Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пишет учитель физкультуры из Псковской области: "Мне кажется, основная задача радиостанции "Свобода" достаточно чёткая и узкая: содействовать уменьшению. нашей агрессивности, оздоровлению наших политических убеждений, противодействовать влиянию на нас сомнительных идеологий. Чем успешнее будет решаться эта задача, тем больше Америка будет экономить на обороне от нас, тем спокойнее будет в мире. Но ваше безрассудное и упорное стремление навязать нам какой-то джаз, вызывает сильное подозрение в вашей нечистоплотности и каких-то тайных замыслах".

Судя по этому письму, хвалиться нам нечем. Плохо содействуем мы уменьшению агрессивности в среде наших слушателей, очень плохо.

Письмо из Сум: "Не знаю, доходит ли до тебя от нас почта, так как я не верю в Кучмину демократию. Или вам всё равно? Может быть, вы считаете, что с Украиной всё кончено и никакой ценности она не представляет, - её добьют христопродавцы Кучма, Щербань, Табачник и прочие предатели всех мастей? Не гоже бросать народ в беде".

Наверное, не гоже, но что считать бедой? Если на уме только "христопродавцы", да "предатели всех мастей", то это, по-моему, хуже, чем нехватка топлива и демократии. Тогда уж точно их никогда не будет хватать - топлива и демократии. Одно из двух - или вы ищете врагов, или разумно хозяйствуете, это совершенно разные вещи. У народа, который разумно хозяйствует, нет предателей ни одной масти, не говоря уж о всех мастях.

Ещё одно украинское письмо: "Зовут меня Виктор, мне 43. Удивляет меня поведение некоторых наших украинских политиков, называющихся демократами. То они клянут коммунистов, то вместе с ними борются с "антинародным режимом". Я далек от мысли защищать нынешний режим, одно слово: бардачниый режим. Но акция "Украина без Кучмы", по моему мнению, - цирк. До какой же степени надо довести людей, чтобы, получив немного свободы, они не знали, что с ней делать! Не знаю, что президент говорил у себя в кабинете, но что-то очень не верится, что он давал указание убрать журналиста. Что такого мог он написать, чтобы его надо было убить? Стоит развернуть любую оппозиционную газету, и прочитаешь о Кучме такое, что его не то что в тюрьму - в ад нельзя пустить: слишком хорошо ему там будет. Я тоже от него не в восторге, хотя голосовал за него. Но если наши демократы думают, что, убрав Кучму, придут к власти, они ошибаются, - придут другие и выкинут их , как использованую салфетку. Виктор. Ужгород".

Есть крикливый возраст человека, есть крикливый возраст и демократии. Человек в крикливом возрасте не вполне сам себе хозяин, демократия - тоже. А коль ты не самостоятелен, то ты не чувствуешь и большой ответственности за свои действия. Крикливый возраст - это возраст безответственности. Самая большая и самая понятная ошибка послесоветского человека заключается в том, что он думает, что бюрократия по своему злому умыслу опекает находящуюся в крикливом возрасте демократию. По-моему, это и самая простительная ошибка, а в конечном счёте - и полезная. Она ведь рождает жгучее желание демократии избавиться от опеки.

Пишет господин Марков из Германии: "По национальности я русский, с удовольствием слушал "Свободу" в Союзе, слушаю и сейчас, живя в Германии. Поражаюсь, как злятся люди оттого, что слышат факты и мнения, которые им не по душе. В Союзе иметь своё мнение было опасно, они к этому вроде привыкли, а теперь не желают слушать никакого мнения, кроме своего. После революции умные люди, не пожелавшие жить при свинском режиме, уехали за границу. Другие погибли в лагерях. Оставшаяся масса приспособилась к свинству. Сейчас немцы, евреи и другие нации переезжают, вернее, уже почти переехали на свои "исторические родины". Евреи стремятся в Америку, немцы - в Германию, а мы, русские среди них, - куда они, туда и мы. А так как все мы люди приспособленческие, то быстро осваиваемся на новом месте, даже меняем фамилии, но забываем, что надо менять и отношение друг к другу, к жизни. Поэтому русскоязычные фирмы в Германии работают не совсем так, как хотелось бы. И грубость там, и обман... Коммерция требует честности, порядочности, а у нас в крови: не обманешь - не проживёшь".

Письмо из электронной почты, пишет Серж - так себя назвал, хотя к содержанию письма, как увидим, больше подошёл бы даже не "Сергей", а "Сергий": "Как стать артистом, не став геем? Как стать журналистом, не продав души? Как стать богатым, не сделав никого бедным? Как стать политиком, не потеряв совести? Устраиваться в этой жизни - значит катиться вместе со всей цивилизацией под уклон, потакая простейшим инстинктам потребления и накопительства. Советская власть была крайне корявой, неудачной попыткой создания нравственного направления развития жизни на Земле. Действительно, не созрели ещё условия, не готов, нравственно, Homo Sapiens. Ему бы жрать да гадить, и особенно изощрённо - на Западе, не задумываясь, куда эта колесница катится... Зря вы нам про высокую производительность труда на Западе вещаете. Поместите Америку в наши природные и ландшафтные условия - и что получится? Потечёт капитал туда, где меньше топить надо, да тоньше стены у домов. Азбука! Надули наш наивный народец в очередной раз. Хватит, имейте совесть! Смею предположить, Россия в очередной раз спасёт мир, не приняв, остановив глобализм - это узаконение наличия стран-рабов и стран-господ. Найдутся здоровые силы и в тех же США".

Кто думает, как я, тот - здоровая сила, кто думает не так, как я, - нездоровая. Так обязательно должен считать человек, который ставит своей целью изменить в угодную ему сторону "направление жизни на Земле". В таком деле иначе нельзя. Кто не с нами, тот против нас, а кто против нас, тот есть зло, поскольку добро - это, разумеется, мы. Слово "глобализм" - от английского слова "глоуб" - глобус, Земля как небесное тело, шар, планета. "Глобальный" - значит охватывающий всю планету, всемирный. Глобализмом называют одну важную особенность современного мирового хозяйства: всё более свободные торговые, а значит и прочие связи между странами и континентами. Прозрачность границ, всё большая прозрачность, условность границ, вплоть до стирания их. Это выгодно всем, а особенно бедным, тем, кому достались неблагоприятные места на Земле. Серж уверен, что Россия не примет глобализм. Как она это сделает, можно себе представить: опять отгородится от всего мира, превратит себя в окружённый колючей проволокой остров. Вольному - воля. Но как она сможет помешать другим странам всё больше открываться друг другу, тянуться друг к другу, я себе, Серж, не представляю.

Пишет Виталий Викторович Сидоренко, студент Казанской духовной семинарии: "Письма на радио "Свобода" лучше всяких социологических исследований показывают подлинное состояние российского общества. Если Карамзин Россию начала девятнадцатого века определил одним словом: "Крадут-с!", то о России начала двадцать первого можно смело сказать: "Злобствуют-с!" К сожалению, вы не всегда пытаетесь вразумлять злопыхателей, иногда даже наоборот, невольно поддерживаете, особенно если их злоба направлена против Русской православной церкви. Зачастую в ваших устах слова "православный" и "фашистский" звучат как синонимы. Уж поверьте, Анатолий Иванович, мне, человеку, знающему обстановку в Церкви изнутри: не все православные враждебно относятся к Западу, не все хотят "мочить в сортирах" чеченцев и чеченок, не все рады президенту-чекисту, не всем надо объяснять, что чекисты бывшими не бывают. Ни разу вы не напомнили слушателям, что Православная Церковь - это не только рабы ГБ, но и мученики, не пожелавшие рабами становиться. А прохиндеев и лизоблюдов в Церкви всегда хватало. Лозунги их были разные: "Бей жидов, спасай Россию!", "Коммунизм - двухтысячелетняя мечта всего человечества!" Но не прижились эти лозунги в Церкви, и сами "преобразователи" бесславно сгинули. Печально только, что, если завтра кто-нибудь из их последышей объявит боговдохновенными музыку и слова путинского гимна, вы и эти ужимки, вероятно, припишете всей полноте Православной Церкви и наградите её новыми нелестными эпитетами. Уж не вмените мне в вину мою критику. Она всё-таки благожелательная. С наилучшими пожеланиями Виталий Викторович Сидоренко, студент IV курса Казанской духовной семинарии".

Спасибо за письмо, Виталий Викторович, я рад бы не только не читать вслух, но и в глаза не видеть тех писем о вашей церкви, которые, как я понимаю, дают вам повод меня критиковать, но если я не буду их оглашать, вы не скажете, что почта радио "Свобода" лучше всяких социологических исследований показывает подлинное состояние российского общества. Обещаю вам, что буду ещё более осторожен, сугубо осторожен... В порядке оправдания скажу, что мимо моей передачи не прошло ни одно письмо от церковного человека из тех, кто готов стать скорее мучеником, чем рабом ГБ. К сожалению, таких писем очень мало... Думаю, вас ждёт очень непростое пастырское служение, если вы себя к нему готовите. У церковных "прохиндеев" вы наверняка давно на заметке.

Да, мало таких писем, какое прислал семинарист Сидоренко, больше вот таких, особенно в последние недели и дни... "Поражение, которое терпит русский и вместе с ним другие православные народы на рубеже тысячелетий, - пишет господин Шевеликов, если я угадал фамилию, - является лишь частью поражения всего человечества. Порнография, наркотизация, алчность - все то, что доминирует в общественной жизни развитых стран, стало основой общественных отношений и в России. В России, как и на Западе, происходит сокращение населения. Где бы ни вводились "идеалы" западного мира, там неизбежно начинают вымирать люди. Когда десять лет назад в России начали вводить "права человека", большинство россиян думало, что эти права заключаются в праве народа на свободную и достойную жизнь. На самом деле оказалось, что речь идет о правах воров, извращенцев, наркоманов безнаказанно творить свои преступления и полном бесправии подавляющего большинства населения страны. Скользя, как по ленте Мебиуса, в принципе правильные идеалы "прав человека" превратились в свою противоположность и служат делу закрепощения и последующего уничтожения нормальных, верящих в Бога людей. Оказавшиеся незаметно для себя по ту сторону от добра, жители развитых стран не могут понять, что с ними произошло. Фактически западный мир превратился в "империю зла". И все же думается, что это не конец. Верящие в Бога, живущие по совести люди должны очнуться от сна, породившего клинтонов, ельциных, колей, блэров. Мы не просто можем - мы обязаны это сделать. Еще не все избранные родились на Земле", - так заканчивается это письмо.

Пьянящее зелье люди употребляют испокон веков. Одни жуют листья коки, другие слизывают соки маков, курят колдовские травки, "веселие Руси есть пити" - скажем ли на этом основании, что пьянство преобладало в общественной жизни Киевской Руси, Московского царства, Российской и советской империй, а теперь - и послесоветской России? Срамные картинки и игрушки рисуют, лепят, вырезают тоже испокон веков. Срамной лубок девятнадцатого века (порнография русского пошиба) сегодня представляет собою немалую культурно-историческую ценность. Скажем ли на этом основании, что на скабрёзности зиждилась общественная жизнь досоветской России?

Письмо из Подмосковья: "Слушая "Свободу", я возмущаюсь патриотами, называющими вашу станцию антироссийской. Но надо понять источник их взглядов. Думаю, дело в том, что эти люди не верят, что Россия может быть другой. А если так, то остаётся признать свою родину либо неисправимо порочной, либо назвать чёрное - белым, пороки - достоинствами, а то и образцом для остальных. Россия всегда слишком тяжело пахала, слишком суровую "битву за урожай" приходилось ей вести. Западным людям их щедрая природа оставляла больше времени и сил на творческий поиск в любом деле. Постепенно это стало привычкой если не всех, то критической массы населения. В России же до сих пор преобладает другое отношение почти ко всякому делу - как к муке или скуке. Отсюда такая тяга к воровству и прочим нетрудовым доходам. А ведь только творцы могут быть настоящей опорой свободы и демократии: им эти блага нужны, чтобы творить. Российские реформы начала 90-х годов зачинали творцы, но они, видно, мерили всех на свой аршин, думали: откроем кислород свободы - и творчество масс разгорится буйным огнём. Увы, в душах большинства россиян горючий материал для творческого огня такой сырой, что нужен мощный разогрев. К тому же воздух свободы раздувает столько всего недоброго: воровство, плутовство, бандитизм. Вот многие и думают: пусть уж лучше жизнь снова только теплится, лишь бы не было этого сатанинского черного огня. Но как зажечь чужую холодную душу? А так же, как и костёр из сваленной в кучу всякой всячины: поднести огонь к самому податливому месту. Творческий, творящий человек должен искать такие места в окружающих, а не любоваться своим сиянием на фоне серой массы. Надо подталкивать человека к творческим действиям, которые он уже не прочь совершить. В России всегда слишком многие предпочитали "бузу" работе, хотя "буза" тоже требует усилий. Но при определённых условиях из "бузотёра" может получиться работник-творец. Об этом должна помнить власть. Порядок наводить надо, но кислорода свободы при этом не убавлять, а прибавлять и прибавлять. Надеюсь, что вы, Анатолий Иванович, хотя бы в основном согласитесь со мной. С уважением Николай из Подмосковья".

Спасибо за письмо, Николай. Больше, чем в основном, я с вами согласен. Вы пишете о "сатанинском огне". Русский философ называл сатанинским именно творческий огонь западного человека. Он связывал это с католицизмом: католик, мол, устремлён к Богу соревновательно, дерзает состязаться с Ним в творчестве, поэтому именно в творчестве - в земном творчестве: хозяйственном, научном, художественном - католицизм сильнее православия. Но и своё православие Бердяев (я говорю о нём) в обиду не давал, ставил ему в заслугу большую святость, порыв к святости - правда, не всеобщий, а в лице отдельных, лучших людей, в лице единиц, старцев. От них-то, надеялся он, святость распространится на весь русский народ, а с русского народа - на остальные народы. Об остальных, о спасении всего мира русским духом он не мог не мечтать - на то он и русский философ...

И опять: "Исчерпан срок, отпущенный одряхлевшей и изжившей себя демократии. Приближается Золотой век цивилизации - возрождение на Земле Божьего царства". Это я читаю из письма Суворова Александра Львовича. "Что представляет собою современное общество? - пишет он. - Смешанные союзы и организации, не способные слиться воедино. Сплотить их можно только путём Божественной идеи. Необходимо разрушить обветшавшую религиозно-политическую демократическую систему, оплотом которой является современный Вавилон - Соединённые Штаты Америки, воплотившие в себе дух Великой Блудницы. Образ Зверя - возглавляемый Америкой НАТО. Настал день суда над системой политического и религиозного разврата, в которой продаётся и покупается всё: и тела, и души человеческие".

И так далее... Не стоит село без праведника, не стоит оно и без проповедника, без обличителя нравов, бичевателя пороков и общественных язв. Эти превосходные люди не отличают свою брань от безличной статистики. В гневе даже очень достойный человек может назвать свою красавицу-супругу потаскухой, хотя и знает, что она верна ему, как горбунья. А эти люди всё время пребывают в ссоре с миром и верят всему, что произносят в таком необычном состоянии. Наука, в том числе статистика, говорит, что западный способ хозяйствования как раз и привёл к росту населения, потому и прижился, что может и сохранить, и прокормить почти всё, что рождается. А господин Шеликов, чьё письмо я читал перед письмом господина Суворова, уверен, что от западных идеалов люди мрут, и хочет объяснить остающимся (их, между прочим, уже миллиард), что они живут неправильно, что они должны отказаться от своей свободы и жить так, как скажет он, - он и другие избранные. На каком основании этот миллиард должен их послушаться? На том, что они - православные, русские православные. Обратите внимание, как он пишет: "поражение, которое терпит русский и вместе с ним другие православные народы". Ему приятно думать, что есть народ-коренник (его народ) и народы-пристяжные. Злой национализм плюс - всех построить. Сначала - одна страна, одна вера, один вождь, потом - одна планета, одна вера, один вождь. И недоумевает, почему это называют православным фашизмом.

"Здравствуй, Анатолий Иванович! Пишет тебе обыкновенный, непьющий, некурящий, работящий, но при этом нищий мужик. Живу в центре России, в глубинке, в деревне Комаровке, которая была селом, пока не сгорела в ней церковь. Работаю на ферме. Зарплату не получаю лет восемь. Зимой кормлю коров в помещении, убираю навоз, чиню автопоилки, зимой пасу стадо. Если летом ещё кое-как свожу концы с концами, то зимой - беда. Если бы не матушкина пенсия (400 рублей), то пух бы с голоду. Когда-то на ферме было более трёх тысяч голов скота, сейчас - сотня. Прошлым летом приехал к нам с Кавказа армянин Арутюнян, взял ферму в аренду, стал платить рабочим по 500 рублей в месяц, но не продержался и полгода. "Не дали работать", - говорит. Для чего же я работаю восемь лет без зарплаты? И сам не знаю. Беру сено и везу его в мешке на раме велосипеда своей корове. Хватит ли его до весны, не знаю. Да и хватит ли мне самому картошки до весны? Вряд ли. И навозил свой огород, и чем-то опрыскивал, но проклятый жук жрёт картошку немилосердно. Не успеет наступить лето, буду, как всегда, с содроганием ждать зимы. Бросил бы всё, но куда податься? На Север? Здоровье не позволяет. И матушку старую не оставишь... Надо как-то век доживать. Хоть мне ещё и далеко до пенсии, но изломался весь, стал как старик кряхтеть. Для чего я всё это пишу? А пусть все узнают, как живёт российская глубинка в двадцать первом веке.

Вот поклон вам низкий мой,
Счастья и здоровья
Жарким летом и зимой
Говорю с любовью
Из деревни, из глуши..."


Спрашивает, не найдутся ли добрые люди - не помогут ли ему "приобрести лошадь с упряжью или может мини-трактор, хоть старый, а то совсем беда, но если нет, так что ж..." Есть в письме и такие слова: "Скорее бы, что ли, уж землю продали, да весь электрический свет!" Пантюхин Юрий Александрович... Когда читаешь такие письма, трудно не кинуться искать виноватых, трудно помнить, что не виноват никто.

XS
SM
MD
LG