Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из Москвы пишет господин Шальман: "Недавно один из ваших слушателей сделал вам выговор за выражение "на полном советском серьёзе". Он неправ, он подал пример так называемого пуризма. Такие пуристы (или в переводе - чистюли) не могут смириться с тем, что язык - это движущееся явление. Вот появилось слово "беспредел", совсем безграмотное, но ведь вошло в обиход! Когда-то пуристы и у Пушкина находили неправильности: "Людская молвь и конский топ" или "И путь по нём широкий шёл, и конь скакал и влёкся вол". Попробуйте сейчас найти человека, который скажет "матрац" (правильно!), а не "матрас"!"

Из Тульской области пишет господин Васильев: "Мой дед любил рассказывать, как у них в селе образовался колхоз. Вот его рассказ. "Однажды осенью, после сельского праздника, к нам приехал уполномоченный от района. Собрали мужиков в избе-читальне, и он объявил, что надо организовать колхоз. Ну, что ж, мужики почесали свои головы и давай толковать. Раз начальство велит, так тому и быть. Но надо построить воловню, куда будет согнан их скот, конюшню, склады, куда будет свезено их зерно, и так далее. В общем, прикинули, что раньше следующей осени этого не сделать. Ну, а тут Ерошка, сельский пьяница и болтун, вскочил и загнул про международную реакцию. В связи с международной реакцией, мол, нельзя тянуть до следующей осени, а нужно и можно управиться в две недели. Уполномоченный обрадовался и говорит мужикам: "Вот вам и председатель, он приведёт вас к светлому будущему". Он и привёл. К рождеству скот передох а загородке, зерно сгнило, весной пахать не на чем, сеять нечего. А Ерошку перевели на повышение в район. Вот так и пошли, и пошли вверх и вширь наши Ерошки. То кукурузу начинают квадратно-гнездовым способом сажать от Кушки до Ледовитого океана, то целину поднимать, то берутся половину России в болото превратить, говоря: мелиорация. А теперь наш губернатор Стародубцев жалуется вашему корреспонденту, что американцы разграбили Россию. Я думаю, в этом есть доля правды. Ну, какой дурак пройдёт мимо брошенной Ерошкой полезной вещи и не подберёт её? Вы говорите, что мы думали, что после августа 1991 года в России будет рай. Я, примерно, подумал тогда другое - что России будет каюк, потому что наш главный Ерошка тогда сказал, что старые кадры останутся на местах, а их надо было переводить в скотники, навоз от коров отгребать".

По моим наблюдениям, господин Васильев, где-то к восьмидесятым годам Ерошек на руководящих местах в Советском Союзе почти не осталось. Большинство командного состава, от колхозного бригадира до министра - это были способные, сильные, отлично знающие каждый своё дело люди. Тот же Стародубцев... Я бывал в его хозяйстве, видел, какое чудо он создал за двадцать лет. Это совсем не Ерошка, он только совсем, как Ерошка, верит в международную реакцию, (а ярится на неё, как сто Ерошек), но причуды есть у всякого. Коммунистический эксперимент в России не был прерван. Пройдены были все "этапы большого пути". В начале преобладали Ерошки, под конец - нормальные и, я бы смело сказал, отборные люди. Но общественное устройство (Ерошкинское устройство) было таким, что превращало в "пшик" все их достижения.

Из электронной почты письмо... Слушатели уже интересовались, отличаются ли электронные письма на радио "Свобода" от обычных, бумажных - умнее ли они, если говорить прямо, интереснее ли. Нет, никакой разницы.

"Мне бы хотелось, - говорится в этом письме, - чтобы было нейтрализовано свыше бесконечное зло и насилие, на протяжении столетий распространяемое, как мне кажется, из одной точки. Отобрать пики, ружья, автоматы вместе с танками и ракетами и куда-то это все выбросить.Успехов вам в работе по превращению воюющих в мыслящих. Будущий китаец (если Россия не войдет в Европу как демократическая страна)".

Человек, как видим, всей душой за демократию, а обуздать зло на Земле должен, по его мнению, кто-то один, кто-то свыше, и обуздать, естественно, силой.

...Но разница есть, и большая, между положением людей, которым не доступна электронная почта, и которым доступна. Не между людьми, а между их положением, между их возможностями. Кто вхож в Итернет, во Всемирную паутину, тот вхож в сверхбиблиотеку. Можно без труда перейти от возмущения тем, как устроен мир, к более основательному знакомству с тем, как он всё же устроен, какие закономерности уже известны, что уже понято.

Сергей Николаевич из Белоруссии прислал часть только что написанной им и еще не напечатанной книги "о действии духовных законов". Среди этих законов и "закон прощения". Прочту несколько слов: "Учитесь прощать. Избавляйтесь от груза. Презрение - это тоже вид непрощения. Не прощая, вы не свободны. Без прощения недолгой будет дружба и быстро скончается любовь. Постарйтесь понять того, кто вас обидел, а если это невозможно, вспомните, что говорит Господь: "Мне отмщение и аз воздам". Отдайте это дело ему и забудьте. Учитесь, учитесь, учитесь забывать обиды. Чем обижаться на кого-то, считайте, что вас обидела Вселенная, неизвестно за что, но по заслугам".

Уважаемый Сергей Николаевич, вы пишете, что ваша фамилия мне известна. Мне стыдно признаться, что я её забыл. Никакого учета писем я вести не в состоянии, а в памяти держится не всё. На мой взгляд, книга получилась, жаль, что вряд ли кто возьмётся напечатать её за свой счет и что в любом случае вы ничего не заработаете. Добротным литературным трудом в современном мире живут очень немногие... Мне интересно было читать те места, где говорится, например, что 90 процентов язвенников не умеют прощать, что "злопамятство, - таким образом, - себе дороже". Многие люди очень заняты своим здоровьем, любят лечиться, испытывать на себе всевозможные необычные способы. Если кто-то из них, прочитав вашу книгу, примется лечить свою язву налаживанием добрых отношений с обидевшим его соседом, что может быть лучше?! У многих людей есть потребность прощать. Это первый порыв у многих - простить, сразу простить, даже не дать себе обидеться, чтобы и прощать не пришлось. Многие подозревают, какое облегчение приносит прощение, как это приятно: одним махом избавиться от того, что уязвило грешную твою душу так, что и до желудка добралось, до двенадцатиперстной кишки, стало язвой в медицинском смысле слова. Но не решаются, боятся, что их "всепрощенчество" покажется слабохарактерностью. Хорошо, по-моему, что вы привели слова и выражения, которыми сам язык наш борется с прощением. "Я всё прощу, кроме..." "Я всё прощу, если..." "Нет прощения!", "Не забудем, не простим!" "Непростительно". Язык старше верований. В этих выражениях и словах живёт, клокочет древность, это варварство воюет с христианством. Варварство - это мстительность. Не случайно первые слова, прозвучавшие в той школе жизни, которая открылась две тысячи лет назад, - были слова о любви и прощении. "Любите врагов ваших!" Слов о долгах, правда, большинство тех, кто перед сном читает "Отче наш", не понимают до сих пор. Христос обращался к людям, которые жили в стране, где раз в семь лет отменялись все долги. Существовал семилетний срок давности. Отсюда и молитва: прости нам, Господи, долги наши, как мы прощаем должников наших - не вообще, не всегда прощаем, а раз в семь лет, подчиняясь светскому закону. Удачное сравнение, а не правило поведения, не указание: раз ты христианин, то не должен приставать к своему должнику и искать на него управу.

Из Твери прислал большое письмо Вадим Михайлович Дудич. Он размышляет о тех слушателях, которые недовольны радиостанцией "Свобода", - что их возмущает. "Не те факты. Факты из нашей жизни должны нас убаюкивать или преисполнять гордостью. Факты из не нашей жизни должны возбуждать в нас законную ненависть к не нашим".

Перебью вас, Вадим Михайлович. Можно, наверное, сказать, что в целом возмущает людей сам тот факт, что факты- вещь упрямая. Упрямство фактов возмущает. Возмущает невозможность сделать так, чтобы того, что было, не было. Как написал когда-то один наш слушатель, это не по силам даже Господу Богу. Но человек не хочет смириться ни со своим, ни с Господним бессилием, человек бунтует против такого положения вещей... Бунтует где? В сказках. Вот где возможно всё!

"Не те выводы. Ведь мы должны быть всегда правы, всегда лучезарны, а чужие - всегда злобны, коварны и агрессивны. Они хотят нас разгромить, закабалить и прочее. Народ привык ТАК, а вы всё поперёк да поперек. А раз возмущают не те факты и не те выводы, то возмущает и всё остальное. Мне, очевидно, не понять, почему люди слушают радиостанцию, которая им ненавистна, но всё же посоветую им: не слушайте вы её, берегите нервы. Мне в связи с этим письмом пришлось недельку с лишним слушать отечественное радио и смотреть отечественное телевидение (я уже давно без них обхожусь). Сейчас снова не слушаю и не смотрю, и так-то хорошо: никто больше не заражает меня восторгами злобы и раболепия".

В конце своего письма Вадим Михайлович пишет о "текущем моменте": "Наше государство, утратившее статус мирового жандарма, явно хотело застолбить себе почётное место мирового хама, но, похоже, все-таки передумало, решено было оставить хамство только во внутреннем обращении, всё равно - радость". Об одном из политиков, запускавших в последнее время "пробные шары" хамства, господин Дудич пишет: "О нём ничего нельзя сказать в полной форме. Не скажешь, что он злобен, но - злобноват, и так далее: туповат, хамоват, трусоват. Уменьшительное от слова "лживый" у меня не вытанцовалось. Не подскажете ли, Анатолий Иванович? А ведь когда-то он будет полным, наконец. Впрочем, говорить о нём проще всего. Трагедия, увы, в том, что последнее слово за обнищавшим, изверившимся в демократии и рынке, культурно и морально деградирующим большинством. Вопрос в том, на что оно его благословит, что ему позволит".

Спасибо за письмо, Вадим Михайлович. Лживый - лживоват. Может быть, так? Или обойтись каким-нибудь уменьшением от существительного "брехун" - например, брехунец, брехливец.

А вот слова "деградирующее большинство" не совсем подтверждаются фактами. Социолог Татьяна Кутковец отнюдь не голословно утверждает, что в декабре прошлого года российское большинство можно было одинаково успешно и склонить к Западу, и отклонить от Запада. Всё зависело от Кремля, который решил попытаться отклонить или, во всяком случае, не склонять. Так был выпущен джинн из бутылки, он прямо рванулся из неё - джин полицейщины и бюрократизма.

К вашему размышлению о "не тех" фактах и "не тех" выводах прочитаю из следующего письма: "На фоне музыки "Вставай, страна огромная" женщина-диктор говорит, что может, война и священная, но она всегда и дойная корова. Я не знаю, что для вас, Анатолий, Великая отечественная, но я - сын своего народа, и я слышу боль той войны. При этой музыке я вижу страшный лик войны, это, правда, что-то святое, душой я стою на коленях перед всеми, кто был там. И этот пренебрежительный голос диктора ... Нельзя так. Обо всём можно говорить, но как? Слова будут такие, какое чувство в душе. Всякое слово говорится на одной из трёх позиций в душе. Первая - это неуважение, пренебрежение, высокомерие. Вторая - нейтральная. Это хорошая позиция, когда явно никого не осуждаешь и не поддерживаешь, а спокойно размышляешь. Это ваш стиль. Третья позиция - божественная, в ней уважение, сострадание, любовь. Попробуйте одно и то же выражение произнести с трех разных позиций души. Это будут разные вещи. Валерий С."

Итак, есть факт... Есть факты. Такой, например. Напев песни "Вставай, страна, огромная", звучавшей с первых дней нападения Гитлера на Советский Союз и до конца войны (и много лет после войны) - напев и частично даже слова этой песни были украдены у человека, который написал её в связи со вступлением России в первую мировую войну. Воры на этом деле хорошо заработали. Кому война, в кому мать родна, сказано не зря. О том, как зарабатывало на войне советское генеральство, военное и гражданское высшее чиновничество, какое было воровство, взяточничество, мародёрство, "страна огромная" хорошо знала. Об этом бесстрашно пели в поездах и электричках инвалиды-нищие - кто помнит, не даст мне соврать. Женщина-диктор, о которой пишет Валерий, - это участница войны, вдова академика Сахарова Елена Бонэр. Она говорит, что для неё, как и для многих фронтовиков, эта война священная, а вот для правителей страны эта война была и остаётся до сих пор дойной коровой. Они используют благородные чувства людей, чтобы держаться у власти и вершить неправедные дела.

В эти дни можно было наблюдать, как патриотизм россиян использовался для того, чтобы скрыть от страны (но не от мира - мир-то всё знает) состояние российских военно-морских сил. "Не надо нагнетать страсти, людям и так тяжело", - говорили адмиралы, как всегда в таких случаях. Или: "Не надо нагнетать. Народ должен верить в свою страну и её военно-политическое руководство". Или: "Не надо нагнетать. Только победы объединяют народ". Как водится, эта забота о народе в самом народе не всеми в понимается одинаково. В одном из писем, пришедших в эти дни по электроной почте, читаю: "В народе зря ничего не появляется. Появилась версия,очень похожая на правду при полном бреде,который мы слышим. В народе уже говорят: "Они нарочно не поднимут лодку до смерти всех,чтоб никто не узнал,что случилось". Автор этого письма считает, что такие толки свидетельствуют, как близко в народном сознании путинский Кремль стоит с Кремлем советским.

Ну, и еще одно письмо к этому разговору. Дмитрий Хабло из Германии: "Зачем же вы вот так превратно всё преподносите. Центральной темой стала Чечня. Российские солдаты, гибнущие там ежедневно, верные долгу, не заслуживают того, чтобы всех их чохом занести в категорию мародёров, убийц, насильников, людей, приехавших зарабатывать материальные блага, даже если за это сомнительное удовольствие, возможно, придётся отдать свою жизнь. Каково русской женщине, как и чеченской, получить в цинковом гробу или в белом саване сына или мужа, а тут ваш беспристрастный голос объясняет, что погиб он, стремясь к обогащению, что не патриот он и не герой, а банальный грабитель, "солдат удачи", который не успел первым нажать спусковой крючок. Иначе, как инсинуацией, оскорблением великого народа, а российский народ таким был и будет (это уж, извините, не зависит от чьих-либо субъективных оценок). Уверен, что под моим письмом поставили бы подписи 90 процентов ваших слушателей в России. Но на такой социологический замер вы никогда не решитесь. Это доказывает справедливость моих суждений. Хабло Дмитрий. Германия".

Такие замеры, господин Хабло, проводятся в России постоянно. Ваша прикидка довольно верна. Если патриотизм измеряется вопросами, в которых употребляется слово "Россия" без оценочного сопровождения, то набирается примерно 30 процентов ваших единомышленников. Если же употребляются слова "великая Россия", то - больше 80 процентов. Вопрос не меняется, в него добавляется только одно слово - и вот такая разница...

О том, откуда эта разница, не зная ни о ней, ни о письме господина Хабло, пишет Анатолий Гаврилович Озеров, безработный вузовский преподаватель: "Большой старый "Икарус" ползёт за город. Он набит такими же, как я, людьми, которые едут за город на свои клочки земли окучивать спасительную картошку. Негромкие разговоры, вполголоса проклинают продажные, воровские власти. Ещё один одинокий повесился... Безысходность, растерянность. "Не надо было делать октябрьскую революцию", - говорю я. Автобус со мной дружно не согласен. Уныние сменяется возмущением - ишь, умник нашелся! Выяснилось, что весь автобус не любит капитализм. Моё поколение - люди, воспитанные не в христианской любви к ближнему и дальнему, а в ненависти к "эксплуататорам". Воспитанные не в любви, а в ненависти легко смиряются с любым насилием, оправдывают миллионные жертвы ради светлого будущего. Мы поколение монстров, недочеловеков. Я встречаю - и нередко - индивидов, убежденных, что во Франции или Бельгии простому народу недоступно ни образование, ни медицинская помощь, что рабочие с семьями живут там без света и тепла в картонных хижинах. Впрочем, так им и надо, ведь они там фашисты, весь Запад спит и видит, как бы нас заграбастать или как-то нам напакостить".

Автор этого письма, Анатолий Гаврилович Озеров, обращается (неожиданно, признаюсь, для меня) к Путину: "В ваших руках средства массовой информации, литература и кино. Снимите же с головы несчастных своих сограждан идеологическую коросту, с глаз - коммунистические бельма, реабилитируйте несоветский образ жизни. Сделать это не так уж трудно - врать не нужно, не придется. Так наметится выход из губительного тупика на широкую дорогу нормальной, свободной жизни. У искалеченной нехристями нации появится огонёк надежды".

Озаглавлено письмо так: "Путин, подари надежду!"

В том-то и беда, Анатолий Гаврилович, что в руках Путина уже немало средств массовой информации, "кина" и даже литературы, и он стремится, чтобы это всё оказалось в его руках если не юридически, то по существу: чтобы это всё работало, как говорится в таких случаях, в государственных интересах. Невозможно иметь это всё в одних руках и реабилитировать несоветский образ жизни. Ведь иметь это всё в государственных руках - это и есть советский образ жизни. Иметь это все в государственных руках и не врать невозможно. Для того и берется все это в государственные руки (или приручается), чтобы врать. Только для этого, только чтобы врать.

Закончу сегодняшнюю передачу письмом от Драгомирецкого Владислава Александровича: "Я живу в Молдавии, где русский язык не пользуется желанным. Буду рад, если на моё письмо откликнутся потомки россиян и российского казачества, которые уехали из России в революционные годы. Семьдесят лет русский язык подвергается порче со стороны разных народов. Желательно создать общество по реставрации и защите русского языка от всего неразумного советской эпохи. Прошу огласить мой адрес для тех, кто желает глубже осознать русскую языковую культуру. Адрес повторите в замедленном темпе несколько раз. Граф Драгомирецкий. Бессарабия".

Нет, граф, не оглашу я ваш адрес и даже не скажу, почему, - не хочу.

XS
SM
MD
LG