Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Уважаемые труженики пропаганды, - пишет нам Никола Чугун, - если бы вы знали, как мне надоело слушать вашу чушь и глупость. Вот и решил добавить вам немного истины, чтобы вы поняли, какие наверху олухи". Поняли, господин Чугун. Истина, конечно, не новая и невесёлая, тем более, что внизу тоже не без олухов.

Сергей Жирнов делится своей "политической точкой зрения" на церемонию открытия зимней Олимпиады. Он расценивает эту церемонию как "звонкую пощечину Путину" (его слова). "Среди людей, которым было доверено внести на стадион олимпийское знамя, - пишет он, - шествовал Лех Валенса. Бывший рабочий из Гданьска, в 1990 году избранный президентом независимой Польши, стал первым живым укором бывшему скромному советскому гэбисту Путину с его явной ностальгией по сталинскому порядку. Следующим ударом по совковому самолюбию явился выбор "поджигателей" олимпийской чаши. Ими стали ветераны американского хоккея времён "холодной войны", которые разгромили советских хоккеистов в приснопамятном 1980 году. После развала СССР почти все советские хоккейные ветераны тех лет и даже талантливое молодое поколение благополучно перебралось за океан. Составить приличную хоккейную сборную в самой России без этих "перебежчиков", "невозвращенцев" и "врагов народа" уже невозможно. Строго говоря, - продолжает господин Жирнов, - это уже не российская, а вторая американская сборная, которая пока еще говорит по-русски. До прихода Путина к власти большинство из них возвращалось в Россию, теперь многие подумывают окончательно обосноваться на Западе. Сколько еще молодых россиян последуют примеру австрийского теперь лыжника Михаила Ботвинова и французской фигуристки Марины Анисиной, прежде чем народ решит убрать путинизм? Прозрачные идеологические намёки во время церемонии открытия игр стали ответом американцев на антизападные стенания, которыми синхронно разразились один Иванов в Риме, другой - в Индии и Касьянов в Нью-Йорке. Путин перед Олимпиадой вдруг озаботился возрождением физкультурного движения. Это уж совсем по-совковому. Заявление "лучшего друга физкультурников" совпало с разгромом последнего независимого телеканала и попыткой превратить его в спортивный. Так что Америка совершенно по делу залепила идеологическую пощечину лично Путину. Но должно быть больно всем тем, кто его выбирал. Сергей Жирнов".

Я бы не сказал, что Америка только о том и думала, как бы огорчить Путина и в его лице Россию церемонией открытия Олимпиады. Многим россиянам (как тем, кто наверху, так и тем, кто обличает их снизу) кажется, что Запад, что бы ни делал, смотрит на Россию, и только на Россию, и смотрит никак не безразлично, а непременно с каким-нибудь чувством: то насмешливо, то укоризненно, то бозливо, то угрозливо.

"Ваша передача интересная и содержательная, - пишет научный работник из Токио, - но по конкретным поводам вы часто бываете неправы. Например, зачем было объявлять всех актеров чохом в приверженности тоталитаризму?"

Радио есть радио, вероятности, что человек услышит не то, что говоришь, больше, чем когда он читает написанное. Обычно такие происшествия не стоят внимания, но тут можно, пожалуй, сделать исключение. Удивительное великодушие! Или нетребовательность: Человек уверен, что я мог сказать такую странность, как то, что все актёры любят тоталитаризм, и продолжает меня слушать, в целом одобряет. Вообще, такие случаи должны прибавлять нашему брату беспечности: что ни скажешь, всё равно будут слушать, да ещё хвалить: Я просто привёл - не помню уж, по какому поводу - рассуждение одного большого человека о разных видах антикапитализма. Есть антикапитализм рабочих, есть есть босяцкий антикапитализм, барский: и есть антикапитализм свободных профессий. Иному из мастеров искусств невыносимо, что оценку ему ставит свободный рынок, то есть, толпа. Он думает, что Отец Народа оценил бы его пение или ваяние правильно, то есть, выше всех.

Следующее письмо: "В конце 1981 года, когда я только начал учиться на истфаке, преподавательница истории Древнего Мира как-то сказала нам на семинаре, что только историки, изучающие древнюю историю, по-настоящему понимают ход истории и способны делать сбывающиеся прогнозы. Студенты тут же поспешили поймать её на слове и спросили: "Так вы можете сказать, что нас ждёт через 10 лет?" Она так скромно ответила: "Да, нас ждёт большая катастрофа." Все: "Ядерная война?" Она говорит: "Нет, не война. Но всё наше общество находится накануне глубокого кризиса..." Автор этого письма, Сергей Викторович Баранов, просит меня: "Обмолвитесь хоть немного о вашем отношении к теории пассионарности Льва Гумилёва (надеюсь, с его трудами вы знакомы). По-моему, теория Гумилёва великолепно описывает логику и причины внезапного краха советского строя, который мы пережили".

Надо же, Сергей Викторович, а Ключевский говорил, что как раз историки, потому что они историки, очень плохо разбираются в современности. К тому времени, когда вас начинала учить эта глубокая женщина, уже давно ходила по рукам - а чекисты за нею охотились - маленькая книжечка под названием: "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?" Написал её московский студент-историк Андрей Амальрик. Мне было бы не по чину занимать слушателей своими мнениями по таким делам, как теория Льва Гумилёва. Всякая теория что-то объясняет, хотя и уверена, что объясняет всё. Я сам однажды, в разговоре со знакомым литератором, выдвинул, для смеха, историческую теорию, которая тоже объясняет всё. Было бы, мол, забавно написать, от нечего делать, книгу: "Роль глупости в мировой истории", если она ещё не написана в Англии или Америке. Я сказал, да и забыл, а он взял да и написал, правда, под другим названием, а министерство высшего образования возьми, да и объяви эту книгу учебным пособием. Так я нажил себе врага: автор обиделся на меня за то, что я не стал читать его труд перед микрофоном радио "Свобода".

"Ваша передача, - говорится в следующем письме, - похожа на мозаику: вроде камешки, а отойдешь - картина. Впрочем, вы избегаете конкретных выводов. Я попробую сделать это за вас. "Исламский фундаментализм" - проблема нашего поколения. Как сделать, чтобы "православный фундаментализм" не стал проблемой следующего поколения, а то и не привел к третьей мировой войне? Чем можно пожертвовать, чтобы избежать такого хода событий? Демократией? Но демократия - не ферзь, а история - не шахматная партия. За демократией повалится всё. Новые технологии позволяют посадить всё общество под электронный колпак. Такое уже сделано, кстати, в США, Канаде, Швеции и других странах в фискальных целях -чтобы люди не уклонялись от налогов, но там именно демократия никому не позволяет использовать этот контроль в политических целях. А если демократии нет? Наша практика показывает, что ТВ может привести к власти кого угодно.Я не вижу решения этой задачки. Может быть, глобализация и ограничение суверенитета отдельных стран? Всемирное правительство? В любом случае ситуация очень опасная".

Одно маленькое письмо, а в нём - добрый десяток вопросов из тех, по которым пишутся целые книги, сотни книг. Исламский ли, православный ли, коммунистический ли фундаментализм - научное название воинствующего староверчества. Упёртость в старину, любовь к самому грубому и жестокому в древнем вероучении: что женщина, например, не совсем человек, что все науки - от лукавого, что ни один католик не избежит Страшного Суда: Одержимый невежда, злой юродивый - вот что значит фундаменталист. Станет ли православный фундаментализм проблемой следующего поколения, я не знаю, но известно, что он уже был проблемой, и не одного поколения, а многих поколений русских людей. Согласно одной из исторических теорий (опять теория!) он как раз и довёл Россию до большевистской революции - довёл тем, что упорно сопротивлялся демократическим преобразованиям, мешал стране быстрее двигаться на Запад, осовремениваться. Сейчас он занят тем же, но у него нет той власти, да, пожалуй, и не предвидится. Упомянутая теория считает, что в том и был скрытый смысл Семнадцатого года. Перед Россией встал вопрос: что делать с религией, вернее, с церковью, которая очень сильна, а меняться не хочет, тянет назад. Пришлось, мол, принять к ней известные меры.

Письмо из электронной почты: "Довелось мне, пару лет назад, поработать в центральном аппарате одного из силовых ведомств. Тяжелый опыт: Осенью 1999 года, мне кажется, у самых темных сил нашей Родины - ГБ - и сложился уникальный план "наведения конституционного порядка в стране". Вернее, сложился,видимо, ранее, но Ельцин долго путал карты этим змеям. Начиная со Скуратова, из власти начался отток более-менее порядочных людей. Менялись в полном составе целые управления и департаменты. Готовилась почва для наступления на само общество. Начали взрываться дома, загорелась телебашня, дали отмашку разного рода мрази - уголовникам, бритоголовым. Назначили народным любимцем Путина - полную противоположность Ельцину. И понеслась... Вся шушера вертухайская обрадовалась и собралась под знакомые знамена. Легко добили НТВ, ТВ-6, "Итоги". Только мелкой гэбухе все равно ничего не перепадает, сидят голодные и злые-презлые. А Чечню придумали для того, чтобы воспитать зверье, а заодно и генералов подкормить, и самим денег нажить.Легко отследить цепочку: На очереди интернет, средний и мелкий бизнес, хотя с ними все будет не так просто. Кто знает эту кухню, замирает от ужаса и молчит или собирает, если средства позволяют, чемоданы. И разруливает все шире эта посткоммунистическая шайка, пьет кровь из неразумного народа русского, играет на самых низких сторонах его души - на антисиситизме, например. Перед Пасхой начнется истерика православных фундаменталистов в погонах под рясами. Это не фашизм даже, а ворье с коммуно-фашистской риторикой. Никогда уже после этой падлы стране не оправиться - развалится все, повымираем: Без подписи - пожалуйста, без ссылки на E-mail - страшно за семью".

Центральный аппарат силового ведомства, где работал этот слушатель, - это, видимо, ГБ и есть. Но по письму не скажешь, что он действительно там работал, знает что-то такое, чего не знают другие. Точно такие письма нам пишут пенсионеры из российской глубинки. Надо подумать, в чём тут дело.

Вот одно из них, пишет господин Воронов: "Идёт второй год реальной путинщины, отбросившей Россию назад. Произвол чиновничества резко усилился. Резко увеличилась коррупция, вопреки ожиданиям народа, что президент наведёт порядок. И особенно печальный и страшный итог - это усиление КГБ. Невольно задумываешься над вопросом: почему люди поддерживают то, что приносит им вред? Вот часто слышишь слова: "Мы никому не нужны, мы брошены на произвол судьбы, о нас никто не заботится".

И писем таких много. "Я хочу, чтобы вы затронули тему военных пенсионеров, - пишет отставной прапорщик (старший прапорщик) из Йошкар-Олы. - О нас все забыли, несколько лет пенсия не индексируется. У меня 27 лет службы, 25 лет боевого дежурства в РВСН. Получаю 1270 рублей. Смех один. Вверху постоянно хитрят. Полковник, мой сосед (запасник), не может к родителям съездить в Краснодар, не на что. А нас ведь таких миллионы. И все молчат". Действительно - миллионы, волосы встают дыбом, как задумаешься об этом на свежую голову. Страна военных пенсионеров. Готовились воевать Америку, как смеётся один из них, самокритичный человек, не жалели для этого ничего - ни здоровья, ни родной земли, ни рек, ни морей, разорили себя, и теперь ей же, Америке, жалуются, что у них маленькие пенсии - жалуются и продолжают угрожать: смотри, мол, плохо тебе будет, если не воздействуешь на наше командование, чтобы оно нам подкинуло:

Возвращаюсь к письму господина Воронова: "Эти слова: "Никто о нас не заботится" произносят люди с маленькими пенсиями и зарплатами, то есть, бедные люди. И кому же они должны быть нужны, по их мнению? Конечно же, речь они ведут не о своих детях и других родственниках. Нет, о них - о нас, я сам такой - должно заботиться, в чём мы свято уверены, государство, иными словами, чиновничество на местах и в верхах. А с какой стати это должно быть так, смешные вы люди?! Вы что, не видите, что у нас торжествует всё тот же социалистический принцип, который интересы государства, то есть, чиновника ставит в первую очередь, а интересы простого человека - в последнюю? И этот принцип всю жизнь поддерживал не кто иной, как ты, простой человек! После многих десятилетий появились, наконец, политики, которые отстаивают западные ценности, западный принцип, ставящий интересы простого человека на первое место. И за кого же ты голосуешь? За этих политиков? Нет, твою поддержку получают государственники и коммунисты, которые прямо, громко заявляют, что главное - интересы государства. Захожу к своему знакомому, - продолжает господин Воронов. - Он противник частной собственности на землю. Спрашивает, как я отношусь к словам губернатора, который заявил, что вместе с народом возьмётся за вилы, если будет принят закон, позволяющий продавать землю. На что я отвечаю, что этот губернатор прекрасно знает свою выгоду. Сейчас он может отобрать у любого колхоза или фермера землю, если она приглянулась кому-то, кто хорошо ему, губернатору, заплатит. Не секрет, что лучшие земли в России уже распроданы, только деньги пошли таким вот губернаторам да их чиновникам. А что надо было сделать, чтобы нельзя было отнять землю у простого человека? Узаконить его частную собственность на неё. Но вот парадокс: не кто иной, как этот простой человек, по-прежнему прёт против своих интересов", - пишет господин Воронов, затрудняясь понять природу этого народного слабоумия (его слово).

По-моему, тут не слабоумие, а узкий кругозор. Не ума не хватает, а пищи для ума. Человек от рождения до смерти видит одно и то же: всем вокруг распоряжается государство, чиновник. То же видел его отец, то же видел его дед, прадед и прапрадед. Отсюда делается вывод: иначе и не может быть, и остановка только за тем, чтобы чиновник устанавливал не вообще порядок, а то, что я считаю порядком, а я порядком считаю справедливость. Разве справедливо, что кто-то может купить землю, а я, допустим, нет? Значит, никто не должен её купить. Чем уже кругозор, тем больше томит жажда справедливости (и только справедливости, о зависти не может быть и речи - ну, какая может быть зависть!).

Радио "Свобода" постоянно получает открытые письма президенту Путину от наших слушателей. Я не оглашаю этих писем, но для одного из них сегодня делаю исключение. Подписал его Совет общественного движения "Свобода воли": Новопашина, Дульнев, Ромицын, Москаленко. Борятся с пропиской: "Нарушения права на свободу передвижения в России принимают все более массовый и угрожающий характер, - пишут они. - 17 января мэр Москвы Ю. Лужков и министр Б. Грызлов заявили об ужесточении процедуры регистрации: Или в России каждый чиновник волен изменять Конституцию? На 90% федеральные правила регистрации копируют советскую прописку, а в одном пункте даже ужесточают ее. Это в свою очередь приводит к следующему:" Дальше говорятся общеизвестные вещи: что прописка, например, сдерживает экономическое развитие страны. "Увы, и через 10 лет после падения коммунистического режима поступление в ВУЗ или на работу все еще нередко зависит от прописки, что является позором для страны". Приводится подсчёт журнала "Коммерсант": оборот рынка только временной нелегальной регистрации в Москве составляет около миллиарда рублей в год. "Чистоту человека перед сотрудником милиции, говорится в письме, - чаще всего определяет его платежеспособность, а отнюдь не законопослушность. Человек с российским паспортом у себя в России подвергается большей опасности, чем в любой демократической стране, ведь там ни одному полицейскому не придет в голову подойти к человеку и проверить, есть ли у него регистрация в Нью-Йорке, Париже или Лондоне, а за отсутствие оной "пригласить" его в "обезьянник".

Это - из одного открытого письма Путину. По существу, прописка в нынешней России, особенно в Москве, есть способ повышения чиновничьих и милицейских доходов. Никаких других целей она не достигает. В порядке обличения можно, конечно, сказать: не может быть, чтобы этого не понимали президент и его министры, не понимал мэр Москвы, не понимали думцы, не понимали Конституционный, Верховный и прочие суды. Но истины ради надо, по-моему, всё-таки признать, что не понимают. Действительно не понимают. Отвлечённо- бюрократическое сознание. Оно не в состоянии представить, что между бумагой и жизнью может быть разрыв. Не в состоянии: Если на бумаге написано, что прописка должна прибавлять порядка и безопасности в стране, то увидеть, что это не так, может только человек из другого мира, не из полицейско-бюрократического, или тот, кто всё знает по себе, как, например, Юрий Матвиенко - он пишет нам из Хмельницкой области: "При коммунистах я двенадцать лет устраивался на работу, из них четыре года добывал прописку в родном городе, ну, а последние годы уже не работаю на это царство. Цирк уехал, но клоуны-то остались, вот они нас и грабят: если не налоговик, то школьный бухгалтер, если не полицейский, так пожарный. И не только клоуны остались, но и зрители, которые ещё не забыли свои любимые пирожки с ливером и пиво в грязных банках, и какие вообще были замечательные времена: газ дешёвый, работать не надо, а в дома отдыха ездить можно, в жизни главное не то, что у всех нормальных людей, а - прописка, партбилет, согласие с политикой".

Из Краснодарского края - госпожа Улиткина: "Здравствуй, балагур-разумник ты наш мюнхенский! Ну, вот скажи, кто тебя надоумил трепнуть такой бред, от которого у моего старика глаза на лоб полезли, - что чем больше у нас в России будет богатых, тем легче будет бедным от этого? Вот, значит, дошёл богатый до своей мечты - стал миллионером, и теперь, значит, всё заработанное будет отдавать бедным? А вот выкуси! Сегодня у богатого мечта - мерседес, а завтра - личный самолёт, а послезавтра - космический корабль. Слышал, небось, как американский миллионер захотел покататься в космосе и денег на это не пожалел?"

Слышал, госпожа Улиткина, - да, двадцати миллионов мужик не пожалел, и я от души радовался за тех российских рабочих, инженеров и учёных, которые получили от него эти денежки за своё изделие и услуги.

XS
SM
MD
LG