Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пришло письмо, которое я использую для саморекламы. "Купила твою книгу "Ваши письма на "Свободу", - пишет слушательница из Москвы. - Прочитав её от корки до корки, пришла к выводу: автор - шкура, предатель, у которого начисто отсутствуют всякие моральные ограничители. Продажное ты существо! Твоя и твоих хозяев цель - дестабилизация социальных, политических, экономических отношений в России, да и в мире, но ведь это же преступление! Расплата придёт. Все вы отвратительны, в том числе сионисты НТВ. Представляться тебе брезгливо". И не обязательно, добрая ты женщина, не обязательно представляться - мне более чем достаточно, что прочитала от корки до корки. Книга "Ваши письма на "Свободу" продаётся в книжных магазинах Москвы - продаётся, по-моему, довольно вяло, хотя продавцы говорят, что не хуже и не лучше других.

Пишет бывшая научная сотрудница, теперь предпринимательница Ольга Денисова: "Вы таки свернули разговор с проторенной дорожки: все кругом сволочи, и радио "Свобода" в особенности, хороший -только я, автор письма на эту "Свободу". А вы повернули разговор: посмотрим теперь на себя, какие мы... Помню, как я по дурочке пыталась устроить своих бывших товарок по исследовательскому институту. Звоню: "Девчата, тут в одном месте вакансия есть, требуется человек со знанием языка, работа - с технической литературой, деловая переписка". А они все чего-то ждали у прежней кормушки, которая уже была пуста. Такие вакансии были по городу ! А они все огороды копали, консервировали - чтоб прожить. Ты ж, глупенькая, устройся, готовое будешь покупать ! А теперь эти "девчата" уже пенсионного возраста, ругают антинародный режим, жалуются на плохие времена... Мне приходится постоянно нанимать людей на самую простую временную работу- таскать, грузить, мести. Мои постоянные работники и я сама делаем то же. В нашей маленькой фирме все мы директора и все помогальщики. На временную работу обычно я набираю студентов. Но вот однажды пожалела парней, сидящих у нас в подъезде. Сидят, играют в шахматы, шашки, карты. Пьют редко. Мало кто работает или учится. Мамка одного, моя соседка, у меня стреляет до получки (только неизвестно, до какой). Дай, думаю, дам заработать! Позвала троих. Отвезла с собой на такси (больные ноги и, если много пересадок, потом я не работник), привезла вечером, правда поздно. Накормила колбаской, потом булками, кофе-чаем. Но хлопцы работали, как мухи сонные, втроем шли пустой ящик взять. На второй день мои основные работники взбунтовались: "Уберите их по-хорошему, ради Бога! Нет сил смотреть на таких работников!" Я говорю: "Скажите им, чтобы завтра не приходили". Парни так обрадовались, что не поверили, пришли ко мне: "Правда, что завтра не надо приходить?" Сидят опять на лестнице.... Честно скажу, для меня это шок. Получается, что нормальная жизнь - работа, труд им недоступна?! Очень -очень это печально! А ведь они человеки, чьи -то сыночки... А подошел к нам студентик, подработать надо, старался так, что мы ему больше заплатили, чем обещали. Сегодня подруге моей помагает, я его ей рекомендовала - хороших работников надо ценить, по цепочке передавать. А вот интересно, на Западе тоже, небось, по- разному работают?"

Конечно, по-разному. Всё дело в степени... И работников ненужных, бывает, держат - когда уволить дороже, чем держать... Легко увольнять, когда предприятие прогорает, то есть, когда на его продукцию падает спрос, когда потребитель говорит: спасибо, ребята, мне ваши изделия больше не нужны, я куплю у других - у них дешевле и лучше. С этим люди худо-бедно смиряются - понимают, хоть и со скрежетом, что потребитель - это не правительство, на него с плакатом не попрёшь: "Покупай мой товар, негодяй!" Что люди делятся на работников и не работников, я обнаружил в десять лет. Работал в колхозе. Работа была - мотыжить картошку, капусту, кукурузу. Я веду коня, за мотыгой косолапит взрослый мужик. С одним мы выполняем норму, и бригадир нас хвалит, с другим - ни в какую, и бригадир нас ругает. Мужики вроде одинаковые, взрослые, а с одним норма выполнима, с другим - нет. Лошади тоже делились на работников и не работников. Мерин Вильгельм был работник, а кобыла Клавка - не работница. Мать всю жизнь вспоминала первую пару бычков своей доколхозной юности: "Ну, такие были работники!" Работники не работников презирают и боятся, не работники работников ненавидят и тоже боятся. Так почему-то устроено, так и существуют - боясь друг друга.

Прочитаю письмо ещё от одного работника - о не работниках: "Я знаю Тульскую область, бываю там частенько, причем не только в областном центре, но и в маленьких городках, и деревнях. Избрание Стародубцева губерантором - результат, в котором я ни минуты не сомневался. Деградация на почве пьянства, лени и дурости там достигла масштабов гигантских и приняла, по-моему, необратимый характер. Называйте меня фашистом или кем угодно, но процентов 20 населения там уже не люди, а некие двуногие существа с непереносимым запахом (не просто перегар - они ведь и не моются!). Еще процентов 30 - на подходе к такому состоянию. Я был в деревне, где пьяницы - все, включая председателя. Грязь и нищета (в болгарском языке есть замечательное слово: мизерия). Это на тамошних-то черноземах! И никто им работать не запрещает. Уверен - за предстоящие четыре года Стародубцев, этот чудо-колхозник, доведет весь свой "электорат" до голой задницы и белой горячки. Они другого и не заслуживают. Видел предвыборный митинг: Стародубцев толкает речь, явно "подогретые" колхозники хлопают, толстая баба в платке орет "за Стародубцева": "Мы с ним богатых погоним!". Стародубцев (бедный) садится в джип и уезжает. Можно много рассуждать о том и о сем с позиций европейского гуманизма, но сочувствовать этим "человеческим очисткам" я не могу. Это именно они в семнадцатом пустили под нож элиту страны (в том числе и моих предков, кого - под нож, кого - в ссылку). И пустят еще раз - очередной семнадцатый не за горами".

Затем автор отвечает своей жене, которая каждый день доказывает ему, что жизнь в России после советской власти заметно, а в некоторых отношениях резко, улучшилась. Это один из современных российских семейных споров. Обличители и жалобщики перестают солировать даже в домашней обстановке. Уже решаются поднимать голос и те, кто замечает и улучшения. Отвечает своей жене этот слушатель так: "Я действительно стал жить лучше - с этим не поспоришь, факт. И не только я. В начале 20 века, после 1905 года, Россия уже испытывала небывалый экономический подъем, улучшение качества жизни. Чем все кончилось - известно. И причиной была не только война. Революцию сделала ВООРУЖЕННАЯ ЗАВИСТЬ. Оружие дала война, а вот зависть обострилась из-за предвоенного улучшения жизни. Если вы не побоитесь открыто и громогласно оповестить своих слушателей, что Россия не вымирает, что это выдумка слабых или недобросовестных статистиков и социологов, что Россия в целом стала лучше питаться и одеваться, что за десять послесоветских лет в ней построено жилья столько, сколько за полсотни советских, что за эти годы куплено 30 миллионов легковых автомобилей, - какой эффект будет? Какими письмами вас засыпят? То-то же. Лично я авторов писем, которые вы получите, боюсь. В заключение предлагаю вам погадать. Остались три карты: "Эхо Москвы" , Интернет, ретрансляция радио "Свобода" в России на средних волнах и FM. Вопрос: а) какую первую вытянут? б) когда вытянут последнюю? Привет вашему коллективу!"

Мизерия - это от латинского мизера - ничто, ничтожество. У поляков есть прекрасное слово: мордовня. Так они называют низкопробную пивную - пивную для мизерии, для тех, кого наш слушатель, вслед за писателем Булгаковым, называет человеческими очистками. Он не случайно упоминает фашизм: "Называйте меня фашистом или кем угодно, но..." Фашизм, особенно немецкий, торжественно ненавидит слабого, ущербного человека, хочет его извести, оставить место под солнцем только для сильного, жизнерадостного, беспощадного - для сверхчеловека, как выразился один из первых и невольных вероучителей немецкого фашизма. Не выдумана и закономерность, о которой говорится в этом письме: быстрое и заметное улучшение жизни таит в себе известную опасность, оно может усилить напряжение в обществе и даже взорвать его... А природу фашизма лучше всего поймёт тот, кто не побоится заглянуть в себя, в самую глубину, в темнейший закоулок своей души.

Очередное письмо в объяснение Путина и путинизма: "Афро-азиатские и карибские колонии Британии не выстрадали англосаксонскую систему, а получили её сверху в наследство сразу после ухода империи. Гоп - и сверху! Откуда ни возьмись - свободные выборы. Кто попал в парламенты и кабинеты министров? Правильно, Анатолий Иванович: племенные вожди, межплеменные царьки и всякая шпана, представить которую нам сегодня легче, чем вчера, потому что у нас перед глазами - наша Государственная дума, что отказывается почтить вставанием память жертв Холокоста. Европеец с рождения точно знает, что, где, когда делать. На своём рабочем месте в Сити он не ведёт себя так, как при объяснении с неверной женой. А наш евразиец стал всё лепить в одно корыто, все кодексы - в один. В его европейский с виду офис пришли законы Бутырки. Экономическую свободу в Рязани поняли, как торговка семечками тётя Дуся, которая своих конкуренток Клашу с Машей, когда те сели у ЕЁ входа в гастроном, отвадила топориком для рубки мяса, который стащила в том же гастрономе. Но есть же и пример постепенного приучения нации к европейской жизни - Турция от Ататюрка до сего дня. Шах в Иране перегнул палку в деле европеизации, занесло скакуна - в 1979 году получил Хомейни. Послесоветская Россия существует только десять лет. Чего же вы от неё хотите? Зачем торопиться? Подумайте над вопросом: КУДА торопиться? Куда Россия попадёт, если будет продолжать торопиться? Вот Россия с приходом Путина и перестала торопиться. Если в Кремле, не дай Бог, сегодня обоснуется настоящий просвещённый демократ западного толка, а не кто-то вроде Черномырдина-Путина, то через год на его место въедет на танке народный генералиссимус Макашов, а за ним ворвутся толпы с красными флагами и хоругвями. Если ты не орёл, то не прыгай через каньон Колорадо, а иди в обход!!!!!!!!!!!!! (Тринадцать восклицательных знаков). Ваня из-под Рязани должен сам дозреть до того, что надо, подобно Ван де Клерку из приморских болот на побережье Ван дер Зее, одну часть Мещёры осушить, а другую оставить куличкам, на осушенной же части содержать сто коровок на каждого фермера с сынком. Так что лучше Путин, чем Хомейни в облике Макашова и Анпилова!!! "

Я с интересом читаю такие письма. Не совсем ясно, что авторы предлагают. Да, они, по-моему, правы, говоря, что нынешний хозяин Кремля не может быть назван просвещённым демократом западного толка. Допустим, они правы и в том, что он оказался там во исполнение неодолимой исторической закономерности. Положим, он и впрямь лучше думцев, которые не встали почтить память уничтоженных гитлеровцами евреев. Что же, на этом основании вместе с ним петь его гимн? Одобрять его Доктрину информационной безопасности, которая толкует свободу слова по-андроповски? Восхищаться, как он следует этой доктирине? Радоваться, что огромная часть казны под шумок разговоров о рыночных преобразованиях оказывается в его личном распоряжении? Да, кто-то другой с тем же красным флагом и той же хоругвью стрелял бы там, где этот потихоньку придавливает. Так что, не говорить, что он придавливает? Говорить, что гладит? Или говорить, что придавливает, но одобрять это его занятие на том основании, что другой давил бы до потери пульса?

Письмо из Москвы: "Анатолий Иванович! Вот моё письмо вы никогда не прочитаете. Слабо. Пелена спала с глаз. Как же я была наивна всё это время! Как вам лично верила и верила тому, что Америка желает добра России. Все эти годы слушала ваши передачи, болела за вас. Только всё время недоумевала, почему вы замалчиваете Александра Исаевича Солженицына или язвите в его адрес. И тогда-то я перечитала "Русский вопрос" и "Россия в обвале" Солженицына, нашла там всё о вашей радиостанции и поняла, чьи интересы вы отстаиваете и за что вам платят. Оказывается, под науськивания американских и канадских украинцев конгресс США борется не против коммунизма, а против русских. Руками украинцев и радиостанцией "Свобода". Теперь понятно, почему басаевских бандитов вы называете бойцами, почему приветствуете нашествие денежных мафиозных кавказцев из бывших республик СССР, почему молчите о проблемах русских беженцев. Ваша ненависть к Солженицыну мне теперь понятна. Теперь я вас всех раскусила. Лучше поздно, чем никогда. Спасибо за отрезвление. Александр Исаевич Солженицын - самая светлая личность России двадцатого века, а вы сознательно его пачкаете. Недаром он получил Нобелевскую премию и был удостоен почётного гражданства США. Стояновская Ольга Евгеньевна".

Даже о плохих писателях нет у читателей единого мнения, тем более - о хороших. Не радио "Свобода" так устроила, что о Солженицыне слышатся разные, порой противоположные, суждения. Это обычная, нормальная, по-моему, счастливая судьба писателя, если есть главное, что ему нужно: возможность беспрепятственно издавать свои вещи и высказываться. В глаза бросается одна особенность. Читатели, которые не боготворят Солженицына, очень спокойно относятся к тем, кто его боготворит. Но читатели, которые боготворят Солженицына, как только не обзывают тех, кто его не боготворит, - и предателями, и недоумками. Не толстовцы, в общем, очень спокойно относились к толстовцам, разве что подтрунивали над ними иногда. Но толстовцы на не толстовцев прямо с кулаками кидались. Напишите мне, госпожа Стояновская, как вы объясняете это явление. Я уверен, что вы продолжаете нас слушать, хоть и написали, что перестали. Не показалось мне также, что вы глубоко восприняли мысль своего любимого писателя, что Америка вредит России и вообще бяка. Иначе вы бы не сообщили нам с такой гордостью за него, что он получил и Нобелевскую премию, и почётное американское гражданство, - не поставили бы в один ряд эти события. По-моему, кстати, Александр Исаевич не стал получать этого гражданства, получили дети - обыкновенное, конечно, не почётное.

"Пишет вам преподаватель из далёкого сибирского города Канска. Я работаю преподавателем торговых дисциплин в Центре образования. Готовлю специалистов по профилю "Продавец-универсал". Трудности в работе создаёт то, что очень мало красочной наглядности, рекламных средств, особенно по новым импортным товарам. У меня есть немного рекламы знаменитых американских фирм, - идёт перечисление, - но их очень мало. В нашем городе достать такую рекламу трудно. Мне хотелось бы иметь рекламу продовольственных и непродовольственных товаров лучших мировых фирм, чтобы создать картотеку по каждой теме торговых дисциплин. В рекламных проспектах нет точных адресов американских фирм. Убедительно прошу переслать мой адрес в фирмы, - перечисляются, - с просьбой выслать мне их рекламные проспекты, каталоги желательно в количестве десять штук каждого вида, то есть, на стол для всех учащихся группы. Этими материалами будет пользоваться большое количество студентов в течение ряда лет. Я считаю, что с вашей стороны это будет не только благотворительная акция для учебного заведения, но одновременно это будет хорошей рекламой американских фирм. Надеюсь, что мои студенты, возможно, моя семья и мои друзья станут потенциальными покупателями этих фирм. Мой адрес: город Канск Красноярского края, улица 40 лет Октября, дом такой-то, квартира такая-то, Ландина Татьяна Ивановна".

Ага, "40 лет Октября"... Не знаю, как будет с вашими друзьями и знакомыми, но в том, что вы, Татьяна Ивановна, и ваша семья станете покупателями хороших заграничных вещей, не сомневаюсь. Не могут быть плохи дела у человека, который так относится к своей работе, как вы. К сожалению, я не могу выполнить вашу просьбу. Искать адреса этих фирм мне некогда, переложить не на кого. Уверен, что с этим делом вы справитесь намного лучше меня, если воспользуетесь Интернетом - Всемирной паутиной, которая, я думаю, уже захватила и Канск, хотя оплела его ещё не так, видимо, густо, как хотелось бы пытливым и предприимчивым людям. Но я сделаю для вас нечто большее: рекламу, о которой может только мечтать любой деловой человек. Объявляю нашим слушателям, что в городе Канске Красноярского края в Центре образования прекрасно готовят продавцов-универсалов, и занимается этим Татьяна Ивановна Ландина.

Письмо с неразборчивой подписью: "Я люблю слушать ваши передачи. Но в последнее время ваши передачи сводятся к гонению Путина. Вы полностью поддерживаете ведущего НТВ (такого-то - называется фамилия). Вы не обратили внимания на то, что он зациклился на Путине. У него аж глаза горят, когда он произносит фамилию президента. А как он говорит? Он каждое предложение высасывает из нижней губы. Разве это ведущий? Нет ни чёткости, ни ясности. И чем дальше, тем грубее. Он, видимо, забыл, что у него есть дети, которые не будут уважать отца своего, как он не уважает своего президента, ибо сказано: всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога. Да какое твоё дело, что в душе у президента? Ты что, Бог, что берёшься решать судьбу народа? Критиковать можно, но не так нагло, грубо. Иной раз не хочется и включать: противно смотреть на эту самодовольную рожу с причмокиванием-присасыванием нижней губы. А слов-паразитов сколько! Ужас! Нельзя же так порочить руководство страны. Нельзя. Путин -грамотный, эрудированный человек, хочет вытянуть Россию. Есть ли хоть одна страна, где так поносят президента? По-моему, нет. Это только у нас и только (такой-то)".

Слушатели радио "Свобода" постоянно шлют нам свои отзывы о российских телевизионных звёздах. В последнее время таких писем стало больше, но читать их перед микрофоном я по-прежнему не буду, за редчайшими исключениями вроде сегодняшнего, да и то - опуская фамилии. Журналист не должен отвлекать на свою особу внимание людей. Способствовать этому, помогать ему в этом, если он не только рассказывает о действующих лицах, но и сам хочет стать действующим лицом, по-моему, незачем. Журналист, какой бы большой звездой он ни был, - всего-навсего окно, через которое люди смотрят в мир. Оно не должно мешать им своим блеском.

XS
SM
MD
LG