Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо в стихах:

Одна дура тебе пишет
На бумаге "оду":
Через силу тебя слышит
И твою "Свободу".
А ты умно отвечаешь:
Если я не годен,
То зачем тогда включаешь?
Ведь выбор свободен.


Приписка: "Слово "дура" в этом стихотворении можно заменить "Дашей": "Одна Даша тебе пишет..."

Александр Викторович Трембач пишет о том, как он сочувствует американцам, на которых напали террористы, прислал свои стихи об Америке:

Океанами омытая,
Лежит страна далёкая,
Обильная и сытая,
Талантами богатая,
Цепь гор там есть высокая,
С севера на юг.
Америка, Америка, наш друг!


Из письма господина Ковтуна, жителя Львова: "Да, были иногда очередя за хлебом, так как пекарни не успевали печь и снабжать хлебом, так как хлеб был в 10 раз дешевле, чем сейчас, брали тогда по 12-15 буханок и кормили свиней, птицу, кроликов, бычков и т.п. Вот как "плохо" жили мы при советской власти. А потом пришли демократы и позакрывали фабрики, заводы, организации и т.д., чтобы не было рабочего класса. Нет сомнения, что советская власть не терпела предателей и выселяла их подальше от руководства, а в данное время разгул предателей, криминала и хапуг беспределен, укрощать некому, так как отсутствует рабочий класс".

Моя мать тоже, господин Ковтун, давала,бывало, магазинный хлеб корове, но ей это очень не нравилось - не корове, понятно, корове-то как раз нравилось, а матери, считала это большой советской бесхозяйственностью: накосить вдосталь сена не позволяют, с дорожных обочин и то сгоняют, cерпа не дают в руки взять, луга распахали не поймёшь подо что, одни бурьяны хорошо видно, а хлеб продают за копейки: у американцев его покупают за доллары, а у себя перепродают за копейки, но убыток-то восполняют всё равно за счёт своих людей, больше не за чей. "Эх, вы, хозяева!" - говорила она.

Из Риги пишет Алдис Белсонс, он, по-моему, моложе Ковтуна: "Многие у нас с ностальгией вспоминают старые времена, когда думать не надо было, обо всём заботилась родная партия, а тугрики за так текли в карманы. Такие и сегодня сидят за бутылкой, ноют и ничего не делают, хотя руки и головы вроде на месте. Газеты пишут, что идём ко дну, а тем временем всё новые супер- и гипер- (каюсь, различия не знаю) маркеты открываются, особенно в Риге, но и в нашем районном городке в центре тоже уже десятки магазинов, кафе, баров. Есть даже магазин испанских продтоваров. Как-то я вспомнил старые времена и решил в одном из магазинов посчитать мясные продукты в холодильной витрине. После пятидесяти пяти сбился со счёта и махнул рукой. Так и живём. Есть прекрасные, деятельные хозяева на селе, есть и нерадивые, крикливые, всем недовольные. Конечно, есть у нас и свои "олигархи", которые в нужное время оказались в нужном месте. В общем, всё, как у людей. Отношения между нами, латышами, и русскими в повседневной жизни нормальные. Разумеется, дураков везде можно найти, особенно на почве политики, но не они определяют общую атмосферу. Среди русских всё меньше таких, что пыльным мешком из-за угла пришиблены, тех, что готовы возмущаться, что их разговора не понимают на улицах Мадрида и Стокгольма, не только Риги, что в Латвии им мешают жить какие-то местные, латышами называются. Во время праздника города наш президент гуляла по улицам то с Мери, то с Рау, то с королём Густавом. Несколько охранников расчищают дорогу, чтобы люди не толкались, и всё. Мать вечером рассказывала, что подслушала москвичей, которые удивлялись такому разгулу демократии. У нас это давно никакого умиления не вызывает, привыкли. Символом нашей свободы для меня является свобода передвижения. У меня, инвалида, денег немного, но то, что я могу в любой день, когда захочется, отправиться в Прагу, Кёльн, Амстердам, Гамбург и далее по всей Европе, даёт мне чувство свободы. В Москву тоже каждый день ходит автобус, но туда виза нужна, безвизового режима со странами СНГ не будет, я думаю, никогда, причина, как мы понимаем, одна: огромный наплыв желающих поселиться без разрешения у нас, в стране, где, как говорят борцы за права трудящихся и русскоязычного населения, существует режим Пол-Пота... Перечитывая, обнаружил ошибки, прошу извинить: не помню, когда последний раз по-русски писал. Алдис Белсонс".

Спасибо за письмо, Алдис. Опять и опять убеждаешься, что не в каждом случае отношение человека к окружающей действительности, к власти, к переменам зависит от того, хорошо ли ему живётся, приспособился ли он к новой жизни или потерпел неудачу. Часто всё дело оказывается в том, как ему думается, в каком направлении мыслится, во что верится.

Письмо из Ленинградской области: "Я работал электриком за жалкое пособие, пошёл один раз в профком с предложением реальных изменений для повышения зарплаты, а мне ответили: "Что вы хотите? У власти Ельцин". Теперь у власти Путин. Опять я пошёл в профком с теми же предложениями. Мне посоветовали уволиться. Вот я и живу теперь в деревне, чувствую себя, как в раю, живу, как жили мои предки, которые не пошли воевать ни за красных, ни за белых, так как не правы были и те, и другие".

Елена Владимировна Данко, 56 лет, из Нежина: "Ну, ты и сволочь, Стреляный! Как ловко ты игнорируешь жалобы людей на современные безобразия властей! Из жалобы жительницы Луганской области ты выхватил только её обвинения в адрес правозащитников и ни словом не обмолвился об антисанитарии в комфортабельных домах со всеми удобствами, построенных советской властью, а нынешними дерьмократами превращённых в свинарники отключениями воды" (о чём госпожа Данко узнала из того самого письма, которое я же и читал перед микрофоном).

"Вы лживая, клеветническая контора, - пишет Елена Владимировна дальше, - а ты, Стреляный, - политическая блядь. Почему, скажи, США не сидят в своём полушарии, а взяли на себя роль мирового жандарма? Потому что они богаче и сильнее других? Вот и показали им смелые люди, что такое война не по телевизору, а в действительности, накормили США такими же консервами, какими они бесцеремонно угощают любую страну в мире. Возмутителен термин "изгои", пущенный США в отношении не покорившихся им стран. США заработали возмездие! И уж если вы там прилежно читаете все письма, вот вам ещё одно: отвратительно холуйство, с которым зависимые от США страны спешат присоединиться к "антитеррористической операции", затеваемой Америкой в своих собственных корыстных и военных интересах. Только идиоты не видят, что затевается расправа США с неугодными им режимами и правителями".

Среди стран, которые эта жительница Нежина называет идиотами и холуями, напомню слушателям, - не только все страны Европы и большинство стран всех континентов, но между прочим и Куба. Не знаю, каковы были бы мысли этой женщины, если бы она представила себе, что живёт в одной из тех стран, которые защищает от Америки, - в Северной Корее сутками стоит в очередях за горсткой риса и должна при этом славить великого вождя, то же - и при талибах в Афганистане, только там она в парандже.

Из Ставропольского края пишет господин Кобозев: "Нас всё время учили ненавидеть: поначалу - буржуев, потом - нэпманов, потом придумали кулаков, далее - врагов народа и так далее. Нас учили ненавидеть умного - за ум, зажиточного - за достаток, здорового - за здоровье. Эта ненависть очень живуча, проявляется в каждом деле, даже самом, другой раз, ничтожном, и очень вредит нам в жизни, как в самой обыденной, так и в государственной, в политической".

А кого-то она, ненависть, и на свете держит, тоже надо признать.

Житель Екатеринбурга Юрий Голиков,53 лет, прислал напечатанную в местной газете статью Льва Кощеева. Прочитаю из неё несколько мест. "О ликованиях" - так называется статья. "На всякого, кому хотя бы яблоко упало на голову, найдётся тот, кто с радостью скажет: "Так ему и надо". Аргументы, понятное дело, найдутся, яблоко провозгласят орудием мировой справедливости". Так проявляется, считает автор, человеческая вера в то, что мир разумен, что просто так, случайно, кирпич на голову не упадёт, ибо жить в хаотичном мире было бы слишком страшно: если сегодня кирпич просто так упал на голову соседа, завтра он может упасть на голову мне или нам. А вернее всего, по его мнению, дело просто в злобе как таковой. "Это страна, - пишет он об Америке, - которую мы заочно обожали десятилетиями и в итоге ненавидим за всё: и за то, что там, как правило, лучше, чем у нас, и за то, что лучше не всегда". Он хотел бы, чтобы его соотечественники всё-таки знали (читаю): "если кто безусловно считает нас хорошими, так только мы сами, у других может быть противоположное мнение, стало быть, завтра кирпич может обрушиться и на нашу голову, от самолётной трассы до центра города - минута лёта".

Щеглова Ирина Владимировна из Петербурга считает, что надо говорить не "террор" против Америки, а "зависть".

"США - это лицо мира", - такие слова нашёл я в письме Валентины Ивановны Чижиковой. "И все добрые люди скорбят, - продолжает она, - а бесноватые пусть не радуются чужой беде: своя на чреде. Мы все-все заслуживаем худшего за наши беззакония и злодеяния, но по долготерпению и милосердию Божию мы ещё все не исчезли. Храни вас Господь!"

Письмо из Мытищ, подписано одной буквой: А. "Я тоже думаю, что с катастрофой в Нью-Йорке начался отсчёт нового времени. Мне хотелось бы думать об этапе окончательного упорядочения мира. Предпоследним актом было умиротворение в Югославии. Америка прекратила там десятилетнюю братоубийственную войну, главный военный преступник, наконец, в тюрьме, международные войска обеспечивают мирную жизнь. Веками Балканы были пороховой бочкой, и вот это кончилось. Теперь Штаты взялись - и дай Бог, чтобы не передумали! - за решение следующей, более трудной задачи: умиротворение Ближнего и Среднего Востока, который я считаю последним источником человеконенавистничества и войны. В упорядочиваемую зону будет неизбежно включена и Россия, деваться ей, к счастью, некуда, а куча ядерных бомб, думаю и надеюсь, не смутит тружеников этого упорядочивания, ведь у нас здесь, к счастью, везде коррупция, и бомбовый товар, как и всё другое, продаётся и может быть куплен. Мне повезло с дарованным мне отрезком жизни, - продолжает слушатель из Мытищ. - Я помню совершенно безысходную атмосферу брежневских времён, гнетущее техническое отставание, всеобщее пьянство от беспросветности. И вот уже столько лет, как всё вокруг обновляется. На грязь не надо обращать внимания, ведь и ребёнок рождается грязным, ничего. Сегодня мне видится ещё более отрадное время, когда можно будет не бояться, что детей погонят на убой в ту же Чечню. Американцам войны не нужны, им надо торговать, для этого --производить, а для этого - чтобы все в мире работали и зарабатывали. Мне хотелось бы стать верующим, чтобы молить Бога дать силы Америке довести до конца происходящее на моих глазах такое трудное дело успокоения мира".

Пишет госпожа Балиева: "Пан Стреляный, недавно я вновь услышала вашу передачу. Обычно я вас не слушаю - скучно и противно, когда доходит до вас, выключаю радио, а тут приёмник стоял далеко, я занималась важным делом - не хотелось отрываться. Вы, кажется, ждёте радостных писем. Спешу отправить вам такое письмо. Моя радость так велика, что мне хочется поделиться ею именно с вами, пан предатель Родины, пан холуй. Я не просто рада, я в восторге от социальной значительности, разумности, технического мастерства и смелости этой операции. Я восхищаюсь героями - "их имена с нашей песней победной станут священны мильонам людей". Эта операция - мощный удар по осиному гнезду - центру мирового терроризма. Сожалею, что не грохнули также и ЦРУ. То, что произошло, - только начало. Слишком большая часть человечества ненавидит США, и "чёрные буквы на белой стене чертит уж рука роковая". Час капитализма пробил. Эта выдающаяся акция исключительно гуманна по своей сути. Сокрушительный удар по всемирным ворам и убийцам. Те, кто это сделал, принесли себя в жертву благу человечества. Вечная им слава! Какую радость они доставили миру! Можно только представить ликование, сотрясающее земной шар! Передайте, пан Стреляный, поздравления американскому народу. "Теракт" совершён и в его интересах: чем скорее он избавится от правящего там режима, от своей "свободы и демократии", тем скорее обретёт человеческое лицо и присоединится к действительно цивилизованному миру. И отцепитесь, наконец, от Сталина, не будьте смешны. Вам всё равно не справиться с этим великим человеком, как бы ни выли все ваши (и наши) голоса".

Я думаю, если спросить госпожу Балиеву, какие страны она относит к "действительно цивилизованному миру", то ей ничего не останется, как вместе с Еленой Владимировной Данко назвать Ирак, не считая Афганистана талибов, ведь даже Куба, повторяю, даже Ливия осудили нападение на США. Не удивлюсь, если госпожа Балиева с вызовом скажет: "Да, Ирак!" Это делает её коммунизм чем-то вроде необычной шляпки, которой она дразнит обывателей, - причём, шляпки самодельной. Это коммунизм не советский, не советского периода, это послесоветский коммунизм, самодеятельный, так сказать, он остался без руководства, это уже отсебятина, никакой дисциплины, никакого почтения к писанию, к "великим учителям", к самому Ленину. "Мы пойдём другим путём" - сказал Ленин, когда именно за терроризм казнили его брата. Она поклоняется Сталину, хотя он-то уж наверняка включил бы её в свой расстрельный список. Куба, слушайте, Куба и та подставила плечо американцам! - не потому ли, кроме прочего, что коммунизм там казённый, дисциплинированный, государственная религия, она требует веровать по писаному, как положено, а не кому как вздумается.

Следующее письмо - тоже от верующего человека, только он не коммунист, а христианин (как я понял, - из протестантов, баптист или пятидесятник): "Как теперь быть с Милошевичем, выступившим против албанских террористов? Вот вляпались красиво со своей учёбой других. И поделом. Много придётся подумать и понять американцам. Ведь народы как и люди. Каждый имеет право на свой путь, оно свято, оно дано Богом. И каждый должен пожинать плоды своего выбора. Попробуйте убедить алкоголика не пить. Он со всем согласится, попросит денег и тут же их пропьёт. Так и арабы (палестинцы, талибы, албанцы). Помогала им Америка щедрой рукою. И что они, семимильными шагами к демократии двинулись? Наоборот, ещё злее стали давить инакомыслящих и иноверцев. А ведь всё для арабов делали: обучали их, кормили, оружие давали. И что? И что? Они разозлились, что такая богатая страна так мало даёт на победу ислама во всём мире. Значит, надо её наказать. Так должник ненавидит кредитора. За то, что мало дали, надолго не хватило. К тому же унизили, заставили обещания давать неверным псам, ради их долларов вонючих пресмыкаться пришлось. Так они думают. Нарушено одно золотое правило: не помогай, пока тебя не попросят. Человек должен пройти свой путь, набить шишек и лишь тогда, возможно, придёт к вашему образу мыслей. А может и не придёт, погибнет раньше, но это уже его проблемы, умный учится сам, глупого учить - безумие".

Так этот слушатель, в свою очередь, поучает американцев, уверенный, что выбрал подходящий момент... Очень редко человек прямо говорит, что белое - это плохо, а чёрное - хорошо. Сначала он должен объявить белое чёрным. Успокоить свою совесть. Ложная мысль не любит висеть в воздухе. Ей хочется чувствовать под собою твёрдое основание, опираться на факты. Вот человек и выдумывает их - и то, что Милошевич выступил против албанских террористов, и то, что Америка кому-то навязывает свою помощь, и само "золотое правило" не помогать, пока тебя не попросят.

Сергею Солодовникову из Вышнего Волочка 18 лет. Он пишет: "США называют мировым жандармом. Я бы назвал их доблестным полицейским, стоящим на страже закона во всём мире. Своей гуманистической политикой США давно нажили себе много врагов, а теперь ещё испытали и прямое нападение. Это цена, которую они платят за свою любовь к справедливости. Эта страна вызывает у меня уважение и восхищение, она по-настоящему любит человечество. Мне говорят, что США вмешиваются в чужие дела. Но я, человек, живущий в не совсем демократической стране, заявляю, что мне нужно, чтобы Запад и прежде всего Соединённые Штаты Америки вступались за меня и за мой народ перед моим правительством, когда оно допускает недемократические действия! Те, кто обвиняют Америку в желании стать мировым диктатором, по сути обвиняют её в неравнодушии к простым людям во всём мире".

"Уважаемый сударь! Часто слушаю ваше радио "Свобода" и не перестаю удивляться, откуда у ваших сотрудников такая лютая ненависть к России, к русским. Так ненавидеть можно только от зависти к лучшим со стороны убогих от Бога. Хотел вложить в это письмо конверт с обратным адресом для вашего ответа, но передумал, так как вы, конечно, откажетесь отвечать на мой вопрос. Серпилин Борис Михайлович. Проживаю по адресу: Москва, Парусный проезд, дом.., квартира... Это чтобы вы не думали, что письмо анонимное. Ну, а может, ответите".

Всё дело, по-моему, в том, Борис Михайлович, что вы считаете русских и себя в их числе лучшими, а радиостанцию "Свобода" - голосом худших, убогих от Бога. Тот из русских, кто считает свою нацию такой же, как все, не лучше и не хуже какой бы то ни было, кто вообще не занимается такими сравнениями, тот не будет мучить себя вопросом, любит ли её кто-то или не любит. Есть и украинцы, которые пишут мне, что я их не люблю, как будто я обязан их любить, - тоже считают свою нацию лучшей на Земле...

Закончу письмом рабочего - судя по почерку, не старого: "Принять ваш навязчиво повторяющийся совет думать о заработке больше, чем о политике, я не могу. Так уж устроены мои мозги. В связи с этим я недавно проводил опрос среди своего ближайшего окружения. Ни у кого никаких эксплуататоров в роду отродясь не бывало. Все учились в советских школах и институтах. Результат опроса меня и озадачил, и кое-что прояснил. Получается, что вся эта публика в принципе не может думать ни о чём другом, кроме как о собственном брюхе, шкуре и берлоге. И, надо полагать, этой брюхоногостью поражены не только широкие массы, но и заправляющая верхушка. На свои скромные заработки мне жаловаться не приходится, потому что жаловаться просто некому. Бога, слава Богу, нет, парторги, к сожалению, разбежались, а вам с вашими балаганными прибаутками жаловаться нет смысла, потому что вы заодно с эксплуататорами. Так что приходится самому думать и о заработке, и обо всём другом".

Что, собственно, и требовалось, скажу на это, и будет требоваться всегда. Чем больше человек надеется на себя, чем больше он зарабатывает, тем меньше у него претензий к окружающим.

XS
SM
MD
LG