Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пишет нам Шаповалов Геннадий Семёнович: "Мне 52 года, 9 лет я работал в Нефтеюганске Тюменской области, затем уехал в Казахстан, в город Джамбул, потом - в Атбасар Целиноградской области, теперь с моей супругой Катей живу в Германии, уже много лет, очень доволен, у нас всё хорошо.Я люблю жить, увлекаюсь радиоэлектроникой, музыкой, техникой, много фотографирую, путешествую на машине, четыре раза уже ездил из Германии в Южный Казахстан и всегда на всем пути встречал понимание сотрудников ГАИ, много умных и порядочных людей".
Такое редкое письмо, что я просто не мог его не огласить.

Владимир Дмитриевич Аксютин: "Слушаю ваши передачи и прихожу к выводу, что вы всё делаете, чтобы забить клин между тремя русскими по существу уже на протяжении многих веков территориями России. Вы нацелены на одно: не допустить соединения исконно русских территорий, которые сейчас называются Россией, Украиной и Белоруссией. А нам, разрешите сообщить вам, нужна свобода человеческая и экономическая, как, например, в Европейском Союзе, нужна интеграция, чтобы заводы работали дружно, чтобы трудящиеся были опять заняты, чтобы они зарабатывали и жили замечательно. Независимость России, Украины и Белоруссии должна быть такая, как в Европейском Союзе. Мы так хотим. Ваши крокодиловы слёзы напоминают мне радиостанцию Геббельса, поэтому я считаю, что антирусская радиостанция "Свобода" должна уйти, удивляюсь нашему правительству: как можно попустительствовать поливанию грязью России! И дайте в эфир хотя бы цитаты из прилагаемой статьи в "Российской газете".
В этой статье, кроме прочего, говорится: "Нужен федеральный закон о русском народе как государствообразующем народе России. В республиках русские совершенно искусственно отнесены не к коренным..." Итак, вот что нравится Владимиру Дмитриевичу Аксютину, вот что ему желательно: и возвращения в Россию Украины с Белоруссией, и порядки Европейского Союза для этого объединения, и особый закон о русских, и чтобы дружно работали заводы, и чтобы правительство решало, кто и что должен вещать, и чтобы трудящиеся жили замечательно... Желать всяк волен всего и даже сверх всего. Желать противоположных вещей тоже свойственно и отдельным людям, и целым народам. Но когда доходит до дела, то оказывается, что надо выбирать: или порядки Европейского Союза и замечательную жизнь трудящихся, или всё остальное, что перечислено в письме господина Аксютина. Европейский Союз - это союз, в котором немцы, к примеру, не называют земли родственных себе народов "по существу немецкими", помня, к чему это однажды привело. Не позволяют себе того же "и прочие шведы".Напишите нам, Владимир Дмитриевич, что вы всё-таки предпочтете по зрелом размышлении. Вам, конечно, кажется, что это всё совместимо: и возвращение в Россию Украины, и порядки Европейского Союза, и дружная работа заводов (не на войну, а на замечательную жизнь трудящихся), и цензура, и особый закон о русских, но допустите на секунду, что эти вещи не совместимы. На чём остановитесь: на европейских порядках или на всём остальном?

Пишет Ткаченко Зинаида: "Ваше радио я слушаю давно и решила написать. Деда моего дважды ссылали в Сибирь. Первый раз его раскулачили и сослали, но он ушел, жил вольно, не считая себя ни в чем виноватым, а когда вернулся домой, его сослали второй раз, исчез бесследно. В 1937 году ночью забрали дядю по материнской линии. Мама работала день и ночь, мы её в детстве практически не видели, но, слава Богу, выжили, и уже было хорошо в СССР: что ни говорите, а была работа и зарплата. И вот - перестройка, а может быть плановое уничтожение народов. И вина в этом Америки. Так думают в электричках, на рынках, на улицах, во дворах. Ах, какие все в Америке правильные, ах, какие демократы! Ложь! Бомбардировки Югославии - это что? Суть - вытеснить Россию с Балкан. А Чечня? Да ведь и там, оказывается, интересы Америки - нефть. Вот и поверили мы в демократию. Раздавят Россию, а потом и все бывшие республики СССР превратятся в колонии. Скажете нет? Уже такое. Всё привозное, всё! Безработица, нищие пенсионеры, голодные дети. Да хватит, можно перечислять еще много. Ткаченко Зинаида".
Так, госпожа Ткаченко, думают на базарах, на улицах, во дворах не только бывшего Советского Союза, так думают на базарах, на улицах, во дворах Ирака, Кубы, Северной Кореи... Но есть закономерность. Когда люди начинают размышлять не только о зловредности Америки, но и как бы прополоть огород, помыть окна, изготовить что-нибудь годное на продажу (в России примерно каждое третье предприятие всё ещё выпускает не годное) и когда это начинает получаться, зловредность Америки в мыслях улицы, двора, базара уменьшается.

Из Москвы пишет Светушкин Сергей Иванович, 45 лет: "Радио "Свобода" спасла мне жизнь. Я попал под амнистию политическим заключенным весной 1987 года только потому, что обо мне сообщала "Свобода", иначе сдох бы в тюряге безвестно. Вышел я седой и беззубый. По 20 суток пытали в карцере голодом, холодом и особенно бессоницей, избивали в пах коваными сапогами, одев наручники за спиной... Я никогда не поверю, что вы желаете России зла. Просто у вас иная точка зрения, чем у многих в России. Мне не нравятся методы российской армии в Чечне, и я считаю, что вы правильно критикуете её. Это очень важно, это хоть немного сдерживает армию и Путина. Без вас там всех чеченцев "перемочили" бы, а так вроде бы побаиваются западного мнения. Но я также считаю, что с террористами бороться надо. Всем миром, всем человечеством. Я хотел бы высказаться по поводу Путина. Представьте себе, уважаемый Анатолий Иванович, я тоже голосовал за него. После очень долгих колебаний... Путинские друзья вроде Черкесова, путинские начальники вроде Бобкова меня засадили и пытали, а я, получается, за них же отдал свой голос. Говорят, что только рабы могут выбрать себе господина из бывших своих надсмотрщиков. Наверное, я раб, Анатолий Иванович. Ну, не было тогда в списке более достойного! Да и родители мои с тёщей и тестем проголосовали за Путина. А в трудных случаях я доверяю их интуиции. Убрать негодного президента, думал я, мы сможем всегда: устроим бунт или всеобщую забастовку, импичмент или ещё что-то, но выход, авось, найдём. А пока рискнём - может, что и хорошее получится. Наверное, я лью воду на мельницу КГБ, и всё же, наивный человек, не могу поверить, даже зная, сколько пакостей сделало это учреждение, что устройство взрывов в Москве - его работа. Думаю, что процессами типа Нюрнбергского, публикацией имён стукачей Россия раскололась бы сидевших и на сажавших-охранявших. Пыл надо всегда умерять, чтобы не сорвать резьбу, пытаясь затянуть гайку понадёжнее, ведь у нас, если в столице ногти стригут, то в провинции пальцы отрезают. Я хочу более тесного сотрудничества с заграницей. Я не хочу, чтобы нас продолжал бояться мир. На Земле катастрофически не хватает доверия. Сегодня я бы доверился немцам (по профессии я германист, переводчик), они уже совсем другие. Мне нравится путь покаявшейся Германии. Она проглотила позор и унижение, смирила свою национальную гордыню и стала такой достойной нацией! Но это Германия. К большому сожалению, у нас этот номер не пройдёт".
Спасибо за письмо, Сергей Иванович. Интересно, что и вы, с вашим опытом противостояния казённой пропаганде, говорите о борьбе с терроризмом и о чеченской кампании, как будто это одно и то же. Мне кажется, была совершена ощибка, когда войну против Чечни представили стране и миру как антитеррористическую операцию - по советской привычке не называть вещи своими именами... Казалось бы, прежде чем врать, подумай: может быть, лучше сказать правду? Возобладал грубый пропагандистский расчет. В мире боятся терроризма, вот и назовём свою войну охотой на бандитов... Чеченское нападение на Дагестан, то есть, на Россию не было террористической операцией. Была развязана настоящая война. Это была попытка силой оружия создать большое государство под давно готовым названием: Великая Чечня. Андрей Бабицкий первый сказал по радио "Свобода": агрессия против России. Не бандитская вылазка, а военное нападение. На Россию напала крупная военная сила. Крупная военная сила с чеченской земли, но не Чечня как таковая, не чеченский народ. А уничтожать принялись народ, мирное население, издеваться стали над безоружными людьми.

Пишет господин Кронов: "Вот вы рассказывали о "зачистке" - грабеже, произведенном 78-м отделением милиции на московском рынке, где работают таджики. Таджики боятся жаловаться, они здесь живут бесправно - "у них на родине семьи". Так почему же они едут сюда и терпят? Потому что на родине у них еще голодней и бесправней. Терпению и бесправию они научились у себя на родине, а здесь развращают нашу милицию этим своим терпением и своим рабским статусом и таким образом экспортируют сюда азиатские порядки, азиатскую деспотию. На русские рынки, наверное, таких налетев не бывает? Или у нас уже нет русских рынков? Нет никакой необходимости в массовом количестве пускать к нам таджиков, азербайджанцев, чеченцев и даже умелых китайцев. Не пускали бы их в Россию, мы были бы не Азией, а Европой, во всяком случае - дальше от Азии (от азиатской дикости) и ближе к Европе, ведь с кем поведешься, от того и наберешься. Кронов Николай Александрович".
Так ведь и русских, которые заведут у себя такие порядки, не будут пускать не только в азиатские страны и Китай, но и в Европу, и в Америку, - почти никуда не будут впускать граждан такой страны, она будет обречена вариться в собственном соку. Это с нею уже было - вплоть до Петра Великого, но уже его отец начал понимать, что невозможно дальше тухнуть в своей скорлупе... Верно вместе с тем, что каждый народ может "переварить" только некую часть другого национального материала. Когда пришельцев становится больше, чем нация способна растворить, она сама начинает растворяться в гостях - то, что называют потерей национальной идентичности - самости, самобытности. Дело не в том, хорошо это или плохо, а в том, что мало кому хочется терять своё национальное обличье. Включаются механизмы самозащиты. Усиливается настороженность к пришельцам, идут в гору политики-националисты. Современная философия прав человека признаёт, что каждая страна вольна решать, кого принимать на жительство, а кого не принимать. Не выпускать кого-либо - это нарушение прав человека, а не впускать - не нарушение...

Евгений Собачин: "Не больше у нас дураков, чем на Западе, и умных не меньше. Не больше у нас лентяев и неумёх, но не меньше и трудолюбивых, способных, ответственных. Как мне кажется, просто у нас всё наоборот: наверху, где должны быть умные и толковые, - там проходимцы и воры, а где место дуракам, там нормальные мучаются. Главная наша беда - власть. Извечная проблема. Как рок, как судьба. Не знаю, верите ли вы в судьбу. Я верю. Иначе чем объяснить, что войны, революции, реформы, перестройки, цари, вожди, генсеки, бури и катаклизмы, десятилетия и века, а всё неистребимо: "дураки да дороги", да еще "воруют-с"? Вот и остаётся бесправному, ограбленному и униженному народу ждать и надеяться только на Заступника. В том, что теперь может снова произойти в России, я буду винить и Запад. Нужно было заинтересовать народ. Хватило бы малости. Он у нас не избалованный. А так, не успев из врага превратиться в друга, Запад в сознании масс остался чужим. А мог бы даже прослыть Заступником, если бы понуждал, заставлял наших власть предержащих хоть немного с нами делиться. Проблему "народ и власть" нам самим, по-моему, не разрешить", - считает господин Собачин.
Уравнение, о котором он пишет, решается очень просто: народ становится властью, принимается управлять самим собою. На словах очень просто... А о сложности можно судить по тому, что подавляющее большинство наших слушателей пишут не о том, как народу стать властью, а о том, какая она плохая, какая она ему чужая - та власть, что сейчас над ним, ну и как её улучшить, а для многих главное - даже не улучшить, а наказать её, вывести на чистую воду начальников и причинить им крупную неприятность. А когда читаешь, что народу нужна не просто хорошая власть, а Заступник, да еще варяг, то утешиться можно только надеждой, что не все так думают, не все дошли до такого пораженчества. Вот чем огорчают письма, в которых жалуются на власть: раз ищут Заступника, раз пишут это слово с большой буквы, как Евгений Собачин, значит демократии нет не только в российской жизни - нет её в умах, в мечтах...

А о новом призвании варягов - есть. "Подумайте, Анатолий Иванович, - пишет из Костромы начинающий поэт Николай Дерябин, - может быть, все-таки не случайно варяги всё не уходят из русских голов? И не случайно же мы чаще, чем о ком-либо, говорим об американцах?"
Не знаю, что сказать, Николай. Один бывший советский журналист, ставший американским историком, написал целую книгу или даже несколько книг, в которых рассуждает об этом. Насчитывают 14 попыток преобразовать Россию на западный манер. Все они предпринимались внутренними силами, доморощенные были преобразователи. Ни одна из них не признана удачной: к Западу Россия только приближалась, но не сливалась с ним, а бывало, что и удалялась на свою беду. Вот и возникла мысль: а не в том ли причина, что всё делалось изнутри? Не призвать ли для 15-й попытки варягов? Разговор, по-моему, не вредный, но пользы в нём тоже не могу разглядеть. В советское время некоторые смелые преподаватели марксизма-ленинзма приводили нам слова Маркса о великой цивилизаторской миссии капитализма, о том, что этот строй не отживет, пока не выполнит свою главную задачу: не воспитает нового человека - не привьёт ему вкус к знаниям, к технике, к порядку, к трудовой и производственной дисциплине... Эти смельчаки хотели, чтобы мы догадались об их тайной мысли: русский капитализм, мол, не успел сделать своё дело, не дали ему исчерпать себя, вот и маемся с недоделанными...

Вот еще одна жалоба на власть: "Я человек сугубо штатский, в армии (по здоровью) не служил, но на воинском учете состою. 10 лет назад на медкомиссии я заявил врачам, что меня нужно уже снимать с учета, так как мое здоровье только ухудшилось. Мне ответили: "Тебя же сейчас в армию не берут, а какая тебе разница, сидеть дома на учете или не на учёте". Вот я и жду, когда будут брать, хотя мне уже за 30 лет. Хотите сказать, не берут в таком возрасте? А вот и нет! В конце прошлого года меня вызвали в военкомат и предупредили, что могут призвать на военные сборы, а вчера по телевизору сказали о начале этих самых сборов. Когда Ельцин в 1996 году шел на выборы, одной из его козырных карт было обещание, что в 2000 году всеобщей воинской повинности не будет. А что сейчас? Опять, как в советские времена, мы слышим нечто типа: "Хочешь мира - готовься к войне". Опрошенные корреспондетами люди на улицах Новосибирска в один голос заявили о своем нежелании участвовать в этих сборах. В ответ им пригрозили привлечением к ответственности. Вот так. Вместо профессиональной армии, у нас то же, что было раньше, только с огромным числом уклонистов, которых разыскивают при помощи милиции. Плюс к тому военная подготовка в школах. В СССР бытовала точка зрения, что армия - это школа жизни. А тюрьма разве не школа жизни? Что же это за государство? Когда оно, наконец, поймет необходимость профессиональной армии? Я постараюсь сделать все от меня зависящее (в рамках закона, разумеется), чтобы на эти сборы не попасть. Если же все-таки попаду, прошу считать меня выполняющим ваше редакционное задание. Опишу все в подробностях. С уважением ваш постоянный слушатель из Сибири".

Из Калининграда нам только что прислали 97-й номер вестника "Солидарность". С 1988 года там существует общество с таким названием. Издают крошечную газету, собираются по воскресеньям на площади между православным храмом и памятником Ленину возле Северного вокзала. Приводится высказывание одного из героев знамениой книги Оруэлла: "Я не думаю, что мы можем что-то изменить в нашей собственной судьбе. Но можно представить себе возникновение хотя бы отдельных очагов сопротивления - небольших групп людей, которые сплотятся вместе, будут расти, оставят какие-то свидетельства своей деятельности, а следующее поколение начнет там, где мы кончили".

Последнее на сегодня письмо (из электронной почты): "Слушая ваши передачи, я задаю вопрос: "А верите ли вы, что в бывшем Советском Союзе есть достаточно людей, готовых нормально воспринимать их? По моим соображениям, в России таких только 5-6 процентов, сознательно голосовавших за умного, интеллигентного кандидата в президенты. Подавляющее же большинство готово "мочить в сортирах", напоминать миру о количестве своих ядерных боеголовок, бороться с "мировым сионизмом", "империализмом", "духами" и "чурками" под православными, красными или красно-коричневыми знаменами. В 1968 году группка людей вышла на площадь с протестом против вторжения советских войск в Чехословакию. Отразилось ли это каким-то образом на сознании остальных? По- моему, нет. Вот так и сейчас: не получается ли, что радио "Свобода" беседует сама с собой, как с единственным умным человеком? Мне очень интересна именно ваша точка зрения. Леонид".
Что же делать, Леонид? "Не оставляйте усилий, маэстро, не убирайте ладоней со лба!" - пел когда-то Булат Окуджава - себе пел в первую очередь.

XS
SM
MD
LG