Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Наши слушатели продолжают разговор о климате - как он влияет на российские дела. "Кто-то из ваших слушателей заметил, - говорится в очередном письме, - что в России, самой холодной стране мира, нет лучшей хоккейной команды, а Аргентину не спас от кризиса субтропический климат. Этот список можно продолжить. Иран калёным железом выжигает чуждые влияния, но экономический бум не последовал. Белоруссия тоже пошла своим путём - не допустила "прихватизации", а что толку? Госпоже Матвиенко, нашему энергичному министру, не даёт покоя то ли иранский пример, то ли её комсомольская молодость: на днях опять говорила о противных русскому духу западных штуках в нашей жизни. Спросить бы её, кто должен решать, что такое русский дух и что это за штуки". Конечно, она должна решать, кто же ещё? В такой роли видит себя - и только себя - любой специалист по русскому ли, иранскому или туркменскому духу.

Письмо из Ленинградской области: "Сообщаю вам, что российский Административный кодекс узаконивает наказание за н е с о в е р ш е н н о е правонарушение. Ведь проезд на красный свет или превышение скорости - это еще не ПРАВОнарушение. Это ПРАВИЛОнарушение. Правонарушением оно становится только тогда, когда кому-то нанесён ущерб, даже если это обрызганное из-под колеса пальто прохожего. Не знаю статистики, но знаю по себе: ваш покорный слуга только один раз за сорок лет стал непосредственным участником дорожно-транспортного происшествия, да и то по вине другого водителя, а вот мзду на дороге приходится платить очень часто. За что? За ремень, за: Человек в форме найдет, за что. А как должно быть? Если водитель нарушил правило, но не нанёс вреда, то есть, ущерб является потенциальным, то и наказание должно быть только потенциальным: предупреждение, занесённое в компьютер. И все. Но зато потом, если водитель совершает правонарушение, все полученные им предупреждения должны стать отягчающим вину обстоятельством. При этой системе брать взятки будет не за что. Контор, подобных автоинспекции, в Административном кодексе несколько десятков. Гаишники и пожарники - просто притча во языцех. А чего стоит бедному субъекту малого бизнеса (тоже не со слов знаю) торговая инспекция! Все эти госинспекторы "наказывают" (то есть берут взятки) за нарушение ведомственных инструкций, большинство которых мы, по конституции, и выполнять-то не обязаны. Но Административный кодекс - это не инструкция, а закон! Конечно, я понимаю, что надо обращаться не на радио, а в Конституционный суд.Но сил не хватает. Может быть, кто-то еще услышит. Александр Дерий. Ленинградская область, с.Павлово".

С радостью, если тут годится это слово, читал ваше письмо, Александр. В общем, любой вид взяточничества может быть упразднен с помощью закона, если законодатель думает о том, как сделать, чтобы брать взятку было не за что. Почему в России законы не таковы? Одна из причин бросается в глаза, стоит только открыть первый попавшийся закон: малограмотность и неопытность. И не только юридическая - общая малограмотность и неопытность. Понятно, что этим пользуются ведомства - проталкивают угодные им законы. А тут ещё извечно карательный уклон общественного сознания. Слишком охотно все думают о том, как притеснить и унизить друг друга. Есть только один путь к смягчению нравов и порядков, он открыт давно - просвещение. Можно представить себе самый человечный и грамотный закон, но тут же возникает вопрос: кому он дан, что за люди должны будут его исполнять, что за люди - следить за исполнением. С неотвратимостью наказания, например, в России всё в порядке, вопреки тому, что говорят. Наказывается почти всякое противоправное действие, но - по-особому, по-русски, исключительно рублём, вернее, долларом, а доллар идёт в карман милиционера, следователя, прокурора, судьи. С того и кормятся - как, в общем, всегда.

"Разговоры о предвзятом отношении к российским спортсменам на Олимпиаде показывают, - пишет господин Науменко, - как трудно многим из нас принять превосходство Нового Света, тот факт, что есть лишь одна Великая Нация (в политике - Держава), на которую надо бы только дивится: её таланту, её справедливости, бойцовскому духу, и воодушевляться её примером. Теракты в Нью-Йорке вызвали гнев всех здравомыслящих существ. Страна Мечты на карте бедности и деспотий, Светоч Цивилизации, щедро дарящий свой свет народам, подвергся варварской атаке средневековых фанатиков. Нам остаётся только надеяться, что бесчеловечная несправедливость, причинённая самому дружелюбному в мире народу, не отвратит его от выполнения его миссии. Как, за что может кто-то не любить Соединённые Штаты?! За что малограмотные французские крестьяне бьют витрины новёхоньких Макдональдсов, где так любят бывать их малолетние дети? Какая дикость! По всему миру Макдональдс собирает миллионы благодарных посетителей. Мало где ещё можно настолько уверенно - и безо всяких заискиваний - бесплатно воспользоваться чистой уборной. Макдональдсы для меня - это островки достоинства в грязном море общепита. А американские военные базы? Нас ненавидели и в ГДР, и в Чехии - пьяная солдатня на танках и БТРах врезалась в рейсовые автобусы, застревала на железнодорожных переездах, загаживала машинным маслом земельные угодья, всячески умерщвляла свободолюбивые устремления. Напротив, американских солдат в той же Германии любили, они - защитники свободы, да вдобавок носители языка, в котором всяк стремится совершенствоваться, ибо на нём говорит мир, а также щедрые покупатели, всегда дружелюбные, улыбчивые, демократичные, несмотря на их явное военное, финансовое и профессиональное превосходство. Мир учится у Америки. Посмотрите, как стремительно растёт число англицизмов (а точнее - американизмов) во всех языках планеты. Языки - чуткие, живые организмы - будто лакмусовые бумажки впитывают происходящее и безошибочно показывают истинную картину. Английский язык уже фактически стал тем, чем не смогло стать эсперанто; не зная его, всё труднее добиться успеха, что так замечательно удаётся американцам во всём, в том числе и на последних Олимпийских играх. Прошу вас прочитать моё письмо вслух, чтобы слушатели поняли, что стыдно быть упёртыми националистами. Науменко А.П., Москва".

Спасибо за письмо, господин Науменко. Кому дано было это понять, тот уже понял. Что, собственно, происходит сегодня? Очередное поколение жителей и правителей России открыло, что Россия отстаёт от Запада. Первый раз это случилось во дни царя Грозного, если нам правильно говорили в школе. Поражение, очередное поражение всегда давало знать, как обстоят дела. Одни кидались учиться у Запада, у морских народов, другие - у кого самолюбия больше, чем трудолюбия - принимались страдать, злобствовать, искать передателей, утешать себя сказками о превосходстве своей крови и почвы. Это всегда - очень тяжёлое время, и у власти нет более важной заботы, как справиться с напряжением в обществе, удержать в рамках борьбу нового и старого. Я, кстати, не ожидал, что поражение Советского Союза в "холодной войне" люди воспримут как поражение России, как национальный крах, да поначалу этого ведь и не было. Только когда увидели, что жизнь после коммунизма не стала лучше, - только тогда обиделись на Америку и заговорили о поражении.

В одной из предыдкщих передач я прочитал большое письмо Михаила Шварца. Человек рассказал, почему он стал комуно-фашистом. "Я испытываю жесточайшую, чернейшую зависть к людям, которые зарабатывают много денег", - писал он. Рассуждал о христианстве - как оно связано с коммунизмом и фашизмом: "Христианство - вера рабов, вера слабых, которые проповедуют любовь, потому что она им выгодна - увеличивает их шансы на выживание. Как серый человек я выбрал бы рай, вселенскую любовь. Вот вам, Анатолий Иванович, коммуно-фашизм во всей красе, не прикрытый никаким фиговым листочком". И так далее. Я сказал, что не хотел бы вдаваться в эту материю - слишком она мудрёна для передачи "Ваши письма". Слушатели со мной не согласились.

"Письмо Михаила Шварца меня взволновало, - пишет господин Клюковкин из Рыбинска. - Оно, на мой взгляд, важно тем, что показывает механику зарождения коммунистических взглядов. Человек спрашивает себя: "Почему я рожден для страданий, а другие - для радости?" Религия отвечает на этот вопрос просто: такова воля Божья, такое испытание дал тебе Господь, и ты, человек, испытание это должен выдержать с достоинством. Вот заветы христианские - исполняй! А к этой жизни отнесись, как к предбаннику вечности. Радуйся тому, что у тебя есть, приноси радость тем, кто рядом с тобой. Со временем ты увидишь, как это сладко. А деньги? Это свобода, значит, новое для тебя испытание. Распорядись ими на пользу себе и ближним так, чтобы не натворить беды. Ведь свобода, выраженная в деньгах, дается тому, кто победил на рынке. Свободный рынок - это конкуренция, то есть, соревнование в том, кто больше даст человеку и заслужит его признание. С таким мировоззрением легко жить. Как-то не думается, что время проходит зря, что ты сейчас мог бы съесть много чего вкусного. Некогда о себе-то думать, вот в чем дело. Посмотрим на американский доллар. На оборотной его стороне коротко и ясно написано: "In God we trust". "Мы верим в Бога". Вот мы и нашли причину процветания западной цивилизации. Христианская нравственность является прививкой от коммунизма, защитой от бешенства социальной справедливости. В своей книге о Ленине Дмитрий Волкогонов пишет: "Ленин несколько неожиданно и совсем бездоказательно называет буржуазных экономистов, философов учеными приказчиками теологов". А ведь Ленин прав! Христианство - это идеология свободного предпринимательства, частной собственности. Ленин враг всего этого, а враги нас видят лучше друзей. В Польше, как мы помним, не удалась коллективизация. Техника коллективизации довольно проста: надо перессорить крестьян, посеяв зависть между ними. В Польше такой номер не прошел. Христианство там оказалось сильным противоядием. А Россия конца двадцатых годов - это страна без Бога. Да и вообще: "За денежки и поп пляшет!" - не русским ли народом сказано? Почва для коллективизации была более чем благодатная. Судя по письмам, которые вы получаете, на повестке дня лозунг: "Бей нового русского!" Это еще не высказано явно, но президент чувствует свой народ без слов. Он никогда не пойдет против воли большинства, а воля большинства у нас - это та ухабистая колея, из которой мы не можем выбраться вот уже тысячу лет. Валентин Клюковкин, 45 лет, Ярославская область, город Рыбинск".

Это письмо пришло по электронной почте. Я попросил автора черкнуть пару слов об окружающей его действительности.

"Мой город, - пишет он, откликаясь на эту просьбу, - несколько раз менял свое лицо. До семнадцатого года он был образцовым купеческим городом. Постройки тех лет до сих пор поражают добротностью, кирпичная кладка вызывает восхищение. Столько лет простояв без капитального ремонта, эти дома и теперь пригодны для жилья. Люди здесь жили такие же основательные, большевиков они встретили без всякого энтузиазма, июльское восстание 1918-го года - лучшее тому свидетельство. В этом восстании принимали участие даже гимназисты. Все они, как и офицеры, захваченные в плен, были расстреляны у стены хлебной биржи, на берегу Волги. Теперь на этой стене выбита памятная надпись. Так кончился старый Рыбинск. Рыбинск сталинского времени - это зона, Волголаг. Весь левый берег Волги, и большая часть правого были перегорожены рядами колючки. Рабов гнали сюда эшелонами, строили рыбинский гидроузел. Погибли на этом строительстве около 800 тысяч человек. До сих пор летом у дамбы попадаются человеческие кости.

Где работали, там и зарывали. Социалистическое Строительство - это всегда разбазаривание. При Сталине Разбазаривался прежде всего людской ресурс. Сейчас тёмные люди говорят, что Горбачев и Ельцин развалили социалистическую экономику. Это неправда, и мой город тому свидетель. Развал начался тогда, когда стали резать колючую проволоку и раздавать колхозникам паспорта. Социалистическая экономика без рабства существовать не может. Со смерти Сталина красный поезд сначала медленно, затем на всех парах полетел под откос. Однако сначала это падение воспринималось как взлет. На правом берегу шло интенсивное жилищное и производственное строительство. Город, как насос, вбирал в себя жителей окрестных деревень. Основная продукция новых предприятий, конечно же, была военной. Сначала "хрущевки", затем брежневская "новая планировка" вытеснили сталинские загоны. И тут возникла маленькая неприятность: людскую массу, весело живущую в отдельных квартирах, оказалось некому кормить. В конце 60-х в Рыбинске еще можно было купить вологодское масло. Правда, очереди за ним были длинными и нервными. В 73-м году как будто отрезало. Благодать кончилась, начались поездки в Москву. К этому же времени относится начало "шефских выездов" на помощь колхозам. Предприятия были вынуждены содержать практически двойной штат. Последний удар по экономике города был нанесен Павлом Федоровичем Деруновым, директором моторостроительного завода. Он решил построить многоэтажные коробки жилых домов в районе, где еще жили "частники", которые считай бесплатно (за советские бумажные деньги) обеспечивали Рыбинск молоком, мясом и овощами со своих огородов. Цены на городском рынке возросли в то время как минимум вдвое. С этого начинается история "садоводства и огородничества", то есть, выживания города без деревни. История эта продолжается и по сей день с переменным успехом. А старый купеческий город тем временем начинает возрождаться. Находятся инициативные люди, покупают или просто берут старые купеческие дома, делают ремонт. И вот уже дом, от которого остались одни стены, снова засиял, смотрится как игрушка. Разве это плохо? Однако нет полной уверенности, что "нэп" - это всерьез и надолго. Машиностроительные предприятия не создавались для прибыли. Их цель была другой - военно-техническое обеспечение Мировой революции. В качестве нагрузки они имели социальную сферу и "подшефные" колхозы. Резкая перемена погоды сделала ненужными тысячи работников. В выигрыше оказались те руководители, которые железной рукой выгнали больше половины персонала, сбросили социальную нагрузку и сумели перевести производство на мирные рельсы. Большинство же предприятий так и остались не у дел.

Лучшие работники ушли в свой бизнес. Остались те, для кого "бытие определяет сознание". Добавим сюда пенсионеров, врачей, учителей и прочих бюджетников. Получается картина: "Город в багровых тонах". Разрыв в доходах (от иномарки до помойки) грозит катастрофой. Есть ли у общества защитный механизм? Что оно станет делать, когда пьяная толпа примется громить магазины и офисы, когда запылают иномарки, когда будут врываться в "богатые" квартиры, грабить и убивать - когда, короче, опять начнётся тот русский маразм, который периодически повторяется многие века. Если всю зависть и ненависть заменить метаном, город задохнется. А если этот метан поджечь, то город взлетит на воздух. Знаете, кто будет спичкой? Солдат, вернувшийся с чеченской войны".

Вот ещё один отклик на письмо Михаила Шварца: "Он написал вам, что христианство не совместимо с эффективным хозяйствованием, так как христианство по Ницше - это вера рабов, вера слабых, которые проповедуют любовь, потому что она им выгодна, увеличивая их шансы на выживание. Вместе с Ницше он не понял, что настоящая христианская любовь не даёт даже этого - не увеличивает шансы на выживание, а скорее уменьшает. Христианин получает благо не в виде последствий любви, а в самой любви. Настоящий христианин не только ничего не желает для себя, а наоборот, желает все отдать, включая жизнь. И потому ваш слушатель не прав, как и Ницше. Христианство - это вера свободных людей. Лев Толстой писал: "Общий основной принцип христианства есть любовь: Хочешь жить по мирскому, то не толкуй о праведной общей жизни, а устраивайся в мирской жизни сам для себя как выгодней. А если не попал в телегу, а в хомут, не плачься: Одно из двух: или для правды жить, или для сытости. А жить для сытости и делать вид, что живешь для правды, это самое скверное дело - лицемерие". Приведя эти слова Толстого, автор заключает: "Думаю, начальники нашего времени не далеко продвинулись в истинном успехе (прогрессе). Не все, конечно".

Не называю этого слушателя, потому что начинал он высоко, а закончил, как обычно, как большинство: толком о праведной общей жизни, каковой толк от века есть толк о начальстве да начальствовании, и ни о чём больше. Очень трудно человеку от сознания, что на свете существуют начальники. Готов жить по Христу, по Толстому, вот-вот начнёшь, уже, кажется, и начал, как попался тебе на глаза начальник. Вот помеха! Обличу-ка я всё же его сначала, наставлю его на путь истинный, а потом уже и сам встану на этот путь. Обязательно встану. Но сначала пусть встанет начальник.

Пишет Луценко Николай, не знаю, откуда: "Это дело патриарха, с кем и когда встречаться, но не пора ли покончить в законодательном порядке с самозванным правом на так называемые "канонические территории"? Земля свободна для любого миссионерства, так как Бог один, а пути к нему различны. Российское православие, находясь в глубочайшем внутреннем кризисе (консерватизм, корысть, лукавство, невежество, шовинизм ), встало на путь раскола со всем православным миром. "Каноническими московскими территориями", где с благословения местных и центральных властей, где без оно объявило, например, Украину. Проблема Российской православной церкви на Украине давно не в том, что эта церковь действует под вывеской "Украинской", откровенно обманывая большую часть простых прихожан, а в том, что под видом церковной ведётся самая настоящая подрывная, антигосударственная деятельность. Жаль, что вы не уделяете этой, уже давно не только украино-российской проблеме, эфирного времени. А ведь дело касается серьёзных международных правовых норм!"

Строго говоря, господин Луценко, как раз в законодательном порядке в России и улажено это дело - конституция уладила. То же - и на Украине. Так что все шероховатости и безобразия, о которых вы пишете, происходят не потому, что не хватает законов, а потому что на них не обращают внимания.

Слушатель по имени Владимир знакомит нас с письмом, которое получил по электронной почте: "Дорогие братья и сестры! По благословению Высокопреосвященейшего (такого-то) Архиепископа Московского и Всея России (не Руси, а России), наша община истинно православной церкви занимается восстановлением часовни во имя святителя (такого-то). Испытывая нужду в средствах, просим вас пожертвовать на богоугодное дело денежные средства." Приводятся номера счетов. В конце говорится так: "Дорогие браться и сестры, отказ Святой Церкви в посильной помощи расценивается Господом Богом как отказ Ему. Это послужит тяжким обвинением против человеческой души, когда она предстанет перед Ним на великом и страшном Судилище Господнем". Всё понятно, - пишет Владимир, - но удивляет последний абзац".

Ничего удивительного. Мошенники знают, чем пугать православных - думают, что знают.

XS
SM
MD
LG