Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из письма, которое передо мной, прочитаю только одно предложение: „Трудовой народ и угнетатели". Бессмысленное это предложение встречается во многих письмах. Лучше, хотя и не совсем по-русски, сказать: бесполезное выражение... Люди, которые с этим выражением шли на штурм дворцов, - добились ли они, что хоть где-то хижин стало меньше? Нет. Нелегко это говорить, когда знаешь, сколько миллионов бедствуют в России, но приходится говорить: именно потому, что они бедствуют. Хижин становится меньше не из-за того, что проклинают или даже убивают тех, кого называют угнетателями. Своим благосостоянием народы обязаны свободе и новшествам. Накапливаются знания и навыки, появляются новые способы передвижения и общения, новые машины и приспособления, новые сорта и породы...

"Зачем вы, сотрудники радио "Свобода", роетесь в грязи прошедшего времени и клеймите прошлое нашего народа? Я готов предложить вам предсказание будущего, которое грядёт на всю вселенную, чтобы истребить нечестивых с лица земли, - пишет Владимир Данилович Дьяков, но с изложением своего предсказания не спешит. Вместо этого, он обращает наше внимание на один из видов нечестивых. "За последние 15 лет я не встретил ни одного честного христианина, особенно с того времени, как в нашу страну, в СНГ стали ездить западные миссионеры, эти святые лжецы".

О таком отношении к ближним другой наш слушатель Владимир Полушевич Рзаев написал: "Своё мировоззрение я могу выразить всего тремя словами: нетерпима лишь нетерпимость". Наблюдая за нарастанием казённой нетерпимости в России, он пишет: "Удивляюсь, что наши письма на "Свободу" ещё доходят. Могли бы выпустить негласную инструкцию для сотрудников почтовой службы об уничтожении этих писем или пересылке их на Лубянку. Видимо, пока ещё руки не дошли. Или не видят смысла это делать из-за самого стиля ваших передач: вы ведь свободно, без утайки, излагаете правду о почте "Свободы".

Владимир Полушевич хочет, наверное, сказать, что мы, представляя все мнения, не отбрасываем, таким образом, и тех, что угодны Лубянке.

В одной из предыдущих передач я прочитал письмо украинской предпринимательницы. Она довольна президентом своей страны, хвалит и Юлию Тимошенко, первую врагиню президента, довольна и правительством, рада, что может, наконец, не скрывать от власти, сколько платит своим работникам (их у неё восьмеро) и какой получает доход, её устраивает налог - всего 6 процентов, ещё больше - то, что за год не пришлось никому дать взятку. Жаловалась, что трудно найти хорошего работника, что об этом в один голос говорят все предприниматели. „Здравствуйте, Анатолий Иванович, - откликается на это письмо господин Чабанов из Черкасской области. - Нет, в самом деле, с вами не соскучишься. Каждая ваша пятница чем-нибудь да заденет, и задеваете вы нас всегда разговором о живом, самом насущном. Я- о письме этой предпринимательницы, Ларисы Ивановны, о её словах, что люди не хотят работать, проще - лодыри. Знаете, удивительная прыть нашего надстроечного, точнее, управленчески-чиновничьего аппарата. Дело не в том, что они управленцы, чиновники, а в том, что это такой тип людей. Они обладают такими свойствами, что именно они оказываются в управленцах, распорядителях, указателях. Им до отвращения противна неразворотливость, сонливость, неряшливость и лень остальной массы - исполнителей. Исполнителям лень даже думать, они вечно ноют, вздыхают о своих болячках, жалуются на жизнь и вспоминают, как хорошо им было раньше. Но почему они такие? Ваша Лариса Ивановна не говорит. В одной книге об этом написано так: „Их били батогами, затем шпицрутенами. Рабство и страх не проходят бесследно. Так что же вы хотите от этих людей?" Я спрашиваю её: как быть с людьми, которые как были прикованы к галере, так и остались прикованы? Ведь это их сила привела вас на берег. Это они своими кровавыми мозолями и поругой над собой дали вам свободу. А вы их топчете. А они, поверьте, ничуть не хуже вас, ничуть. Им сказали: свобода! Не успели они оглянуться, сообразить, что это такое, как оказались голыми и безработными. Что прикажете им делать?"

Не была эта женщина, господин Чабанов, начальницей при совентской власти, ни даже обыкновенной чиновницей, она инженер, после распада Советского Союза бедствовала, потом взяла себя в руки, нашла дело - дело у неё пошло, кормит теперь не только себя и свою семью, но и восемь человек своих работников, не шикует, не ворует, никого не топчет. Сказала простую вещь, сказала то, что есть: очень многие люди не хотят или не умеют хорошо работать даже за приличные деньги, и это сдерживает развитие народного хозяйства, предпринимательства, рост общего благосостояния. Я думаю, она не хуже нас с вами понимает, что виноваты они без вины, не открытие для неё то, что вы написали про батоги и шпицрутены, но не может же она при всём желании держать работника, от которого нет отдачи. Это обычно упускает из виду всякий защитник обездоленных, всякий. Для него само собою разумеется, что при желании предприниматель может платить работнику ни за что, просто потому, что работник - тоже человек, да притом нуждающийся.

Письмо из электронной почты, пишет студентка: "Конечно, в молодости человеку свойственно считать себя умнее всех. Однако вот факты. Происходит захват НТВ. Моим сокурсникам на это наплевать либо говорят: сняли такого-то, и давно пора, он проворовался. Они смотрят с позиции, что богатые у них все украли, а сами не стремятся к заработку, не стыдятся в 18-19 лет сидеть на шее у родителей, при этом жалуясь на нехватку денег. Политикой не интересуются, считая, что всё равно не могут на неё повлиять, и больше всего не любят тех, кто рвётся вперёд, кто богат, обвиняя этих людей в собственной бедности и глупости. Тех, кто выделяется, называют "слишком умными" или говорят: "Тебе что, больше всех надо?" Моя мама получает достаточно, чтобы обеспечить меня, но я подрабатываю на свои развлечения, так как здоровье у неё неважное, и деньги ей даются тяжело. Мои заработки вызывают повышенный интерес и зависть, я замечаю это даже у тех, кто ко мне хорошо относятся. А сами даже не ищут работу. Не знаю, через сколько поколений люди у нас станут самостоятельными, активными, живущими не по Домострою. Прошло ведь только (или уже?) 15 лет свободы. Мало того, что Россия вымирает, так еще и глупеет. И самое прискорбное для меня, что я всё равно не хочу уезжать из России. Скажите, может быть, существует закон природы, что в обществе только несколько процентов активных людей, а остальные просто существуют, особо не шевелясь, и это надо принять как данность, а не воспринимать как трагедию России?

С уважением, Елена, студентка".

Именно, Елена (я на всякий случай опустил вашу фамилию), именно так оно и есть, это установлено научно, да и невооружённым глазом можно видеть. У меня есть собственная теория, я её с удовольствием, как всё собственное, излагаю при всяком удобном случае. В каждом народе свой удельный вес таких людей, как вы, это и определяет судьбу племени, его место среди других. Плюс везение, особенно - географическое везение... Не верю я, что Россия вымирает. Cтранно, конечно, говорить "не верю", когда перед глазами - статистика, но тем внимательнее слушаешь голоса знатоков, пусть и очень немногих, которые считают, что статистика учитывает далеко не все обстоятельства. И уж никак не могу согласиться, что Россия глупеет. Даже "красная" её часть просто хочет досадить демократам, которые не смогли быстро и безболезненно устроить "хороший капитализм". Нет, всё-таки умнеет Россия, и очень быстро, другое дело - не так быстро, как нам с вами хотелось бы. Напишите мне, где вы подрабатываете, как нашли работу, трудно ли это было... Ваше письмо напомнило мне ещё одну закономерность. У людей, которые любят трудиться и зарабатывать, как ваша мать, и дети обычно такие. Бедность делает нас вялыми, а вялость мешает вырваться из бедности. Этот круг разорвать можно, но с большим трудом.

Письмо из электронной почты: "В начале 90-х годов говорили, что после победы демократии в России радиостанция "Свобода" уже и не нужна. А теперь дело так обернулось, что того и гляди только на волнах "Свободы" и будем узнавать, что происходит в России. А НТВ Путин с Кохом, вроде, доклевали. Тяжело как-то это воспринимается. А каково ваше просвещенное мнение на этот счет, уважаемый Анатолий Иванович?"

Мне больше нравится думать о положительной стороне дела, о положительных последствиях стычки между НТВ и властью. Моё "просвещённое" мнение в том и заключается, что это стычка не между должниками и заимодавцами, а между журналистами и властью. Журналистов поддерживает известная часть общества. Стало быть, можно сказать: стычка между частью общества, частью населения и властью. Власть в своих цензурных интересах использует денежные трудности журналистов, а журналисты используют расположение части своих зрителей. Многим эти события напомнят, что свобода слова - не пустяк. А вообще, в ходе таких событий все учатся, вольно или невольно учится общество, вольно или невольно учится власть. Притираются друг к другу... Общество давит на власть, власть давит на общество: кто кого. Если общество проиграет, если свободы слова в России станет в итоге меньше, ему не на кого будет грешить. Только на себя. Почему я так говорю? Потому что у российского общества сегодня есть все возможности добиться большей свободы, добиться настоящей свободы. Митинги и собрания разрешены, за слово не выгоняют с работы, не исключают из партии, не лишают свободы передвижения, не бросают в тюрьму или психушку.

Письмо из Перми: "Мы разгромили внешних и внутренних врагов в 1917-20 годах, мы сокрушили коричневую чуму-фашизм. Мы освободили мир! Мы заботились о Родине, а Родина заботилась о нас. Мы растили страну могучую и славную, самую передовую в мире".

Письмо из Воронежа: "В одной своей передаче вы издевались над высказыванием величайшего полководца всех времён и народов Суворова: "Мы - русские! Какой восторг!" Вы прочитали письмо безответственного человека, который считает, что скоро наш язык так замусорится, что в России будут говорить: "Мы - русские. Какой кайф!" Нет, не дождётесь. Мы всегда будем говорить о себе не с кайфом, а с таким восторгом, который неведом больше никому в мире".

Что-что, а такой восторг ведом всё ещё многим народам, не говоря уж об отдельных представителях. Из европейцев самым большим самохвальством отличались до сих пор, по-моему, французы (если не считать, конечно, немцев). Даже о своих поражениях их велеречивые сыны ухитрялись говорить так, чтобы самим себя приятно было слушать. Тардье, например, так писал об исходе одной из битв: "Французская доблесть уступила немецкому лукавству". (Привожу эти слова по памяти, книжки нет под рукой). Или Жюль Мишле в знаменитой книге под названием "Народ"... У Франции, конечно, есть недостатки, - пишет он, - "недостатки, вполне объяснимые кипучей деятельностью многих сил". Об Англии и России: "два колосса на глиняных ногах", "великие империи, но слабые народы". А Франция, разумеется, - "страна справедливости", французский народ, "благодаря своим великим делам, стал знатным. Европа осталась не знатной". И так далее, и тому подобное. "Вообразите на миг, - призывает он своего читателя, - что Франция пришла в упадок, что с нею покончено, и тотчас исчезнут связи, соединяющие страны мира. Любовь, эта основа земной жизни, была бы поражена в самое чувствительное место. Вновь начался бы ледниковый период, уже свирепствующий на других небесных телах около нас".

Чем отличается то, что полтораста лет назад говорит француз Мишле ( и сколько их было!) о своём народе, от того, что сегодня говорит горячий русский патриот Иванов о своём? Одним-единственным. Мишле говорит полтораста лет назад, а Иванов - сегодня. За полтора века человечество очень многое узнало и уразумело не только о разных народах. об их достоинствах и недостатках, но о том, как и почему возникает самохвальство - казённое ли, простонародное, барское или интеллигентское. Поняли, например, что самодовольство - это вид самолечения. В сладкие сказки о себе народ уходит, чтобы не впасть в грех уныния. Открыли, что самохвальством народ не поднимает себя в глазах других народов, а роняет, выставляет себя на посмешище.

"Пусть я буду Марина Воронина, - пишет женщина, которая боится путинского КГБ. - Если бы люди увидели, что Путин действительно взялся за бандитов (год назад писали: "... что Ельцин"), то и сами стали бы смелее и активнее. А сейчас никто не побежит в милицию: все уже знают, кто там скрывается под милицейской формой и против кого они там сплотились: против нас, честных людей, которых они ненавидят, как своих врагов. Ну, как мне в таких условиях не бежать к сериалам. Деррик, Жюли Леско, Наварро, Таггерт и любимый Коломбо... Разве я могу пропустить отраду моей жизни? Чем тначе успокоиться? Где же силы черпать? Только посмотреть торжество чужой справедливости. Эти сериалы гоняют по кругу, всё уже знаю наизусть, а что смотреть вместо них? Торжество наших бандитов? Нет уж. Ещё остаются передачи о дикой природе, кинопутешествия - это осуществление моей мечты увидеть разные страны. Я много лет собирала деньги, наивно полагая, что уйдёт Брежнев, и я поеду по белому свету".

А я не верил, что со смертью Брежнева страна так изменится, что можно будет поездить по белому свету, и не могу вспомнить никого, с кем тогда встречался, кто верил бы. Само собою разумелось, что советская власть - это навсегда. Она может смягчиться, стать ловчее, но не до такой же степени... Вообще-то, так и вышло. Не смогла она смягчиться настолько, чтобы открыть страну миру, - это стала делать другая власть. К ней у Марины Ворониной не меньше претензий. "Новые президенты, - пишет она, - обокрали свой народ, а мир им ещё и в долг даёт. Зачем даёте сумасшедшим?" У неё хорошо сказано о лечебном свойстве телевизионных сказок, в которых всегда побеждает добро. Помогают Марине забыться... В этом человечность этих подделок под искусство. Можно сказать: в них больше человечности, чем в неподдельном искусстве, если забыть, что неподдельное искусство меньше всего думает о том, чтобы помочь человеку жить.

"Мы, порабощённые и угнетённые коммунистическим бандитизмом в России, продолжаем жить при той же ленинско-сталинской системе. Нас, русский рабочий и крестьянский класс, просто уничтожают, жаловаться некому. Я малолеткой чудом выжил в ленинско-сталинских лагерях, всю жизнь работал грузчиком, таскал мешки, стоял в очереди на квартиру, но взятку дать не мог, обращался во все инстанции, а мне держиморды отвечали и продолжают отвечать: ничего не знаем, а народу вешают лапшу на уши, что нет Советского Союза, зато есть в Думе господин Зюганов, Лукьянов, Рыжков Николай, Стародубцев, Лапшин и все коммунисты, они говорят: ничего не было, мы не грабили и не убивали, это придумали враги коммунизма, которых мы не успели расстрелять, как объясняет господин Зюганов, который сидит в Думе вместе с другими врагами народа, они там сидят, у них неприкосновенность, они могут грабить, убивать, эти самозванцы-слуги народа. А в газетах - всё хорошо, всё прекрасно. С приветом к вам Россиянин".

Вот разница между Верховным Советом СССР и Государственной думой России. Верховный Совет никто не проклинал, никто ничего от него не требовал, никто не перемывал депутатские косточки. Всем ясно было, что это пустое место, как, впрочем, и то, что большинство депутатов составляли люди положительные, чего-то достигшие своими трудами и талантами, морально устойчивые, душевно здоровые, за этим при отборе следили сугубо, среди них не было и быть не могло шутов, кликуш и бесноватых. Вывод напрашивается сам собою. Государственная дума всё-таки лучше Верховного Совета, уже потому лучше, что личный состав её хуже, и существует она не совсем для виду, раз население её замечает и ругает. Остальное - дело времени, говорю я с неизменным своим оптимизмом, понимая, впрочем, что могу быть посрамлён жизнью в любую минуту.

Письмо из Германии: "Был я в России. И посмотрел, что поставляют в Россию многие фирмы по производству продуктов и товаров. Это товары совершенно низкого качества. Это не подделка, к сожалению, но они зачастую, кроме упаковки, ничего общего с западным оригиналом не имеют. Я спросил, почему так. Мне ответили, что русские другого и не видели. Их товары ещё хуже. Да, это часто так и есть. Только зачем возмущаться, что растёт нелюбовь к США и к Западу? Люди всё понимают. И за что любить, не понимают. Ну, да, есть богатый сосед, хорошо живёт, а нам шлёт всё это. Эти фирмы делают "хорошую" рекламу и себе, и правительствам западных стран. А цены - в 2-3 раза выше, чем на Западе. А то всё на коммунистов валят. Интересно: это всё специально в интересах коммунистов делается или деньги действительно не пахнут?"

Письмо не подписано, написал его, по-моему, бывший советский немец. В России он явно был недолго. Как и всюду, там продаётся то, что покупается, что находит сбыт. Как и всюду, ничто там не стоит дороже денег. Как и всюду, есть хорошие вещи, хватает и дряни. Только Америку и вообще Запад в России не любят (те, кто не любит) совсем не за то, что оттуда привозят (российские, кстати, торговцы) много дорогой дряни. Думаю, слушатели не дадут мне соврать. Не за товары, будь то хорошие или плохие, в России не любят Америку. Америку и Запад в России не любят (те, кто не любит) по идейным соображениям, не любят, так сказать, бескорыстно, возвышенно не любят. Не любят, говоря прямо, за то, что Америка не почитает Россию как великую державу. Ну, и за плохие товары - только не за американские плохие товары, а за свои, российские. Российская нелюбовь к Америке похожа на нелюбовь к России того украинца, который говорит: "Москали зъйилы мое сало". У русского нет такого крылатого выражения об Америке, но смысл его речей похож. Он считает Америку виноватой в своих неудачах и на этом основании отворачивается от американских порядков. Австриец, который не любит Америку или Германию (да, и Германию, много таких австрийцев), не любит её, так сказать, безобидно. Он не отворачивается от американских порядков. Австрийские и американские порядки - не одно и то же, отличий множество, есть и существенные, но главное в них --одинаково. Жизнь по закону, соблюдение прав человека, защита частной собственности как священного начала.

XS
SM
MD
LG