Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пишет "бомж" Рубан из Запорожья: "Везде только и слышишь: хозяин нужен, нет хозяина. Придурки! Может, царь, генсек, президент и ваши подъезды, квартиры, телефонные будки, парковые скамейки и прочее будет содержать в чистоте? Может, сядет на место каждого из тысяч чиновников и не будет брать взятки, а будет просто так внимателен к вам и дружелюбен? Эх, придурки, и ничего более! Никогда вы не будете жить хорошо". В таком духе - несколько страниц. Напишите нам, господин Рубан, как вы стали "бомжом", как вам живётся в этом положении, как добываете пропитание, как следите за событиями в своей стране и в мире, - судя по вашему письму, вы стараетесь не отставать от жизни. Я взял у вас кусочек про подъезды и скамейки потому, что сразу представил, как вам неприятно ими пользоваться.

Письмо из Чечни, из Алпатово Наурского района: "У меня трое детей: сын 15 лет и две девочки, 14 и 11 лет. К началу войны мы жили в Заводском районе города Грозного, в октябре переехали в Ингушетию, прожили два месяца, было тяжело, и мы уехали в Наурский район к родственникам. Тут начался ужас: обыски, оскорбления, избиения, всё происходит ночью, под утро. Дело в том, что сын наш ушёл без нашего разрешения, и мы не знаем, где он, а федералы, видно, примерно знают и терроризируют нас. Один раз меня чуть не забрали, соседки не позволили своим криком, но я был избит. Боюсь я не за себя, Анатолий Иванович, а за девочек, ведь мы здесь вне закона. Я не вынесу, если с девочками что случится. В прошлую войну я потерял мать и брата, в самом начале войны они попали под обстрел, и что я нашел от них, то похоронил. Анатолий Иванович, может быть, вы знаете место в Прибалтике или Западной Украине, где мы могли бы укрыться. Далеко уезжать нам не хочется, ведь у нас здесь где-то сын остаётся".

Из Тульской области пишет пожилой учитель математики: "Сколько я ни опрашивал людей, самых разных, кто построил нынешний Московский Кремль с его башнями, не ответил ни один. Самое непостижимое для меня то, что я сам узнал об этом лишь сейчас, прожив чуть ли не 70 лет. Как-то в голову ни разу не пришло, что я этого не знаю. В путеводителях по Москве на эту тему - ни слова. Сообщается лишь, что в 1485-95 годах Иван Третий строит новый Кремль с 19 башнями, в следующем веке была построена двадцатая, а спустя еще век башни увенчали декоративные шатры. В некоторых книжках зодчие упоминаются, но не по именам: "Московские архитектурные памятники строили талантливые мастера - выходцы из простого русского народа". Если будете оглашать моё письмо, то, пожалуйста, на этом остановитесь. Дайте слушателям 3-4 недели на размышления".

Это - можно, но стоит ли? Каждый из нас то и дело открывает для себя нечто, что всем давно известно, но не каждый осмеливается вслух радоваться своему открытию, признаться, что не знал чего-то, что должен был знать. На такое нехитрое размышление навело меня письмо учителя математики из Тульской области - хорошего, уверен, учителя и милого человека. А размышлять, кто строил московский Кремль и многие другие каменные сооружения в России 600 лет назад - что об этом размышлять? Заглянуть в книжку и прочитать: растленный Запад строил, иностранцы, кто же ещё!- проклятые латиняне, "неправильные" христиане, католики. Правда, "правильные", православные - византийцы, тоже принимали участие. Русские были сильны в деревянном строительстве, а камни и кирпичи у них долго вместе не держались.

Пишет один не признанный и, по его словам, не стремящийся к признанию политолог: "Баски, ирландцы, корсиканцы, курды и прочие от веку воюют за свою вольницу с теми же чувствами, что и чеченцы - за свою. Но и англичане, французы, испанцы, турки отвечают своим любителям вольницы тем же, что и русские - чеченцам. Не бойтесь на этом основании за судьбу русского капитализма. Любовь России к Западу, к западному жизнеустройству - дело затребованное, жизненное, трёхсотлетнее (с перерывом). Меня, русского Топтыгина, чеченский волк, конечно, покусает, я его, конечно, в ответ разорву на куски - всё это, однако, никак не помешает мне ценить американскую пасеку, американскую индустрию мёда, я буду это всё перенимать, как повелел мне мой Хозяин Леса Петр Великий. Сибирский Топтыгин точно так же любит аппетитную голливудскую забаву - ловить жирного лосося на речном перекате, как и аляскинский Гризли. Сибирский Топтыгин не может не принять всем своим существом более продвинутое жизнеустройство аляскинского Гризли. Я не представляю себе, что здесь может изменить то, что Топтыгин разметал напавший на него волчий выводок. Единственное, что нужно Топтыгину, - время, и я надеюсь, оно у него есть. Впереди у нас - 100 лет кипучей работы по вестернизации-американизации нашей матушки-России".

Это рассуждает русский националист-западник. Такие есть, хотя большинство русских националистов - противники Запада (Петра бы Великого с дубиной на их садовые головы, мечтает националист-западник). Мне кажется, он чересчур благодушен. Топтыгинские повадки отпугивают тех, кто мог бы сильно помочь России.

Из Екатеринбурга пишет Степан Полтавский: "Демократия - это разодранная и униженная Западом Югославия и Сербия в угоду албанцам и другим, это желание снять понятия "суверенитет", "нация", "честь", "Родина", объявив их устаревшими. Вы не забыли о совести, о честном, хоть и черном, хлебе, заработанном вашими родителями черными потрескавшимися руками? Если не забыли, то пожалуйста, оставьте вашу черную пропаганду. Помните, пожалуйста, с чем жили наши деды: "За Веру, Царя (Президента - Путина) и Отечество!" Приходит век России, будь то с Путиным, будь то с Зюгановым. Да здравствует Россия - империя! Да здравствует Путин! Да здравствуем мы, россияне! Да сгинут наши враги! Божья кара падёт. Я не тупой козёл, каким меня и таких, как я (а нас много), считают западники, поэтому не надеюсь, что моё письмо вы прочитаете в эфире".

По-моему, Степан Полтавский, написавший это письмо, выдумал свою фамилию... Восток осуждает Россию за её поведение в Чечне намного резче, чем Запад, и делает это Восток на языке, который Степану ближе западного: на языке проклятий, страшных проклятий, и однако же Степан не слышит этого мира, его занимает только Запад, он весь настроен на отпор Западу. В чём дело? Ещё раз: Восток призывает на Россию, на Степана ужасные небесные кары, Восток обзывает Степана самыми обидными словами, тогда как Запад его просто увещевает, но к Востоку у Степана нет враждебности, а к Западу - ничего, кроме враждебности. Я думаю, дело вот в чём. Восток и сейчас живет тем, чем жили деды Степана и чем собирается жить Степан, а Запад давно не живёт и не собирается: "За Веру, Царя и Отечество!" Чтобы этот призыв отозвался в душе человека, всё должно существовать в яви: и Вера - государственная религия, и Царь, как бы он ни назывался, лишь бы он один был всему голова, и Отечество в том смысле, что оно - всё, а человек перед ним - ничто, не Отечество - для него, а он - для Отечества. На Западе этого давно нет и в помине, там вера - личное дело каждого, царь - просто высший чиновник. Для Степана Запад есть что-то непонятное, чужое и чуждое, враг, короче. Для Запада Степан - не враг, а просто человек, который пока не может обходиться без врагов.

"Прошёл год, как ваша хвалёная демократия показала свою человеконенавистническую сущность в Югославии", - читаю в следующем письме, и мог бы читать и в следующем, и так - не один час. Допустим, так оно и есть: показала она упомянутую сущность... Допустим, демократия наделала немало и других гадостей. Но она еще что-то делает - что-то помимо гадостей и глупостей. Почему все же не задать себе вопрос: за что люди её ценят? Почему так за неё держатся? И это не десяток-другой толстосумов, это миллиард населения. И какой миллиард - жители самых благополучных, самых удачливых стран. Почему не прислушаться к ним? Что имеют они в виду, когда дружно говорят, что жить лучше остальных им помогает демократия? Конечно, заблуждаться может и миллиард. Заблуждаться может всё человечество. Но никто же не призывает вас принимать на веру всё, что говорится о демократии. Проверьте! Рассмотрите это изделие в целом и каждую часть в отдельности - как они сцепляются, как действуют. Ну, в самом деле, почему американцы хорошо живут? С броневика давно сказано: грабят бедных, грабят весь мир. Ну, а кого грабит, к примеру, Австрия, где крестьянин живёт в доме о 12 комнатах, обставленных, как у большого российского вора дача в Одинцовском районе Московской области? Кого грабит Чехия, которая так держится за свою демократию? Кого грабит Эстония?

Письмо из Англии. Пишет человек 1944 года рождения, жил в Москве, в центре, на улице Чехова. Три года назад с женой и двумя детьми уехал в Англию. Вывезли 120 тысяч долларов, прожили их, стали хлопотать о разрешении на работу и постоянное жительство. Ни того, ни другого Англия им не даёт: не верит, что покинуть Россию (в 1997-ом году) главу семьи заставили его политические убеждения. "Мои политические убеждения, - пишет он, - если сказать кратко, заключаются в том, что, по моему мнению, построить демократию в России невозможно, потому что правящие круги России..." - и так далее. Не верит Англия и тому, что за эти убеждения их носителя и его близких хотели убить (в 1997-ом году). "Это были, - пишет он, - попытки сбросить меня под поезд и другой раз - меня с женой и сыном. Это - многократные попытки сбить меня машиной. Это и поджоги дома, в котором была наша квартира. Это и всяческие ущемления в зарплате. Тотальное прослушивание телефонов, слежка и подставка сексотов". Убедить англичан, что это всё чистая правда, заодно и то, что в 1985 году он лично видел, как перед его домом на улице имени Чехова в Москве милиция убила от 500 до 800 студентов, - убедить в этом англичан он попытался на их же деньги: с помощью юриста, чьи услуги оплачивала английская казна. Попытка не удалась, и теперь он хочет сделать это на американские деньги. Пишет: "Может быть, адвокат радио "Свобода" приготовит для меня страничку юридического основания моей защиты". Мы должны также подыскать "какое-нибудь общество, которое согласится оплатить работу хорошего адвоката" в Англии - "нужно несколько тысяч". Еще просит, чтобы "какой-нибудь ответственный человек позвонил в суд и потребовал перенести дату слушания". Сообщает, что потерял сон ("сплю 3-4 часа в сутки"), жена тоже плохо спит, и дети "просыпаются в страхе", ведь как только семью вышлют в Россию его с женой там "сразу же бросят за решетку", где они не выживут и дня, а 12-летнего сына-школьника поместят в детский дом, что "полностью разрушит его психику". Подчёркивает, что мальчик хорошо помнит, как его отца "пытались бросить под движущийся состав" за неверие в российскую демократию. "Я честный, - убеждает нас в конце письма,- и искренний человек и всякого рода уклончивость чужда моей натуре".

Многие бывшие советские смотрят на западных сверху вниз: не знают, мол, жизни. Раз не знают, почем фунт лиха, значит и жизни не знают. Считается, что западного чиновника ничего не стоит обмануть, разжалобить небылицей, рассказом о жене, которая потеряла сон, о дурных снах, которые снятся детям. А когда не удаётся, возмущаются, пишут на радио "Свобода". Западный чиновник, а видит тебя насквозь. Непорядок! Если ты западный, так должен верить всему, что я тебе расскажу. Где же правда, если Англия не даёт себя надуть? Что это, спрашивается, за демократия, если ей нельзя втереть очки?

Бывает, что кто-то и сумеет - и частенько бывает, а в недавнем прошлом сплошь и рядом бывало. У меня есть письмо из Бельгии, от одного из обитателей лагеря для беженцев, пишет о себе, как о специалисте по сочинению душещипательных историй. "Убедившись в идиотизме всей этой системы предоставления политического убежища на Западе, я такие истории придумываю неграм, русакам, хохлам, армянам и другим жаждущим, что сам себе завидую. Вот талант! Рассказываю друзьям, а они только головами качают: "Где граница между глупостью и гуманностью!" Очень люблю я работать с кавказцами. Они такие вирши пишут под диктовку - слеза прошибает: "Я нэ панымаю, как можна бит стары балной чилавэк". Напиши жалостнее, если можешь. Имя и фамилия выдуманы, документов никаких, история из пальца высосана, и человека признают политическим беженцем. Круто?"

Зовут этого слушателя Владимиром Андреевичем, указал и фамилию, но не дал адреса, а то я завязал бы с ним переписку. В его письме есть место, не огласить которого я, по его словам, не имею морального права. Согласен с вами, Владимир Андреевич, читаю это место: "Я хочу обратиться ко всем желающим приехать, заехать, навестить или "отвалить" в Европу, а также к тем, кто едет с мыслью подзаработать. Учите язык страны, в которую вы собираетесь. Или хотя бы английский на всякий случай. Или начните учить. Возьмите с собой учебники и словари".

"Мне 25 лет, живу в Минске, слушаю "Свободу" с 1997 года. Недавно я в первый раз оказался в Интернете. Первым делом организовал себе электронный почтовый ящик, потом пошел на ваш сайт, потом - на сайт белорусской редакции. Хочу сказать, что вы - проблеск среди окружающего меня лицемерия и словоблудия государственных каналов. Сегодня первый раз слушал "Свободу" через Интернет. Какое это наслаждение - просто слушать, а не рыскать по магнитоле со шкалой в 10 сантиметров на все диапазоны и не держаться рукой за антенну для улучшения качества приема! С уважением Дмитрий".

Я вам тоже свидетельствую своё уважение, Дмитрий, особенно потому, что во Всемирной паутине, в Интернете, вы, как что-то мне подсказывает, чувствуете себя более свободно, чем я и чем президент Белоруссии, наверное... Всемирная паутина и такие, как вы, делают обреченным и его политический режим, и его самого как политика.

"Я уже дважды писала вам. Это письмо, вероятно, последнее. Почему? Во-первых, я умираю, меня не устраивает перспектива медленной и нудной смерти, и, когда совсем устану, вынуждена буду ускорить. А вторая причина - не личная. Власти США, похоже, собираются заключить трогательный союз с путинским режимом. Рада буду, если "Свобода", несмотря на это, останется с нами, но не слишком в это верю. Я - член партии Демократический Союз России (председатель - Валерия Новодворская), чем и горжусь. Фракция Союза правых сил в Думе, на победу которой мы очень потрудились перед выборами, предала нас - они почти немедленно стали "путиноидами", ясно, что их истинной целью были не реформы в России, а власть. Теперь нас, готовых за сопротивление наступающему фашистскому режиму заплатить свободой, а то и жизнью, осталось слишком уж мало. На сем прощаюсь и прошу помнить о нас, когда нас окончательно накроет железный занавес".

Слово "фашизм" в последнее время встречается во многих письмах на радио "Свобода". Люди боятся, что в России утвердится-таки грубый казённый патриотизм. А грубый - грубейший, воинственный! - казенный патриотизм - это и есть фашизм. Плюс одна и неизменно правящая партия, в которую сейчас наперегонки вступают по всем городам и весям, один вождь, одна газета под разными названиями, один телеканал тоже под разными названиями и, наконец, с виду частная собственность под прямым госуправлением... Что ж, до этого сегодня, пожалуй, действительно ближе, чем вчера, немалая часть пути пройдена в самое последнее время.

Прочитаю из письма Тарасова Сергея Афанасьевича, он его давно и безуспешно пытается напечатать в российских газетах: "А ведь какой подходящий момент для порядочного человека (государства) задуматься примерно в таком ракурсе. Для нас потеря Севастополя - тяжелая утрата, для нас, имеющих тысячи гектаров свободных земель, изгадивших миллионы гектаров. А каково японцам? Их почти столько, сколько и нас, а обрабатываемых земель у них в сотни раз меньше. Народ - истинный созидатель, знающий цену земли, и у него мы самым наглым образом, поправ все международные нормы, оттяпали острова. Для них эти острова - жизненная необходимость, а для нас - так, кураж, игра в "Великую державу". Ну, что бы нам не сказать: "А, была - не была! Сделаем еще одну попытку стать народом-богатырём. Пусть справедливость торжествует: возвратим острова законному владельцу". Так и только так должен заявить порядочный народ (государство). Но русский "богатырь" громогласно заявляет: "Как это - отдать?! Ведь это же исконно русские земли!" Все потуги встроить Россию в цивилизацию - утопия. Большевизм - это нормальное состояние России. Когда сделал для себя это открытие, стало невмоготу доживать остаток лет в этой большевистской "великой державе".

Эти чувства Сергея Афанасьевича - чувства человека, опередившего своё окружение и своё время, чувства человека, который принимает участие в действии и, несмотря на уныние, не считает игру сыгранной. Только такой человек, только участник действия, борьбы имеет, по-моему, право выносить подобные приговоры своей стране вслух..

На конверте одного письма написано: "Уважаемые работники Минсвязи! Доставьте, пожалуйста, это письмо, пусть прочтут - может, что-то поймут о России". А о России в письме - ничего, только о Западе - какой он плохой, поскольку не признает, что Россия - лучше.

XS
SM
MD
LG