Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Борис Константинов из Москвы: "На радиостанции "Свобода" немало умных, талантливых людей, которые, увы, смешивают, приравнивают "права человека" и "права бандита". А это не одно и то же. Бандит - не человек, он волк, и живёт он по волчьим законам, и "права" у него волчьи, а не людские".

Представьте себе, господин Константинов, что вас за это письмо на радио "Свобода" забрали. Думаю, вы без труда это представите, хотя самым молодым нашим слушателям надо уже (или еще) объяснять, что означало слово "забрали" при советской власти, вплоть до появления в Кремле Горбачева и особенно при Сталине. "Забрали" - значит арестовали ни за что: решили, что вы неблагонадежны, "враг народа". Письмо за границу в этом не оставляло сомнений. Вот тогда господин Константинов, подобно миллионам его соотечественников в прошлом, которые так же искренне, как он, считали, что "права" есть и должны быть только у НАШЕГО, только у законопослушного, только у настоящего советского человека, - вот тогда он, возможно, подумал бы иначе. Если "права человека" признаются не за всеми двуногими без исключения, больше всех страдают ни в чем не повинные, а выигрывают отбросы. Права бандита приравнены к правам человека как раз для того, чтобы защитить человека от бандита. Там, где эти права разделяются, место обычного бандита занимает государство - оно становится бандитским государством.

Маркин Владлен Николаевич, старый гляциолог, то есть, специалист по ледникам, пишет: "Политика россиян никогда не принесёт им победы в Чечне. Я не знаю, что изображено и написано на солдатских медалаях, которые щедро раздают солдатам-мальчишкам российские генералы в часы перекуров и между боями. На моей медали, которую я получил 17-летним солдатом, написано: "За оборону Кавказа". Я был рядовым 37-й полевой армии. Нам не говорили, под какими лозунгами чеченцы вели против нас партизанско-бандитскую войну. Осенью 1942 года они открыли в нашем тылу, в горах, "второй фронт". В горы уходили наши войска, вся техника - миномёты и легкие орудия были навьючены на мулах и ослах. С гор спускались легко раненые и обмороженные солдаты. Тяжелых раненых вывозили на чеченских двухколесных арбах на длинноухой четвероногой тяге. Тогдашний чеченский удар нам в спину дорого обошелся Чечне. "Отец всех народов" переместил её зимой 1944 года в безводные степи Казахстана. В то время я уже служил в Кзыл-Орде, был курсантом военной школы авиамехаников. На вокзал приходили эшелоны с чеченцами и калмыками - "изменниками Родины", как я писал тогда в своём дневнике. После длительного путешествия по 30-градусному морозу в телячьих вагонах без печей живых "изменников" оставалось мало. Мы разгружали эти эшелоны. Сибирский ветер заморозил бесснежную землю до состояния железа. Сапёры взрывали это железо, а мы сбрасывали в ямы трупы. Были ли среди замороженных людей бандиты? Не знаю. Знаю, что преобладали среди замерзших старики, дети и женщины. Я думаю, их потомки и мстят сейчас нам. Что русским придется снова воевать на Северном Кавказе, я понял в 1986 году, когда был в Дагестане у своих однополчан. Они, аварцы и лезгины, говорили мне, что в соседней Чечне существует какое-то мусульманское движение, которое может привести к войне в Дагестане и на всем Северном Кавказе. Подводя итог всему, можно сказать: зачем русским такой очаг вечной вражды? Православные христиане, захватив целый район с мусульманским населением, пытаются удержать его в повиновении. Разве это не есть нелепость? Неужели мало учила история, что воевать с народом, да еще другой веры - пустое дело?"

Слушатели продолжают рассуждать о выражении "мочить в сортирах". Виктор Гадяцкий, доцент философии, пишет, что это выражение представляют собою точку, где соприкасаются две среды российского общества: уголовная и полицейская. Уголовная же среда, напомниет он, есть та среда, где больше всего остатков древнего, пещерного. "Мочить в сортире" - это выражение, в котором отражён определённый дикарский ритуал, волшебное действо. Жертву мало просто убить. На неё надо помочиться, плюнуть, извергнуть на неё другие отходы организма. Это - обряд посмертного унижения врага. Похожие обряды приняты в некоторых современных преступных сообществах. Господин Гадяцкий напоминает также о "дедовщине" в российской, а до этого в советской армии - о том, что избиение "дедами" "салаг" происходит обычно в отхожем месте. Дело не только в том, что это самое удобное место, - выбор его восходит к первобытности, пишет Гадяцкий.

Письмо из Орла от господина Ермишина: "Еще Ленин говорил: каждый американский доллар пропитан кровью, и это правда. Смотришь фильм и диву даёшься, как там и женщины, и мужчины, даже дети за цент друг другу глотки перегрызают. Если так, то что же это за люди? Это дикари, варвары. Вурдалаки, вампиры. Представляю, как вы будете моё письмо читать. Ведь в ваш адрес здесь ни одной похвалы. Но это же я из ваших передач и ваших фильмов делаю выводы. Так что не обессудьте, вы это заслужили. Со временем я напишу книгу о вашей долбежке".

Как напишете, обязательно присылайте её, господин Ермишин, прочитаю от корки до корки, что-то, может быть, и перед микрофоном... Мне кажется, что человек вы положительный, основательный, свои сбережения держите в долларах, так, во всяком случае, поступают большинство россиян, которые могут что-то откладывать. Деревенские бабки в долларе уже давно разбираются лучше, чем в рубле, есть такие, что фальшивый доллар узнают по запаху, и тут нет никакого волшебства, настоящие и поддельные деньги действительно пахнут по-разному, при известной тонкости обоняния можно, говорят, различить.

"Россия погибнет не от военных действий, не от террористов и коррупционеров, не от наркомании и спида. Россия может погибнуть и уже гибнет от всепроникающей и всепоглощающей "попсы". Попса становится нормой жизни. Она везде и во всем, а не только на эстраде. Весь воздух российский сегодня пронизан губительной попсой". "Попса", как её понимает этот слушатель (и я вместе с ним) - это самодеятельность населения, оставленного начальством, населения, оказавшегося без какого бы то ни было попечения и надзора, всевозможная самодеятельность российского люда, снизу доверху. Это зрелища и развлечения, общественные начинания, семейные порядки, уличные, школьные, студенческие, конторские нравы. "Попса" на сцене и на экране, как видно из самого слова, рассчитана на то, чтобы привлечь большое число людей. "Попса" - это демократия, это торжество невзыскательного большинства, это противоположность всего доброкачественного, отборного, избранного. "Попса" есть свобода, которой не все пользуются так, как хотелось бы мне. "Попса" есть то прискорбное обстоятельство, что не все люди на свете такие правильные, как я. "Попса", наконец, есть то УЖАСНОЕ обстоятельство, что не я сотворил человечество, не я веду его по избранному мною пути. Как смеет появляться на сцене такая-то певица, если мне неприятны её манеры? И давно неприятны - она еще ни разу замужем не была, когда я назвал её искусство искусством для продавщиц овощного магазина. А она все поёт, прыгает по сцене и поёт. Не знаю, как я еще с ума не сошел от такого непорядка.

Пишет программист из Москвы, 32 лет, "гайдаровец", называет себя "бывшим слушателем радио "Свобода", начинает письмо не словом "здравствуйте!, а "прощайте": "Прощайте, Анатолий Иванович!" "Если не вырезать Басаевых и Хаттабов, беда в Россию придет навсегда", - пишет он. Молодой человек возмущается, что "сытому и довольному западному обывателю невозможно объяснить, что за бандитов отвечает и, следовательно, должно страдать всё население Чечни, поскольку оно поддерживает их или прямо, или своим бездействием". Он спрашивает, почему Запад не дал России точного оружия, если жалеет мирных жителей, почему вместе с российскими правозащитниками призывает к переговорам с бандитами, которые отрезают пальцы у детей-заложников. Его (и таких писем немало) особо интересует моё личное мнение - не хочет верить, что я окончательно встал на сторону "чеченских бандитов и российских юродивых-правозащитников", как говорится в другом письме. Ну, что ж... Прежде всего: как у вас со здоровьем, господин программист? Я спрашиваю не от себя: такой вопрос есть в нескольких письмах, авторы просят задать его не всем воинственным слушателям "Свободы", а только самым молодым из них. Если здоровье у вас в порядке, то почему вы не в Чечне с оружием в руках? Опросы (российские) показывают, что большинство из того большинства, которое за войну в Чечне, предпочитают сражаться там до последней капли крови, но НЕ своей, до последнего НЕ своего сына, мужа, брата... Да, вот позиция большинства ваших единомышленников: "Если не выразать Басаевых и Хаттабов - беда в Россию придет навсегда, а вырежет пусть кто-нибудь - только не я, не мой сын, не мой брат, не мой муж. Пусть сытый и довольный Запад даст, гад, нам точное оружие!" Между тем, абсолютное большинство убитых, изнасилованных, ограбленных русских и чеченцев в Чечне как в первую войну, так и во вторую, убиты, изнасилованы, ограблены российскими военнослужащими. В России это знает всякий, кто хочет знать, но очень многие знать не хотят, как и того, что подавляющее большинство заложников в Чечне - сами чеченцы. Слова: "Западному обывателю (сытому и довольному) трудно объяснить" - это давнишний "патриотический" пароль. Как видим, сегодня по нему в этот стан принимают перебежчиков из демократии... Позиция Запада очень проста. Запад осуждает массовые военные и иные преступления российских военнослужащих в Чечне. Запад считает, что эти преступления не оправдываются преступлениями чеченской стороны. Я считаю, что Запад должен осуждать эти преступления, иначе их будет еще больше, с чем охотно соглашаются русские солдаты и офицеры в Чечне: "Да, мать-перемать, нашего брата если за руку не придержать, так не только "духов", а друг друга поубиваем!" И убивают - спьяну, сдуру...

Автор следующего письма считает всё это издержками российской демократической революции. "Правительство Путина, - пишет он, - пошло ва-банк, прибегнув к радикальной хирургии в Чечне. Сплочение народа вокруг Путина - это защита русской революции, Анатолий Иванович! Эта революция оказалась далеко не бархатной - наследство слишком тяжелое, но защищать-то ведь её надо. Или нет? В случае поражения Путина придут прохановы, макашовы и баркашовы, а не Ковалёв. Конечно, философ-гуманист г-н Глюксман скажет из Парижа своё "фэ", только вряд ли это кому-нибудь поможет в новых гетто и в новых (расконсервированных старых?) Воркутлагах".

Это написано в ответ на мои слова в предыдущей передаче, которые я повторил и сегодня, - что западный призыв к России: "Орудуй, тово, потише!" никак не может повредить делу российской демократической революции, что в этом призыве больше знания России, чем в письмах, авторы которых повторяют и повторяют завистливую глупость про "сытого и довольного западного обывателя", которому, дескать, ничего нельзя объяснить про настоящую жизнь. Уж кто и живёт настоящей жизнью, кто и понимает в ней, как не он, западный обыватель, которому его сытость и довольство не мешают вкалывать больше всех на свете - и с наибольшим толком!

"Мой муж по вечерам слушает вашу радиостанцию, а так как я нахожусь в спальне, то мне тоже приходится слушать. Будь моя воля, я бы давно разогнала эту гнусную радиостанцию "Свобода", которая копается в дерьме, из мухи делает слона, как из Бабицкого - Александра Македонского. В мире стало бы на одну клеветническую подсадную утку меньше. Я не пойму, как вы, сотрудники радио "Свобода", можете из-за денег продавать себя. Ведь это только на руку США, которые уже давно хотят разорить Россию. Со всеми остальными странами бывшего Союза им проще пареной репы справиться. А Россия - это богатая, могучая страна, которая есть никем непобедимая. И вот американцы всеми своими силами хотят расшатать её мощь. Радио "Свобода" день и ночь выискивает в Путине негативные черты. А ведь Путин Богом дан России, чтобы этот страждущий народ вывести из экономической беды. С уважением Марья Петровна. Я надеюсь, что вы все-таки прочитаете это письмо".

Я не совсем понял, Марья Петровна, вашу мысль об "остальных странах бывшего Советского Союза": справились уже с ними американцы, которым это проще пареной репы, или справятся в ближайшее время? Напишите мне и о вашем муже. Что он говорит вам о передачах "Свободы"? Зачем слушает их? Есть у меня еще один вопрос, и я, пожалуй, задам его вам, хотя вы и можете решить, что я придираюсь к вашим словам. Вы пишете, что Россия - богатая, могучая страна, которую американцы давно хотят разорить. Следовательно, еще не разорили. Но тут же вы пишете, что народ России - народ страждущий, что он пребывает в экономической беде, из которой его выведет Путин. Значит, всё-таки разорили? Нужно, наверное, сказать пару слов о том, зачем я обращаю внимание на эти неувязки в письме Марьи Петровны. Народная гуща не живёт достоверными сведениями и связными мыслями. Она живет разрозненными, не связанными между собой, выдумками. Назначение всякой большой выдумки всегда одно: объединить людей, удержать гущу в горшке, не дать ей расплескаться. Овладевают гущей только те выдумки, которые ей по сердцу. Самые крупные и общепризнанные выдумки иногда называют национальными идеями. Марье Петровне приятно думать, что её страна богатая и могучая. Раз богатая и могучая, значит, кто-то ей обязательно завидует, зарится на её богатство и стремится подорвать её могущество. В то же время Марье Петровне хочется думать, что Путин - спаситель. Значит, должен быть народ, подлежащий спасению, страждущий народ - народ, попавший в экономическую беду. Внутри каждой из этих двух выдумок все связно, а между собою они не связаны. Если их сопоставить, то они взаимно уничтожатся. Но Марье Петровне не требуется их сопоставлять, ей не приходит в голову заботиться о связности своих выдумок. Гуща не замечает противоречий, потому что не подозревает об их существовании. Российская народная гуща, как выясняется, пока не готова принять современные представления о мире, не может, например, поставить личность выше государства, но жить ей чем-то надо, и она, после известных колебаний, возвращается к привычному, восстанавливает испытанные скрепы, утверждает своё пошатнувшееся единство на старых, грубых и потому самых надежных выдумках - надежных, конечно, до поры, до времени.

"Живу в Москве, мне 20 лет, я пока ещё студент. Мои родители - государственные служащие (учитель и инженер), поэтому с 14 лет я работаю, преимущественно с компьютерами, до 17 августа мог даже причислить себя к среднему классу. Больше года назад еженедельник "Компьютерра" вышел с темой номера: "Валим отсюда!" Мне кажется, они были правы. К сожалению, я пока не имею средств и/или дефицитной специальности, чтобы уехать из РФ, а просто так я не Западе никому не нужен, хотя,если иметь достаточно денег, то можно жить и здесь.Один мой знакомый, бывший военный, имеющий очень престижную на Западе специальность (он специалист по телекоммуникациям) уехал в США по приглашению некоей компании, получает 3 тысячи в неделю, в его распоряжении целая лаборатория. Он говорит, что понял, что значит жить, только когда уехал из России, а до этого существовал. Надоело быть в центре эксперимента, хочется просто спокойно жить в хорошем доме, ездить на хорошей машине и заниматься тем, что нравиться. Я думаю что изменений в лучшую сторону в ближайшее время не произойдет. Россияне сделали свой выбор, им нужен не экономический подъём, а подъём самодержавия. Последние президентские выборы - это сплошной позор для нашей страны. Раньше в новостях показывали заседания правительства, интервью с министрами. После прихода к власти Владимира Владимировича все это прекратилось, один лишь крошка Цахес да генералы, рапортующие о "зачистках", в телевизоре светятся.Обидно, что все (я имею в виду большую часть общества) просто построились перед ВВ. Не может быть сильного государства в очень богатой стране нищих людей.Так что остаётся бороться, надеятся и ждать. Денис". Фамилию я опустил.

Письмо из Швеции: "Мне 30 лет. Послушал на волнах "Свободы" Елену Бонэр. В Бога не верю, но на неё молюсь. Когда я учился в школе, в учебнике было написано про русских героев, освободивших Великую от татарского ига. На это ушло 300 лет. Сегодня бойцов чеченского национально-освободительного движения называют террористами. Я думаю, что наши герои тоже средств не выбирали в борьбе с игом. Правда, несмотря на их подвиги, наш народ до сих пор не высвободился из духовного рабства. Не хотят Явлинского, хотят Путина. Не хочу учиться, хочу жениться! Наша национальная идея - пить водку и ничего не делать, сидеть на печи и бить... как их - баклуши. Сам я уехал из России четыре года назад. Не выдержал. Но разлюбить её не смог. Это моё проклятие - не отпускает она меня, понять не могу - почему. Возвращаюсь. Себя не называю, боюсь за родителей. Беглец домой".

XS
SM
MD
LG