Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из электронной почты: "Я думаю: почему многие не любят радио "Свобода"? Просто-напросто люди глотают не жуя, вот и не в коня корм. Ведь ваши новости, ваши передачи - не ресторанное блюдо, которое осталось только съесть, а полуфабрикат, который нужно разморозить, поджарить и только потом есть. Сужу отчасти по себе, поскольку был в этой шкуре".

Утешает то, можно сказать в продолжение этого письма, что не так уж много людей, которые не любят или любят радио "Свобода". Большинство всё же не так близко принимают к сердцу наши разговоры и сообщения. У большинства есть что любить или не любить и помимо нашего брата. Я стараюсь этого не забывать.

В прошлой передаче мне пришлось ответить на вопрос слушателей, как я отношусь к делу Павла Бородина. Швейцарцы говорят, что в их банках (или банке) он хранит взятки, полученные от швейцарских предпринимателей, собираются его судить. Я сказал, что моё мнение разделит хорошо если один слушатель из тысячи. Заключается оно в том, что банковская тайна повсюду в мире должны быть полной. Один слушатель на следующий день почти слёзно попросил не отвечать на письма, авторы которых будут обвинять меня в том, что я люблю и защищаю воров, что я вместе с радио "Свобода" изрядно потрудился над превращением России в страну воровскую. На одно из таких писем - на письмо господина Богатырёва из Киева - я всё же отвечу, иначе незачем было бы городить огород.

"Вот вы и показали свое истинное лицо, господин Стреляный, - пишет он. - Намеренно пишу "вы" с маленькой буквы, дабы показать свое неуважение. Вы очень хорошо понимаете воровскую ментальность, потому как сами являетесь ее носителем (до мозга костей впитали ее в себя, надо полагать, с детских лет). У меня отпали всякие сомнения в том, что вы последовательный и убежденный сторонник воровской правды, воровской демократии. Многие миллионы воров разного калибра будут вам аплодировать, как своему духовному отцу и наставнику. Браво, господин Стреляный! Ваши теории дали "замечательные" плоды на территориях бывшего СССР: тотальное обнищание большинства и сказочное обогащение ничтожного меньшинства. К вашему сожалению, гадкие швейцарские социалисты внесли дисгармонию в эти простые и понятные всем жуликам правила. Богатырев И.А.".

Мне понравились слова: "Вот вы и показали своё истинное лицо..." Некогда с таких писем трудящихся "народные судьи" списывали свои приговоры "врагам народа", нередко - расстрельные. Враг должен скрывать своё подлинное лицо, иначе некого будет разоблачать, а как это - некого, если дела идут плохо?

Даже в самых демократических странах власть то и дело вмешивается в дела граждан без достаточных оснований. Даже там целые организации ни на минуту не замолкают, требуя от государства, чтобы оно не зарывалось. В то же время другие ни на минуту не замолкают, требуя противоположного: чтобы власть всячески утоляла их жажду справедливости. Первые - за свободу, вторые - за справедливость, так можно сказать для пущей ясности, хотя, конечно, и с натяжкой. И поборников справедливости всегда больше, чем поборников свободы, - даже в самых демократических странах. А посему переборщить, требуя полной банковской, полной коммерческой тайны, я считаю, невозможно. По-твоему всё равно не будет... Сторонники "прозрачности" оставят поле боя за собой. Они непобедимы. Если хочешь, чтобы банковская тайна торжествовала на десять процентов, призывай тысячу процентов, что я и делаю. На большей части бывшего Советского Союза банковской тайны, коммерческой тайны, как известно, не существует. Власть и бандиты знают о каждой сделке, о каждом вкладе всё, что хотят знать. Честная конкуренция остаётся в мечтах предпринимателей. Это тоже одна из причин обнищания населения.

"Что ж, в принципе с вами можно согласиться, - пишет Сергей Александров из Таллина, - не банкирское дело проверять чистоту денег, их дело - хранить деньги. Забота о прибыли, однако, заставляет их становиться экспертами в различных областях производства, управлять массой дел, сопутствующих движению капитала. Из тех же соображений банкирам добавили и обязанность проверять чистоту капитала. Кстати, Швейцария только недавно начала это делать, причем, не добровольно, а под давлением крупных капиталистических стран. Чистый и грязный капиталы мешают друг другу. В своих условиях это когда-то почувствовал ваш друг секретарь Полтавского обкома, приказавший милиции не спрашивать у мужика, где он взял бревно, которое тащит в свой двор. Всё должно работать с толком. В колхозе бревно или совсем не будет работать, или будет работать хуже, чем у мужика. Товарищ Моргун хотел, чтобы бревно двигалось в продуктивном направлении, а в России и в других странах СНГ брёвна всё ещё расстаскивают в непродуктивном направлении, и конца этому пока не видно, поэтому швейцарский суд не помешает. Сергей Александров. Таллинн".

Варвара Михайловна из Московской области: "Многие мои соотечественники потеряли веру в добро, справедливость и своё будущее. Разрушены все основы нравственности. Погоня за материальными излишествами, роскошью подавила духовные начала личности. Наше общество охватила полная пандемия (эпидемия) насилия, жестокости, безумия. Что станет с нашей молодёжью? Как им жить дальше? Раньше верили в Бога и боялись делать зло. Вера в Бога сдерживала греховные поступки многих, воспитывала любовь и сострадание к ближнему, вселяла надежду на лучшее будущее".

Иногда и я ловлю себя на том, что думаю так же - что раньше и деревья были выше, и травы гуще, и скот жирнее. Есть выражение: "ретроспективная утопия". Ретроспективная - слово латинское, означает "обращённая назад", утопия - греческое, это - "небывалия". Красивая небылица о прошлом. Назначение "ретроспективных утопий" - то же, что и обычных, представляющих собою проекты устройства рая на земле: выразить недовольство настоящим, обрести надежду на лучшее будущее, оправдать какую-то деятельность, победить противника в споре, в борьбе за внимание общества (тогда утопия служит доводом, обычно очень убедительным для большинства населения).

Осуждая неистребимую склонность людей к сочинению всяких утопий, к размахиванию ими, как флагом или дубиной, один слушатель пишет, кстати: "Дело делать надо, как доктор физико-математических наук Борис Абрамович Березовский, который и Кучме помог победить, и блок "Единство" создал, и Путина наверх вынес, а не сквалыжно скулить, как стреляные, боннэры, ковалёвы, явлинские и прочие писаки-гуманитарии". Этот слушатель замечает, что "рынок" в России победил (он считает, что победил) не благодаря утопиям, ретроспективным или "перспективным", а скорее вопреки им. Конечно, была кинокартина, представлявшая собою напористую ретроспективную утопию - "Россия, которую мы потеряли", но умами владела другая утопия, другая мечта - о "хорошем социализме", и вот сквозь эту утопию, мол, и пробился русский рынок, пробился удалью Ельцина и ловкостью Березовского, а больше всего, конечно, - напором крайней нужды. "В России, - пишет он, - рынок и демократия не вводились и не будут вводиться на западный буквоедско-бюрократический манер, нет, в России не было и не будет плана, всё до сих пор делалось и будет делаться на основе ухарства, случая, хитрости, разового гениального озарения".

Не может человек без утопии... Без той или иной утопии не может обойтись даже такой вот горячий противник всех и всяческих утопий, всех и всяческих сказок, будь то о прошлом или о будущем. Уж чего-чего, а плана, "буквоедско-бюрократических манер" у западноевропейских предшественников Ельцина и Березовского не было и в помине. Всё делалось методом проб и ошибок (часто - кровавых проб и ошибок), всё питалось, между прочим, не столько мечтами о рае на земле, сколько отвращением к действительности, во многом похожей на нынешнюю российскую. У меня давно лежит выписка из "Треугольной шляпы" - весёлой любовной повести испанского писателя Педро Антонио де Аларкона. Вот какими словами рассказано в ней между делом об испанской жизни начала девятнадцатого века: "вопиющее неравенство перед законом", "привилегии", "особые права и льготы", "отсутствие какой-либо гражданской или политической свободы". Домохозяева выплачивали "десятины, примиции, алькабалу, пособия, принудительные пожертвования, большую и малую ренту, подушные подати, королевскую "треть", государственные налоги, местные повинности и ещё около пятидесяти различных налогов и пошлин".

"Я более десяти лет живу в Литве. Недавно отмечали десятилетие вильнюсских событий. Радио "Свобода" говорит, что народ тогда вышел защищать свободу. Неужели вы думаете, что, если бы народ не вышел и не было бы тринадцати невинных жертв, Литва до сих пор была бы советской и в Вильнюсе стояли бы советские войска? Неужели вам не жалко этих людей, которые погибли ни за что? Лично я согласился бы, чтобы советские войска ушли на 13 месяцев позже, лишь бы остались живы эти люди и жили бы и сейчас в своих семьях. Терпели 47 лет - могли бы ещё немного потерпеть. Когда собака уходит, не надо её пинать в зад - она может повернуть и укусить вашу ногу, что и было в Вильнюсе. В 1991 году Москва в любом случае ушла бы из Литвы, как ушла из Германии, Венгрии, Чехии, даже из Белоруссии. Мне 35 лет, женат на литовке, двое детей, работаю, живём, как весь средний слой, - трудно, но хорошо. Хотел бы знать, как вы думаете, в чём я прав, а в чем не прав. Извините за ошибки, я не русский. Артур. 16 января 2001 года".

Мне хотелось бы, Артур, чтобы в следующем письме вы подробно объяснили, что значит "трудно, но хорошо". Я сначала подумал, что вы говорите о своей семейной жизни, но, кажется, не только. Обычно нам пишут люди, которые живут, по их словам, трудно и плохо, поэтому человека, который говорит, что живёт трудно, но хорошо, хочется послушать подольше. Это сейчас ясно, да и то далеко не всем, что "социалистический лагерь" не мог не развалиться в девяносто первом или годом раньше или позже, что Москва не могла не уйти отовсюду, откуда ушла, а тогда было совсем немного людей, которые не сомневались в этом. Если бы все спокойно ждали неизбежного, то неизбежное, по-моему, не наступило бы до сих пор. Правда, люди, выходившие на улицы в Риге, Вильнюсе, Тбилиси, Баку, не думали, что их будут убивать. Люди очень редко выходят, точно зная, что могут погибнуть.

"Приветствует вас Артамонов Николай из Ростова-на-Дону!

Долгое время с удовольствием слушал ваши передачи, пока по какой-то причине их не перестали ретранслировать на УКВ. Я не являюсь вашим полным единомышленником, но без вашей радиостанции эфир стал более черно-белым, а скорее серым. Хотел бы вам задать очень важный для меня и моих близких вопрос. Что вы думаете о введении ИНН (Единого Идентификационного Номера Налогоплательщика)? Я верующий человек, и общаюсь с верующими разных конфессий. Идёт активная дискуссия на эту тему, похоже, дело принимает очень серьёзный оборот. Мне необходимо собрать больше информации, чтобы выработать своё мнение, а возможно и помочь близким мне людям".

Спасибо за письмо, господин Артамонов. Уже не раз дело принимало очень серьёзный оборот. Варфоломеевские ночи, охота на ведьм, религиозные войны, крестовые походы, русский церковный раскол, большевистский антирелигиозный террор... Большинство просвещённых христиан в России скорбят, глядя, как их единоверцы пугают друг друга налоговым номером. Ветхий завет, как известно, строго запрещает перепись народа. Евреев считать нельзя! Посчитать евреев - значит извести их. Только Богу должно быть известно, сколько их на сём свете. Вот этой ветхозаветной боязнью пересчёта заболел в наши дни один малограмотный грек-компьютерщик, а с него она перекинулась на Россию. Первыми заболели, между прочим, не бабки и не тётки в платочках - те, слава Богу, здоровы, а мальчики при компьютерах, неофиты, рьяные новички в обеих верах - и в православной, и в компьютерной. Мальчики-программисты... Очень интересная история! Высшее церковное руководство заявило, что никакого зла в том, что каждому российскому гражданину будет присвоен налоговый номер, нет, всё делается для обоюдного удобства - граждан и государства. Старцы в монастырях - и те согласились с этим, хотя не все согласились одинаково охотно, патриарху, по слухам, пришлось пустить в ход весь свой "административный ресурс". А вот компьютерные ребятишки из самых богомольных не согласны. Не желаем, говорят, во-первых, потому, что тут замешан Антихрист, во-вторых, потому, что в стране имеется ФСБ, которая открыто гордится своим родством с ВЧК и КГБ - не хватало ещё, чтобы чекисты выслеживали нас по номерам, а в третьих, потому, что просто не желаем быть пронумерованными и всё - беспричинно не желаем. И вот это третье некоторым просвещенным христианам нравится как светлая сторона в довольно тёмном помешательстве, - как всплеск индивидуализма. Не будь этого случая, говорят они, кто-то ещё долго не задумался бы о своих правах как личности - о праве на частную жизнь, в конце концов - на личную веру, личную религию. В общем, конечно, смешно: не успели переступить порог церкви, а уже прут против самого патриарха. Но подъём личности происходит и так, общего правила нет.

Ещё одно письмо о Бородине, пришло по электронной почте, подпись - Пётр. "Самое любопытное в деле "Пал Палыча", на мой взгляд, это реакция общества на арест Бородина. Мы привыкли в последнее время к явно антизападной реакции большинства на любые события. Но в данном случае, судя по опросам, это не так. По-видимому, мало кто сомневается, что Бородин управлял своей "империей" в худших традициях всех русских завхозов, т.е. воровал, причем, в поражающих воображение масштабах. Для многих очевидно, что в России ему ничего не грозит. Посадить человека, которому так обязано столько высших чиновников (включая Путина), нереально. В нашей стране смеются над швейцарским судом, отпустившим на волю "Михася". Но у нас-то он и вовсе чист перед законом. Стало модным поминать всуе "интересы России". Что бы ни говорили наши "патриоты", арест Бородина, несомненно, в интересах России. Пусть она будет благодарна Швейцарии и США за попытку призвать к ответу такую одиозную личность. Вряд ли в интересах России коррупция, произвол и безнаказанность чиновников всех рангов. Они должны понять, что никакие связи в своей стране не избавляют их от перспективы уголовного преследования, пусть даже и весьма отдаленной. Успехи международной юстиции очевидны - давно ли арест Милошевича казался бумажной забавой Гаагских мечтателей, а сегодня обсуждается вопрос, где должен проходить суд над ним."

Затем автор этого письма задаётся вопросом: кто надоумил такого опытного человека, как Бородин, подставиться швейцарской прокуратуре? Кто усыпил его бдительность?

"Если не рассматривать варианты жидо-массонского заговора, - говорится в письме, - то остаются, собственно, две заинтересованные стороны: Швейцария и Россия. Швейцария хочет продемонстрировать реальные сдвиги в борьбе с отмыванием денег через свои банки. Даже если Бородин будет оправдан судом, а это весьма вероятно, сам факт его выдачи, допросов и судебной процедуры будет свидетельствовать о серьезности намерений. Реальная роль Бородина в российской жизни неясна, но очевидно, что, имея подмоченную репутацию, он является обузой для нынешнего Кремля, занятого отбеливанием образа России в мире. Потребуй Бородин выплаты политических (а может и не только) долгов, это могло бы оказать значительное влияние на соотношение сил наверху. Наш президент и его окружение уже показали, что не любят быть кому-либо должны (вспомним Березовского). Прямое устранение Бородина (как, например, Руцкого) означало бы, что президент объявляет: "Кому я должен, всем прощаю". Так была бы нарушена система политического торга. Это было бы "не по понятиям" в условиях, когда не завершена смена политической элиты и самих "понятий". Так что вся история с Бородиным вполне в духе любимых чекистами "спецопераций" - направлять события, оставаясь за сценой".

Слово "понятия" автор берёт в кавычки. Кто-то недавно сказал (кажется, тот же Березовский) или за кем-то повторил, что Россия пока живёт не по законам, а по понятиям - по обычаям, которые складываются в условиях беззакония и как-то помогают людям находить общий язык, не доходя до войны всех со всеми. Это можно считать положительным смыслом выражения "жить по понятиям". Отрицательный смысл разумеется сам собою: жить как в бандитской матрёшке: маленькая шайка, которую ты представляешь собою, входит в большую, большая - в ещё большую. Общество, основанное не на законах, а на понятиях, может существовать довольно долго, но уж очень оно расточительное, самоедское, очень уж много денег идёт мимо дела, мимо производства, вот люди и начинают беспокоиться.

"Я - постоянный слушатель вашей радиостанции и пишу вам, воодушевлённый тем, что, как вы говорите, "нет мнения, которое не могло бы прозвучать на волнах "Свободы". Я не претендую на рекламирование моего авторства, но если вы посчитаете абсолютно необходимым назвать меня для передачи в эфир, то мне ничего не остаётся, как неохотно согласиться, поскольку прятаться тоже как-то не к лицу. Известно, что Россия продала Аляску потому, что некем её было удерживать - не хватало населения. Чтобы России вылезти из долгов, предлагаю продать Америке Чукотку, Камчатку, Колыму с её лагерями зэков, пока всё это не захватил бесплатно Китай. Мы, кстати, сразу же решили бы жилищную проблему в России: сколько народу сразу хлынуло бы под американскую юрисдикцию со всех уголков России на эти территории!"

Дальше - ещё язвительнее. Мнения, которое не могло бы прозвучать на волнах "Свободы", действительно не cуществует, но письма есть более содержательные и менее, какие-то приходится откладывать в более или менее долгий ящик. Это письмо лежало у меня довольно долго, пока не пошли вдруг похожие (видимо, в связи с дальневосточными морозами), тогда я решил, что будет справедливо отдать предпочтение ему, язвительному "ветерану".

XS
SM
MD
LG