Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Согласен с вами, что собственность ни при чем совершенно, - пишет нам торговец из Москвы об отношениях между властью и НТВ. - В России принято брать в долг. В России принято долги не отдавать. В России принято выбивать долги с помощью ментов или бандитов. С этой точки зрения свара между НТВ и "Газпромом" население не интересует. А что касается политической стороны дела, то соотношение мнений здесь то же, что и на выборах в думу, на выборах президента, что и в ответах на вопросы о Югославии и Чечне. За НТВ - меньшинство, а к меньшинству наше российское отношение вам должно быть известно: не можешь - научим, не хочешь - заставим, не понимаешь - мозги вправим. Чтобы Россия допёрла, нужно ей нынешнее НТВ или не нужно, его сначала следует уничтожить, согласно старой народной традиции. Что имеем - не храним, потерявши - плачем".

Письмо из Австралии: "Приехал я в Советский Союз в 1985 году научиться, как делать социалистическую революцию у себя на родине, а в итоге одна белая "капиталистка" из далекой Австралии, которая затем стала моей женой, из соображений гуманизма помогла мне уехать оттуда, потому что видела, как нелегко мне, черному, было там. И вот мы снова летим в Москву - повидаться с друзьями, посмотреть, что изменилось за годы нашего отсутствия. Но в аэропорту Шереметьево пограничники пропустили мою жену, а мне грубо, без объяснений, велели ждать "вон там". Через полчаса я поинтересовался, в чем дело, но сильно накрашенная пограничница грубо приказала быть терпеливым. Вместе со мной "вон там" решения своей участи ждали еще человек 8-10 моего цвета кожи. Из разговоров пограничников я понял, что нас собираются депортировать. Мы с женой смотрели друг на друга через стекло. Я показал ей жестами, что ей надо притвориться беременной и что ей плохо. Трудно поверить, но это сработало! Они пропустили меня к ней. Так мне лишний раз напомнили, что я - черный, и часто потом напоминали на улицах Москвы. Глаза милиционеров, когда я им попадался, блестели, они жадно искали в моем паспорте "свой хлеб" - отсутствие визы или отметки о регистрации. Отношение к "черным" в России общеизвестное. Но в чем моя вина, если мои родители, не спросив меня, родили меня черным? В моих планах на ближайщие годы посещение России не намечается. Простите за ошибки. Амин Гошти".

В Советском Союзе казённое вероучение провозглашало, что все люди - братья, особенно - цветные, считалось, что их больше других угнетает мировой империализм. Проявлять расизм было не совсем безопасно: такой же в душе расист, как и ты, мог, во исполнение казённого долга, наказать тебя. Так и приходилось людям эту скверну держать там, где она зарождалась, - в душе. Свобода открыла многие тайники, в том числе и этот, - и оттуда полилось. Не знаю, Амин, обратили ли вы внимание, как страдают от расизма люди, которых в России называют лицами кавказской национальности. Может быть, таким способом русский бытовой расизм исполняет некую миссию, некий исторический заказ - заказ на сокращение России: чтобы отпали от неё земли, порождающие людей не вполне угодной ей внешности. Эта мысль встречается в нашей почте.

Письмо из Саратова: " В сентябре в Интернете появилась статья о том, как ворует наше начальство. Это одно из предприятий "Газпрома". Строят себе и родственникам коттеджи, работников используют на своих дачах и огородах. Когда руководители узнали об этой статье, они перекрыли нам доступ в Интернет и занялись поисками автора. Выбор остановили на человеке, который недавно вернулся после стажировки за границей: "Вот насмотрелся на Западе, и теперь возмущается". Было созвано собрание. Выступления были в духе 37-го года: растоптать честного человека и выслужиться перед начальством. На голосование был вынесен вопрос: "Достоин ли этот человек быть членом нашего коллектива ?" Из примерно ста человек двое воздержались, остальные согласились с начальством, что недостоин. Поражает, как хорошо эти феодалы знают своих крепостных. В России ничего не изменилось и вряд ли изменится. Мне вспоминаются слова Бенджамина Франклина: "Общество, способное променять свободу на малую долю временной безопасности, не достойно ни безопасности, ни свободы".

Обычная, надо сказать, история, обычное и письмо. Не совсем пока обычна одна вещь. Она - в словах: "В Интернете появилась статья..." Смотрите, как они испугались, саратовские воры! В Интернете - миллионы статей и чего там только нет. Заметили то, что их касается, стали действовать. Так они сами подсказывают своим "крепостным", что делать дальше: продолжать писать, использовать, на полную катушку использовать Интернет. Интернет становится оружием пролетариата.

Пишет господин Нехлюдов из Москвы: "Господин Стреляный! Не следует ли углубить и расширить толкование прозвучавшей из ваших уст замечательной фразы: "Священное право частной собственности"? Например, не является ли и сама частная собственность священной? Не является ли также священным право частной собственности на специфическое развитие вопреки протестующим голосам всякого рода экологов, марксистов, слюнтяев-моралистов и прочих честных людей? России навязывается гонка потребностей в товарах и ценностях, в которых она не нуждается. Вот и не может она произвести самое необходимое. Понятно теперь, как правы были те, кто осудил и распял Христа. Тому просто не было места среди поклонников "священной" частной собственности. Интересно порой послушать вашу "Свободу" и понять, какому богу вы там молитесь. Москва".

Такими словами в сегодняшней почте "Свободы" заявляет о себе наш новый знакомец - российский социализм "именем Христа".

"Всё большее производство товара, который всё менее необходим в процессе жизнедеятельности человечества, характерно для всего ошибочного развития земной цивилизации, - заявляет он. - А локомотивом этого извращённого процесса является Частная Собственность. Все войны, все беды мира в конечном счёте из-за неё. Не слишком возвышенные личности любят ею обладать. Вы скажете: других Бог не дал. А традиции и воспитание? А религиозное, истинно христианское мировоззрение?"

Вот как раз в этом случае я и не скажу, что Бог не дал других - не желающих частной собственности. Разговор о желаниях здесь не идёт к делу. Хозяйственная деятельность невозможна без сопоставления затрат, то есть, без знания, что почём, что дешевле, что дороже, без калькуляции, как это называется. В природе существует только один источник точных сведений, что почём: свободный рынок, где частные лица по доброй воле обмениваются своими товарами, используя такого посредника, как деньги. Христианский социализм господина Нехлюдова (или всё же лучше сказать: коммунизм?) не зря осуждает эту информационную машину. Ему не нравится, что люди именно по доброй воле обмениваются товарами, которые они выдумали и, никого не спрашивая, на свой страх и риск, изготовили. Он ведь лучше нас с вами знает, какие вещи нам нужны "в процессе нашей жизнедеятельности", а какие не нужны. Правда, он никогда не согласится, что на деле торжество его проповеди означало бы такое порабощение человечества кучкой одержимых, какое сегодня может представить себе, в общем, уже мало кто - северный кореец, туркмен, житель Ирака.

Частнособственническое моё нутро подсказывает мне, что он только начинается, наш роман с русским христианским социализмом. "Кто развязал гонку товарного производства? - говорится в письме. - Частная собственность! Для чего? Чтобы накормить и одеть людей? Увы, Анатолий Иванович, чтобы увеличить самоё себя. Вот поэтому до сих пор большинство людей на планете голодает при фактически достаточном и эффективном капиталистическом производстве продуктов и товаров".

То есть, американский, к примеру, фермер, самый богатый в мире частный собственник-земледелец, мог бы обеспечить хлебом всех желающих, если бы не заботился о приумножении своей собственности - как бы прикупить земли, удобрений, новых машин, завести новые сорта пшеницы, кукурузы, сои... Примерно так думали (или только чувствовали) комсомольцы тридцатых годов, когда "раскулачивали" своих трудолюбивых односельчан. Христианский социализм Нехлюдова может быть назван и "экологическим". Предлагая нам свой перечень "честных людей" - противников частной собственности, на первое место он ставит экологов, если вы заметили... Показал бы мне кто-нибудь настоящего защитника окружающей среды, разгуливающего на свободе там, где запрещена частная собственность. Рассказал бы мне кто-нибудь, что он сумел защитить - какую реку, какой лес, какую живность.

"Исследуя вопрос об ИНН (Индивидучальном налоговом номере), - пишет другой наш слушатель-христианин, - я окончательно сформировал своё отношение. Нечистоплотные, невежественные, религиозные лидеры пытаются на этом нажить капитал и спровоцировать необоснованный конфликт с властями. В результате страдают простые, доверчивые, малообразованные люди. В частности, моя тёща, член общины, руководители которой не рекомендуют и даже запрещают смотреть телевизор, читать газеты, пользоваться другими средствами массовой информации. Вместо воспитания просвящённой, свободной личности, они создают духовных уродов, религиозных фонатиков, любящих только тех, кто думает, говорит, одевается, живёт, как они. И не дай Бог кому отклонится от их понятий - отрекуться и от родной матери, и от детей. Да простит их Господь, и да откроються у них очи, и да возлюбят они, как их возлюбил Господь!"

В связи с тем, что автор порицает свою тёщу, я его не называю, чтобы её нельзя было "вычислить", как по-гэбэшному выражаются в России. Согласен я с ним, тоже насмотрелся на ватажков этих общин. Не получилось стать директором школы - так стану "директором" секты, которая отрицает школу вообще. Без паствы они никогда не останутся. Всегда будут люди, которым хочется противопоставлять себя обществу, большинству, гордо стоять на своём, и чтобы это, по возможности, не требовало больших трудов, особенно - знаний. Лучшее противоядие здесь, конечно, свобода, хорошо упорядоченная свобода: развлекайся, выставляйся, самоутверждайся на любой манер, лишь бы не мешал уличному движению, как не мешает ему тот же христианский социализм на Западе. Он говорит о любви к ближнему, рассуждает, как делить казённые доходы, - любимый разговор всех социалистов (каждый из них в глубине души уверен, что булки падают с неба, а на земле главное - делить их по справедливости). Но он безобиден, западный христианский социализм. Он не покушается на жизнь. Он понимает, что без частной собственности будет голод, растление и смерть. Нынешний русский христианский социализм этого не понимает. Ему говоришь, к примеру: "Представьте себе, что вы устраиваете такое угоднейшее Богу заведение, как пекарня. Какие хозяйственные вопросы перед вами возникнут? Один, два, три... Из чего будете строить? Из кирпича? Бревенчатую? Человек, конечно, рачительный, вы захотите выбрать такой стеновой материал, который, при прочих равных условиях, был бы самым дешёвым. Но в обществе без частной собственности, без свободной торговли ни вы, ни кто-либо другой не может знать, что дешевле, что дороже. Общество, которое хозяйствует без сопоставления затрат и результатов, приходит к уничтожению всего живого, это доказано не только теоретически, но и на деле. Не отвечайте мне, - просишь, - сразу. Это очень трудные вопросы". Отвечает мгновенно: "Лучше всех калькулировал Христос в храме, с бичом в руке!" Так что его можно назвать митинговым - русский митинговый христианский социализм.

Пишет предприниматель... "Мелкое предпринимательство" - говорится легко, "малое" - ещё легче, а "малый предприниматель", тем более - "мелкий предприниматель" - мне как-то не говорится. Слишком уважаю я эту породу бывших советских людей... Читаю: "Считается, что самое лучшее в России - это дети, а всё, что мы делаем руками, - плохо, очень плохо. Общаясь со сверстниками сына (16 лет), могу сказать однозначно: они гораздо более свободные, независимые и мыслящие, чем были мы. И они так же не понимают многого из советской жизни, как и западная молодёжь. Тут сказывается все - и какая-никакая рыночная экономика, и поездки за границу, и свобода слова, и Интернет. Хулиганьё, дети из неблагополучных семей тоже другие. Они попрошайничают или отнимают деньги у сверстников, но для чего? Чтобы истратить на игры по сети через Интернет. Это я знаю как владелец интернет-салона. Висящая над каждым, как дамоклов меч, армия заставляет выпускников средних школ поголовно идти в институты, которых стало, как грибов после дождя. Чтобы платить за учебу, многим, очень многим надо работать, крутиться, учиться выживать. Один такой студент работает у меня менеджером. Я могу спорить на что угодно: он будет богатым человеком, успешным бизнесменом, если, конечно, не похерят рыночную экономику. Новое поколение будет лучше. Многие уедут, больше того - многие лучшие уедут. Но и те, что остануться, будут совсем другими, чем мы. В их мировоззрении, восприятии свободы и собственных прав есть такая суровая сила, что приход этого поколения сметет очень многие остатки "совка", которые сейчас кажутся незыблемыми. А посему: или сейчас, в ближайшие пять-десять лет, всех загонят за проволоку, или поганой советчине придет конец. А потом... Прежде всего, конечно, Россию нужно-таки сделать городской до конца - московской, питерской или новосибирской (городская по-тульски, например, - это мрак). Потом - сделать ее восточно-европейской, ведь даже уровень румын, не говоря о венграх или чехах, - далекая перспектива. Ну, а потом уже, лет через тысячу, стать европейской страной без приставок и кавычек".

Я читал письмо предпринимателя. "Суровая сила", которую он видит в русской молодёжи, своё дело, наверное, сделает. Интересно, долго ли она будет служить прививкой от беззаботного, но свирепого юношеского коммунизма, который уже так радует Зюганова, и от фашизма, нацизма, анархизма, антиглобализма - от всего того, чем всегда будут увлекаться и щеголять подростки всех возрастов в свободных странах.

Письмо из Екатеринбурга: "Мочи уже нет смотреть, как страна катиться по наклонной плоскости. Я хочу жить в свободной стране и говорить то, что думаю. С уничтожением НТВ того, что было эти десять, лет уже не будет. Мне 16 лет, учусь в лицее. "Свободу" слушаю уже полгода, Вы одна из объективнейших радиостанций, уважаю вас за то, что вы приводите мнения всех сторон. У нас из 5-6 местных телеканалов лишь один пока еще более-менее независим от политиков или бизнесменов. Мы с молодежным "Яблоком" устраивали несколько крупных митингов в поддержку НТВ и свободы слова (причём, первыми в России). Но тревожит другое: всем по барабану, что происходит в стране, у моих одноклассников на уме лишь пьянки да девчонки. Алексей Старостин".

А таких писем, как ваше, Алексей, в почте радио "Свобода" прибавляется. В прошлой (или позапрошлой) передаче я в связи с этим говорил, что большинству, в общем-то, и должно быть всё по барабану - "должно" в том смысле, что таковы уж люди. Всё не по барабану большинству бывает очень редко, и не каждый раз это хорошо кончается. А вы, мне кажется, сталкиваетесь ещё и с тем, что некоторые из ваших сверстников как бы опережают время: люди не пустые, не равнодушные, они, однако, считают, что уже можно жить только своей жизнью, заниматься собственными делами, быть исключительно частными лицами, как в Америке, откуда мне пишет одна американка русско-еврейского происхождения. Работает в России, а в Америку поехала рожать. Родила, осмотрелась и пишет: "Удивительно мне, как народ в прекрасном городе Денвере совершенно обходится без России, без её новостей и проблем. Международные новости располагаются на предпоследней странице главной местной газеты, которую всё равно читают только для того, чтобы узнать, где какие распродажи".

Следующее письмо: "Вы 24 часа в сутки треплете нам нервы. Только и слышишь: КГБ. А вы кто? ЦРУ. Трясёте 24 часа в сутки Сталина. При нём была страна богатая, сильная, честная, цветущая и народ был честный и порядочный. Мы жили все национальности в мире и согласии, как ни в одной стране. Наши отцы и деды завоевали нам жизнь настоящую, но вы обманули нас. Затолкали в правительство наше своих жуликов, убийц и мошенников и командуете этим еврейским сборищем. Развращаете нашу молодёжь, развалили религию нашу православную на секты. Мы теперь поняли, кто убивал наших личностей, которые нам сОздали жизнь хорошую, - Ленина, Сталина, Кирова, Орджоникидзе, Андропова".

Брежнева в этом перечне нет. В будущее автор смотрит с надеждой: "Вам по религии приходит конец. Мы все верующие, имеем Библию в каждой семье. А вы Вы гадкие слепые злые хапуги, живёте за счёт народа нашего. Наш народ ни в чём не провинился перед вами. Вы прячете воров, которые везут к вам наши деньги. Вот какую правду вам говорит русский народ! Мы не отдадим вам нашу страну. Прощения Господнего и нашего вам не будет за убийство, за предательство, за то, что вы сделали народ наш нищим".

Нередко к таким письмам прилагаются списки врагов. Приложен и к этому список... В нём Наздратенко и Мизулина, Бородин и Гайдар, Лужков и Жириновский, ГрызлОв из новых и Попов из старых, Черномырдин и Фёдоров Николай. А подписано письмо так: "От граждан Москвы, Подмосковья, СНГ". Составлять списки врагов (проскрипции - в римской древности) - приятнейшее из занятий для людей известного склада. Составляли списки врагов якобинцы во Франции (пока сами туда не попали), знаменит список Бухарина (в нём враги перечисляются не поимённо, а поразрядно: попы, учителя, торговцы и прочие не рабочие и не беднейшие крестьяне), ещё более знаменит последний из ленинских списков ( на высылку крупнейших учёных и писателей), ГКЧП имел свой список, бессонный Лукашенко маракует по ночам со своими списками, увлекаются списками в путинском окружении: кто наш, кто не наш. Списки "наших", угодных назывались в советское время номенклатурой.

"Бойтесь первого душевного движения, ибо оно самое искреннее, - это высказывание Талейрана приводит в начале своего письма господин Новиков, учитель истории. Он считает Талейрана самым успешным дипломатом в истории, но сам поступает вопреки его поучению. "Моё письмо - следствие первого движения души", - пишет он. Хвалит нас, благодарит. О передаче "Ваши письма" отзывается так: "Это окно в послесоветский мир. Смотреть бывает неприятно, но на зеркало нечего пенять".

XS
SM
MD
LG