Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


"Посмотрите немного внимательнее, - пишет нам господин Лотков из Москвы о Путине, - и вы поймете, что это молодой энергичный демократ, с которым мы связываем большие надежды. Не бойтесь ошибиться!" К тому же призывает нас и автор следующего письма: "После Ельцина в России уже не нужны, да их и не будет, царского типа личности. России нужна техническая власть, которая сохранит и разовьёт ельцинскую демократию, довольно неплохую и смелую. Необычная передача власти Путину была хорошим способом недопущения к рулю какого-нибудь маразматика, который думал бы не о работе, а - как бы войти в историю: кого-нибудь вроде Лебедя, Лужкова или Примакова".

Харизматик - значит природный вождь, обладающий тем обаянием, которое действует на толпу. Третью фамилию в этот список автор включил, видимо, потому, что бюрократия в его глазах представляет собою особую толпу.

Пишет владелец магазина из Московской области: "Участковый устроил в моем магазине проверку, изъятие товара и завел дело на продавщицу. В родном уголовном кодексе есть статья 200, согласно которой при любом нарушении в торговле на сумму в треть доллара, может быть заведено уголовное дело, наказание - штраф или до года условно. Почитайте эту статью, волосы дыбом встанут. И учтите, что эти твари ее применяют! Сам знаю продавщицу, получившую 1 год условно с лишением права работы в торговле за обвес на 100 граммов мяса! Вместо того, чтобы просто оштрафовать рублей на 200. Ведь один год даже условно - это судимость. А в милицейской отчетности, что интересно, поимка убийцы и обнаружение обвеса на 100 граммов - все равно раскрытие преступления, служебное достижение. Вот они и бегают по магазинам, план выполняют. Что сделал я? Почитал, проконсультировался, позвонил его начальству. Дело он выкинул, а конфискованные 15 баночек кофе, думаю, выпил. На здоровье! Вот чем надо бы заняться нашим правителям. А они все какие-то программы утверждают, да власть реформируют... С мая на сигаретах должны быть акцизные марки нового образца. Если не успел продать со старыми, твои проблемы. Сигареты эти - не подделка, не контрабанда, просто марочки не те. Налепить бы этих марок скоту, который это придумал! Очередную смену кодов придумал Госкомстат. Это они устраивают регулярно по всей стране. Зачем? За смену кода берут деньги. Отчеты Госкомстату - это сокращенная копия отчетов в налоговую инспекцию. Вместо кодлы человек в 50 в огромном здании достаточно держать одну девочку, которая будет сидеть в налоговой инспекции и переносить на компьютер статведомства наши налоговые отчеты. Вообще, как посмотрю на Грефа по телевизору, думаю: эх, парень, я написал бы вам программу за полчаса, и поместилась бы она на одном тетрадном листе, только кому из вас она нужна!"

Дело, по-моему, не только в том, что участковому хочется и выпить (не только кофе), и закусить. Выпить он был не дурак и при советской власти. Но при советской власти он входил в сельмаг обычно только затем, чтобы что-нибудь купить (когда там можно было что-нибудь купить). Дело, как видно, в том, что сегодня перед ним частный магазин. А защищать частную собственность в России еще не начинали.

"Обращается к вам селекционер-опытник, мичуринец Мурло Владимир Васильевич. В эпоху победившего социализма сельское хозяйство нашей страны опиралось на единственно правильное учение - мичуринскую биологию. И были результаты. Но с присущей нам поспешностью и под давлением реакционных империалистических кругов наши коленопреклонённые безродные космополиты отвергли, оклеветали, испоганили и уничтожили все, что было связано с именами Мичурина и Лысенко. А что получили взамен? Какие практические результаты получены из вейсманистско-морганистской генетики, молекулярной биологии, клеточной селекции, генной инженерии и т.п.? Никаких. Так не пора ли реабилитировать мичуринскую биологию? Думаю, что и наши специалисты и руководители это понимают. Но не решаются. Вот бы из-за океана кто-либо подсказал, да еще бы долларов выделил. А пока что бегаем по странам и континентам с протянутой рукой за объедками. И не стыдно, привыкли. Я окончил Украинскую сельхозакадемию в 1960 году, когда реакция ополчилась на мичуринское учение, но все эти 40 лет я оставался преданным мичуринцем, в связи с чем не соискал ни высоких степеней, ни почётных званий. Но мои достижения широко известны. Ко мне в Глеваху постоянно ездят целые делегации и отдельные специалисты, смотрят на мои сорта пшеницы и кукурузы и всё пытаются понять, как на сравнительно бедных почвах растут такие растения. А я и не скрываю: всё - благодаря мичуринскому учению. С искренним к вам уважением народный селекционер-опытник Мурло Владимир Васильевич. Обращаюсь к вам лично потому, что во всей Русской службе радио "Свобода" вы один сможете разобраться в поднятых мною вопросах".

Спасибо за добрые слова, господин Мурло, но слушатели вряд ли одобрили бы меня, если бы я взялся быть судьёй в спорах ещё и биологов. Люди вашего умонастроения считают, что радио "Свобода" служит как раз тем самым "реакционным империалистическим кругам", о чьих происках вы пишете. Я подумал, каким огромным должно быть давление этих кругов на "безродных космополитов" и какой властью они, "безродные космополиты", должны обладать, чтобы сорок лет держать под спудом "единственно правильное учение - мичуринскую биологию". Ведь вон кибернетику не удержали, давно выпустили, очень давно... Хотя что я говорю! Кибернетику вместе с генетикой запрещали не они, не "безродные космополиты", а наоборот, их гонители, ваши, то есть, единомышленники.

Письмо из тех, что я называю "философическими": "По сути, перестройка продолжалась ровно 15 лет - с марта 1985-го по март 2000-го. За это время Россия-губка впитала западничества до отрыжки, и вот сейчас лет на 20 улеглась переваривать. На место брежневских хряков идут соколята Андропова. Им сверху видно лучше, чем с рыла от корыта. Эпоха Путина будет долгой эпохой диктатуры просвещенной и строевой бюрократии. Просвещенные "поруТчики" на троне будут внедрять постиндустриализм. Запрос-заказ на эту модель - в глубинах народа. Ни Испания, ни Чехия, Польша, Венгрия, ни Прибалтика не имели того, что имеет в 2000 году Россия. Вне Москвы - гигантский ледяной континент, где не то что лондонской бытовой культурой не пахнет, но даже к варшавским привычкам не приближаются. И вот нашел на русского буяна инстинкт самосохранения: путает он свои буйные ручки-ножки сам себе крепкой Путой. По-явлински своей вольницей жить - себе ж в кураже голову о столб разбить! Так что надо вам не семь раз отмерять умом Россию, а семь тысяч раз".

На такие письма напрашивается один ответ. Вы что, ребята, хотите, чтобы мы, понимая, что Россия улеглась переваривать западничество под присмотром "порутчиков", одобряли их преданность Андропову, издевательства над мирными чеченцами, над Бабицким? "Порутчики", как им и положено, не объясняют своих намерений и действий, всячески темнят, говорят одно, думают другое, делают третье. Они присягают демократии, которую хотят спутать, спеленать. Допустим, так и надо. Допустим, они - орудие исторической необходимости. Но их жандармская порочность от этого не перестаёт быть жандармской порочностью. Что же, из почтения к исторической необходимости мы должны говорить, что они праведники?

Письмо из электронной почты: "6 июля, примерно в 8.30, по российскому телевидению передавали очень интересное интервью, как сейчас говорят - знаковое. Коротко суть: Россию разорила Америка вместе со своими приспешниками (на заднем плане - фотографии приспешников). Но теперь, мол, этому конец, больше не дадимся. Свобода слова, конечно, нужна, но... То, что путинцы делали с российской печатью до сих пор, были цветочки, а вот в этом интервью я увидел ягодки".

Та враждебность к Западу, которой жил коммунизм - классовая, пролетарская, сменилась старинной, православной, религиозно-национальной враждебностью - у верующих людей и просто национальной, националистической - у остальных. Еще несколько месяцев назад казалось, что именно она, допетровская Русь, рассядется в своей неподъёмной примаковской шубе в кремлёвских палатах, обновлённых, как в насмешку, проклятыми басурманами. Это она, допетровская Русь, пишет и пишет на радио "Свобода": "Не учите нас жить, обойдёмся без вас, у нас свои интересы и свой путь". Ясно, однако, что враждебность к Западу в нынешней России ведёт Россию не куда-нибудь, а на Запад. Многие новшества люди часто усваивают путем отрицания. Так легче переварить новое. Человек хулит Запад, но хочет, например, чтобы в его стране был независимый суд. А независимый суд - это и есть Запад, оттуда эта "порча". Человек хулит Запад, но возмущается, что чиновник вмешивается в его дела. Это чувство он тоже взял с Запада.

Из Ингушетии, из лагеря беженцев, пишет чеченка Фатима, 23-х лет: "Анатолий Иванович, может быть, вы ответите на мой вопрос. Почему после вековых издевательств над моим народом россияне или большая их часть, во всяком случае, судя по средствам массовой информации, ненавидят и боятся "злых чеченцев" - всех, без разбора, а чеченцы презирают и ненавидят только Еромолова, Сталина, Ельцина, Грачева, Путина, Рушайло, Ястржембского - то есть, совершенно конкретных людей. Можно составить, конечно, большой список, но это будет список отдельных людей, причинивших нам зло. Мы боимся ненароком выразить негативное отношение ко всем русским, мы боимся обидеть весь русский народ. Как понимать эту разницу между нами, чеченцами, и русскими, большинством русских? Я ведь сужу и по себе: как я ненавижу российскую власть за её цинизм и болезненную самовлюблённость и как мне больно за тех, кто ей верит и ратует за неё!"

Это пишет молодая чеченка, а вот - пожилая русская. Она прислала нам письмо, которое написала своей подруге после разговора с нею о Чечне. Не знаю: то ли это копия того письма, то ли написала, а отправила не ей, а нам. "Милая Лариса! Я не уверена, стоит ли говорить тебе это, но скажу. Ведь это мы когда-то так дружили, так гордились своим умением мыслить независимо, читали полузапретные книжки "и чушь прекрасную несли". Мы постарели. У нас хвори, занятость, мы редко видимся и общаемся по телефону. Всё это полбеды. Но что же так не прекрасна чушь, которую мы несём теперь? Не могу переварить того, что ты сказала о чеченцах. Конечно, я такое слышу не впервые, но в телефонной трубке звучал именно твой голос. "Они там все бандиты, только и умеют, что грабить... Они вовсе и не хотят отделяться, потому что привыкли хорошо жить, разъезжать на "мерседесах". Это - о людях, чьи города и селения вместе с "мерседесами" наши доблестные войска сровняли с землёй. Ты хоть понимаешь, что сказала? Так легче, да. У тебя по горло забот. Дети, больной муж, и внук на руках. Тебе не хватало только мучиться, сознавая, что на самом деле происходит. Лишний расход корвалола. А самообман удобен. Не подкачали, мол, наши орлы, показали этим дикарям, кто в стране хозяин. У нас условный рефлекс: входить в положение власти, причем, именно тогда, когда она убивает. Чеченцы - прекрасные строители, ремесленники и все еще не лишенный чести народ. Многие из них безобразно озверели, да. Но русские на их месте просто осатанели бы. Вдумайся: среди чеченцев до сих пор живут русские! Попадаются... Ты представляешь себе чеченцев, продолжающих жить среди русских в русском городе, разрушенном Чечнёй? Как думаешь, что сделали бы с ними наши соплеменники?"

Это письмо, которое пожилая русская женщина написала своей подруге.

Советское население, жившее под немцами во время второй мировой войны, тоже делило их на хороших и плохих. До сих пор нет-нет, да и появится в нашей почте письмо, в котором рассказывается, какие хорошие немцы стояли в таком-то селе или городке, - какие обходительные, как разумно устраивались сами и устраивали местных вокруг себя. В свою очередь, немцы и австрийцы, побывавшие под русскими в конце войны, тоже до сих пор делят их на хороших и плохих. Плохие насиловали, грабили, хорошие подкармливали детей. Короче: на плохих и хороших обычно делят захватчиков, покорителей. Покоренному населению иначе нельзя, ему ведь надо выживать, приспосабливаться. К одному коменданту приспособиться легче - он, значит, хороший, к другом труднее - плохой. В английских колониях аборигены тоже делили белых на плохих и хороших. Но для белых все местные были на одно лицо, оно было плохим, когда население роптало, и никаким - когда утихомиривалось. Никаким... Почему для русских все чеченцы - плохие? Ропщут, неблагодарные. Почти каждый, кто говорит: "Все чеченцы - плохие", того же мнения и о прибалтах, и прочих бывших "братьях". Он жил с уверенностью, что его народ принес им благо и что они это ценят, и вдруг обнаружил, что - ничего подобного. Он растерялся и страшно обиделся на них. Это одно из самых больших потрясений, когда-либо испытанных русским сознанием.

Тут, кажется, так и просятся в эфир письма с Украины - та часть писем с Украины, в которых говорится про русское врождённое имперство. Зубодробительно говорится... Я их вслух никогда не читаю, не буду читать и сегодня, поскольку это служило бы разжиганию межнациональной розни, - только подтверждаю получение, чтобы авторы знали: их письма доходят, читаются, но не одобряются, потому что имперство, по всем данным, есть не свинство, как вы пишете, не подлость, а судьба. Имперство - свойство не генетическое, а историческое, не врожденное, а приобретенное, имеющее свою историю, то есть, начало и конец. Мы присутствуем как раз при конце. Когда нам пишет почтальон из-под Львова, что имперство в крови у русских и намекает, что такую кровь не грех при случае пустить, ему простительно. Но когда то же самое пишет писатель, ученый, приходится сказать: никакой ты, брате, не писатель, никакой ты не учёный. Ученый должен знать, а писатель - чувствовать, как обстоит дело. Не вина русских, что они победили и унаследовали не что-нибудь, а Орду. Что было, то прошло, и сегодняшнее их великодержавное балагурство - это клапан, через который выходит последний пар.

Пишет (по-русски) работающий в Москве американский юрист: "Вряд ли для кого-либо новость, что большинство российских предприятий, чтобы уйти от непомерных налогов, ведут двойную бухгалтерию, выдают зарплату нелегальными способами, продают свою продукцию по заниженным ценам фирмам, организованным за границей их управляющими, а всё нужное для производства покупают у таких же фирм по завышенным. Устаревшие бухгалтерские стандарты позволяют скрыть многое неприглядное, но люди вынуждены утаивать даже положительное - например, высокую прибыль. В России вообще бумажное резко отличается от реального. Это раздвоение видно во всём: в разнице между рыночной ценой квартир и их "инвентарной" стоимостью, в разнице между рыночной ценой квартирной аренды и цифрами, которые показываются налоговикам, в желании перенести большую долю самых нормальных экономических отношений за границу, где им не будут мешать странные законы и установления, например, валютный контроль, неповоротливая и шаткая банковская система, необузданные бюрократы. Это раздвоение выражается в полной бюрократизации всех отношений. Государство пытается предотвращать еще не содеянное мошенничество, заведомо подозревая граждан и предприятия и заставляя их на каждом шагу доказывать свою невинность. А граждане и предприятия заранее не верят, что государство когда-либо способно действовать положительно и в их интересах, и не рискуют раскрывать правду о своей деятельности. Пока нормальный гражданин или предприниматель не почувствует, что он может не вести двойную жизнь, российской экономике не видать роста. Я очень надеюсь, что обещанные Германом Грефом налоговые реформы будут проведены, но уже вижу, как их пытаются обескровить".

Это пишет, напомню, работающий в Москве американец, юрист, пусть это возьмут на заметку те, кто думает, что иностранным умом Россию не понять. Иностранца выдаёт разве что высказывание о государстве, которое должно действовать положительно, что значит в интересах граждан. В истории России государство ещё не действовало положительно, в интересах граждан, иначе незачем было бы налагать на них всевозможные путы. В советское время об этом говорили: все для народа и ни хрена для человека. Я вспомнил высказывание другого американца, оно поразило меня много лет назад. Их система, написал он о Советском Союзе, по-своему хорошо действует только потому, что они в действительности не поставили под контроль всё. Есть мнение, что левые доходы и взятки надо узаконить- включить их в зарплату чиновника. В тень жизнь уходит в видах самосохранения. Зачем же, мол, держать в тени то, что позволяет людям жить? Хотелось бы посмотреть на того министра, губернатора, обыкновенного таможенника, который откликнется на приглашение открыть все свои левые доходы.

"Мой слух покоробило, - пишет господин Волков, - вульгарное выражение, которое вы допустили в разговоре о Путине. - Это выражение: "на полном советском серьёзе". Вы произнесли это раз пять как бы в назидание. Но ведь всем известно, что нет существительного "серьёз" в русском языке, а есть наречие "серьёзно". Впервые оно прозвучало в хоккейном репортаже Евгения Майорова, ныне покойного, Бог ему судья. А радиостанция "Свобода" не должна пропагандировать вульгаризмы, неологизмы и прочее. Так мы дойдём до того, что..."

Не буду читать, до чего мы дойдём, по мнению господина Волкова. До очень плохих вещей... Не так давно у нас была передача "С христианской точки зрения" о пропаганде. Впервые пропагандой стала сознательно заниматься и ввела в обиход само это слово католическая церковь в шестнадцатом веке. Один слушатель нам написал: "Битый час верующие ученые обсуждали по "Свободе" пропаганду, а что это такое, никто не сказал, так хоть я вам скажу. Пропаганда - это энтенсивная передача информации с какой-нибудь целью". Слово "энтенсивная" написано так, как я его и читаю, но по смыслу - ни прибавить, ни убавить. В советское время, правда, прибавлено было немало. Раз что-то сказано вслух (что-то "политическое"...) хотя бы и дома на кухне, значит - пропаганда, обычно враждебная.

XS
SM
MD
LG