Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма




"Не бросайте нас! - пишет господин Зырянов из Петербурга. - Сейчас вы для нас - единственное средство связи с миром, даже не совсем односторонней: вот ещё могу написать вам. Смотрел НТВ - сделали его придворным. Смотрел ТВ-6 - закрыли. Осталось только то, что работает по принципу: "Чего изволите?" Я прожил жизнь от Сталина до Путина. Объяснять вам не надо. Круг замкнулся. Остался радиоприёмник. Вот и всё. Телевизор уже не включаю. Мне не интересно единогласие и единодушие, и смотреть на Путина по всем каналам. Жуть, да и только. Если включат глушилки, всё равно буду с вами. Опыт есть. Вам не понять моё состояние. Да храни вас Бог!"



Спасибо, господин Зырянов. Как раз на этих днях министр печати Лесин опять заявил (на сей раз в Америке), что в России (дословно) "все средства массовой информации работают независимо и свободно".



"Пишет Вам Александр из Киева. Мне 42 года, русский, инженер. В начале 80-х был в Москве, решил купить приемник. Основное условие - чтобы брал "Свободу". Так и слушаю вас с тех пор по "Олимпику" (выпустили эту модель к московской Олимпиаде). Вот, к слову, - о другой олимпиаде, о последней зимней. Потихоньку утихла истерия, которую устроили российские чиновники (и от политики, и от спорта). Не буду вдаваться в детали - все помнят. Но почему-то никто не говорит о провальном выступлении российских лыжников и биатлонистов через несколько недель после олимпиады. Где оказались "обиженные"? Да они просто пасли последних! Я уж не говорю о чемпианате мира по плаванию: полный провал. Ни одной золотой медали, хотя накануне все обещали чуть ли не звезды с неба. И все молчат. Не понимаю. Не может быть, чтобы не было виноватых - тут тебе и Америка, и Украина, тут тебе и сионисты с масонами. Теперь на тему: Россия и украинские выборы, - продолжает Александр. - Сколько слюны разбрызгали ведущие политики, политологи и журналисты России! А что началось, когда Америка порекомендовала (глагол мне не очень нравится, но не могу подобрать другого) Украине провести демократичные выборы! В России прямо с исступлением стали клеймить американцев, давая при этом четкие указания нам, за кого голосовать, а за кого - нет. Это продолжалось и в день выборов. Все российские телевизионные каналы с утра до вечера поливали грязью Виктора Ющенко. А когда он победил, то все дружно начали "бидкаться" (печаловаться), что Украина-де теперь распадется и ее надо спасать! Да не надо нас спасать! Вы лучше смотрите, чтобы сами не распались. Нефть-то не вечная.Так вот, у меня, Анатолий Иванович, постоянно возникает вопрос: когда же Россия перестанет по-хамски относится к Украине? Неужели там никто не понимает, что глотками леонтьевых и рагозиных еще больше отталкивают Украину? Дайте, пожалуйста, ответ".



Я следил, Александр, что писала российская печать, смотрел эти телевизионные действа. Взрослые подростки. Выразить свои чувства, обиду (не только на Украину, а на весь мир, на судьбу). Сказать неприятность - непреодолимое желание. Хоть и себе во вред: Доволакивает свои сроки имперское сознание, великодержавное, вспыхивает перед тем, как окончательно затухнуть. Если судить по опыту других, лет 30 ещё вспышки будут продолжаться. Психическая травма - по-научному, душевная рана - по-простому. Что это значит, знают отвергнутые - жёны, мужья. Супруга одного моего приятеля, когда он от неё ушёл, сказала: "Лучше бы ты умер, негодяй!" А эти заклинают Украину: "Распадись, негодяйка, отощай, обносись!" Ваше письмо, Александр, не первое, присланное на "Свободу" русским с Украины. Украинские русские уже, пожалуй, чаще, чем украинские украинцы, защищают в письмах на "Свободу" Украину от российских объятий. Это признак того, что образуется украинская политическая нация. Политическая - значит, не по крови, а по гражданству. Политическими являются все современные демократические нации.



Пишет господин Лисин: "Почему у Соединённых Штатов, готовых поделиться со всем миром своими достижениями, просто хлебом, столько врагов? Люди, которые мечтают стереть Америку с лица земли, думают, что она выдумала капитализм: хороший - для себя и плохой - для них. Они не знают, что капитализма никто не выдумывал. Он возник естественным путём, источник его простой: стремление человека жить завтра лучше, чем сегодня. Если кто-то укажет мне хоть одного человека из шести миллиардов, кто стремится жить завтра хуже, чем сегодня, тогда я признаю свою неправоту. А пока утверждаю, что стремление жить завтра лучше, чем сегодня, есть закон, который всегда будет действовать независимо от того, осознают его люди или нет. Как же удержать людей от злодеяний? Разве террориста-самоубийцу может удержать страх перед наказанием? Все злодеяния в мире можно объяснить только дремучим невежеством. И никакие заклинания, призывы, увещевания не помогут. Выход один - просвещение, расширение кругозора людей".



Согласен с вами, господин Лисин. Конечно же, ученье свет, а неученье тьма. Как говорит чеховский герой, если бы не было ненависти и злобы, люди имели бы друг от друга громадную пользу. А просвещённому человеку всё-таки легче справляться со всякой врождённой мутью в душе.



"Пишу вам первый раз. Меня зовут Алексей, я студент МГУ. Проезжал я недавно мимо Мосфильмовской улицы. Вижу, у югославского посольства какое-то красно-коричневое действо. Вышел из тролейбуса поинтересоваться. Это сторонники Милошевича митингуют по случаю годовщины его ареста. Ведет митинг девушка. Довольно-таки милая, правда, немного полненькая, но мне как раз такие нравятся. Читает стихи, посвященные Милошевичу. Должен признать, это не какая-то там графоманка, коих хватает в красно-коричневых газетенках. Увидел еще одну молодку, но менее симпатичную. Остальные - дамы постбальзаковского возраста. Я подошел к поэтессе, разговорился с нею, спросил, почему она за Милошевича. Она ответила: он мужественный защитник своего народа. Я заметил, что мужественый преступник делает больше зла, чем не мужественный. Это ангельское создание внезапно превратилось в мегеру и закричало: "Пошел вон!" Я сказал: пойдемте лучше в кафе. Я, дескать, моложе Милошевича и ближе к ней географически, к тому же, холост. Тут на меня накинулись и другие фурии, еле ноги унес. Я не такой мужественный, как Милошевич, зато умнее: не вступаю в схватку с превосходящими силами. Мне жалко ту девушку, Анатолий Иванович. У нее, наверное, никакой личной жизни. Ведь нельзя же любить фотографию в газете. Думаю, я мог бы сделать ее счастливой. Вам однажды писала какая-то сторонница Милошевича. Может быть, это она и есть? Сообщите, пожалуйста, на всякий случай ее адрес (если он у вас есть). Может, она и мне посвятит стихотворение. А вообще красно-коричневые замучили. Надо отрывать от них здоровые силы. У нас полно красной профессуры, они тоже достали. Они, как правило, самые строгие. Часто в МГУ развешивают свои листовки с графоманскими стихами: "Нет КЗОТу-уроду, что против народа!", "Хватит спать, отнимут и кровать" и все такое".



По-моему, самое ужасное в МГУ, Алексей, не "красная" профессура, а отхожее место в первом этаже Клубной части, хотя тут может быть связь, если вспомнить замечание булгаковского профессора Преображенского. Где хозяйничают борцы за права трудящихся, там иначе быть не может. Правда, ради справедливости надо сказать, что и в РГГУ не лучше: Адреса той толстушки вам сообщить не могу, разве что услышит эту передачу и даст разрешение. Это участь (завидная!) любого вождя-злодея: известная часть прекрасного пола влюблена в него не только, так сказать, политически, но и по-женски. Мечтали о ребёночке от Гитлера и Муссолини, боялись, но мечтали - от Сталина. Врачи знают, в чём тут дело.



Письмо из Литвы: "Господин Стреляный, я разделяю ваши убеждения, но вы твердите их с таким упорством, что иногда из-за инерции уходите в некоторый радикализм, особенно - в одобрении всего, что связано с Америкой. Например, из вашего ответа на одно письмо о смертной казни в Америке я так и не понял: вы за или против? Вы просто должны были прямо сказать, что, несмотря на глубокие демократические традиции в США, смертная казнь в некоторых штатах - явный и кощунственный пережиток. Функции радио "Свобода" очень важны - распространять западные ценности в России, где это делать уже почти некому. Пропагандистско-миссионерский характер радиостанции вполне понятен. Но отрицать или маскировать это - неискренно". Затем автор, литовский студент Римас, высказывается о национальной политике прибалтийских стран: "Подобно экономическим, национально-лингвистические проблемы лучше всего решаются при действии "невидимой руки". Граждане должны быть заинтересованы выучить государственнй язык, чтобы, грубо говоря, получить больше денег из клиентов. В парикмахерской, которую я посещаю, работают в болшинстве русские. Но девушка-парикмахер спрашивала меня на литовском, так как была заинтересована получить из меня деньги. Ей не очень удавалось изьяснятся на литовском и я, конечно, согласился перейти на русский, потому что видел ее рациональные усилия. Но вот недавно в поликлинике ко мне подошёл довольно пожилой человек и спросил на русском о номере моего талона. В ответ я произнес одно числительное на литовском. Он ухмыльнулся и сказал, что не понимает, хотя было видно, что в Литве живёт уже не одно десятиилетие. Я только пожал плечами. Я, конечно, показался ему националистом, но моя логика была приземистее - это ему нужна информация от меня, а не наоборот. В России часто приводится пример Финляндии - там, мол, несколько процентов шведов, а шведский - второй государственный язык. Но как раз этот пример для той же Латвии не годится - можно играть в такие супер-корректные политические игры, когда процент меньшинств невысок..." У Римаса есть также несколько замечаний о письмах-жалобах на "Свободу": "Когда люди пишут, что им в СССР было лучше, они констатируют факт, а вы одному ответили, что он забывает о том, что тогда он не мог писать на "Свободу". Но для таких людей политические свободы - ненужная роскошь. Справедливый аргумент, что богатых стран без свободы слова не бывает, здесь также излишен, потому что homo sovieticus жил в стране, которая и без всяких свобод гарантировала им паёк (хотя и ценой разбазаривания природных богатств). Римас Юренас, студент из Вильнюса. Извините за ошибки, я никогда не учился русскому языку, пишу по слуху. Конечно, интересно было бы услышать ваш комментар хотя бы насчет смертной казни в США, но я понимаю, что вы стараетесь читать письма из разных мест для более полной картины, а письмо из Литвы уже недавно звучало".



Ничего страшного, Римас, своя рука владыка, пусть ещё одно прозвучит, раз пришло. В употреблении слов вы сделали только две ошибки: вместо "комментар" надо было написать "комментарий", вместо "приземистая логика" надо было написать "приземлённая". Согласен с вами, что националистическая логика слишком романтическая, чтобы можно было принять её сегодня. Сожалею, что дал вам повод для критики и подозрений. Не всегда удаётся сказать так, чтобы не вызвать превратного толкования. Я против смертной казни где бы то ни было, считаю, что в США это дурной пережиток. Правда, что касается России, то там такие условия заключения, что не знаешь, что лучше, смертная казнь или пожизненное... Мне кажется, что людям, которые ругают радио "Свобода" за то, что им сейчас хуже живётся, чем при советской власти, всё-таки не безразлична свобода слова. Им очень важно высказаться, но в России это всё труднее, вот они и пишут на "Свободу". Считают, что им стало хуже, потому что рухнула под напором Запада советская власть. А она рухнула, потому что уже не могла обеспечивать им ту жизнь, которую они теперь хвалят, а тогда проклинали. Под напором их проклятий рухнула советская власть, и так они в 1991 году и говорили, а теперь уверены, что она рухнула под напором Запада и что только это они всегда и говорили!..



"Увидел ваше интернетовское фото, - пишет одному из сотрудников радио "Свободы" не самый добродушный из слушателей. - Не скажу, что оно меня обрадовало. Я не физиономист, но, как человек русский, чувствую душу другого человека, и в ваших глазах не нашел отклика русского человека. Что-то вы потеряли как русский человек. Очевидно, что-то очерствило вашу душу, вот она и заблудилась в дебрях американских двойных стандартов".



Русскость для него, как видим, есть некое качество, которое можно выявить, измерить и удостоверить. Вроде веса: Если вес в норме, выдать удостоверение. Если не в норме, объявить взыскание. А знает норму только он, весовщик. Это почётная должность. Он ею гордится, хотя назначил на неё себя сам. Он не готов к вопросам, которые тут возникают. Как быть с полукровками? Какие взыскания накладывать на них? А если человек, которого вы объявили утратившим сколько-то русскости, окажется вовсе нерусским? А что, если кто-то скажет: "Между прочим, я, а не ты, правильный весовщик, и как таковой заявляю, что не моя, а твоя душа - не совсем русская!" Это спасительные вопросы. Если человек однажды задаст их себе, он сделает большой шаг из старины в современность. Нация - не армия, и человек - не призывник, которого взяли в неё повесткой. Современный цивилизованный человек сам решает, русский он или прусский, и насколько русский, насколько прусский. Он не считает это ни плюсом, ни минусом, а от весовщика держится подальше; если же тот продолжает приставать, - зовёт полицию.



Пишет Кудряшов Вадим Львович: "Я перестал понимать отношение редакции к событиям в Чечне! Я совершенно согласен, что методы наведения "конституционного порядка" сами часто антиконституционны. И жаль, что правозащитники раньше не попытались хотя бы на международном уровне возбудить уголовные дела против инициаторов нынешней кампании в Чечне, прежде всего, против Путина. Сам факт возбуждения такого дела подействовал бы отрезвляюще на власть. Но речь не об этом. Уже около двух лет из ваших передач о ходе военных действий в Чечне можно понять, что воюют армии двух государств, причем, одна армия оккупировала территорию другого государства. Другая сторона ведет "партизанскую войну", там действует "народное ополчение, ополченцы" (и до таких определений додумались!), "бойцы" "воюющей чеченской стороны", "диверсионные подразделения" совершают "диверсии" против российских военнослужащих или "пророссийски настроенных чеченцев" (попросту убивают их). Журналисты старательно избегают слов "боевики", "сепаратисты", "террористы". "Боец" может быть только в армии, в официальных войсках! Но уж никак не в бандах сепаратистов и террористов! Иногда доходит до смешного. Осенью прошлого года чеченцы, попав на территорию Грузии, из "бойцов" мигом превратились в "боевиков", потом обратно в "бойцов"! Некоторой неловкости не ощущаете? Как если бы штаны на людной улице вдруг упали... По голой заднице не сквозит? Неужели вы думаете, что мы не слышим всех нюансов? Мы не то что между строк - между буквами по придыханию ваших ведущих слышим, как просится слово "сепаратисты", а вылетает "бойцы"! Можно спорить, насколько продуктивна политика российской власти в Чечне. И нужно это делать, ибо скоро в России не останется вообще независимых источников информации. Вот только фальшивить не надо. В оперной партии много нот, но стоит тенору лишь раз "дать петуха", - освистят, и кто будет дальше слушать?"



Слушают, Вадим Львович, и, конечно, будут слушать и дальше - прежде всего те будут слушать, кто думает не так, как вы, да и те, что - так, как вы: Мне кажется даже, что и вы сказали бы: "Зачем её, эту "Свободу", слушать, если у неё, как и у "Радио России", бандит на террористе и сепаратистом погоняет!" Человек, который не просто слушает "Свободу", а вслушивается в промежутки между звуками на предмет обнаружения в этих промежутках чего-то тайного, подрывного, "цэрэушного", ещё долго будет надёжным потребителем нашей продукции. Но господин Кудряшов - первый, кто сажает на одну скамью и Путина, который ведёт чеченскую войну, и нас, которые не помогают ему.



Их в нашей почте немало, писем от людей, которые думают, что мы вообще-то могли бы вместе с ними обзывать чеченцев по-всякому, да боимся, "шкуры продажные". "А где мои замечания насчет чеченских бандитов ("бойцов" по-вашему)? - пишет слушатель, чьё письмо я довольно долго читал и обсуждал в одной из предыдущих передач, но не мог прочитать и обсудить всё. - Вашу почту наверняка просматривают ваши работодатели и не позволяют вам отвечать на неудобные вопросы. Это понятно. Вы можете говорить только то, что вам позволяют. Тут слова лишнего не скажешь - вмиг за забор без выходного пособия. Вы еще раз доказали, что все, что выходит из уст "Свободы", - тенденциозно подобрано, чтобы дурачить наш народ".



В данном случае всё чуть-чуть проще. Я не могу в каждой передаче (ни в каждой третьей, ни даже в каждой пятой) рассказывать о запретах, которые налагает на себя демократическая журналистика. Не знаю, может быть, стоит подумать о постоянной передаче, в которой говорилось бы только о ней, о демократической журналистике, о её духе, о её правилах и обычаях. Один из запретов относится к употреблению оценочных - ругательных или хвалебных - слов в сообщениях о боевых действиях где бы то ни было. Журналисты понимают, что и в этом случае одна из сторон будет недовольна, но тут уж ничего не поделаешь. Бандит нападает обычно на мирных людей и только для наживы, террорист - ради политических целей, цель сепаратиста - независимость какой-то части страны. Чеченцы партизанят против армии государства, которое сначала, по существу, предоставило им независимость, а потом передумало. Это, по всем меркам, что угодно, только не бандитизм, не терроризм и не сепаратизм. Может быть, что-то худшее, с иной точки зрения, чем бандитизм, чем терроризм, чем сепаратизм (а худшего на всякой войне сколько угодно), только не это - не бандитизм, не терроризм, не сепаратизм в чистом, так сказать, виде. Людям просто хочется, чтобы мы ругались вместе с ними, вот и делают вид, что не понимают, что к чему. Они считают ругань средством устрашения и поражения. Отчасти они правы, ругань служит одним из боевых средств с тех пор, как существует язык, но есть ещё одно назначение её, более действенное. Когда человек поносит противника, он таким способом придаёт себе смелости, "заводит" себя и, между прочим, успокаивает свою совесть. Врождённые позывы первобытного охотника...



Письмо неизвестного: "Я, бывает, читаю "Свободу" по Интернету, чтобы меньше уходило денег на батарейки для радиоприёмника. У меня одна знакомая из Малоярославца, у неё новенькая машина "AUDI", но эта знакомая на своей "AUDI" редко ездит, потому что бензин дорог. И есть один знакомый пенсионер, он курит дешёвый "Беломор", ему дешёвый "Беломор" покупает дочь не где попало, а на оптовых рынках, а сама она ездит на шестисотом мерседесе".



Может быть, потому она и ездит на таком мерседесе, что знает, где купить дешёвый "Беломор".

XS
SM
MD
LG