Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великое посольство

  • Елена Ольшанская



В передаче участвуют:
Андрей Богданов - историк, Институт российской истории РАН
Александр Каменский -историк, РГГУ
Дмитрий Зелов - историк, МГУ
Виктор Живов - филолог, историк, Институт русского языка имени академика В.В.Виноградова, РАН
Благодарность Михаилу Субботину, США

Ирина Лагунина: "Да, скифы мы, да, азиаты мы с раскосыми и жадными очами" - в знаменитых строках Александра Блока историки видят ошибку на ошибке. Россияне - не потомки древних скифов, а те, в свою очередь, не были монголоидами и глаза имели не раскосые. Но Блок в своих стихах обращался к европейцам - русские для многих из них до сих пор - дикие, непонятные "скифы". Триста лет назад молодой царь под вымышленным именем отправился в Европу с "великим посольством". Царь хотел перестроить свою страну на новый, европейский лад, он верил, что безграничная власть, энтузиазм и жестокость позволят решить эту задачу. В Лондоне на улице его, переодетого в обычное платье, толкнул простолюдин, и тогда российский монарх назвал себя и потребовал для обидчика самого сурового наказания. Но оказалось, что в Англии все делается только по закону, перед законом "у нас все цари", - ответили Петру Первому.

Елена Ольшанская: Петр родился в Москве в 7180-м году (1672), мая 30-го дня. "Рождение царевича, - пишет Пушкин, - праздновали трехдневным торжеством при колокольном звоне и пушечной пальбе". Крестным отцом Петра стал его старший брат - будущий царь Федор Алексеевич. "Алексей Михайлович в знак своей радости даровал прощение осужденным на смерть, возвратил из ссылки преступников, роздал богатую милостыню, простил народу долги и недоимки, искупил невольников, заключенных за долги". Алексей Михайлович умер, когда Петру было 3 года и 10 месяцев, а Федору Алексеевичу - 15 лет. Петр был сыном второй жены Алексея Михайловича, от первого брака у царя оставались двое старших сыновей и четыре дочери. Для разросшейся семьи в Кремле был надстроен второй этаж с висячими садами и фонтанами.

Андрей Богданов, историк: Все цари жили наверху, на верхних этажах Кремлевского дворца. Но места там было, конечно, маловато. Ну, собственно, как: комнаты с отрытыми окнами, с террасами у царевен, у цариц. И Алексей Михайлович начал строить сад побольше, такой висячий на втором этаже. Федору Алексеевичу этого показалось мало, и он выстроил воистину огромный сад и украсил его роскошными картинами. Иван Салтанов, замечательный живописец, расписывал, писал картины для простенков. То есть, это был дворец, который сравнивали, как писали в то время, с дворцом итальянского князя. Единственное, что трубы были свинцовые, не исключено, что от них травились. Хотя, насколько я понимаю, вода была только для полива. Это были сады, по которым можно было ходить целыми днями, переходя из беседки в беседку благодаря сложной планировке. И там висели клетки с райскими птицами. У царевен и цариц были свои уголки, за которыми именно они ухаживали. Здесь были их любимые птички, их любимые картины, и там они могли принимать своего царственного брата и младших братиков, Ивана и Петра. Была игровая площадка, специально устроенная для Петра. И у него были свои солдатики, но не игрушечные, а живые, юные стольники, представители знатных родов, которые были ему приданы. Мальчики были постарше Петра и могли обезопасить игру. У него также был свой кораблик, кстати, не знаменитый ботик - первый корабль Петра, а маленький военный кораблик, на котором Петр плавал по пруду, находящемуся на втором этаже царского дворца, как тогда говорили, "вверху". Но несчастье Федора в отношениях с юным Петром состояло в том, что мать Петра Наталья Кирилловна Нарышкина и ее родственники образовывали такой очень крепкий клан, это была другая семья. Федор был из семьи Милославских, и они все были очень просвещенными, а мать Петра и ее родственники противились разным наукам, которые старший брат, конечно, хотел бы преподать младшему. В результате Петр до смерти своего брата (Федор Алексеевич в 1682-м году умер) практически едва-едва умел читать. Для царского ребенка это был нонсенс.

Елена Ольшанская: Учителем Петра был Челобитного приказа дьяк Никита Моисеевич Зотов, бывший знакомый боярину Ф.Соковнину, который и привел его во дворец к вдовствующей царице. Зотов по утрам обучал царевича грамоте и закону, а после обеда рассказывал ему российскую историю. В 1680-м году Зотов был удален от Петра по наветам (то есть, по доносам).

Александр Каменский: Когда в 1682-м году умирает царь Федор Алексеевич, мы знаем, что вскоре после этого сторонники Нарышкиных провозглашают сначала царем Петра, что как бы противоречит неписанным традициям престолонаследия, поскольку Петр был младшим из царевичей. Затем происходит стрелецкий бунт, само по себе явление необычное. Поскольку стрельцы были, по существу, полицейской опорой власти, а когда в стране бунтует полиция, полицейская опора власти, значит в стране что-то явно не в порядке. И кончается это все тем, что на троне официально оказываются два царя, чего в русской истории прежде не бывало. Бывали случаи соправительства, в начале 16-го века, когда Иван Третий провозгласил своим соправителем на короткое время своего внука Дмитрия, а затем избавился, так сказать, от этого соправительства. 17-й век, когда фактически соправителем царя Михаила Федоровича был его отец патриарх Филарет. Но это все-таки были случаи иные, царь по существу был один и у него был соправитель. Здесь на троне оказываются сразу два царя. При этом реальная власть в стране принадлежала, как мы знаем прекрасно, царевне Софье, что явно находилось в противоречии с традиционным сознанием. То есть оказывается, что это традиционное русское сознание могло допустить в 80-е годы 17-го века саму мысль о том, что страной управляет царевна, незамужняя. Это, на мой взгляд, опять же можно рассматривать как проявление кризиса традиционных структур.

Елена Ольшанская: После того, как власть в стране перешла к царевне Софье, Петр жил с матерью в селе Преображенском. Его лишь изредка привозили в столицу для участия в церковных церемониях и приемах иностранных послов. Вот как описывает юных царей секретарь шведского посольства Кемпфер: " В Приемной палате, обитой турецкими коврами, на двух серебряных креслах под иконами сидели оба царя в полном царском одеянии, сиявшем драгоценными камнями. Старший брат, надвинув шапку,.. опустив глаза в землю... сидел почти неподвижно; младший смотрел на всех; лицо у него открытое, красивое... Когда посланник подал... грамоту и оба царя должны были встать в одно время... младший Петр, не дав времени дядькам поднять себя и брата, как требовалось этикетом, стремительно вскочил со своего места, сам приподнял царскую шапку и заговорил скороговоркой: "Его королевское величество, брат наш Карлус Свейский, здоров ли?" Прекрасное лицо Петра, о котором писали многие современники, часто безобразил тяжелый нервный тик. Во время стрелецкого бунта 1682-го года у него на глазах были растерзаны Иван и Афанасий Нарышкины, братья его матери, царицы. Боярин Артамон Матвеев, в доме которого воспитывалась Наталья Кирилловна, ухватился за маленького царя, но стрельцы оторвали его руки от одежд Петра и убили тут же, у ног мальчика.

Андрей Богданов: У Артамона, как известно, жена была из рода Гамильтон шотландского, очень была продвинутая семья в культурном смысле, и иноземцы были просто нормальными людьми в доме. И Наталья Кирилловна выросла со всякими пристрастиями к различным культурным новшествам. Ведь это Алексей Михайлович ввел когда-то затворническую жизнь для прежней царицы и царевен. Молодая царица разбила вдребезги всю эту систему, никакого заточения не было. Она завела при дворе танцы, она появлялась на народе с открытым лицом. Другой ее прихотью был театр, и Алексей Михайлович создал при дворе театр. Третьей ее прихотью была музыка инструментальная, и у нас стремительно стала развиваться инструментальная музыка. И у нее Петр учится читать и писать, но не учится никаким наукам, Наталья Кирилловна считала достаточным, что она учит его читать и писать. Она не была против его общения с иноземцами, но она даже за.

Елена Ольшанская: В 1687-м году перед отъездом во Францию дипломат Яков Федорович Долгоруков рассказал 14-летнему Петру о приборе, которым можно измерять расстояния - астролябии. Петр попросил купить ему этот инструмент в Париже, и когда тот был с великим тщанием доставлен, оказалось, что в Москве никто не умеет им пользоваться. Тогда в Немецкой слободе разыскали голландца, Франца Тиммермана. Он, по просьбе Петра, стал учить его точным наукам - основам математики, геометрии, фортификации и артиллерии. Тогда же Петр нашел в сарае полусгнивший ботик, который был отремонтирован и пущен по Яузе. Франц Тиммерман научил Петра пользоваться рулем и парусом.

Дмитрий Зелов, историк: Петр был до глубины души поражен, когда он узнал, что ботик может ходить против ветра. Никто из русских не мог его починить и поставить парус, показать, как ходить против ветра. Франц Тиммерман этому его обучил. Это было для Петра культурным шоком. Обычные кузнецы, с которыми сталкивался Петр в Немецкой слободе, тот же кузнец, которого он потом увидит в Голландии во время Великого посольства, тот же Франц Тиммерман могли научить Петра таким простым, казалось бы, вещам, которым не могло научить его ближайшее русское окружение. И с этим, естественно, связано увлечение Петра Немецкой слободой.

Александр Каменский: Стиль жизни в Немецкой слободе был совсем даже и непохожим на стиль жизни в каком-нибудь маленьком голландском городке того времени. Там были свои особенности уже хотя бы потому, что состав населения Немецкой слободы был достаточно пестрым, там были люди разных национальностей. Мы знаем, что Лефорт был швейцарец, Патрик Гордон был шотландцем по происхождению, и так далее. Но, тем не менее, по-видимому, этот стиль жизни, эти дома, это устройство внутреннее дома, чистота улиц, вот такие чисто бытовые особенности, они, видимо, Петру импонировали.

Андрей Богданов: Софья опасалась Натальи Кирилловны, потому что Софья не имела больше прав на власть, чем Наталья. Но, собственно, вариант был такой: кто будет править при малолетнем Петре и 16-летнем, но не желавшим править Иване? Иван был умный, образованный, богомольный царь, у которого была красавица жена, первая красавица двора Прасковья Федоровна Салтыкова, детки у них рождались. Вообще он жил замечательной своей жизнью, наслаждаясь своими тихими радостями, очень не хотел заниматься всей это грязной политикой. Софья ведь чем занималась? Она тоже не правила непосредственно, она координировала работу государственного аппарата и работу придворных структур, то есть, тайных влияний. Она выступала от лица царской семьи. Наталья Кирилловна понимала, что и она могла бы выступать от лица царской семьи не хуже Софьи, но тогда она бы была первой. Когда она свергала Софью, еще раз дико перепугали Петра. Он уже был испуган, когда в 1682-м году стрельцы искали его родственников в его же покоях и совали копьями под кровати. А в 1689-м году, когда свергали царевну Софью, Борис Голицын, приближенный Натальи Кирилловны, составил хитроумнейший план. Тогда все было тихо-мирно, но он отрядил специально нанятых людей, и они ходили по Стрелецкой слободе и раздавали деньги "по рублю в бумажке". А почему по рублю в бумажке? Не было монеты, можно было только насыпать полушками, допустим, или копейками. И вот это заворачивалось в бумажку и раздавалось, и призывали стрельцов идти в Кремль. Стрельцы, получив эти денежки, шли в Кремль. Тут же гонцы полетели в село Преображенское, где жил Петр, и сказали: "Всполох и заговор в Кремле. Стрельцы собираются убить царя. Беги, государь!" Государь выскочил, в одной рубашке, бросив беременную жену и мать, и ускакал в Троице-Сергиев монастырь. Бежал в одной ночной рубашке, представляете себе, на коне проскакать от Преображенского до Троице-Сергиева монастыря, извините, с голой задницей. А утром мама с его молодой беременной женой тихо, спокойно собрались и поехали вслед за убежавшим царем. Она-то сама не испугалась, потому что знала, как все это сделано. Когда он пытался что-то такое после свержения Софьи матери сказать, его обрывали. И, видимо, тогда Наталья Кирилловна Нарышкина и придумала всю эту затею с Францем Лефортом и прочим пьянством. Все это пьянство и разврат, если посмотреть, кто там был ближайшими соратниками Петра, это были все доверенные люди его матери.

Елена Ольшанская: Жены и дочери иностранцев в Немецкой слободе были любезны, вели себя свободно и раскованно. Это поражало Петра, ему казалось, что он находится в маленькой Европе, чудом перенесенной в Россию.

Дмитрий Зелов: Когда Петр попадал в Немецкую слободу, он попадал в другой мир. Для молодого человека это был разительный контраст. Он попадал для себя в волшебную сказку. Петр достаточно комфортно чувствовал себя в окружении как своих сверстников, так и людей, принадлежащих к старшему поколению. Петр был достаточно развит и духовно, и физически. Он по своему росту и телосложению был на голову выше всех своих друзей и современников. Кроме того, его пристрастие к пирушкам, которым его прежде всего научил весельчак и балагур Франц Лефорт, сказывалось в том, что, несмотря на кажущуюся разницу в поколениях, к которым они принадлежали, они достаточно быстро нашли общий язык, и позднее не чувствовали уже особой разницы в возрасте. И в это время начинает на первый план выходить Алексашка Меньшиков, бывший пирожник и будущий Светлейший князь Александр Данилович Меньшиков, они с Петром фактически были погодками.

Виктор Живов: Патриарх Иоаким в своем завещании царям, это был период соправления Петра и Иоанна, завещал им особенно беречься общения с иностранцами. Ничего подобного Петр не делает, он явно не следует заветам патриарха Иоакима. Больше того, он откровенно и явно оказывает давление на церковь с тем, чтобы церковь сняла эти ограничения на общение с иностранцами, на браки с инославными христианами и так далее. Когда он начинает чувствовать, что он не будет жить по-старому, что он будет переделывать жизнь? Я думаю, что очень рано. По крайней мере, в 1691-м году, Петру было в это время 19 лет, эта идея у него явно присутствовала. В это время после того, как он, по существу, приходит к власти после стрелецкого восстания 1689-го года и, соответственно, поражения царевны Софьи, тогда, когда нарышкинская партия, партия его матери Натальи Нарышкиной и избранного в 1691-м году патриархом Адриана приходит к власти. Петр не сразу становится во главе политики. Но явно, что какие-то свои преобразовательные интенции он уже в это время формулирует.

Елена Ольшанская: Патриарх Иоаким умер в 1690 году. При выборах нового патриарха Петр как царь отстаивал иного ставленника, но безуспешно.

Дмитрий Зелов: Одним из претендентов псковский архиепископ Маркел. Но Маркела не избрали по той причине, что у него борода была не столь длина, он знал иностранные языки, то есть, он знал латынь хорошо, он знал европейские языки, он знал греческий. И то, что у него кучер не сидел верхом на лошади, а по модному европейскому нововведению, стоял на козлах. Вот по этим причинам Маркел не был избран, хотя именно Петр хотел, чтобы был избран Маркел. Был избран Андриан, Петр тогда еще не вошел полностью во власть, он имел мало влияния и с Андрианом у них были непростые отношения.

Елена Ольшанская: В 1691-м Петр затребовал церковный устав и написал свой устав "Сумасброднейшего всешутейшего и всепьянейшего собора". Вместо обычного вопроса на исповеди: "Веруешь ли?" в соборе спрашивали: "Пьешь ли?" На святки Петр с друзьями ездил по домам богатых бояр и спаивал хозяев, приговаривая: "Так делали отцы и деды ваши, а старые обычаи ведь лучше новых?" Во главе "собора" был поставлен Никита Зотов - тот самый бывший дьяк, учитель детских лет Петра, впавший в слабоумие спившийся старик. Собрания членов собора превращались в оргии, на которых водка лилась рекой.

Андрей Богданов: Петр мог сам начать править, он мог, приходить и давать какие-то распоряжения. И тут и был придуман вот этот замечательный "всешутейший и всепьянейший собор". Царица обнаружила, что Петр, который сначала увлекся своей молодой женой, у него уже и ребенок родился, то есть, он становился в глазах общества взрослым дееспособным человеком, что можно оторвать его и от ребенка, и от жены, и от государственных дел и тихо спровадить в Немецкую слободу, где он будет пить, гулять, волочиться за горничными и продолжать играть, как он играл все время раньше. А Наталья Кирилловна будет спокойно править. И сложилась интереснейшая ситуация: период правления Натальи Кирилловны это был один из немногих периодов правления без канцлера, без первого министра. До этого мы почти всю историю 17-го века можем расписать на правителей. Как во Франции мы можем говорить - здесь Ришелье, здесь Мазарини, здесь Фуке, а здесь Кольбер. Точно так же в России говори: здесь Борис Морозов, здесь Нащокин, здесь Матвеев, здесь Голицын. А при Наталье Кирилловне ничего этого нет. Но, правда, как писал князь Борис Куракин, "началось тогда мздоимство великое и кража государственная". Ну, конечно, не началось, просто в невиданных масштабах. Потому что Наталья добрая и мягкая, любившая почести и богатства царица, естественно, отпустила вожжи.

Виктор Живов: Потешные полки - это игровые полки, каком-то смысле это игровые полки, это все игра. Игра, в результате которой создается новая регулярная армия. "Всешутейший и всепьянейший собор" - это кощунственная игра, но в результате этой игры патриаршество в России отменяется и возникает новая структура церкви. То есть, у этих игр были политические задачи. В этом смысле они совершенно не похожи на свои европейские источники. Какой-нибудь немецкий князь вполне мог организовать у себя при дворе небольшое общество из своих приятелей, они там собирались, пили свои спиртные напитки, шутили глупым и непристойным образом, что-нибудь еще такое делали, в общем более-менее то же самое, что делал Петр на собраниях "Всепьянейшего собора". Но это имело место внутри двора, это было частью, если угодно, частной жизни монарха. У Петра по-другому. Когда в 1714-м году Петр устраивает свадьбу Всешутейшего патриарха князя-папы Никиты Зотова, это зрелище на весь Петербург, толпы народа это видят, это публичное зрелище. Через Неву Никиту Зотова перевозят в какой-то ладье, которая плавает в пиве, и его поит при этом Бахус. Поит его из ковша, сделанного в виде вульвы. Поят его дальше допьяна. После этого происходит пышная свадьба, строится специальная пирамида с дырками, в которые можно подглядывать, кто хочет, тот может подглядывать. Туда отводят престарелых новобрачных, и оба они пьяны. Народ смотрит в эти дырки, что они там делают, и хохочет. Стали ли они юридически мужем и женой после этого? Да, стали, их венчали. Для этого нашли какого-то совсем старенького попика 90 с чем-то лет, это тоже был элемент карнавала, потому что, вероятно, этот попик еле-еле мог говорить. А с другой стороны, это был официальный брак.

Андрей Богданов: Умирает Наталья Кирилловна в 1694-м году, в 1695-м году совершается "всепьянейший" Азовский поход. Первый Азовский поход 95-го года это первый год самостоятельного правления Петра. Что такое этот Азовский поход? На судах, представляете себе, такое войско Стеньки Разина, все эти потешные полки, Франц Яковлевич Лефорт во главе этой военной компании. Все пьют, гудят по страшному. Никакого успеха не добились, потому что это была игра. Но тонкость состояла в том, что в отличие от маневров, противник не знал, что ему нужно потерпеть поражение. Тупые турки в Азове не сдались и их, естественно, не взяли.

Дмитрий Зелов: Когда Петр пошел в первый Азовский поход 1695-го года, у него был уже ряд иностранных специалистов, которые были наняты на русскую службу. В частности, был ряд военных инженеров, военных фортификаторов, которые помогали в осадных и подрывных работах в отношении Азовской крепости. Азовская крепость была достаточно мощной турецкой крепостью, и взять ее было очень сложно. Главной причиной и неудачей первого года осады было то, что не было согласованного действия сухопутных сил и морских сил. В 1696-м году, во втором году осады, совместные и удачные силы взаимодействия морских сил и сухопутных привели как раз к успеху. После успешного взятия крепости Азов Россия фактически со времен Вещего Олега твердо укрепилась при Азовском море, отвоевав совсем маленький, крохотный его кусочек. Но там уже был флот, Россия уже могла бороздить, пеня воды Азовского и Черного морей. Когда русский фрегат пристал при Константинополе, это произвело настоящий шок для турок, поскольку о русских как на Черном, так и на Азовском морях уже давно напрочь забыли.

Андрей Богданов: В 1696-м году мы завоевываем Азов, умирает царь Иван Алексеевич. Иван Алексеевич умирает, Петр больше не имеет никаких претендентов на престол. После смерти Ивана он может отправиться в Великое посольство за границу. Представьте себе, при живом Иване уехать за границу невозможно, потому что мало ли, а вдруг вернуться не удастся?

Елена Ольшанская: "Назначено было Петром посольство в Европу, - пишет Пушкин в своих подготовительных заметках к истории Петра. - Главной особою был генерал-адмирал Франц Яковлевич Лефорт, тайный советник Федор Алексеевич Головин и статский секретарь (думный дьяк) Прокопий Богданович Возницын. При них 4 секретаря, 40 "господских детей" знатных родов (в том числе и Меньшиков) и 70 выборных солдат гвардии с их офицерами, всего 270 человек. Петр скрылся между дворянами посольства. Посольство отправилось из Москвы 9-го марта 1697-го года".

Виктор Живов: Конечно, это был первый раз, когда русский монарх за долгое время покидал пределы своей страны. Романовы и Даниловичи никуда не ездили, сидели дома, и так оно и полагалось. Поскольку монарх отождествлялся со своей землей и ездить ему было непристойно. Тем более, вокруг все были страны иноверные, и в иноверные страны совсем уже ездить не полагалось. Вообще путешествие это новая выдумка. С какой стати монарх должен путешествовать? Он может выезжать в военный поход, но просто так ездить куда-то, зачем-то. Зачем? Никто не ездил, не только русские монархи, вообще говоря, и все другие монархи тоже как правило, сидели дома. В этом смысле, конечно, поездка Петра была крайней новизной. И вообще говоря, крайней новизной не для только для России, но, я бы сказал, на европейском фоне.

Андрей Богданов: Прием государя иностранными государями должен был происходить согласно статусу Российского государства. Этого статуса, а именно имперского статуса, российская дипломатия добивалась на протяжении многих десятилетий. К моменту Великого посольства мы были приняты в большинстве европейских стран как империя. Малейшее отклонение от этого дипломатического этикета означало бы, что мы этот статус утратили. Потому что, когда мы заключаем в с Данией, например, договор о посольском церемониале, речь идет не о том, кто и когда снимает шляпу, это внешнее оформление, а реально речь идет о статусе взаимоотношений государств. Окружение Петра в основном состояло из знатнейших аристократов, его доверенных лиц. Это Борис Голицын, Долгоруковы, Шереметьевы, Куракины, Прозоровские, Козловские, Салтыковы. Был найден идеальный компромисс: Петр был назван волонтером, ехал инкогнито, и таким образом дипломаты принимались по статусу великих и полномочных послов. Все переговоры Петра не имели никакого дипломатического значения, то есть, это было общение без протокола. Для Петра это была великолепная возможность продолжать играть, и он играл.

Виктор Живов: Петр поехал в Великое посольство инкогнито. Что, вообще говоря, вероятно, соответствовало тому, как должны были путешествовать владетельные особы. Откуда-то он про это знал. Конечно, здесь были типичные для Петра элементы игры, игры такого переодевания, разыгрывания каких-то сюжетов. Бомбардир Алексеев появился еще до Великого посольства. Так что, когда он поехал в посольство как Петр Михайлов, это было продолжением этой, если угодно, игры.

Елена Ольшанская: Бомбардиром Петром Алексеевым Петр назвал себя еще во время Азовских походов.

Дмитрий Зелов: Официальная цель посольства, как она была объявлена, это был поиск союзников по антиосманской коалиции. Петр планировал продолжать войну с Турцией за выход к Черному морю. В стране было достаточно неспокойно, сложная ситуация была на юге страны, война с Турцией не была окончена. Сложная ситуация была в Польше, в Польше начался период бескоролевья, старый король умер, нового не выбрали. Было два претендента: один французский принц Конти, другой, будущий король Польши Август Сильный, пророссийский ставленник. В Польше могла начаться война между двумя этими претендентами. И на границе России с Польшей тоже было неспокойно, поэтому на всякий случай были придвинуты русские войска на границу с Польшей. В таких условиях, когда и внутреннее брожение было в стране, начавшимися реформами и начавшейся войной с Турцией тоже был ряд недовольных, была оппозиция Петру. Недавно был раскрыт заговор, организаторы которого были уничтожены Петром. Поэтому в таких условиях покидать страну - это было созданием лишних слухов о личности царя. Поэтому, чтобы не покидать страну, официально Петр не уезжал, и все письма исходившие, переписка от Великого посольства, шла на имя Петра Великого в Москву. В Риге Петра встретили достаточно недружелюбно. Петр проявил чрезмерную любознательность при осмотре укреплений, пытаясь создать на клочке бумаги чертеж и зафиксировать количество гарнизонов, охраняющих замок, количество пушек. Естественно, что такие действия не могли не вызвать ответной реакции. Поэтому часовой, находящийся на крепости, навел на него мушкет.

Виктор Живов: Рига принадлежала Швеции в это время. Тогдашний комендант Риги - барон Дальберг. Приехало посольство, царь-инкогнито, значит, его надо не замечать, и Дальберг не заметил. И после этого, тем не менее, если мы прочтем историю войны, то как обосновывалась изначальная обида русских на шведов, там фигурирует этот самый негодяй Дальберг, который не встретил нас, Великого государя, в Риге.

Дмитрий Зелов: Русские приезжали время от времени и отношение к ним было как к экзотическому посольству из Персии или из более далеких земель. Их воспринимали как своеобразную экзотику, как Восток, на которых интересно посмотреть, как на ярмарке, мальчишки могли показать пальцем.

Елена Ольшанская: Послы были одеты в русское платье с бриллиантовым гербом на шапке. "Петр, приехав в город Саардам, увидел в лодке рыбака, бывшего прежде корабельным плотником в Воронеже, назвал его по имени и объявил, что намерен остановиться в его доме. На другой день он оделся в красную байковую куртку и холстинные шаровары и смешался с прочими работниками... Петр упражнялся с утра до ночи в строении корабельном... Иногда ходил закупать припасы на обед и в отсутствие хозяйки сам готовил кушание, - пишет Пушкин. - (...) Петр потом ездил в Амстердам, где осмотрел кунсткамеру, математические инструменты..., звериные и прочие дворы (menageries), церкви, между коими очень полюбилась ему квакерская; в синагоге видел обрезание младенца; посетил он и зазорные дома (бордели) с их садами; видел 20 сиротских домов, дом сумасшедших, собрание ученых; слушал их диспуты... В Саардаме государь полюбил матроса по имени Мус... под его ведомством Петр прошел все степени морской нижней службы, начиная с должности "каютного хлопца"... Корабельные мастера звали его Piter Bas (Петр Мастер), и сие название, напоминавшее ему деятельную, веселую и странную его молодость, сохранил он во всю жизнь". В Англию из Голландии Петр уехал по интересной причине - голландские корабелы строили "на глазок", а русский царь хотел получить точные планы, чертежи военных кораблей.

Дмитрий Зелов: В Англии он нашел то, чего искал - нашел уже непосредственно точную науку, основанную на теоретических расчетах, основанную на чертежах. Но здесь чувство меры ему изменило. В Дэпфорде Петр поселился в доме члена английского научного общества Эвелина. Но Эвелин в этот момент сдавал свой дом адмиралу Бенбоу. Адмирал Бенбоу нехотя уступил достаточно хороший и приличный дом Петру и его свите. После нескольких месяцев пребывания, когда уже русские оставили этот дом, то адмирал Бенбоу, увидев свои владения, пришел в ужас. Этот факт достаточно мало известен. Если крупные историки, такие как, скажем, Богословский или Ключевский, не могли обходить его вниманием, они старались писать об этом факте по минимуму, либо рассказать о том, что, возможно, просто Бенбоу хотел поживиться за счет казны и приукрасить то, что осталось. А что же реально было? Реально английские газоны, которыми так славится Англия, трава была стерта до земли. Более того, были поломаны все садовые деревья, была поломана ограда, полностью были испорчены стекла в доме. По воспоминаниям английских современников, Петр со своими друзьями устраивал катание по газонам на садовой тачке на скорость.

Елена Ольшанская: После отъезда Петра хозяин дома в Дэпфорте подал жалобу властям, перечислив все поломки и потери в доме. Кроме уничтоженного сада и разбитых окон, речь шла о сожженных в каминах дорогих стульях, загаженных, прожженных драгоценных коврах, изодранных обоях, испорченном и порванном постельном и столовом белье, простреленных и проколотых картинах, разбитых каминах... Король Вильгельм безропотно заплатил хозяину 300 фунтов. Он и сам однажды посетил Петра в этом доме, где на него напала обезьяна - любимица Петра. Царь спал в одной комнате с 4-5 людьми, при нем был шут. Когда вошел король Вильгельм, астматик, несмотря на холод, он попросил открыть окно: воздух в доме был ужасен.

Андрей Богданов: В это время Россия в составе Священной Римской империи германской нации, Польши и Венеции воевала с Турцией. К этому моменту война зашла в тупик просто потому, что союзники в принципе завоевали практически все, чего хотели. К началу Великого посольства нашей дипломатии удалось продлить союз на три года. Продление союза нужно было не для разворачивания дальнейшей войны, а для того, что Турция перед лицом стенообразно стоящих противников пошла на максимальные уступки каждому члену Священной лиги. И в Польше в это время русская дипломатия очень удачно поставила своего короля. Основной его противник был французский ставленник, победил ставленник России и Священной Римской империи. То есть, казалось бы, Священная лига была сильна как никогда, и все в порядке.

Дмитрий Зелов: Уже к началу пути Великого посольства начались сепаратные переговоры европейских государств с турками. Петр, естественно, об этом не знал, он по пути следования по европейским государствам будет пытаться сколотить антиосманский союз, но в конце концов ему это не удастся. Вильгельм Третий на словах, говоря о том, что он согласен с Петром на совместную борьбу с Турцией, и Англия поможет России, реально уже вел сепаратные переговоры за спиной Петра. Также примерно поступал и австрийский правитель Леопольд Первый. Фактически так же поступило и правительство Голландии. Миссия Петра, с точки зрения политической значимости, оказалась безрезультатной.

Андрей Богданов: Когда Петр из Вены спешно отбыл в Москву на предмет казни восставших стрельцов, Священная Римская империя неожиданно заключила сепаратный мир с турками. Он был не совсем нагло оформлен, но это было очень крупное нарушение договоренностей. И также неожиданно после трех дней, когда Петр в Польше пьянствовал с Августом Саксонским, он с ним негласно договорился начать войну против Швеции. Это был тот пункт, против которого русская дипломатия боролась последние 30 лет. Ее все время пытались втянуть в вой ну на стороне прибалтийских государств против господствовавшей на Балтике Швеции, поскольку Дания, Германские княжества, Пруссия и Польша не могли сами справиться со Швецией, им до зарезу нужна была Россия. Русские дипломаты прекрасно понимали, что начавшаяся эта коалиционная война немедленно кончится тем, что союзники выскочат и оставят нас воевать со Швецией. Так, кстати, и произошло в начале Северной войны. Дания и Польша выскочили из союза в одну секунду, и Россия осталась одна, и 25 лет воевала.

Елена Ольшанская: Проиграв Европе политически, Петр не собирался отказываться от своих планов. Он твердо решил любой ценой выйти к морю - не на юге, так на севере. Предполагалась еще поездка в Венецию, но Петр срочно вернулся в Москву. В России на дворе стоял 7 206 год, а в Европе - 1698-й. Говорят, что чуть ли не в день приезда Петр с ножницами бросился на бояр и начал отрезать им (короткие уже) бороды и полы (нерусских уже к тому времени) кафтанов. Восстание стрельцов до его приезда было успешно подавлено, но царь потребовал нового дознания. Величественная фигура Петра, его лоб, показывающий ум, его проницательные черные глаза, его приветливая улыбка, по воспоминаниям современников, - все это искажалось, когда он хмурил брови, в его взгляде появлялось выражение ненависти тирана-дикаря, а из-за нервических конвульсий на лицо его по временам нельзя было смотреть без ужаса. То, что вскоре предстояло России, художник Суриков назвал "Утром стрелецкой казни".

XS
SM
MD
LG