Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из того потока, которому, кажется, не было начала и не будет конца: "Крестьян обобрали до нитки номенклатурные перекупщики, имеющие "крышу" в парламенте и правительстве. Большинство сельхозпредприятий отдают хлеб по себестоимости, а некоторые даже в убыток".

В России об этом пишут уже почти 150 лет, так что начало всё-таки было. С тех пор, как отменили крепостное право, все народолюбцы только то и делают, что в один голос требуют, чтобы правительство "повернулось лицом к деревне". Считалось и считается до сих пор, что её грабят, что крестьянин - что-то вроде большого дитяти или праведник, который легко отдаст последнюю рубаху, всегда упустит своё, пронесёт ложку мимо рта. Вот и хотели, чтобы правительство его защищало путём установления "справедливых" цен и "дешёвого" кредита. Любви к мужику было много, а знаний - чуть меньше, не понимали, что это, в общем, бесполезное, а чаще - вредное перекладывание денег из одного тощего кармана в другой тощий, что даже такой "гад", как перекупщик-монополист в своём "рвачестве" ограничен - ограничен покупательной способностью своего клиента, потребителя зерна. Никто не причинил деревне столько зла, сколько её городские защитники... В письме, из которого я читал, есть, между прочим, очень важное отрадное сведение. Большинство, пишет автор, отдаёт хлеб по себестоимости. Он считает, что это ужасно, а ведь на самом деле это добрый знак. Значит, при всех трудностях, большинство научилось сводить концы с концами. Работают ещё без прибыли, но уже без убытка.

Письмо из другого бурного потока - о демократии, пишет украинский инженер: "Анатолий Иванович, я не явлюсь сторонником Лукашенко и не хуже других понимаю значение демократии. Просто вы там все не понимаете, что номенклатурная демократия ничем не лучше номенклатурного авторитаризма, а возможно и хуже. Политические игры украинских номенклатурных "демократов" с таращанским телом, у которого внезапно появилась голова, с кассетами, с "коктейлем Молотова" намного отвратительнее и опаснее, чем безобидный спектакль Лукашенко с воссоединением с Россией".

Надо, видимо, немного расшифровать это письмо. Два года назад был убит один украинский журналист, известный тем, что его очень не любил президент Кучма (если верить тайным записям его разговоров). К годовщине убийства противники Кучмы приурочили свои демонстрации в Киеве. Перед этим в одной из машин, направлявшейся в сторону Киеве, милиция обнаружила бутылки с зажигательной смесью. Высказывается подозрение, что таким способом кто-то хотел опорочить оппозицию, то есть, прежде всего, коммунистов, людей, как известно, беспорочных. И вот мы уже читаем в письме харьковского инженера, что белорусский режим, по сравнению с украинским, - безобидный. А в Белоруссии, где исчезают видные политические противники президента, где мальчишек бросают в тюрьмы за выкрики: "Да здравствует Беларусь!", многие считают безобидным украинский режим, то есть, "номенклатурную демократию". "Номенклатурный авторитаризм" - это самодурство первого лица в стране, опирающегося на чиновничество. "Номенклатурная демократия" - это борьба разных отрядов бюрократии и "денежных мешков" между собою. При "номенклатурном авторитаризме" все вместе и каждый в отдельности - ноль, ничто перед Отцом народа. При "номенклатурной демократии" есть политическая жизнь, люди не только делают гадости друг другу, но и договариваются между собою, сотрудничают, каждый что-то значит сам по себе, к его весу прибавляется вес его сторонников, вес голосов, которые он набрал на выборах. "Номенклатурная демократия" на наших глазах, пусть с большим скрипом, с остановками, с отступлениями и шатаниями, но движется к обычной, нормальной демократии. Обычной, нормальной демократии в Украине, между прочим, сегодня чуть-чуть больше, чем в России. А "номенклатурный авторитаризм" двигаться в эту сторону не способен по самой своей природе.

"Знаю вашу слабость к письмам ругательным, - пишет господин Рыклис из Петербурга. - Там можно скрестить шпаги. А ещё вы предпочитаете колоритные письма не слишком начитанных слушателей за то, что в них отсутствуют газетные штампы, люди пишут от сердца. Считаю, что писать следует лаконично и только о том, что видел своими глазами и до чего дошёл своим умом, а не перепевать газеты. Если сравнивать жизнь в России в первой половине 90-х годов с нынешней, замечаешь большие перемены в лучшую сторону. Исчезла безработица, в Красном Селе у нас даже ликвидировали пункт занятости населения. Люди стали намного лучше зарабатывать, построено много кирпичных домов взамен деревянных. И это не уродливые трёхэтажные особняки "новых русских" (хотя есть и они), а более скромные, но вполне приличные дома рабочих. Путин с его государственническим патриотизмом и негласными, тайными, гэбешными методами руководства восторга у меня не вызывает. Он таки строит "управляемую демократию". Однако порой задумываешься: а готово ли общество к подлинной демократии? Может быть, требуется длительный период перехода, те пресловутые моисеевы сорок лет? Я где-то слышал, что лидер должен держаться на полшага впереди толпы. Если - на шаг, то оторвётся, если сравняется с толпой, безнадёжно отстанет. Но как всё же трудно понимать глубинные процессы, протекающие в стране, - процессы, заставившие задуматься Горбачёва, начавшего "перестройку". Знал бы он, к чему она приведёт, никогда бы её не начал. Это как малый снежный ком порождает лавину, когда всё готово к обрушению. Теперь Горбачёв говорит (и верит в свои слова), что понимал до конца, на что решился. А я хорошо помню Горбачёва той поры, непоследовательного и нерешительного. Хорошо, что вовремя подвернулся успешный разрушитель Ельцин. Когда что-либо назрело, всегда подворачивается умелый разрушитель. Достаточно вспомнить Ленина", - пишет господин Рыклис.

Когда человек говорит по-газетному, это не обязательно значит, что он так не думает. Мы очень редко доходим до чего-то сами, без всякой подсказки, более того, всё время ищем подсказок. Только одни делают это сознательно (их называют образованными), другие - бессознательно (их называют простыми людьми). Разница между ними не такая уж большая. Все мнения простых - все, без исключения! - выдуманы образованными. Но один выбирает одно мнение из множества, другой - другое. Почему? Вот по-настоящему интересный вопрос. Один склонен верить всему плохому, что говорится о чём-либо, другой - хорошему. Это зависит от натуры, но и от погоды, так сказать, - какая погода на дворе, какой век, какая историческая обстановка. Мнение, что Нью-Йорк есть "Город Жёлтого дьявола" и "Железный Миргород", - любимое мнение самых тёмных и ожесточённых людей в современной России, но впервые возникло оно не у них и не сегодня. Знаменитейшие в своё время литераторы привезли его из Америки: Максим Горький, Сергей Есенин, Владимир Маяковский. В Америке было и кое-что другое, другая сторона медали, но распространяться о ней они не стали: не модно тогда было.

Из Москвы пишет Авраамов Герман Арсеньевич. Мэр Москвы недавно захотел вернуть на Лубянскую площадь памятник Дзержинскому. Это задело господина Авраамова. Он пишет: "Когда я учился в Третьей военно-музыкальной школе (Таганская улица,58) наш дирижёр часто употреблял пословицы, одну из них я запомнил, это была украинская пословица: плыл-плыл, а на берегу обделался. Мне пришла в голову эта пословица, когда Путин, по совету Михалковых, вернул сталинский гимн. Вспоминается она и теперь, когда наш мэр заскучал вдруг по железному Феликсу и решил тащить его опять на Лубянку. Подумал бы: ведь, кроме КГБ, там магазин "Детский мир" - зачем же детей пугать? Лужков, кстати, на детей и ссылается - мол, Феликс хорошо боролся с детской беспризорностью. А подумал бы: кто породил эту беспризорность? Несколько лет назад я написал стишок:

Где "Детский мир", стоял Железный Феликс.

Не возродился бы, как птица Феникс!"

Сглазил. А там же, на той площади, ещё и Соловецкий камень стоит - напоминание о работе Феликса и его банды. Эх, Лужков-Лужков! Плыл-плыл, а у берега вот что с ним случилось..."

Дело, Герман Арсеньевич, кажется, не только в беспризорниках двадцатых годов, о которых вспомнил Лужков. Он одобрительно отзывается о Дзержинском как хозяйственнике. Может быть, с Лужковым сейчас произошло что-то вроде того, что со мной и моими друзьями - лет двадцать назад. Мы тогда верили в "социализм с человеческим лицом", не понимали, что он невозможен, не хватало знаний. Доволакивая эту свою веру, мы изо всех сил искали, на что бы опереться, за какую бы соломинку ухватиться. Так мы открыли, что Дзержинский был не только революционер-палач, но и прекрасный экономист-практик, самый здравый из тогдашних высших хозяйственников, никто из них так высоко не ставил хозяйственную свободу, хозяйственный интерес, материальную заинтересованность работника. Может быть, кто-то рассказал сейчас об этом Лужкову, тот и увлёкся, хотя сам - не самый большой поклонник хозяйственной свободы. Между прочим, последний преемник Дзержинского в сталинские времена, Лаврентий Берия, тоже дальше всех кремлёвских отошёл от понятий "военного коммунизма". Хрущёв не зря приписал ему попытку "реставрации капитализма". Так что им, по справедливости, стоять бы на одном пьедестале или рядом, если уж стоять, Дзержинскому и Берии.

Наш постоянный слушатель из Черкаской области описывает действо, которое устроил прошлым летом в Черкасах гипнотизёр Кашпировский. Читаю: "Я был на этом сеансе из любознательности. Подумал: ну, как же так? Кашпировский в Черкасах - и не посмотреть?! Это всего в 75 километрах от моего местечка. Поехал. Посмотрел. И вот пишу вам. Девять часов утра. Дворец культуры "Азот". Прилегающая к нему площадь и часть бульвара Шевченко запружены народом. Кордоны милиции. Обстановка нервозная, шум, крики. Наконец, начали пускать. Боже ты мой! Растрёпанные волосы, поломанные костыли, растоптанные очки, плач детей. Всё это уже было в памятные "безалкогольные" дни возле продовольственных магазинов. Сейчас другая беда. Измученный, поруганный, искалеченный народ двигал к Иисусу Христу. То, что Христос-Кашпировский делал с ним на сцене, потрясает. Как он валял этих, простите за выражение, людей! Это главный ветеринарный врач на нашей скотобазе. Боже ты мой, до чего довели людей эти "красные директора"! Воистину, не вижу лиц - одни свиные рыла..."

Судя по письму, этот человек ехал за 75 километров на колдовское действо не только из любопытства. Он чувствовал себя кем-то вроде ревизора, решил проверить своих соотечественников, посмотреть (сверху вниз) на их поведение и выставить им оценку. Я вот подумал... Что бы он сказал, если бы представил себе, что не только он один ехал с этой целью, из любопытства и для ревизии народонаселения, что и другие отправились туда для того же, пусть даже только ещё один-единственный такой, как он, и вот этот один смотрит на него тоже сверху вниз, причисляет его к толпе, к несчастным, которых испортили "красные директора"...

Анна Ивановна из Екатеринбурга: "Свободу" слушаю очень редко, но стоит включить передачу "Ваши письма", сразу раздаётся ваш якобы риторический вопрос: "Кого грабит Тайвань?" Появилось свободное время, нужное настроение, решила ответить вам, кого. А вы, любезный Анатолий Иванович, обязательно сообщите об этом слушателям. США выдали по 40 миллиардов Южной Корее и Тайваню для развития экономики в обмен на полную политическую лояльность. Финляндия своим экономическим благоденствием обязана Советскому Союзу в обмен на отказ финнов смотреть в сторону Запада. Про Швейцарию каждый ребёнок знает: её богатства получены за счёт отмывания криминальных денег. У США есть ещё страны-содержанки с разной степенью материального благополучия. Оплата - политическая подчинённость. А откуда деньги у США? 85 процентов США имеют за счёт спекулятивно-финансовых операций во всём мире. Можно со стопроцентной уверенностью сказать, что Конгресс США оплачивает вас на "Свободе" за счёт ограбления её радиослушателей".

Вот как можно не верить в свободу и труд, вот какая картина мира рисуется в этом случае... Все, кто не бедствуют, продались американцам, американцы же деньги для подкупа миллиарда людей наживают обманом, финансовыми махинациями. Советский Союз имел нищее население, потому что не желал продаваться американцам. Нынешняя Россия, та продаётся, позволяет себя грабить, благодаря чему существует и радио "Свобода". Это мудрость такая же древняя, как и неверная - что от трудов праведных не наживёшь палат каменных. Сколько угодно примеров, что таки да, не наживёшь, примеров так много, что человеку, кажется, некуда от них деться, а между тем, если непредвзято оглянуться вокруг себя во времени и пространстве, то ясно увидишь: только праведными трудами и наживаются каменные палаты, если они, конечно, не только каменные, но и стоят на камне, а не на песке.

Анне Ивановне, между прочим, как и другим нашим слушателям, мало думать, что каменные палаты миллиарда человек на Земле нажиты грабежом или продажностью. Ей нужно быть уверенной, что им в этих палатах живётся, в общем-то хуже, чем ей, потому что и они хуже, чем она, что справедливость в этом смысле всё-таки торжествует. Анна Ивановна пишет: "Что же получили американцы от такой суперсытой жизни? А вот что. 40 процентов американцев не умеют читать, а 70 процентов превратились в тучных существ, и то, и другое - благодатная почва для манипулирования сознанием. Не удивлюсь, если вскоре ожиревших жертв потребления в США объявят героями, ибо в традиционном понимании в США нет героев - героями объявляют всякие жертвы".

Не знаю, стоит ли гадать, что стало бы с этим человеком, если бы он своими глазами увидел тех, о ком пишет, вник, чем и как они живут в действительности - сколько трудятся, сколько изобретают, открывают, как радуются жизни... Кажется, он испытал бы потрясение, опасное для жизни. Но может быть как раз поэтому он и не увидит, закроет глаза, он будет верить своей приятной выдумке даже находясь в гуще той действительности, мы знаем таких, - будет смотреть, но видеть не то, что перед его глазами, а то, что у него в голове, перед мысленным взором.

Когда возникает разговор о неготовности к свободе, к демократии, к демократической свободе, первое, что мне хочется, - уклониться от этого разговора. Не знаешь, как его вести, как его обставить, какие выбрать слова, чтобы тебя правильно поняли, чтобы не повредить делу и в то же время не обидеть истину. Нельзя называть готовыми к демократии человека или страну, если они к ней не готовы. Но и одобрять какое бы то ни было поругание демократии тоже вроде нельзя... Анне Ивановне из Екатеринбурга демократия вряд ли пойдёт впрок, потому что нельзя не учиться демократии у американцев, а она не только не желает у них учиться, а и за людей их не считает. Если демократия приведёт Анну Ивановну во власть, мало никому не покажется, как теперь говорят в России, а ведь она таки будет во власти, если демократией совсем не управлять, как тоже говорят в России, хотя и не очень громко...

Следующее письмо: "Здравствуйте, господин Стреляный! Я работаю директором частного предприятия (аптека). Подскажите, как бороться со взятками. Мне очень больно смотреть на это явление. Каждый пытается с тебя урвать. Не дашь - сами возьмут легально, но гораздо больше. Столько развелось трутней, что дышать не дают. Я работаю на своем предприятии с самого основания. Начинали с нуля. Даже не было телефона. Не помню ни одного периода, чтобы кто-то не приходил и не говорил: дай! Все почему-то думают, что деньги валятся с неба. Трудно работать по-честному, а хочется. Ведь налоги платишь, рабочие места даешь, а государство "спасибо" не скажет - сделает так, чтобы жизнь малиной не казалась. Виктор".

Ещё один Виктор пишет, тоже предприниматель, тоже из электронной почты письмо: "Сорвавшиеся словно с цепи, мы, кажется, хотим сожрать всю икру и выпить всё шампанское, что мимо нас протекает, а также поездить на всех имеющихся в мире "мерседесах", одеть на себя все норковые шубы, пожить во всех коттеджах и уворовать, наконец, все деньги. Понимаю, что это чушь, но когда встречаешься с жадным до потери сознания чиновником, иного на ум не приходит. За взятку в пять-десять тысяч "зелёных" (только сейчас, немедленно!) он готов продать душу дьяволу. Наша жадность, боюсь, сыграет с нами злую шутку. Сколько реально прибыльных проектов было профукано только из-за того, что не сулили мгновенной выгоды. А на улицах, между тем, по-прежнему нищета и крикливая роскошь. Государство просто раздавило нас непосильными налогами. Что будет дальше, неизвестно. Совершенно невозможно вести дела со стопроцентными госпредприятиями. Там попросту боятся что-либо решить, предпочитая тратить остатки скудных средств на личные блага (машины и квартиры). Неужели ждать ещё годы и годы, когда страна очухается? С уважением Виктор".

В других письмах говорится не про годы, а про десятилетия и десятилетия. Только что опубликовано очередное исследование российской коррупции. На первом месте Московская область, за нею Нижегородская и Саратовская, потом Москва, Челябинская область и Санкт-Петербург. Коррупционный доход чиновников, пишут, сопоставим с доходом государства: взяток, по самым скромным подсчётам, собирается 30-40 миллиардов долларов в год, в действительности - намного больше. Это значит, что взятки есть за что брать. После Ельцина не удалось ослабить власть бюрократии над хозяйством страны. Бюрократы вместе с чадами и домочадцами составляют существенную часть населения. Одна часть населения, стало быть, берёт за то, что позволяет другой части работать. Такой вид социального, так сказать, налога. У меня есть письмо от слушателя, который видит в такой системе хорошую сторону, даже очень хорошее. Он призывает подумать, на что тратились бы эти 30-40, а в действительности вся сотня миллиардов "зелёных" в год, если бы они попадали в казну. Он уверен, что - на генеральские забавы. Слишком пока много, по его подсчётам, больших патриотов в России, чтобы было иначе. Вот и представьте себе, пишет он, сколько "горячих точек", кроме чеченской, было бы сейчас "на карте нашей Родины", что вытворял бы, например, в Крыму "наш славный, непотопляемый Черноморский флот".

XS
SM
MD
LG