Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Впервые обращаюсь к тебе с пожеланием здоровья, хотя сделал ты в своей жизни пакостей немало, ой, немало, - пишет мне Леонид Николаевич из Москвы. - Главное - Родину свою продал. Чтобы всё по правде и по совести, покайся перед Родиной-Матерью, а я схожу в церковь и свечку за тебя поставлю, пусть Всевышний узнает, что ещё один заблудившийся козёл осознал, одумался. И знай, поганец! Россия выпрямилась, несмотря на все ваши потуги и плюёт на вас, недостойных. Раздавить она тебя может одним ногтём, да душа у России широкая и добрая, щадит вас, неразумных". Я прочитал это письмо ради двух слов: "Россия выпрямилась". Не все с этим согласны, но уже, как видим, есть люди, которые это говорят.

Из Петербурга письмо: "Напоминаю о себе: Цымбалова Наталья. Я писала вам году в 1996-ом. Сейчас мне 24 года. Тогда у меня еще было много иллюзий про наше "светлое демократическое будущее". Теперь более трезво смотрю на вещи. Если это и будет, то очень не скоро, не при моей жизни, думаю. Вы тут возражать, наверно, будете, вы же любите искать обнадеживающие факты в окружающей действительности. Хотя убеждений своих я не меняла, была и остаюсь старым недобитым либералом. Пишу "старым", потому что у нас теперь "новые" либералы появились, за ними, говорят, будущее. Прагматики и циники до мозга костей - вся эта публика: Чубайс, Немцов, Кириенко, Хакамада и прочие. Я с теми, кого теперь принято полупрезрительно называть: "правозащитники в Союзе правых сил". Что делать: уходить оттуда или повременить? Пока не знаю. С такой легкостью вам об этом написала, а на самом деле это очень тяжелая для меня ситуация - то, что произошло с моей партией (ДВР). Я очень сожалею о ее роспуске!!! СПС я не считаю своим. Вот такие дела. С уважением Наташа. Прочитав мое письмо по радио в 1996 году, вы сказали, что сожалеете, что в России стало модой называть себя уменьшительно. Но я вот такой упертый тип - продолжаю называть себя так, хотя уже почти четверть века на свете живу. Вы можете обращаться ко мне так, как вам нравится. Вот против чего решительно протестую, так это против отчества, потому и не сообщаю, а то, чего доброго, назовете еще меня по отчеству".

Рад был получить от вас письмо, Наталья, рад, что вы "старый" либерал. Я вообще-то догадывался, что будущее в России не за "новыми" либералами, а за такими, как вы, но вот теперь начинаю получать подтверждения, ваше письмо среди них. Пять лет назад вы, помнится, были студенткой - кто вы сейчас? У вас, смотрю, появился компьютер, так что дела, видимо, не совсем плохи. Ясно, что либералу, который не считает совесть рубашкой, которую чем больше носишь, тем меньше ценишь, не по пути с "либералом", воспевшим чеченскую войну, как горнило, в котором возникнет новая армия России. Я говорю о Чубайсе. Тогда окончательно стало видно, что из этого либерализма толку не будет, люди за ним не пойдут. Бессовестный либерализм, лукавый либерализм, бессовестная демократия, лукавая демократия невозможны, особенно в России, где беспорядок и бессовестность - часто почти одно и то же, и люди, в общем, понимают, что без совести порядка не навести. Вы поистине внимательная наша слушательница, раз заметили, что мы ищем обнадёживающие факты в российской действительности. Многие держат нас за очернителей, за предателей, трудно им отвыкнуть от такого деления, вон и Чубайс не отвык (не идёт у меня из головы, как он назвал предателем Явлинского в споре о чеченской войне).

Ещё один человек подписывается уменьшительным именем - Саша, он, судя по письму, не либерал, а скорее коммунист, национал-коммунист, но мода объединяет, как видим, самых разных людей. " В передачах "Свободы" нередко звучат критика и разного рода обвинения в адрес российского президента, - пишет он, - что свидетельствует о правильности его (Путина) действий. Большие изменения произошли в России в последнее время: уже миновала угроза распада страны или отторжения отдельных территорий, постоянно повышается эффективность общественного производства на базе научно -технического прогресса, все более полно удовлетворяются материальные и моральные подребности граждан страны. Российские олигархи (воры в законе) уже слабо влияют на политические и экономические вопросы, с двумя из них правоохранительные органы уже разобрались, остальных ждет та же участь".

Слушайте, Саша Волков, а может быть, вы всё-таки не Саша, а Александр, скажем, Иванович лет семидесяти? Не верится мне, что это язык молодого человека: „Эффективность на базе научно-технического прогресса", „всё более полно удовлетворяются материальные и моральные потребности граждан". Это язык советских газет до восьмидесятых годов, в горбачёвское время таким языком уже писали разве что доклады секретарям отдалённых райкомов партии. Авторы таких писем охотно говорят об „олигархах", о богачах-предпринимателях, об их доходах и „сладкой жизни", но вот о чиновничестве, о номенклатуре, о привилегиях государственного командного состава молчат. Нет ли тут, думаю, подспудной связи с тем, что привилегии - важнейшая примета советского времени, а к тому времени у людей вроде Саши Волкова самое доброе отношение? „Новые" либералы, вожди „новых либералов", о которых написала Наталья Цимбалова, тоже или молчат о привилегиях, или говорят о них вскользь. Сказывается, видимо, происхождение - номенклатурное происхождение и номенклатурная принадлежность большинства из них. Социализм держался на привилегиях, и он именно привилегиями вошёл в их плоть и кровь, да, наконец, и в послесоветские годы они оказались людьми самых больших привилегий.

Письмо из Москвы, пишет женщина: "Люди слабы, переменчивы, ограничены. Им подавай "своего", нужного в данный момент, похожего на них, только более удачливого. Этим, кстати, и объясняется успех Путина и неуспех Явлинского. К личностям масштабным, неординарным обыватель в лучшем случае остаётся равнодушным. А кто откликнулся на призыв Солженицына покаяться? Да никто, все собой довольны". Затем читаем в этом письме следующее: "США беспардонно вмешиваются в украинско-русские отношения и всё на стороне беспардонных же действий Украины против России.Тут и на халяву отхваченные исконно русские земли, и наш газ, и плачевное положение с русским языком, и манёвры США в Чёрном море и др. И по вашим передачам я убедилась,что вы поощряете Украину, да и всех окопавшихся на наших рынках мафиози, многие из которых страшно обнаглели. И ежу ясно, что Америке не нужна сильная Россия. Ваше радио для меня интересно, некоторые передачи очень хороши. Жаль,что вы проводите свою линию против укрепления русской национальности, которая расшаталась под коммунизмом".

Люди, говорящие такие речи, обижаются, когда их называют (не ругательно!) фашистами. Правда, когда кому-то из них объяснят, что такое фашизм (что это, например, крайняя степень любви к отечеству - звериная любовь, как называл её Владимир Соловьёв), человек охотно соглашается: да, мол, я - фашист. Но дело не в слове. Могут быть и другие слова. Эта слушательница почитает и Солженицына, который воспитал, как она сообщает, её мировоззрение, и Явлинского, который только то и делает, что осуждает это мировоззрение. Ей до сих пор не приходило в голову забыть на какое-то время про всех воспитателей, единомышленников и противников, а взять хоть одно из своих утверждений, да и сверить его с действительностью - по всем правилам сверить, так, как поступает добросовестный исследователь, что доступно, в общем, каждому читающему человеку. На чём, например, основана её уверенность, что Украина "на халяву" отхватила русские земли, во-первых, что эти земли исконно русские, во-вторых, и что сделала это Украина при беспардонном вмешательстве Америки, в-третьих? Какие украинские "мафиози" окопались на российских рынках? Что значит "окопаться на рынках"? И так далее... Проверки здесь не выдерживает ни одна запятая, всё - бред, но бред организованный, как выражаются врачи. Организованный - значит, такой, в котором всё связано, нет ничего случайного, одно вытекает из другого. Он в самом себе содержит все доказательства своего соответствия действительности. Поэтому носителям таких бредов и не приходит в голову что-то проверять.

В прошлой передаче я прочитал письмо белорусского физика Галынского. С точки зрения властей, он ведёт себя неправильно - например, без ведома "органов" общается с иностранцами, в том числе с учёными, однажды по-дружески провожал их на вокзале. Сразу после этого его, естественно, взяли, привели в отделение, сфотографировали, сняли отпечатки пальцев. В письме на "Свободу" он приводил слова своего друга по этому поводу: бандиты захватили не только вокзал, а страну. "Большое вам спасибо за то, - пишет господин Галынский во втором письме, - что выполнили мою просьбу по объявлению благодарности личному составу УВД Московского района города Минска и лично нашему президенту за то, что меня бесплатно сфотографировали (правда, как я писал, карточек не выдали). Я пока на свободе, подал заявление на четырёх листах в прокуратуру. Заявление не хотели принимать, еле уговорил одного молодого лейтенантика. Действия милиции при моем задержании я обозвал бандитскими, поскольку, в основном, только бандиты скрывают свои личности при налётах на людей. Думаю, что вам будет интересно узнать ответ из прокуратуры, хотя для вас он заранее очевиден".

Такое поведение, какое избрал господин Галынский, юристы называют грамотным. Так вели себя советские правозащитники, вообще, все те, кого называют диссидентами. Они знали назубок советские законы, действовали строго по ним, того же требовали от власти - только одного: чтобы она исполняла собственные законы. Это доводило надзирателей всех званий и видов до белого каления. Диссидентское законничество, невозмутимое буквоедство упрямцев вроде Сахарова служило укором и населению, так что не случайно оно тоже не жаловало этих "умников". Не жалует и сегодняшняя Белоруссия свою оппозицию. Знает кошка, чьё мясо съела, да только мясо это ей не впрок. Когда люди охотно становятся пленниками в собственной стране, они не думают, что им будет хуже. Себе никто не враг. В истории бывали крупные мыслители, которые считали, что лучше всего, когда страна знает один закон - что скажет первое лицо, лишь бы оно было свободно избран. Упускают из виду, что первое лицо действует через своих чиновников. Значит, законом является не только его слово, а и слово любого "мента". "Нэ так паны, як пидпанкы", - говорит украинская пословица. Не так баре, как их прихлебатели...

Письмо из Ульяновской области, пишет наш давний слушатель Верещагин: "Недавно я задумался над вопросом, что есть гомо сапиенс - человек разумный. Правильно ли это утверждение? Мой сосед до сих пор обзывает Гайдара нехорошими словами: мол, это он, гад, отнял у него сбережения и положил в свой карман, причём, верит, что "в свой карман" даже не в переносном, а в прямом смысле. Спрашиваю его: а как Гайдар сумел положить в свой карман сбережения жителей Белоруссии, Польши, Прибалтики? Там были свои гады, отвечает мой знакомый. Если у человека есть разум, то трудно ли, кажется, сообразить, что общее для этих стран - социалистическая экономика? И ещё общее - народная коммунистическая глупость. Это же мы, народ, против частной собственности на землю, это же мы хотим, чтобы не крестьянин ею распоряжался, а чиновник. Мой сосед считает, что всё должно быть государственным - и промышленность, и печать, и всё, только тогда все будут жить хорошо, уверен он. Спрашиваю его: ты согласен, что жизнь будет лучше, когда все мы будем лучше работать? Согласен. А ты согласен, что частное предприятие всегда эффективнее государственного? Согласен. И знаешь, что у частника наёмные работники зарабатывают больше? Знаю. Ты знаешь, что чиновник больше печётся о своём интересе, чем о твоём? И это он знает. Так почему же ты за то, чтобы всё было государственным? А потому, говорит. Потому - и всё. Где же его ум, если он больше ничего сказать не может?" Этот сосед господина Верещагина был доволен, когда началась вторая чеченская война. Читаю: "Если власти что-то говорили про терроризм, про террористов, то он, простой русский патриот, говорил просто: всех чеченцев надо уничтожить. Они, спрашиваю, что, все такие плохие? Да, говорит, очень плохие. Так может их просто отпустить? Будет экономия боеприпасов, солдатских жизней, средств. Не, говорит, если уж отпускать, так пусть уходят куда хотят, а земля останется нашей. Скажите, Анатолий Иванович, зачем этому простому русскому человеку, который, кроме своей хатёнки и шести соток садового участка, ничего не имел и точно знает, что иметь не будет, - зачем ему надо, чтобы у его государства было много земли? Зачем ему надо, чтобы наши правители указывали всему миру, как жить? Видимо, у него такое чувство, что тогда и он через них будет командовать всем светом. Что же он мне, Анатолий Иванович, говорит, объясняя это своё глупое желание? Америка вон указывает всем, как жить, так надо, чтобы не она, а наша Россия указывала. Конечно, отвечаю ему, иногда Америка вмешивается в ход событий. Но посмотри, в каких случаях! Только тогда, когда правители недопустимо плохо обращаются со своими народами или с соседними. А ты как хочешь командовать миром? Ведь в пику Америке, верно? Что она считает хорошим, ты считаешь плохим, и будешь своё "хорошее" всем навязывать".

Мне кажется, господин Верещагин и его сосед - люди одного круга. На их взглядах не сказывается ни разное образование, ни разные доходы. Всё вытекает из разности натур. Интересно (и в данном случае приятно...) следить, читая письмо господина Верещагина, как человек своим путём приходит к открытию давно открытого - что не разум, например, правит миром, а идеи и желания, преимущественно ложные идеи и предосудительные желания, а сильнейшее из желаний - учить всех жить. На примере своего соседа господин Верещагин замечательно показал связь предосудительного желания и ложной идеи. Почему сосед хочет, чтобы всем управляло государство? Потому что тогда у него будет ощущение, что это он всем управляет. Здесь секрет того, что всякий горячий государственник исходит из нелепого предположения, что государство будет делать именно то, что делал бы он.

Следующее письмо: "Просьба в какой-нибудь передаче прочитать это мнение моей семьи. В своё время много гневных слов было сказано о платном обучении. На самом деле платное обучение - это прекрасно. В прошлом году наш сын поступал. Конкурс был восемь человек на место. Несмотря на кое-какие новшества, в целом всё было, как и в советское время. На бесплатное отделение поступили, в основном, дети зажиточных людей. Я точно это знаю. Вся бесплатность досталась денежным мешкам и сумкам. Нашего сына, как был он из бедной семьи, не взяли. Ну, что ж, так тому и быть, подумали мы, пусть живёт без высшего образования. Но тут собрались наши родственники, и было решено сброситься на платное обучение нашего сына. Сейчас он учится, на оплату следующего года половину суммы уже заработал сам. Что я хочу сказать? Благодаря тому, что существует платное обучение, он учится, а иначе не учился бы".

Как не было (для очень многих) бесплатного образования в Советском Союзе, так нет его и в России. Трудное всё-таки дело - демократические преобразования. За десять лет страна не смогла покончить с вузовским взяточничеством - не самым большим, не самым болезненным (не милицейское всё же, не прокурорско-судейское). Ничего не надо было выдумывать, изобретать. Всё давно изобретено, испытано, есть разные способы, выбери, казалось бы, подходящий - и вперёд. Что мешает самим поступающим, их родителям создать в той же Самаре, которая славится безудержным взяточничеством, общественный комитет и начать действовать? Известно, что надо делать, известно, как... В стране десятки политических партий и организаций, почти все считают себя демократическими, тут и "Яблоко", и "Союз правых сил", и КПРФ... Казалось бы: ну, возьмитесь дружно хотя бы за один-единственный город, за Саратов, к примеру, или Казань, где берут шибче, чем в Самаре, и почти так, как в Москве, и в этом городе попробуйте устроить так, чтобы без взяток, без "блата" на первый курс хотя бы одного факультета (но - юридического!) пришёл - нет, конечно, не каждый второй или третий студент, а каждый пятый для начала! Но пока надежда, как показывает и почта "Свободы", на одну силу - на государство, на чиновничество, на то, что президент однажды обнаружит, что в России всё высшее государственное образование и частью школьное - взяточное, и назначит министра, на лице которого будет написано желание что-то изменить к лучшему.

Анастасия Никифоровна Потапова из Чапаевска Самарской области: "Пожалейте вы наш народ и его президента Путина! Вы уж, наверное, заработали много денег, хватит до самой смерти, - или уйдите с этой работы и подумайте о своей душе, или говорите добрые слова нашему горемычному народу. Говорите ему, что Путин - человек душевный, что он старается как может, сколько хватает его сил восстановить мир и добро своему народу и даже помогает русскоязычному населению в СНГ. Народ устал слушать всякие склоки про Бородина по радио, по телевидению, устал от рекламы, которая портит здоровье. Вот тут была бы уместна ваша критика. Люди и так стали нервные от нищеты, безработицы, рак, алкоголики, а тут ещё эти рекламы не дают спокойно посмотреть фильмы, прерывают то и дело. Уважаемый Анатолий Иванович, прочтите моё письмо вслух, буду рада и благодарна вам, и учтите мой совет пожалеть наш народ, вы ведь уже достаточно заработали".

Неужели это всё-таки закономерность? Вот и госпожа Потапова о наших заработках готова говорить, а о привилегиях своих чиновников, о том, как они пользуются своим положением, о "склоках про Бородина" не хочет не только говорить, но и слушать. Путин, Анастасия Никифоровна, человек, конечно, душевный, и Ельцин не был бездушен, но не в Америке и не в Чехии, а в России существует целое министерство привилегий - закрытое, неслыханно богатое министерство под названием "Управление делами президента", то самое, где хозяйничал Павел Павлович Бородин, которого вызволили из швейцарской тюрьмы за три с лишним миллиона долларов, если не ошибаюсь.

XS
SM
MD
LG