Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Есть ли гарантия, - спрашивает нас слушатель Николай Артамонов, - конфиденциальности и дальнейшей безопасности - меня и моей семьи при искреннем изложении своего мнения? Если вы их даёте, то как вы это подтвердите? Я многое хотел бы сказать, но боюсь дальнейших преследований с обеих сторон. Таких, как я, немало, и мы ещё живём практикой прошлого". Могу твердо заверить вас, господин Артамонов, что никому ничего не скажу о вас без вашего разрешения, но не представляю себе, как подтвердить свои слова. Выход есть: шлите анонимку. Если она покажется нам интересной, что-то из неё прозвучит на волнах "Свободы".

Письмо из электронной почты: "Я много слушал вас в период горбачевской перестройки, но когда в России появилась свободная пресса, переключился на газеты и телевидение, слушая "Свободу" только в дни очень важных событий. Честно говоря, не предполагал, что придется опять слушать вас ежедневно. Это чрезвычайно плохой симптом. Дело Андрея Бабицкого явилось той лакмусовой бумажкой, по которой мы теперь можем судить, кто ставит интересы власти выше прав отдельного гражданина. Отношение власть предержащих к правам человека отражает и неандертальский уровень правовой культуры в нашем обществе. Это видно по Государственной Думе. Мне кажется, мы стоим на пороге диктатуры. Ситуация напоминает ту, что была в Германии, когда одряхлевший Гинденбург назначил Гитлера канцлером, после чего тот стал фюрером. Я боюсь, что мы опять станем винтиками государственной машины. Дмитрий, 40 лет, Москва. Просьба не сообщать мою фамилию".

Разумеется, Дмитрий. Поведение Владимира Путина - это поведение человека, для которого не существует ни закона, ни приличия. Каждый человек, за что бы его ни арестовали, имеет право тут же сообщить о случившемся с ним своим близким и защитнику. Андрею до сих пор не позволили сделать это. Объявлено, что Путин держит дело Бабицкого под своим контролем. Вот так он его держит - юрист с университетским дипломом, глава государства, который обещает сделать это государство правовым. Я не знаю, что с ним (не с государством, а с Путиным): например, боится ли он своих генералов и "членов Политбюро", и как он их боится - так же, как их боялся в свой последний год Горбачёв, когда молчал о бесчинствах того же Рижского ОМОНа, или больше. Я не знаю, как он спит (не Горбачев, а Путин). По словам нашего слушателя психолога Кормушкина, Владимир Путин - человек, не уверенный в себе, склонный к самоедству, и спать должен плохо. Я твёрдо знаю одно: его поведение - это поведение человека, для которого, повторяю, не существует ни закона, ни приличия. А стоит ли страна на пороге диктатуры, судить не берусь. Даже если Россия стоит на пороге невиданного благоденствия, чем будет обязана Путину, его поведение этих недель не может быть названо достойным.

"Много вы говорите о Чечне, но преследуете враждебную цель, это - развал России, - пишет нам беженец из Чечни, живущий во временном лагере в Астраханской области, господин Галиев. - Вы отлично знаете, что Басаев, Хаттаб, Масхадов - враги России. Вы знаете, что режим Масхадова, а до этого - Дудаева - преступные режимы. Такие же преступники и в Косово, только там некому дать им по зубам, потому что вам выгодно развалить Югославию. В России НАТО не может поступить, как в Югославии: получит сполна, а если Россия расшевелится на полную катушку, то и Западу не сдобровать, перемелет всех, не сразу, но постепенно". После этого господин Галиев призывает нас заняться "полезным делом". Мы должны добиться от России, пишет он, "выплаты нанесенного гражданам Чечни ущерба в короткие сроки, притом, выплаты в реальных ценах, ведь люди из Чечни не могут получить компенсацию с 1995 года, а разбили дом и уничтожили имущество за часы".

Я заметил, господин Галиев, что по одному очень важному вопросу вы того же мнения, что и ваш враг Масхадов. Он тоже считает, что НАТО угрожает России, более того - что Чечня могла бы верно служить минным полем, по которому НАТО никогда бы не добралась до России с юга. Во всяком случае, так он говорил в аккурат перед началом второй российско-чеченской войны. Из того, что вы пишете, видно, что ответственными за потери и убытки чеченцев вы считаете Дудаева, Масхадова, Басаева, Хаттаба и абреков помельче. Почему же вы хотите, чтобы этот ущерб возмещала Россия? И почему вынудить её к этому должна радиостанция "Свобода"? Смотрите, что получается. Радиостанция "Свобода" - враг России, а значит и ваш. Так? Другие ваши враги - Дудаев, Масхадов, Басаев - причинили вам большой материальный ущерб. Так? И вот враг России, а значит и ваш враг - радиостанция "Свобода" должна, по вашей просьбе, принудить Россию - вашу, можно сказать, мать родную - возместить вам этот ущерб. Как вас понимать? Похожие письма я читаю каждый день уже почти пять лет. "Вы наши враги, вы негодяи, мы вас, если захотим, перемелем в два счета или постепенно, а пока что сделайте для нас такое-то доброе дело, очень вас просим - пожалейте нас!" Скажу только об одном своём выводе, иначе говорить пришлось бы целый день. Не считаете вы нас такими уж врагами России, не глубоко это у вас.

Пишет безработный следователь... Подпись крупная, красивая, произведение искусства, но, как бывает с искусством, совершенно непонятная. "Добрый день! Господин Стреляный, мы относились к вам с уважением, когда вы умно разоблачали брехливую, гнилую, обречённую коммунистическую систему. Ну, так оправдывайте свою честь до конца жизни! Сейчас вы сами напрашиваетесь, чтобы вас вымели грязной метлой из России. Инна Светлова получила пулю в лоб за враньё, и ваш лоб зачесался. Мы понимаем, что вы отрабатываете доллары и вам музыку эту написали, но у вас же есть мозги! Я объездил весь Кавказ и видел, как зажиточно там люди живут. Русским такое и не снилось. Каждый работает на трёх работах, на автобусе ездит, как на своём, а сколько убили русских следователей, вам, господа, наплевать. Ваша вина, что вы правду не говорите об этом, а больше виновны правители, пролезшие к власти обманом. Гибнут солдаты в Чечне потому, что генералы - с купленными дипломами об окончании военной академии. Нет стратегии, нет тактики. Где же те Суворовы, где Кутузовы? Все учебные заведения продают дипломы, весь Кавказ с высшим образованием. Дармовых денег много, диплом есть, зачем ум? Чеченцы увидели, как живёт Кувейт, и они будут всю жизнь воевать, пока не отделятся, но если кончится нефть, они приползут на коленях. А России и Украине нужны умные люди у власти. Эта беда длится много столетий. И еще пройдет много столетий, и на месте русских и украинцев будет жить совсем другая нация. Мы пропили не деньги, а самих себя".

Если бегло прочитать это письмо, можно подумать, что его автор настроен подобно многим нашим слушателям: за то, что "Свобода" разоблачала советскую Россию, спасибо, мол, а нынешнюю Россию не трожь, продажная! Однако, при более внимательном чтении, видно, что ему нужно другое: чтобы мы принялись за Кавказ. Не смеет Кавказ жить лучше России. В своё время пожил лучше - должен быть наказан за это.

Из Латвии пишет Вячеслав Чаплинский: "На мой взгляд, ничто не может оправдать тех зверств, что творили чеченцы-дудаевцы с русским населением Чечни. Но об этом глухо молчит "Свобода". В Латвии, где я живу, профашистское правительство творит геноцид против русского населения, однако молчит об этом "Свобода". Как вы это объясняете? Двойной стандарт?" Затем автор возмущается, что наши передачи часто прерываются "на полуслове, без предупреждения". Он пишет: "Неужели руководители радиостанции не понимают, что это как плевок в лицо слушателям? Или опять двойной стандарт? Для русских и так сойдет? Обидно все это. Ведь в целом радиостанция нужная и полезная для России. В России нужно создавать гражданское общество, "Свобода" могла бы помочь, и я надеюсь, поможет. Разрешите пожелать вам всего наилучшего в новом году и в новом веке".

Не понимаю я, господин Чаплинский, как может быть полезной и нужной людям доброй воли радиостанция, которая молчит об уничтожении русских в Латвии (геноцид - это есть уничтожение населения по национальному признаку), как может способствовать становлению гражданского общества где бы то ни было радиостанция, которая скрывает от своих слушателей, что в Латвии профашистское правительство... ну, и так далее. Мы не раз сообщали, что от преступности в дудаевской Чечне больше всех страдали сами чеченцы, они чаще всех становились жертвами тяжких преступлений - таких, как убийства. Это не помешало российской пропаганде внушить российским солдатам, что в Чечню они посланы защищать русских, в итоге русских погибло неизмеримо больше, чем чеченцев. Я говорю о первой войне. Не раз мы сообщали и о том, что абсолютное большинство людей, захваченных чеченцами для получения выкупа, - тоже чеченцы, больше 90 процентов.

Господин Тимофеев из Москвы пишет об известных советских песнях: "Широка страна моя родная", "Марш энтузиастов": "Искусству нужны и преувеличения, акценты и яркие фантазии. Одна из самых знаменитых песен - "Широка страна моя родная", как и "Марш энтузиастов" и другие гражданственные песни, в буквальном смысле реализованы еще не были. Но это мечты, цели, как бы план работы на будущее. И хотя пока у нас предательство и период реакции, мы верим, что рано-поздно они сбудутся. Может быть, "широка страна" станет и гимном нашей возрожденной державы. Целью, программой партии коммунистов или не коммунистов и практической деятельностью государства будет реализация идей этой песни. Чтобы "человек проходил, как хозяин", чтобы старикам был почёт и так далее. По сравнению с этими светлыми мечтами и благородными идеями как убоги и жалки ваши "разоблачения", злобные крики и визги!"

Если бы господин Тимофеев сказал это всё тогда, когда "Широка страна" звучала в Советском Союзе с утра до вечера, он мог бы поплатиться свободой за "клевету на советский общественный и государственный строй", как говорилось в уголовном кодексе. В песне "Широка страна моя родная" говорилось ведь: "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек". Не "будет когда-то дышать", а уже дышит.

Вот и Владимир Константинович Усманов из города Шахтёрска это подтверждает: "У нас в городе, - пишет он, - хлеб в столовых был бесплатно, мясо разных видов, колбасы, сало, все виды жиров, сливочное масло разных сортов, крупы, рыба какую хочешь - и всё стоило копейки или до рубля. Работы было навалом, лишь бы не ленился. При коммунистах для рабочих была райская жизнь. Я уверен, поздно или рано всё равно советская власть вернётся, и коммунисты опять будут возглавлять власть. Да здравствует компартия СССР! Горбачев и Ельцин - это два врага нашего государства. Был бы я руководителем, подвесил бы за ребро живых и постепенно жег их над костром. Ты, Анатолий Иванович, моё письмо прочти обязательно".

Куда же я денусь, господин Тимофеев, прочитал, как видите. Массам неведомо расстояние между чувством и словом. Партия рабочих и крестьян, вслед за своими вождями, слов не выбирала. Объявить человека вредителем, пособником "мировой буржуазии" значило всего-навсего выразить известное чувство - возмущения, неприязни, несогласия. Это было понятно массам. Когда кого-то объявляли "врагом народа", он, народ, толковал всё совершенно правильно: значит, этого человека или эту прослойку (попов, например, или инженеров) власть не любит, она не возводит на них напраслину, а просто выражает таким способом своё отношение к ним. Но массе неведомо расстояние не только между чувством и словом, но между словом (карательным словом) и делом. Сказал: "Я бы такого-то повесил за ребро!" - и, коль появилась возможность, вешал. Была возможность от слов перейти к делу... Обычно: сказал, выпустил пар (в том же письме на "Свободу"), и успокоился, а там подвернулся такой исторический момент, что можно было пойти дальше - дальше назад, к зверству, или, мягче, к детству - к злому, варварскому детству человечества.

Из Крыма пишет Авилов Олег Викторович: "Я вообще-то не был ярым сторонником присоединения Крыма к России, но как русский все же, в принципе, был не против, тем более, что уровень жизни на Украине ниже российского, а в Крыму - самый низкий на Украине. Как-то заходит ко мне знакомая землячка, она сейчас живет в России, разговорились, спрашивает: "Ну, так когда Крым - к нам?" Тогда она, мол, вернется сюда. А по телевизору как раз Чечню показывают. На переднем плане красномордые генералы да специально отобранные солдаты-второгодки, но всё же можно различить кое-что и на заднем плане: стоят мальчишки с цыплячьими шеями. Говорю ей: "Глянь на них. Ты хочешь, чтобы твоего сына послали туда? Вот так, дорогая! Живем мы здесь хуже, и свет, бывает, отключают, и газа не хватает, зато мой сын будет служить в армии страны, которая о "собирании земель" не думает и не мечтает". У нас в Крыму кто только не живёт: и армяне, и азербайджанцы, и караимы, и немцы, и украинцы, и мы, русские, и все нормально: с кем не хочешь дружить - не дружи, но вражды нет, и никто её не старается возбудить, хотя в начале попытки были. В общем, насчет "городов славы" скажу теперь Лужкову так: Москва-то его - тоже город славы: французской славы. Не как-нибудь - без боя взял её Наполеон. А Украина пусть остаётся Украиной в её теперешнем виде. Будем учить её язык, будем ладить друг с другом - будем жить! Авилов Олег Викторович. Крым".

Мудрое все-таки устройство - жизнь, Олег Викторович, спасибо вам, что напомнили об этом своим письмом. Кто-то, правда, обязательно скажет: это, мол, враги России специально делают так, что её политика уже привела к тому, что вы, русский житель Крыма, начинаете учить украинский язык. Я со своей стороны не считаю врагами России ни её коммунистов с нацистами, ни её "государственников", хоть они сообща и причинили ей и еще, наверное, причинят столько вреда, сколько могут причинить только люди, одержимые великой, но праздной и требующей неимоверных затрат идеей. Это идея "многополюсного мира": дескать, не получилось поделить планету на двоих - что ж, будем делить её на троих, на пятерых, главное для нас - делить. Как всякая завистливая идея, она пришлась по душе миллионам. Не враги они России, а такие вот сыны, на свой лад очень верные...

Автор следующего письма называет себя "бородатым антисемитом".Он пишет: "Поражение в "холодной войне" с Западом и в горячей войне с Чечней породило в наших душах те же чувства, на которые опирался Гитлер после поражения немцев в мировой войне. Россияне все еще мечтают о "добровольном" воссоединении осколков империи. Эти-то чувства и наполнили ветром паруса Путина. Слишком глубоко застряло прошлое в головах наших сограждан. Для преодоления подобного состояния у "матери-истории" есть особый механизм: вместо того чтобы открыто сражаться со старым, новое рядится в его одежды и, благодаря этому, легче утверждается в умах. Так Лютер устранил преграду, которой стал на путях европейского духа католический Рим, не через основание новой религии, а опираясь на авторитет Христа: Библия осталась, но прочтена была по-новому. Вот теперь и либеральная экономика попытается утвердиться в России, драпируясь в националистические одежды прошлого. Грубо говоря, предприниматель будет поднимать экономику не только ради денег, но и для того, чтобы вернуть стране могущество и утереть нос надменному Западу. Не вам объяснять, насколько это опасно, но в этом и состоит трагизм: Россия не может примириться со своим историческим поражением, а чтобы его преодолеть, она должна, хотя бы для начала, использовать просвещенный национализм. Хорошо сказала мадам Олбрайт: Путин ухватил за хвост тигра. Но даже она не понимает: для нынешней России тигр не только хищник, но и средство передвижения по путям истории. Без национальной идеи нельзя, а кроме смертельно опасного национализма, у нас сейчас ничего нет. Чтобы национализм держать в рамках, нужна сильная власть. Путин уже провозгласил: покончим с расхлябанностью! Итак, либеральная экономика - просвещенный национализм - сильная власть. Первая часть этой "триады Путина" предполагает союз с правыми, вторая - с левыми, а третья в нынешних условиях означает опору на силовые структуры. Если есть какой-то секретный план, он в этом и состоит. Дело пахнет бонапартизмом... Но и это вполне естественно: буржуазия во многих странах выстраивала свой новый мир под "крышей" бонапартизма".

Значит, бонапартизм, по мнению автора, еще не самая большая опасность, он допускает нечто более страшное. Понять его можно. Россия - единственная из стран бывшего социалистического лагеря и единственная из советских республик, население которой испытывает чувство национального унижения. Мы, конечно, были рабы своего царя, но царь-то наш - всем царям был царь! Остальным народам крах социализма только прибавил национальной гордости. Разница огромная. Что из неё следует, мы видим, что последует, Бог весть. А ведь есть еще народная привычка к произволу. Заигрывать с такими чувствами и привычками - действительно то же самое, что скакать на тигре. Но нужно ли, неизбежно ли? Игра-то пока не сыграна, сегодняшний день пока сегодняшний. Мы смотрим на него не как историки следующего века, а как участники событий. Совмещать в себе историка и участника - высший пилотаж. Но если не получается совмещать, лучше все-таки быть участником.

Письмо из Пензенской области: "Я ваша постоянная слушательница с 1993 года, поймала вас случайно и очень удивилась, что ещё существует правда на Земле, и мне захотелось жить и на что-то надеяться. Через ваше радио я поймала божественную передачу на соседней волне и уверовала в Господа Бога и приняла Его в своё сердце, и сейчас Господь живёт в моём сердце... Живу в трущобе, в аварийном доме и ожидаю, что потолок в любую минуту обвалится. Работы нет, сыну не платят по безработице и вообще сняли его с учета, все организации развалены. Никого не хочу судить, только очень прошу вас: помогите мне, пожалуйста, со своей семьёй как-нибудь выбраться из этого места, где так тяжело, за границу, желательно в Германию или в США. Если нет такой возможности, то - в любую другую порядочную страну. Надеюсь на вашу помощь. Николаева Алина Алексеевна".

Спасибо за добрые слова, Алина Алексеевна. К сожалению, на свете нет такого учреждения, которое может выполнить вашу просьбу.

XS
SM
MD
LG