Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Удмуртия всегда была богата картошкой, - говорится в письме из Ижевска. - А теперь и её сеять перестали. Зачем трудиться сеять? Проще скрыть нехватку, подняв цены. Так и делают. Хлеб, картошка стали продуктами роскоши. Большинство населения городов голодает, а вы - о свободе слова. Фермер - тот живёт и жиреет".

Да, позавидовал фермеру человек, российскому фермеру... Таких писем в почте "Свободы" я ещё не встречал. И про картошку пишет, что её "сеют". Верю ему, что он не богач, но от жизни, от народа страшно далёк, если вспомнить выражение одного величайшего мастера использовать таких людей для разжигания классовой борьбы. Они и в колхозы загоняли мужиков, потом учили их "сеять" картошку и "сажать" пшеницу.

Письма от недругов украинского президента я читать не буду - в них общие ругательные слова. Кто-кто, а слушатели радио "Свобода", слушатели передачи "Ваши письма" легко, я думаю, представят, что это за слова. Прочитаю выдержки из письма в защиту Леонида Кучмы. Пишет господин Скобцов:

"Анатолий Иванович, поверьте, я уже лет 20 являюсь сторонником демократии и понимаю важность оппозиции. Я хотел бы, чтобы в оппозиционной печати критиковали курс правительства, его ошибки, предлагались альтернативы. Такой оппозиции у нас нет. Оппозиционером у нас называется народный депутат, который устно и печатно оскорбляет высших чиновников, распространяет слухи и сплетни. Говорят, нет у нас свободы слова. А мне кажется, что её слишком много. Как-то сунули мне в руки газету социалистической партии "Проспект Правды" (она раздаётся бесплатно), а в ней напечатана якобы медицинская карточка и заключение врачей: у нашего президента старческое слабоумие. Ну, какой ещё свободы вам нужно? Говорят, надо допустить оппозиционеров в государственные сред тва массовой информации. На радио "Свобода" они-то уже десятки раз побывали. Это сам Мороз, руководитель бутафорского антикоррупционного комитета Омельченко, Головатый. Слышим грубую брань: уголовники, гитлеровский режим, убийцы и т.д. Потрясают свежеизготовленными кассетами разговоров Кучмы и свидетельствами об их подлинности, купленными в Барбадоссе по 100 долларов за штуку. Некоторые фрагменты повторяют десятки раз. Все эти спектакли ставятся для европейских чиновников. Украинские граждане ("бараны" по выражению Александра Мороза) демонстрируют в своей массе полнейшее равнодушие к этой провокации. Или говорят: "Чума на оба ваши дома!" Я нисколько не сомневаюсь, что и радио "Свобода", и европейские демократы, подыгрывающие сейчас украинским красно-коричневым, преисполнены благих намерений: они хотят, чтобы в Украине было больше демократии, чем в Англии и Швейцарии вместе взятых. Но ведь и набитый дурак преисполнен благих намерений, когда на похоранах возглашает: "Таскать вам - не перетаскать!" Украина - не Швейцария. Бюрократия у нас остаётся пока что единственным субъектом политики. Если ослабить власть чиновников, начнётся смута, анархия, гражданская война. Другой опоры (гражданского общества, политических партий) у нас просто нет. На практике надо находить такое сочетание демократии, либерализма, авторитаризма и социализма, которое лучше всего соответствует состоянию общества в данный момент. Что хорошо для Англии, то может привести Украину до коллапса".

Я читал из письма господина Скобцова, он харьковчанин. Всё больше становится таких, как он, и на Украине, и в России, - людей, которым неприятно смотреть, как борются с начальством те, кто ничего другого делать не умеет. Лучше, чем в прежние годы, замечают наигранность в поведении "народных заступников", понимают, что уличные выступления нередко просто отражают борьбу в верхах. Среди самых шумных патриотов, среди самых беззаветных борцов за "права трудящихся" в любой стране, а в России и на Украине особенно, чуть ли не каждый второй - то, что называется "стукач", о чём нам пишут с несомненным знанием дела, - эта публика, мол, прекрасно управляема, обычно они делают, что им скажут, и то, что им позволено "бузить" в Киеве, показывает, что Кучма на какое-то время, видимо, выпустил из своих рук тайную полицию. В чьи руки он её выпустил - в этом, дескать, и состоит сегодня подлинный "Украинский вопрос".

Следующее письмо: "Огромная благодарность от простого народа России руководителям и чиновникам США за то, что указали Бородину и таким, как он, их место, за то, что защищают нас от них. В России у нас защитников нет (может, один Никитин, офицер). Американцы и Кувейт защитили, и вообще небезразличны к бедам других. Не отождествляйте Россию с этими ненасытными, жестокими, бесчестными людьми, которые за 15 лет не построили ни одного завода мирового уровня, ни нового города, ни села, где было бы всё добротно и современно. Не отождествляйте нас с этим разбойником-певцом, который предлагает арестовать 10 невиновных американцев в России за 10 наших воров, посаженных в Америке. Ни мозгов, ни чести, ни сострадания. Безысходность и апатия везде. Народ наш снисходительно наблюдает за этой тлёй, а когда разозлится - неясно. Московский люд закормлен. Ещё раз спасибо за американский подарок нам в виде посадки Бородина. Григорий Самолов". Или Самолин...

В предыдущей передаче я читал письмо молодого человека о его службе в российской армии. Прочитаю ещё одно: "Удельный вес врождённых сволочей в армии не выше, чем на гражданке. Но неписаные законы армейской жизни способствуют угнетателям и забивают людей открытых, бесхитростных и дружелюбных. Бескорыстная помощь кому-то считается слабостью. "Лох!" - говорят там про таких. Такие слова, как воинское товарищество, взаимовыручка, забудьте . Срочнники грызутся между собой за лишний кусок хлеба и лишнее одеяло в казарме, контрактники - за лишнюю копейку, за возможность унести и продать шмотки со склада, продукты из столовой, бензин. И можно понять тех, кто ворует на хлеб - попробуй проживи на зарплату прапорщика. Беда в том, что у большинства "профессионалов" в армии вся целенаправленная деятельность посвящена именно этой борьбе за доступ к казенной халяве, а служебные обязанности для них - не более чем досадные мелочи жизни. Использовать бесплатный труд призывников на даче - для офицера так же естественно, как для госслужащего напечатать личное письмо на государственной пишмашинке. Для некоторых бизнесменов "от меча" дармовой труд призывников стал источником дохода куда более щедрым, чем армейское жалование. Бизнес этот получил очень широкое распространение и не зря все проекты профессиональной армии тихо-мирно загибаются - кто ж выпустит из рук этот Клондайк? И пусть дяди с большими звездами на погонах трубят, что только народная армия защитит страну, а наемники разбегутся при первом же шухере,- только слепой не увидит шкурной подоплеки такого патриотизма генералов. Приведу пример "единения" солдат и офицеров. Был у нас в части психолог, веселый такой и добродушный с виду. И вот он собрал нас, молодое пополнение, у себя в кабинете. С каждым по отдельности побеседовал по душам, с большим участием. Вечером того же дня пополнение было построено "дедами" в казарменном туалете. Кто пожаловался психологу на плохую кормежку - ел полбуханки хлеба на время (успевших съесть за две минуты не били). Кто пожаловался на дедовщину - был избит и приговорен к чистке туалета бритвой. Так армейский психолог преподнес нам первый урок: "Начальству проблемы солдат похеру. Разбирайтесь между собой сами". Да, попадались командиры, принимавшие участие в солдатских судьбах. С большой теплотой вспоминаю своих командира роты, замполита, замкомандира части. Но они, я уверен, не получают удовлетворения от жизни в армейской среде, и не уходят из армии только потому, что не умеют делать ничего другого, кроме службы", - пишет недавний солдат-срочник российской армии.

Правда о российской армии, судя по почте радио "Свобода", - самая горькая из правд, которых не хотят знать многие в России. Если бы эта правда заключалась просто в том, что российских вооружённых сил нет в природе, от неё, вероятно, так не отворачивались бы. Беда в том, чтО существует под видом армии, во что армия превратилась...

Пишет предприниматель из Москвы: "Президент России считает, что главное достижение налоговой реформы - отмена прогрессивной шкалы и введение 13-процентного подоходного налога. Возможно, я чего-то не понимаю, но мои расчёты показывают, что еще пара таких "снижений бремени" - и налоги брать будет не с кого. Держать "чёрную кассу" станет невыгодно только тогда, когда механизм всех отчислений приведет к заметному сокращению налога на прибыль, то есть, когда отчисления от зарплаты будут значительно меньше этого налога. Иначе говоря, главное - уменьшение отчислений от зарплаты, а вот они-то как раз и выросли с введением единого социального налога. В связи же с предстоящим введением вмененного налога показывать зарплату станет совсем невыгодно. Вообще-то для решения этой проблемы обычно снижают налог на прибыль, упраздняют налоги с оборота и сокращают НДС, но наши правительственные экономисты, похоже, с советских времен просто не знают о существовании других налогов, кроме партвзносов и подоходного. Может, вы думаете, что индивидуальные предприниматели обрадовались? Предпринимателя, получавшего месячный доход в тысячу долларов, размер подоходного налога до сих пор не волновал. Теперь, после введения налога с продаж и НДС он заплатит (если он честный человек) в 15 раз больше! А если не честный - в 6 раз больше, меньше заплатить все равно не сможет. Может, такой рост кому-то и покажется справедливым. Но вот о развитии бизнеса, учитывая полное отсутствие кредита, можно будет забыть. А небходимость ухода "в тень" станет ещё более неизбежной. Вот такая она, путинская экономика. Представьте себе грузчика в порту. Хозяин сначала кладет ему на спину десять мешков сразу, рассчитывая потом, снимая по одному, найти "норму" - чтобы мужик пошел. Но хозяин этот - чудак ("м" не выговариваю), потому что делает грузчика калекой, который в итоге и один мешок еле-еле волокёт. Но, между прочим, хозяина, облегчившего ему бремя, благодарит, потому что тоже чудак ("м" не выговариваю). Мне, при моей великой опытности и сверхестественной ловкости, все равно придется платить в 3 раза больше. Но этого от меня чудаки ("м", как вам известно, я не выговариваю) не дождутся - торговлю я буду постепенно сворачивать, переключусь на кое-что другое - на то, до чего пока не дотянулись загребущие руки этих самоубийц".

Это писал предприниматель из Москвы.

Письмо из Ульяновской области: "Эх, Путин-Путин! Что же никто не объяснил вам, господин подполковник, что любая мелодия с другими словами - это уже пародия?! Но если учесть, что такие события не случайны, то не явился ли путинский гимн для того, чтобы сопроводить в тартарары исчерпавший себя общественный строй? И не символ ли это предстоящего завершения распада России? Мой знакомый когда-то мне доказывал пользу чеченской войны. Дескать, она сплотила народ. Правда, он не смог ответить, чего стоит народ, желающий гибели другого народа. Во-вторых, говорил он, война закалит дух армии. Ещё что-то полезное находил. Он никак не мог понять, что будет всё наоборот. Время возмездия наступило. Возвращаются солдаты, у которых отпущены тормоза. В особенности страшно, что через эту войну прошли многие сотрудники правоохранительных органов. "Кто есть мистер Путин?" - вопрошают на Западе. "Тёмная лошадка", - говорят в России. А что, между тем, показал год? Оживились худшие качества чиновничества, усилился произвол, увеличилось казнокрадство, хотя обо всём этом стали меньше говорить. Стало ясно, что свободу слова Путин подавлять не будет - просто сам журналист не захочет этой свободы, поскольку она будет создавать ему неприятности".

Письмо из Одесской области, пишет Леонид Яковлевич, фамилию не назову: "Мы находимся на берегу огромного Китай-озера, лимана, где рыбы и птицы видимо-невидимо. Если ваш приезд совпадёт с открытием охотничьего и рыболовного сезона, то вы не только отдохнёте, покушаете винограда, но и охотиться, и рыбачить будете". С удовольствием воспользовался бы этими благами и гостеприимством этого доброго человека, но он пишет, что сначала я должен буду построить - или найти кого-нибудь, кто построит - молитвенный дом в его селе. Он называет себя евангелистом-добровольцем, переехал с семьёй в это село три года назад из большого города проповедовать слово Божье. "Пришлось нам, - пишет, - преодолеть много препятствий, пережить много неприятностей, лишений, даже угроз. Но мы не падаем духом, работаем. Больше 100 человек уже нами интересуются, симпатизируют, собираются, спрашивают, читают. Но самый большой наш недостаток, самая большая проблема - это отсутствие помещения. Позади у нас уже разные инстанции, куда мы обращались..." Тому, кто построит молельню, обещают: "1.Ответить на все Ваши вопросы в религиозном плане. 2. Молиться о Вашем счастье и благополучии, о будущем спасении. 3. Назвать Вашим именем свою общину. 4. Вы сможете в любое время посетить нас как великий и почётный гость (на фасаде здания будет фигурировать таблица с Вашим именем), сможете выступить с речью или классической оперой, например, Баха. 5.Опубликуем в прессу Ваш акт милосердия". О шестом пункте - насчёт охоты и рыбалки я уже сказал. "Вы достаточно умный человек, - читаю в конце письма, - чтобы подсказывать нам дальнейшие наши действия".

Спасибо на добром слове, Леонид Яковлевич. Скоро на ваши берега придёт весна, за нею будет долгое тёплое лето, да и половина осени там недурная... Я живо представляю себе, как эти сто человек ваших односельчан, которых вы успели заинтересовать собою, собираются под открытым небом на лужку и слушают ваши проповеди. Придёт, конечно, зима, но сколько той зимы в Одесской-то области?! А получится у вас настоящая община - тогда молитвенный дом, я уверен, вырастет, как большой гриб после дождя!

"Меня зовут Виктор Михайлович, мне 51, русский, женат, двое детей - 14 и 21 года. Моя воля государственной машиной никак не учитывается. И дело не в том, что Россия испытывает трудности в переходный период. Отсутствие демократической политики и есть та антинародная политика, от которой я страдаю. На моём производстве из 120 человек благополучно живёт только директор. На некоторых других - главный бухгалтер и два-три высокопоставленных руководителя на 200-300-500 человек трудящихся. Нефть, газ, золото, алмазы, другие полезные ископаемые не делают богатыми тех, кто их добывает, - трудящихся всей страны. Чиновник, обязанный обеспечить народ всем необходимым, не выполняет своих функций. Кто и когда в правительстве Путина заговорит о полной отставке и суде над руководителями Приморья? Да никто и никогда! И в этом весь Путин. Руководители, чиновники есть. Профсоюзов нет. И собраний нет. И слово трудящегося ничего не значит. Там, где я сегодня тружусь, мне объяснили просто: у нас частное предприятие. Если я не понравлюсь начальству, мне скажут до свидания. Ни прокуратура, ни суд меня не защитят. Это я уже не раз испытал. Прокурор мне однажды сказал: "Конституции у меня нет под рукой, да и мало ли что там написано!" И судья, когда я сослался на Конституцию, мне сказала: "Да бросьте вы! Там много чего написано". Прокуратура и суд обслуживают только благополучие госаппарата. Иначе давно были бы выплачены с процентами, с инфляционными поправками, с возмещением морального ущерба зарплаты, детские пособия, было бы обеспечено право на жильё, было бы устроено судебное преследование Ельцина, Гайдара, Чубайса, Вяхирева, Черномырдина и всей его "партии", Госбанка России и пр., и пр., и т.д.". Господин Удочкин хотел бы, чтобы этих людей - тысячи и тысячи власть имущих - судили , в частности (но в "большой частности") за то, что они ведут страну по западному пути. "Почему, - пишет он, - входя в мировое сообщество, мы должны подделываться под их законы - экономические, промышленные. Ведь была в России своя экономическая культура. Россия мир кормила! Была у россиян и своя культура веры, образования, искусства, социальной организации общества и государства. Почему всё это нужно европеизировать и американизировать? Был у Горбачёва, Ельцина, Путина другой путь! Он и сейчас есть. Заведи промышленность, сельское хозяйство, гарантируй права гражданина и человека - ведь у нас всё для этого есть, ни у кого ничего просить не надо".

Так говорил, когда шёл к власти, Лукашенко в Белоруссии. "Прикажу, - говорил, - пустить стоящие заводы, а которые не будут запускаться, оттуда прогоню или посажу директора, гарантирую права трудящимся, перво-наперво - на труд, с достойной зарплатой, во-вторых, на жильё..." Не помню, что он обещал в-третьих. Рабочим очень нравилось всё это слушать. Только сейчас до некоторых из них доходит, что по-лукашенковски запустить завод можно, он и работать какое-то время будет, только вот продукция его никому не будет нужна, и лопнет в конце концов такое общественное устройство с тем треском, с которым лопнул СССР.

У господина Удочкина высшее образование, видимо, театральное (пишет, что он режиссёр, актёр и поэт), а на хлеб он зарабатывает физическим трудом на небольшом заводе. Далеко не всегда так четко отражается в сознании человека его общественное положение. Как наёмный работник он уверен, что наниматель платит ему мало потому, что сам получает много. Как советский рабочий он уверен, что не кто иной, как чиновник "обязан обеспечить народ всем необходимым". А как деятель культуры, как человек умственного труда он уверен, что всё дело в "пути" - неправильно выбран путь. Это письмо не хуже хороших научных книг показывает, как и почему в России наступил новый застой. Не знают, чего хотят. И прав человека хочется, и показать Кузькину мать тому миру, где возникло само понятие "права человека", подмывает.

Последнее на сегодня письмо перескажу своими словами. Человек горько сожалеет, что нас можно слушать, и он слушает, хотя скрежещет зубами, а про основные российские радиостанции отзывается так: рад бы их слушать, говорят, мол, всё правильно, в интересах России, но голоса дикторов и ведущих такие лживые, что слушать их невозможно (я поэтому и не читаю письмо - только пересказываю, опуская названия и фамилии, - не люблю задевать собратьев). Да, письма, авторы которых считают, что мы врём, приходят каждый день, но никто ещё не написал, что сами наши голоса лживые. По-моему, ясно, в чём тут дело. Люди называют враньём просто то, что им не нравится, с чем они не согласны, что колет им глаза или как-то иначе портит настроение.

XS
SM
MD
LG