Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из электронной почты, без подписи: "Ваше мнение о русской власти вы не скрываете. Гораздо лучшего мнения вы о государстве Дудаева - Масхадова. Именно там вы нашли права и свободы граждан, закон и порядок. Радио "Свобода" активно поддерживает идею установления этого порядка во всех кавказских республиках". В таких случаях я говорю одно: человек сам верит в то, что пишет. Но во что он все-таки верит? Раз в "государстве Дудаева-Масхадова" нет закона, вести себя там по-человечески России не пристало, а кто этого требует, тот вредит ей, хочет отдать бандитам весь Кавказ. Вот его вера. Это, скажем в который раз, варварская вера. Уважать права человека, любого человека - значит, уважать в нем образ Божий, как говорят современные христиане (чем и отличаются от варваров), или уважать себя, как говорят люди безрелигиозные, но принимающие нравственное учение Христа. Это - не варварская вера.

Пишет наш слушатель из Диканьки: "Я, Анатолий Иванович, псих. У меня нарушена память, но я не дурак, я способен наблюдать и за собой, как за жуком на булавке, и за другими. Те, кто не согласен с вашими мнениями, проявляют враждебность к вам лично. Вы до личностей не опускаетесь, вы задеваете мнения, а не их носителей. Но есть и у вас страстишка. Это - Патриарх. Тут вы не в силах себя сдержать. Вы пользуетесь всяким случаем донести на него его пастве, вам очень хочется, чтобы она знала, что он с младых ногтей - тайный сотрудник КГБ по кличке "Дроздов". Но вы неизменно остаётесь в дураках, потому что ваше православные просто веруют, что вы говорите неправду".
Многие, но не все. Очень немало православных, кому вера в Христа не мешает помнить, что надо было делать, чтобы подняться по советской служебной лестнице в науке ли, в армии или в церкви. Православные всегда, с самого крещения Руси, отличались своенравием. Сколько им ни внушалось, что батюшке дано отпускать их грехи и надо придираться не к нему, а к себе, очень многие продолжали упорно придираться прежде всего к нему (как потом - к парторгу). Есть мнение, что это-то в конце концов и привело к Семнадцатому году. Церковь не смогла преобразоваться, осовремениться, и народ от неё отпал. А что мы наблюдаем после коммунизма? В церкви стали разочаровываться едва ли не раньше, чем в демократии. Мы, мол, не для того избавились от парторгов, чтобы их место заняли попы. То, что нравится одним: храмовая пышность, нарядные, жизнелюбивые батюшки, то возмущает других. Не в таких ризах Иисус волок свой крест на Голгофу, говорят они, и происходит то, что называется приватизацией религии: человек создаёт для себя собственную религию.

"Я понимаю, что лично вам, в вашей благоустроенной квартире, это "до фонаря", но если вы хотите, чтобы судили полковника Буданова, найдите хотя бы одного чеченца, которого сами чеченцы судили бы за изнасилование и убийство женщины неважно какой национальности. Можете не отвечать. Я наперёд знаю, что вы скажете. Мол, я ничего не требовал, я только сообщал факты".
Об аресте полковника Буданова, о том, что его обвиняют в изнасиловании и убийстве девушки-чеченки, сообщили не корреспонденты радио "Свобода", а российские власти, что делает им честь. Ни я, ни кто-либо из работников радио "Свобода" не говорил и никогда не скажет: хочу (или требую), чтобы Буданова "засудили". Это не наши манеры. Мы просто хотим, чтобы всё везде делалось по закону, а закон защищал бы права человека. Российский закон, как и положено закону демократического государства, права человека защищает. Судьбу Буданова он не ставит в зависимость от поведения чеченской стороны, иначе это был бы варварский закон. Почему же мы должны отставать от российского демократического закона? Человек, в чьём сердце варварский закон, мог бы, наверное, усомниться в себе, если бы знал, как и почему произошло смягчение нравов у самых развитых народов.

Следующее письмо пришло из большого подмосковного города перед Первомаем: "Дано указание готовиться к первомайской демонстрации. Последняя была в начале 90-х... Наша торговая фирмочка должна вывести 8 человек, городской рынок - 250. Регистрация участников и общий контроль возложены на отдел торговли городской администрации. Колонна торговли и бытового обслуживания из 1500 человек пойдет за колонной промышленности, чем мы должны гордиться. В руках у нас будут воздушные шарики, цветы (гвоздики) и транспаранты. Надписи, по представлению отдела культуры администрации, были утверждены выше. "Мир. Труд. Май"... Если погода не подведет, будет весело, хотя воспоминания всё это вызывает неприятные. В целом ощущения противоречивые. Очень тревожит Чечня, похоже, что патриотический психоз уступает место вопросам: когда это кончится и что будет дальше? Заметен довольно значительный рост доходов населения: наша выручка увеличилась процентов на 15 по сравнению с декабрем. На глазах меняется и структура потребления - начинают расходиться более дорогие товары. Борзеет милиция. Вас интересуют отношения бизнеса с бандитами, нас же тревожит именно милиция - гораздо больше, чем налоговая инспекция или бандиты. Ну, и порождающие эту милицию простые наши труженики - без меры пьющие, сорящие, ломающие и ворующие все подряд и при этом патриоты - дальше некуда. А вот власть меня в последнее время волнует мало - ругать ее, как вы правильно говорите, - занятие пустое, а хвалить пока не за что".
Здесь автор ставит точку. Когда указаний много и поступают они из одного места на самом верху, то выполняются обычно только те из них, что нравятся чиновнику. Поэтому так опасны "генеральные линии" вроде линии на порядок везде и во всем. Порядок будет не везде, а только там, где решит чиновник, и такой, какой предпочтет чиновник, - что-то, что не требует труда, ума, что ему привычнее. А что привычнее всего? Построить граждан и погнать их на демонстрацию. Россию ждут интересные времена. Всё будет зависеть от сопротивления материала, человеческого материала, в том числе от пьющего, сорящего, ворующего всё подряд. Какой есть... Что он примет, на что согласится, то и будет.

"Ичкерия - это был рассадник терроризма и бандитизма, - пишет из Петербурга Кунис Саша (сейчас многие вполне взрослые люди называют себя уменьшительными именами). - Она зарабатывала себе на жизнь грабежом и похищениями людей. У нас в России есть куча циников, которые говорят, что Запад желает нам зла и не хочет, чтобы мы решили проблему Чечни. Это, конечно, полный бред. Но это - бред того же порядка, как и завывания: "Немедленно остановить боевые действия и вступить в переговоры!" Когда твоя страна наконец-то решилась расправиться с одной из самых насущных проблем, а нас пытаются остановить, то мы начинаем чувствовать себя в осажденной крепости. Что касается прессы, то ей выгодны стычки, войны. Это увеличивает количество зрителей, читателей, слушателей. Именно пресса раздувает истерию о нарушениях прав человека в Чечне. Я уверен, что нарушения есть, и что их много. И я уверен, что правительство делает громадную ошибку, пытаясь их скрыть, а не наказать виновных. Но... "Не стреляйте в пианиста, он играет, как может". Война - весьма горькая штука. И ее горечь - не повод для истерик. А передачи Бабицкого вызывали во мне смятение и истерику. А в военное время с истериками и паникерами обходятся очень сурово, если не ошибаюсь. Так что я удивлен, что Андрей до сих пор жив и здоров. Извините за цинизм, но Андрей создал очень много беспорядка в умах людей, что напрямую выгодно устроителям войны. Вы всегда ухватываете самую суть и очень, очень четко ее оцениваете. Кунис Саша".
Спасибо на добром слове, Саша, только не уверен, что суть, которую я сейчас ухвачу, вам понравится. Бабицкий стал жертвой произвола. В отношении Бабицкого российскими властями был нарушен российский закон. Мы, радио "Свобода", говорим это. Совет Европы говорит это. Вся мировая демократическая общественность говорит это. В отношении Бабицкого российскими властями был грубо, сознательно (это и называется: цинично) нарушен российский закон. А вы, Саша Кунис, отвечаете: Бабицкий поверг меня в смятение, поэтому я удивляюсь, что он до сих пор жив и здоров. Мы говорим: с юридической точки зрения, войны в Чечне нет, там даже чрезвычайного положения нет, в любом месте Чечни, согласно российскому закону, может находиться любой гражданин России и сообщать кому угодно, хоть всему миру, о том, что вокруг него происходит. Согласно российскому закону... А вы, Саша Кунис, говорите: "Его передачи вызывали у меня истерику, поэтому я удивляюсь, что он до сих пор жив и здоров". В таком духе высказывался и Путин. Страны, где так рассуждают правители и население, становятся мировыми изгоями. Люди в них голодают и дичают. Вот выбор, перед которым всё еще стоите со своими соотечественниками и вы, Саша Кунис: или голодать и дичать, или учиться жить по закону.
Так написал я ему по электронной почте. Великое все-таки удобство! На следующий день он ответил: "Как вы правильно заметили, суть, которую вы ухватили, мне не очень понравилась. Тут вы правы. Я вовсе не хотел бы выглядеть человеком, который оправдывает нарушения закона. Я знаю, что это - путь, который ведет к дикости, нищете. Я надеюсь, что мы все придем в себя и сможем разговаривать без рычания. Да, если не научиться жить по закону, страна из этого состояния не выберется. Это так же непреложно, как и то, что меня зовут Александром. Но есть еще и моральные законы. Я считаю, что сеять панику и истерику в населении - это моральное преступление. А именно это я и обнаружил в передачах Андрея".
Другие обнаружили другое и благодарят Андрея за то, что он добросовестно осведомлял их о положении в Грозном. Это особенность моральных оценок, они у каждого свои. Путин же, Рушайло, их подчинённые нарушили, преступили десяток писаных, следовательно, обязательных для всех российских законов. Здесь не может быть разных толкований. Вы вольны одобрять за это Путина, Рушайло, их подчинённых, но не можете сказать, что они не нарушили, не преступили десяток российских законов.

В одной из предыдущих передач я сказал несколько слов о письмах жителей Украины о российских делах. Если судить по их письмам, такой страны, как Украина, не существует - они живут в российской Санта_Барбаре. Они смотрят только российское телевидение, вот мысленно и живут в мире, из которого оно вещает. Это я имел в виду. Сказал также, что совсем нет писем из России об украинских делах. Мой вывод был такой: жители России уже давно отпустили Украину из России, а жители Украины (многие из них) Украину из России еще не отпустили. Пошли резкие письма. Ни один из написавших не услышал того, что я сказал. "Вы, - пишут, - упрекнули украинцев за письма с нападками на Россию, хотя сами только этим и занимаетесь..." Сейчас я ставлю опыт. Еще раз повторю то, что сказал. Неужели опять услышат не то? Итак, я не упрекаю украинских жителей за их письма о России, ни за то, что для них не существует Украины, страны, где они живут. Слышите? Не упрекаю. Я всего-навсего предполагаю, что ваша занятость российскими и только российскими делами свидетельствует, что вы еще не отпустили Украину из России. Я и за это вас не осуждаю. Это ваше дело, ваша жизнь, каждый создаёт себе свои трудности. Только, может быть, мы вместе подумаем, почему есть такие вещи, о которых что ни говори, люди услышат не то, что скажешь?

Пишет Вадим Рудзев: "Я представляю себе желание ваших оппонентов перекусить вам горло. Стыдно за этих людей, выращеных "советами": сколько злости, жадности, зависти! Когда сверху скажут, что был неправильный курс, они опять сделают героями тех, кого сегодня считают своими врагами. Сказали им: "Чеченцы - враги", и стали для них чеченцы врагами, хотя год назад были почти друзьями. Страшновато жить в таком обществе. Я год добивался, хотел узнать причину моего задержания милицией, прошел по три раза прокуратуры всех уровней, а в результате - всё законно, меня даже судили, это я узнал аж через год бегания по прокурорам, хотя в суде разу не был. Возврат к прошлому у нас возможен, пусть Запад не расслабляется, не финансирует этого монстра... А все-таки Бабицкого не рискнули убрать. Может, даст Бог, прорвемся. Вадим Рудзев".
Судя по таким письмам, многие наши слушатели заметили, что после Ельцина в России окончательно утвердилась такая вещь, как казенная пропаганда. Её продукцию уже находим в письмах слушателей "Свободы". Мы вели кампанию за освобождение Бабицкого и не вели - за освобождение фотокорреспондента ИТАР-ТАСС Яцыны. Нас гневно спрашивают: почему? К несчастью, это очень простой вопрос. Бабицкий был похищен государством. Над Бабицким издевались высшие должностные лица страны, поэтому был смысл оказывать на них давление. Корреспондент же ИТАР-ТАСС был захвачен разбойниками. Пытаться воздействовать на разбойников печатным словом бесполезно. На них есть полиция. Если бы на разбойников действовало общественное мнение, они были бы не разбойниками (не совсем разбойниками...), а государственными деятелями. Поэтому мы и не спрашиваем кремлевских пропагандистов, почему они сами не вели кампанию: "Свободу Яцыне!". Они нас спрашивают, а мы их не спрашиваем, потому что мы знаем ответ, а они делают вид, что не знают.

Сергей Лихоносов: "Я работаю и учусь в США, занимаюсь компиляторами для специализированных микропроцессоров. Один человек из нашей группы продолжает работать в Москве. Он хочет создать математические модели экономических отношений и показать, в частности, что в конечном итоге честный бизнес более выгоден даже в условиях России. Надеюсь, что смогу ему помочь, когда закончу аспирантуру. Я слушаю радио "Свобода", думаю о России, о себе. Однажды мы шли с моим знакомым американцем Робертом по берегу залива. Роберт купил на автозаправочной станции пакет с нарезанным хлебом, и мы стали кормить чаек, подбрасывая высоко вверх ломтики. Я вдруг стал откусывать от каждого ломтика и жевать. Хлеб был безвкусным - один из тех сортов, что никогда не черствеют. Как выяснилось потом, Роберт заметил, что я ел этот хлеб. Он подумал, что мне просто хотелось попробовать его на вкус. Я же просто не мог спокойно бросаться хлебом для забавы. Хоть откушу от каждого ломтика!.. Так я обнаружил, что во мне живет память поколений. Я родился в начале 60-х, и родители позаботились, чтобы я не узнал, что такое голод, а мама говорит, что была постоянно голодна до тех пор, пока не поступила в институт, где стала получать стипендию. Нас, как известно, испортил квартирный вопрос, но каждый из нас ещё и носитель общих страданий. Чего я также не знал раньше - что во мне, а значит, и в других, есть чувство личной вины за преступления моего народа против самого себя. Ты можешь не признавать эту вину, даже не думать о ней, но она в тебе есть, и наступает момент, когда ты её обнаружишь".
Это письмо может послужить ответом на вопрос из тех, которые обычно обсуждают старшеклассники: что значит стать вполне сознающим себя человеком? Трудное дело... Ведь мало переживать грехи своего народа - надо отдавать себе отчёт в том, почему они были совершены и почему (самое трудное!) не могли не быть совершены...

В прошлой передаче я читал из письма доцента философии Гадяцкого о выражении "мочить в сортире". Он видит в этом выражении след дикарства - дикарских понятий, нравов и обрядов, в частности, один из обрядов посмертного унижения жертвы мочой победителя. По мнению слушателя, который выбрал себе кличку "Ниякый", что в переводе с украинского значит "никакой", дело обстоит проще. Он пишет: "Мочить" у блатных значит "убивать", происходит это от другого блатного выражения: "мокрое дело" - убийство. Мокрое, потому что кровь. На спортивных соревнованиях в России (по боксу, например) теперь частенько слышно: "Мочи его!". Предлагают исследовать еще одно, ставшее широко известным в последнее время, выражение: "Кто нас обидит, три дня не проживёт" - почему именно три, а не два или четыре. Ответ, по-моему, содержится в поговорке: "Бог троицу любит" - правда, и сама эта поговорка требует объяснения. "Вы как-то уже высказывались о природе ругани, - пишет слушатель Червоный, - о том, что это занятие перешло к нам от первобытного человека, который придавал ему гораздо более серьёзное значение, чем мы. Хотелось бы услышать продолжение этого разговора. Интересно понять, почему ругань так сильно действует на нас. Во время думских и президентских выборов в России брань, грубость не сходили с экрана. Почему это подействовало на миллионы избирателей?"
Потому, что воспринимали они брань и грубость опять же древнейшей частью своего сознания. Раз человек обруган, значит на него наслана порча, в него внедрена зараза. Он уже ущербный. И наоборот. Телевизионный репортёр спрашивает, помню, прохожую, за кого она будет голосовать. "За Путина". - "Почему?" - "Дак он, слышно, хороший, его по телевизору все хвалят". За что хвалят, она сказать не может. Древнейшая часть её сознания твёрдо знает, что это не имеет значения. Похвала человека улучшает. Это - главное. Хула ухудшает, славословие улучшает. Черное и белое колдовство. За улучшенного дружной хвалой, дружной лестью, дружным упованием, за преображенного белым колдовством человека как не проголосовать?! Мы были свидетелями, как два крупнейших российских политика, каждый из которых мог, казалось, без особых усилий стать президентом России, сошли с беговой дорожки только потому, что не вынесли телевизионной ругани, насмешек, грубости. Откуда такое серьезное отношение к пустым, в сущности, действам? Оттуда же - из палеолитных глубин сознания. В ругани, насмешках, грубости по своему адресу человек видел именно действа, что-то вроде обрядов черной магии. Ему становилось обидно, страшно... Не всякий пропагандист - дикарь, но всякий пропагандист обращается к самой темной, не просвещенной стороне человеке. Чем темнее и обширнее эта сторона, тем вернее действует пропаганда.

На сегодня у меня всё. В прошлой передаче я назвал специалиста по ледникам - гляциолога специалистом по пещерам. Слушатели меня тут же поправили: одни - сочувственно, другие - с радостью, а один высказал уверенность, что это было сделано мною намеренно, чтобы показать, что не каждое моё слово проходит проверку в ЦРУ.

XS
SM
MD
LG