Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из Петербурга нам часто пишет Павел Сергеевич Сергеев, инвалид войны. Он давно следит за деятельностью российских фашистов, хорошо знает их печатную продукцию. "Могу ли я мириться с тем, что в России выходят 160 фашистских газет и журналов, свободно продаётся гитлеровская "Майн кампф" на русском языке?" - пишет он. Его борьба была замечена. Он получил письмо с оскорблениями и угрозами. "Я с этим письмом был в МВД, ФСБ, прокуратуре. Мне там заявили: "Ну, что вы, русский человек, обращаете внимание на дураков!" На Невском, где продают русско-фашистские газеты, я обратился к полковнику милиции. Он ответил мне так: "Вы же хотели демократии? Вот она".

Письмо из Тулы: "Знаю одну семью, так у них мать, ей 65, отличается страшной экономностью. Газ в одной конфорке никогда не выключается (даже летом, в жару) , чтобы можно было зажечь другие конфорки, для чего наготове полоски из старых открыток. Плата за газ помесячная, счетчика нет, что там их газ по сравнению с моими спичками! Жизнь семьи проходит впотьмах, вещи перешивают, телевизор смотрят еще ламповый. Сэкономленные копейки относятся в сбербанк, "на проценты". Деньги на книжке сгорали уже три раза. Первый - в начале 90-х, сгорело 4000 рублей. Второй - в "Селенге", около 2000 долларов. Третий - при последнем кризисе, из полутора тысяч долларов вернули 300. Нечего и говорить, что эти деньги тут же были положены в другой банк - под 4 процента! Так живут многие. Причина, наверное, в советском опыте, который говорит, что просто заработать на хорошую жизнь нельзя. Можно сэкономить, украсть или получить проценты (это особенно нравится - ничего не надо делать, а деньги идут). Никакие доводы не действуют - люди закодированы на "совковый" уровень экономического мышления. Сколько на их бестолковости заработали аферисты всех мастей, включая государство, а сколько еще заработают! Чудеса, да и только. Нищий экономит, чтобы стать богатым. Российский парадокс. Что ни человек - то загадка, мысли и рефлексы непредсказуемы и в справочниках не описаны".

Описано это всё, конечно, давным -давно и в литературе - как в художественной, так и в научной (в справочниках...), и в поговорках ("скупой платит дважды"), и это - у всех народов, а не у одних советских. Советские еще не подозревали, что сделаются когда-нибудь советскими, а Плюшкин уже влачил своё существование не только в поэтическом воображении Гоголя. Однако, в русском народе Плюшкиных всегда было меньше, чем во многих других народах. У немцев, например, нет таких сильных слов для осуждения бережливости, как у русских. В немецком перечне похвальных свойств человека экономность чуть ли не на первом месте, и ни одному немцу не придёт в голову отнести это свойство к предосудительным. А прогорают многие всё равно... Неустранимое явление свободной хозяйственной жизни: одни прогорают, другие наживаются, и, что особенно прискорбно для завистников, успех далеко не всегда зависит от человека. В среднем 50 процентов успеха приходится на везение. "Дуракам везёт", - вырвалось когда-то у одного завистника и стало поговоркой.

Пишет Александра Николаевна Федорова из Московской области, бывшая политическая заключенная, зэчка, как она себя называет. "Когда сняли Примакова, - вспоминает она, - я на другой день была в больнице, на рентгене желудка. Сижу у врача, слушаю, что и как, и вот заходит другой доктор, вся расстроенная, ночь, говорит, не спала из-за отставки Примакова. Я говорю: "Что вы так расстроились? Никуда ваш коммунист не денется, без кормушки не останется гэбэшный шпион!" Эта дама пообещала мне, что, если я после рентгена попаду к ней на больничную койку, она устроит мне такое за моё презрение к шпионам у власти! Ельцин сохранил этот рассадник, только менял названия. Один из этого рассадника одряхлел, Ельцин подобрал другого, молодого. Мне-то что, я старая, мне уже ничего не надо, а жалко молодых одураченных: подавай им Чечню как российскую землю, верят, что и других, вплоть до Восточной Германии, силой да шантажом вернут в Великую и Неделимую. Можно подумать, что эти люди имеют обширную частную земельную собственность и хотят расширить свои владения, а ведь имеют-то по 6 соток и о большем не мечтают... Слушаю, как некоторые вам пишут, что по заграничным бандитским фильмам делают вывод, что на Западе хуже, чем у нас. Ох, и дураки! Эти фильмы и закупают для них с той целью, чтобы они хвалили болото, в котором проторчали всю жизнь. Это тоже своего рода пропаганда - через фильмы повышать злобу против западных стран. Вопросы по утрам вы задаёте хорошие, умно подобранные, но дозвониться до вас невозможно, вам отвечают на эти вопросы одни и те же советские люди, редко кто думает своей головой, говорят, как запрограммированные: патриотизм, великая Россия, святая роль и всякая чушь".

Спасибо за письмо, Александра Николаевна. Мне кажется, бояться этой поклонницы Примакова вам не следует - вряд ли она причинит вам зло, если вам придётся, не дай Бог, оказаться на больничной койке. Среди таких, как она, много людей, преданных своему долгу. Какая все же свежесть политических чувств - не спать ночь из-за отставки главы правительства, пусть это и сам Примаков!

Вернусь к письму о семействе, которое, под руководством скаредной хозяйки, свирепо экономит, выгадывает каждую копейку и несёт её в банк "на проценты". Деньги в банке то и дело пропадают, но семейство продолжает рисковать. Это -великое дело. На этом работает один из мощнейших двигателей свободной хозяйственной жизни. Вера одержимой процентом тётушки в банк неизбежно скажется на политике государства. Тётушка ведь, между прочим, избиратель. Власть просто вынуждена будет защищать её интересы. Богатство свободных стран создано малюсенькими денежками миллионов таких вот тётушек, их вечной озабоченностью, куда бы вложить свой грошик, свой центик.

В прошлой передаче я привёл выдержку из одного "философического" письма. Автору кажется, что Россия вступает в новый период своей истории. "Просвещенные поруТчики на троне" будут, мол, внедрять в России постиндустриализм -довольно бесцеремонно, как им и положено, тем более, что бесцеремонности требует сам народ. Несколько слушателей попеняли мне: почему я не сказал этому философу, что у "порутчиков" ничего не выйдет. Думал, что это само собою разумеется... Индустриализация есть превращение сельскохозяйственной страны в промышленную. Это может делаться весьма бесцеремонно. А постиндустриализация - следующий величайший шаг. Резко возрастает значение умственного труда в народном хозяйстве. Из-под палки он не внедряется.

"...А как Путина за бугром не взлюбили с первых дней! Испугались, что гласности конец. И скорей бы! Жду не дождусь, когда праздник придёт - железный занавес снова опустится, чтобы помои перестали плыть в Россию - разные сникерсы, спонсоры, спид, наркомания, эротика. Как раньше было хорошо без западной помойки! А пока всего вам доброго в вашей нечистой работе. Будьте счастливы и Бог вам в помощь. С уважением к вам и низким поклоном Зиновий Бронштейн из Ленинграда".

Из того же города (называет его, правда, Петербургом) - госпожа Смирнова: "Слушаю вас постоянно вечером, ночью, утром. В своих оценках вам не надо забегать вперед. Вспомните, как вы третировали В.В.Путина. Обрисовывали его походку, речь, рост и т.д. Предостерегали, предрекали. А он умён, находчив. Несуетлив, подвижен, спортивен, нестандартен, скромен. Он не выставляет напоказ свою семью, он остроумен, любит классическую музыку. И, наконец, он не из тех, кто, дорвавшись до большого пирога, имеет три подбородка и претолстый живот".

Есть и противоположные отзывы о господине Путине, но я их читать не буду: в них много ругательных слов. По письмам же, в которых Путина хвалят, видно, чего от него ждут. Только не укрепления демократии... Думают, как мы видели, что конец гласности, конец демократии будет означать начало сытой и спокойной жизни. "Не нужна нам, бывшим советским людям, никакая демократия, - пишет господин Багдасаров. - Не подготовлены мы к ней, далеко большинству из нас до неё. Очень далеко. У нас больные народы. Народы, для которых нужны хорошие законы, действующие на деле, и, скажу вам откровенно, палка над головой. Такой мы народ - советский народ. Прошлого нет, и оно, быть может, не вернётся никогда. Я хочу просто прожить свой кусок времени, отпущенный мне Господом, как человек, а не как скотина, борющаяся за выживание".

Вот так. Жить под палкой - это и значит жить по-человечески. Чтобы дойти до этой мысли, до этой надежды, надо было, конечно, испытыть много горя, отчаяться и ожесточиться. "Сам я беженец из Баку, - пишет господин Багдасаров, - потерял во время бакинских погромов свою шикарную трёхкомнатную в центре города и полный дом добра, чудом спасся с семьёй от погромщиков, чудом остался жив".

Автор следующего письма даёт своё толкование того, что многие русские, особенно москвичи, неприязненно относятся к кавказцам. "На русских, - пишет он, - висит тяжкое имперское прошлое, но сегодня они живут не в империи, а в своём русском национальном государстве. В этом небывалом государстве они находятся в подавляющем большинстве, и они так же относятся к кавказцам в Москве, как латыши к русским в Риге, только делают это по-русски. В Чечне не Ельцин и генералы дали маху. Корни карательно-геноцидных перегибов надо искать в душах русских солдатиков. Смотреть надо на дядю Васю и Мариванну, воспитавших их. Но при этом не надо закрывать глаза и на Дудаевых - в каком духе они воспитывали поколение за поколением чеченцев. Им дороже жизни оказался дофеодальный клан, который не мог родить ничего, кроме пиратского государства. Такое государство обречено. Надо удивляться, что оно просуществовало так долго. Конечно, было бы хорошо, если бы какой-нибудь очень уважаемый чеченец своевременно объяснил своим, что фольклор - дело доброе, но только как фольклор, а не как общественное устройство целого народа, сидящего на нефтяном озере, что или они станут жить по-европейски, или перестанут жить вообще. Но такого чеченца не нашлось, и вот объяснять им это взялся русский солдатик на своём языке ".

Вот как раз письмо от "дяди Васи", который упомянут в предыдущем письме, - от Василия Михайловича Фадеева из Великого Новгорода. Читаю: "Стреляный! Пишет тебе работяга из глухой периферии. Я шофёр, бывший дальнобойщик. 30 лет подряд ездил на уборку урожая в Казахстан. Я тебе написал два письма, но ты не ответил. Я сын раскулаченного отца, но мне не нравится, что ты много врешь. Ответь честно и справедливо, за сколько ты продался Западу. За бутылку пива и сардельку, как Горбачев Миша? Ты все время порочишь Россию, но ни слова о Германии, ни слова об Украине, которая кричала при Советском Союзе, что она кормит Россию, а теперь должна России 1 миллиард 600 миллионов долларов. Придёт настоящий хозяин России, и Украина будет ползать на коленях, просить Россию, чтобы помогла ей не подохнуть с голоду и холоду. Пусть теперь хохлы сами обеспечивают себя всем необходимым - электроснабжением, нефтью и прочим".

С интересом читаю твои письма, Василий Михайлович. Россия должна западным странам в сто раз больше, чем Украина - ей. Представь себе, что из-за этого все жители этих стран отзываются о России так, как ты - об Украине. Что это была бы за жизнь? И признайся мне в следующем письме, что не долги Украины так тебя жгут. Жжет тебя то, я думаю, что Украина уже, так сказать, не твоя, выделилась из твоего хозяйства, ушла жить своим умом. Правда, Казахстан, куда ты 30 лет подряд ездил на уборку, тоже ушел, но это тебя, кажется, задевает меньше. Почему - интересно. Напиши и об этом.

"Маленькому человечку в Советском Союзе нужна была и маленькая свобода, - пишет Владислав Иваницкий из города Слободского Кировской области. - Пусть вам не кажется странным, что большинство советских людей не чувствовали себя скованными советской деспотией. Их сознание, их крошечные мысли не уходили слишком далеко, и ошейник был для них слишком просторен, чтобы ощутить неудобство. Этот режим теснил и удушал только крупных людей - волков, а не дворняжек, для которых плен не плен, а корм и дом". Россию господин Иваницкий называет страной особенной, но не единственной в своём роде, а особенность её видит в том, что государство испокон веков "совершает преступления против человечности под давлением общественного мнения - по его чаянию, заказу, требованию государство проводит национальные и политические чистки, усиливает госбезопасность, подавляет гражданские права и свободы. Народ всегда поддерживает террор, пытки и казни". Что-то изменится к лучшему в России, по его мнению, только когда большинство населения осознает, что величие страны определяется не прорывами в космос, а отношением государства к своим гражданам, что человечное государство - это и есть великое государство. Он боится, что, если осуществится нынешняя российская мечта - мечта Примакова-Путина о многополярном мире, это "окончательно столкнёт народы России в пропасть одичания". Ведь в итоге "мир снова окажется разбитым на два лагеря, будет перекошен идеологией - последует противостояние, гонка вооружений, экономика начнёт опять работать на армию". Западу на сей раз будет противостоять (уже противостоит) не коммунизм, а православие. "В стране, где миллионы людей называют себя православными патриотами, - пишет этот слушатель, - невозможно торжество либерализма, невозможно развитие рыночного хозяйства. В самом деле, какой "православный патриот" согласится принять закон, по которому любой "басурманин" сможет купить за свои "нечистые" деньги кусок святой русской земли? Да и что такое права человека в стране, утыканной церквами и тюрьмами? Разложение нравственности и подрыв государственности!"

Письмо из Австралии, из Сиднея: "Вышло так, что я получил возможность сравнить два мира. В одном я прожил 53 года, в другом - уже 8 лет. И прихожу к выводу, что мой новый мир устроен гораздо разумнее, чем мой старый. Я имею в виду многое - и свободу, и возможность гораздо больше проявить свои способности, и невмешательство государства в твою личную жизнь, и большие социальные гарантии, и реальные права граждан, и уважение к закону. Куда ни глянь, всюду мой новый мир лучше моего старого. И становится больно за страну, в которой родился, прожил более полувека, где прошли твои лучшие годы, где ты выкладывался на работе во всю мощь своих молодых лет. Смотрю по телевизору российские программы новостей, слушаю "Свободу", читаю в Интернете российские газеты и понимаю, как далеко еще России до настоящей цивилизованной жизни! Очень трудно объяснить россиянам, почему мой новый мир лучше моего старого. Неужели для этого каждый из нас должен прожить 8 лет за границей? Вы делаете важную работу - приближаете Россию к пониманию этого "почему".

Что новый мир этого слушателя лучше, чем старый, в котором всё еще живет Россия, большинство россиян, сколько я могу судить, знают. Они знали это и в советское время. Достаток есть достаток. Он даёт о себе знать тысячами способов - просто даже запахом, который не может удержать никакая граница. Другое дело, что большинство в глубине души не верит, что своим достатком западные люди обязаны своей демократии. Понять западную жизнь - значит поверить, что она действительно основана на известных писаных и неписаных правилах. Не врать, не красть, не искать окольных путей, полагаться только на себя, отвечать за свои действия... Отступают от этих правил всюду, но не всюду - все, и не всюду - на одинаковое расстояние. В России это расстояние начинает, кажется, медленно сокращаться. По крайней мере, замечается общее желание как-то сократить его.

Письмо без подписи. Автор осуждает нас за то, что мы, по его мнению, в искаженном виде представляем жизнь России, принижаем достоинства и достижения русских. "Я уже 6 лет живу в Соединённых Штатах, - пишет он, - но я по-прежнему люблю свою Родину и желаю добра оставшемуся там несчастному народу, который оказался слишком слабым, чтобы начать разумно и цивилизованно жить. Хотелось бы пожелать вам, чтобы вы действительно были волной свободы и более справедливо оценивали ситуацию в России".

И он не один - слушатель, который защищает от радио "Свобода" Россию, а сам отзывается о ней уничижительно. От нас вы не услышите, что русский народ несчастный и слишком слабый, чтобы жить разумно. Народ, по-нашему, как народ, не хуже и не лучше других. Каждый имеет свой норов и ходит в свой класс жизненной школы. Одним везёт больше, другим - меньше. Я уже предлагал таким слушателям подумать, почему они не могут защищать от нас русский народ без того, чтобы не говорить о нём обидные для него вещи. Может быть, это - по праву любви? Я, мол, её обожаю, поэтому мне можно обзывать её по-всякому. А вы её не любите, поэтому заткнитесь.

Из США прислал письмо господин Радский: "Уже и страну поменял, а радио "Свобода" все слушаю. Живу на Аляске и не жалею, что поменял пыльный, загазованный городишко в центре России на этот заповедник, где по улицам города, бывает, лоси прогуливаются, а гуси и утки - им даже лень улетать, когда приближается человек, так, нехотя отваливают в сторону. Я вот о чём пишу. Написал бы Путину, да думаю, что через "Свободу" до него лучше дойдёт. Я сделал открытие. Все благополучные, промышленно развитые страны имеют прекрасное сельское хозяйство, в котором занято очень мало людей. Но и в странах, где хлебопашествует много народа, дела идут тоже неплохо. Я побывал в Мексике, на Филиппинах - еды полным-полно, рожи у всех лоснятся. Что мешает Путину объяснить людям, что, вместо того чтобы перебиваться с хлеба на квас в переполненных городах, им лучше стать фермерами, уйти на воздух трудиться".

Первая попытка объяснить это людям была предпринята много тысяч лет назад - как только на Земле появились первые города. И нельзя сказать, что люди не поняли всех преимуществ жизни на свежем воздухе. Поняли сразу! Но остались в городах.

XS
SM
MD
LG