтобы не обидеть его. Почти каждый, практически каждый, француз, англичанин, немец взвивается до небес, когда нарушается какое-нибудь его право, затаскает по судам кого угодно - хоть соседа, хоть самого главу правительства. Почему? Скажу грубо: потому что он каждый день ест мясо (если хочет) и живёт в доме о десяти комнатах.

Письмо из Казани. «Гражданка Курбангалеева, обладая эмоциональным, неустойчивым характером, находясь в плену лицемерной коммунистической пропаганды, что каждая советская женщина обладает истиной в последней инстанции, 26 июня 1996 года стала мне доказывать своё превосходство путём физического насилия надо мной, когда я проигнорировал её безосновательные претензии ко мне по немедленному закрытию шкафа...» Это - из искового заявления, которое приложил к своему письму на радио «Свобода» господин Гафуров, не добившийся своего в судах Татарстана. Приложено и встречное исковое заявление госпожи Курбангалеевой: «С ответчиком я работала в одной организации, в одном кабинете около 15 лет. Сидя у окна, он имел привычку закрываться от других дверкой шкафа. Открытая дверь заслоняла свет от окна. По этому поводу Гафурова неоднократно просили... В то утро он, придя на работу, также закрылся дверкой шкафа, затемнив мой рабочий стол...»

Тяжба длится шестой год. О решении суда первой инстанции господин Гафуров отзывается так: «убожество мысли, демагогия, двусмысленные, мыльные, скользящие слова...», что свидетельствует, мол, о «деградации личности судьи».

XS
SM
MD
LG