Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма




Из Москвы прислали то ли свежий анекдот, то ли нечто, что может стать анекдотом: "По заявлению специалистов, пожар на российской телебашне был вызван ее столкновением с другой телебашней, предположительно, американского или британского происхождения. Подробности уточняются". Есть в нашей почте и такое мнение: "Лодки не жалко, туда ей и дорога. Меньше таких лодок - лучше для России. Ребят только жалко".



Письмо из Москвы, автор - женщина, научный работник: "Думаю, что спасение сейчас у России может быть только одно: отрешить президента, разогнать правительство и судить их всех (вместе с верхушкой армии и военно-морского флота) судом международного трибунала как военных преступников! Даже если они докажут свою непричастность к гибели "Курска", все равно - одной Чечни будет достаточно. Понимаю, насколько маловероятно такое развитие событий, но при любом другом мы будем продолжать вечно жить в советской действительности, от которой "отдыхали" всего-то 10 лет, да и то не полностью".



Я прочитал не самые сильные высказывания этой слушательницы. Руководителей государств обычно судят или казнят без суда в двух случаях. Случай первый: революция, гражданская война, бунт, заговор, покушение. Случай второй: военное поражение страны. Как правило, в любом случае гибнет много людей, подчас - миллионы. Вот я и думаю: знает ли она это? Прикинула ли, во что обойдётся спасение России по её способу? Как объяснить это письмо? Как объяснить, что пишут эти письма не просто большие, а самые большие приверженцы демократии, прав человека, вообще - всего хорошего, возвышенного? Они не отдают себе отчёта в своих словах, озабочены одним: выразить своё негодование, беспредельное негодование, выразить его как можно крепче... "Убила бы тебя!" - кричит жена мужу, но, правда, не пишет на радио "Свобода", что надо отдать его, подлого изменщика, под международный трибунал. А иная, бывает, и напишет...



Пишет радиоинженер из Сарапула: "Жена второй год не работает - уволена по сокращению штатов, стоит на учёте как безработная, но ни копейки пособия не получила. Я же до середины прошлого года работал и зарплаты, конечно, тоже не видел, почему и пришлось уйти после бесплодных ожиданий, что, может быть, уволят по сокращению штатов. Работали мы с женой на одном заводе - на Сарапульском радиозаводе имени Орджоникидзе. Так он назывался до 1990 года. После этого он назывался и арендным предприятием, и открытым акционерным обществом, а теперь превратился не поймёшь во что. Но как вы ни садитесь, а в музыканты не годитесь". Дальше, как обычно в таких письмах, рассказывается о руководстве, которое "чаще бывает пьяным, чем трезвым", об огромном управленческом аппарате, оставшемся не сокращенным, тогда как из десяти тысячи рабочих и служащих оставили только полторы тысячи. "А какой был завод! Дважды орденоносный. Родоначальник бытовых радиоаппаратов. Многие годы его продукция была на острие спроса. Но всё это далеко позади. Всё это было до тех пор, пока не пришёл на завод новый директор..." Снова подробно рассказывается, какой плохой директор, какой большой особняк построил на двоих с женой... "Я же сейчас работаю, пришлось устроиться, сторожем в садовом товариществе, так как с работой в городе очень трудно, на город - четыре относительно крупных завода, все почти стоят, народу работать негде. Руководство же страны: бюджетники, бюджет... Да не будет им бюджета, пока промышленные предприятия стоят или работают ни шатко, ни валко. Только не подумайте, что я плакаться вам решил. Нет. Мы посадили картофель, овощи, и к зиме у нас будет много своего, будет полегче. Но ведь не все имеют такую возможность, и когда-то терпение народа должно кончиться. Прошу не указывать мою фамилию. Город Сарапул, Удмуртская республика".



Горстка российских новобогачей боится, что Кремль устроит передел собственности. Своим страхом они пытаются заразить общество. Тем временем и без ведома Кремля борьба за собственность не прекращается ни на минуту. То и дело сообщают о случаях, когда на владельцев завода ополчается целый город - город, где, кроме этого завода, ничего нет. Мол, будучи советским, государственным, завод кормил нас всех, а теперь кормит только их, проклятых частников, а посему надо вернуть его нам. Картина - душераздирающая. Завод действительно достался не в собственность, а на разграбление - директору, паре чиновников, одному-двум бандитам. Это плохо, это несправедливо, но горькая правда заключается в том, что больше никого он прокормить и не мог. Как только его изделия перестали навязывать потребителям, как только он сам вышел на более-менее свободный рынок, сразу выяснилось, что его надо или преобразовать до неузнаваемости, или стереть с лица земли, чтобы не коптил небо. На преобразование не было денег, на закрытие - решимости. И таких заводов по России тысячи. Не знаю, Сарапульские в их ли числе.



На ту же тему пишет из Миаса кочегар Борис Кулаков. Он, в отличие от очень многих наших слушателей, хорошо понимает, что не будут целые города и целые куски страны и впредь жить не по труду. Да и все города, вся страна... "Я уверен на сто процентов, - пишет он, - что большинству россиян пока что не приходилось серьёзно думать о хлебе насущном - как на него заработать. В России, по-моему, думают больше о легком хлебе - всё о той же государственной пайке, которую обеспечивают природные ресурсы страны. Этой иждивенческой психологией Россия пронизана сверху донизу, и никакая свобода слова и печати тут не поможет, она будет только раздражать обывателя. Людьми в России и вообще в мире движут больше практические соображения, чем демократические идеалы. Возможно, вы скажете, что это одно и то же, тогда объясните мне, почему Явлинский набирает 5 процентов голосов". Господин Кулаков возлагает свои надежды только на истощение полезных ископаемых в России, что и должно, мол, заставить россиян взяться за ум и засучить рукава. "Поневоле начнёшь думать головой, - пишет он, - когда убедишься, что ничего даром тебе больше не дадут". К письму сделана приписка: "Продолжайте в том же духе. Сизифов труд - тоже труд".



В почте "Свободы" не убывает писем от слушателей, которым обидно, что после того, как Россия окончательно убедиться, что без Запада ей не обойтись, будет сделано всё, чтобы привлечь западных толстосумов и позволить им наживаться на российской дешёвой рабочей силе, которая окончательно высвободится при исчезновении устаревших предприятий. Есть люди, которых ничто, кажется, не может разубедить, что богатство богатых стран зиждется на бедности бедных. Целые письма заполняются выкладками: если бы не брали эти у тех, если бы те не давали этим... Думаю, и на сей раз мне не поверят, если я скажу, что только сотая часть товаров, потребляемых в богатых странах, доставляется из стран, где дешёвый труд. Грубо говоря: стране-богачу в сто раз выгоднее иметь дело со страной-богачом, чем со страной-бедняком. Кочегар Борис Кулаков из Миасса - тот мне поверит, если не знал до сих пор, и уже поэтому я не согласен, что наш труд - Сизифов. Напишите нам еще раз, Борис. Как вам кочегарится в Миассе? Где кочегарите? Что - кочегарите?



"Здравствуйте, Анатолий Иванович! Пишет вам Зинаида Васильевна из Германии. До Германии я с семьёй три года жила в Белоруссии как беженцы из Узбекистана. Мне так противно слушать, как ваша передача кроет Советский Союз, русских. В Советском Союзе мы, простой люд, были одетые, обутые, имели жильё, не было безработицы. Благодаря перестройщику, без войны уничтожил Родину... Был Бреженев - страна была сверхдержава, а теперь перед каждым гнёт голову. Все ненавидят русских, а эти бедные люди почти все живут в деревнях, никогда им не светит жить в больших городах, там живут все, кроме русских. Они в своей стране, на своей земле - изгои. Ну, возьмите ту Москву, Петербург - кем эти города заполонены? И когда русские хотят заявить, что все-таки это их земля, их страна, о них тут же говорят: фашисты, националисты и т.д. И еще хочу написать по поводу президента Путина. Прекратите свой галдёж по газетам, телевизору, радио - плохой, такой-сякой, работник КГБ. Скажите спасибо, что есть КГБ и милиция, армия, а то бы уже давно продали Россию с потрохами. Я тоже работала в МВД, ну, и что тут такого? Всех убивала, сажала, что ли? Человек на этом посту работает месяцы, и уже ждёте рая. Не даёте человеку работать, подставляете палки в колёса. Да, очень господам не нравится, что, дай-то Бог, кончится им райская жизнь, у власти человек, который наведёт порядок в стране. Да, уж очень много господ, которым это не по нутру. Помоги Господи Владимиру Путину в его нелёгком труде, среди окружающих его врагов, волков, гиен".



Всего несколько высказываний потребовалось Путину, чтобы стать надеждой и опорой таких людей, как автор этого письма. Всего несколько высказываний: "Мочить бандитов в сортирах", "Кто нас обидит, три дня не проживёт", что-то еще в этом роде. Ну, и раз-другой ругнуть богачей с их щелкопёрами... Каких только высказываний не позволял себе Ельцин, но такого отзыва на них не было. Всё "красно-коричневое" в стране чувствовало: не свой... Обижаете русских, Зинаида Васильевна, сильно обижаете русских, когда пишете, что это бедные люди, которым не светит жить в больших городах. Русские всегда были самой городской из советских наций (из крупных советских наций - так уточню), а теперь - из российских. Подавляющее большинство городского населения - русские. Подавляющее большинство высокооплачиваемых и высокодоходных мест занимали и занимают русские: в науке и культуре, в дипломатии и военном деле, в управлении и промышленности. Лет пятьдесят назад возникло и до сих пор держится мнение, что русские из общего котла получают меньше всех. Об этом писали и секретные докладные записки, и не секретные стихи... Особый разговор, как возникла эта сказка, как распространялась, почему ей поверили, но то, что это сказка, установить ничего не стоит, надо полистать статистические сборники. Русские из общего котла всегда получали и получают больше всех, и, между прочим, заслуженно получают, по труду, по знанию -по знанию наук, машин, по общей подкованности, по тому, в общем, что они - самый современный из крупных народов бывшего Советского Союза. "Кем эти города заполонены?" - пишете вы о Москве и Петербурге. Ещё раз скажу. Русскими они заполонены, Зинаида Васильевна, в основном, русскими, намного больше, чем австрийцами - Вена или французами - Париж, намного больше! Точно так же недобро, как вы - о Москве и Петербурге, о нерусских обитателях этих городов, молодые фашисты в стране, где вы сейчас живете, в Германии, говорят о вас, о других не немцах или не совсем немцах, которых демократическая Германия приняла в расчете на каждую тысячу жителей неизмеримо больше, чем Россия, и продолжает принимать, - вот они, эти молодые фашисты, и кричат: "Кем заполонены наши города?" Нападают на этих людей, бьют, случается - и убивают.



Из станицы Голубицкой Темрюкского района Краснодарского края пишет Михаил Михайлович Мамичев: "Я давно слушаю радио "Свобода", и, будем откровенны, ваша точка зрения расходится с мнением патриотов России. Это и понятно. У вас душа о России не болит, да и выполняете вы задание. Представьте моё самочувствие. В 1981 году в станице Голубицкой я купил квартиру, и уже 19 лет борюсь за получение приусадебного участка. Сотни раз обращался к администрации, вызывал комиссии, но всё безрезультатно. Коррупция непобедима. Теперь вам понятно, что у меня нет выхода в своей стране, поэтому обращаюсь за помощью к вам. Хотелось бы, чтобы с этим произволом был ознакомлен Совет Европы, ООН. Надо заставить администрацию Российской федерации выделить мне участок под огород".



Письмо большое, я прочитал самую суть. Очень я жалею, Михаил Михайлович, что ни радио "Свобода", ни Совет Европы, ни ООН не могут сделать того, о чём вы просите. У меня есть надежда, что оглашение вашего письма, по крайней мере, вам не навредит, - ведь может и навредить, знаем такие случаи. Напишите нам, как будут развиваться события. И обязательно объясните, почему своё письмо вы начали с того, что оскорбили нас. Почему вы решили, что люди, которым вы во первых строках скажете, что им плевать на Россию, помогут вам в деле, в котором вам до сих пор не помог ни один её патриот? Я не поддеваю вас. Я хочу вас лучше понять - с вашей помощью.



Из Москвы пишет (по-русски) американка: "Немножко умирала со всей страной, когда еще теплилась надежда кого-нибудь спасти на подлодке. Приятно удивлена новым уровнем требований общественности к власти, на меня произвёл сильное впечатление тот факт, что неадекватное поведение Путина и военных открыто и резко критиковали в печати и на телевидении. Думаю о людях, чьи близкие погибли в Чечне, особенно о жертвах среди мирного населения - их утраты не потрясли страну, им не предоставлены баснословные льготы. Наблюдала пожар на Останкинской телебашне. Почти никогда здесь не планируются действия на случай беды, хотя такое планирование должно быть нормальной и обязательной частью жизни. "Things happen" ("всё может случиться"), говорят американцы. "Кто виноват?" - типичное русское высказывание. Почему активы компаний на башне почти не были застрахованы? Почему не было запасного варианта вещания? Это крепко напоминает мне проблему "2000". В Америке все паниковали, но готовились, а в России над нашей паникой смеялись и говорили: авось, пронесёт. На тот раз пронесло. Но в моём опыте такое случается редко. Помните ли вы анекдот про иностранца, который в СССР сломал ноги, угодив в яму? Он спросил, почему не огородили яму или не повесили предостерегающий флажок. Ему сказали: "Вы красный флаг на границе при въезде в СССР видели? Ну, вот, вас же предупреждали". А вообще, грустно, что человеческие жизни ценятся так мало, что не предпринимаются самые элементарные действия для их сбережения - ни властью, ни самим народом".



Так написала давно живущая в Москве американка. О жертвах говорят, что они бывают или напрасными, или не напрасными. Мне близка мысль, что ВСЕ жертвы не напрасны, - все они чему-то кого-то учат, все ускоряют жизнь, обостряют человеческий ум и чувство, собирают в пучок рассеянные ощущения и соображения... Вон как всколыхнулось российское общество, было даже сказано о главном с моей точки зрения - о том, что все эти учения были нелепы и опасны для страны. По существу, это были учения военно-морских сил Советского Союза. Военно-морские учения страны, у которой людоедская и самоубийственная цель - мировое господство. Страны уже нет, а её военные средства остаются и ведут себя так, будто она существует. Лодка-то эта училась чему? Для чего она вышла в море? Наловчиться топить американские авианосцы - авианосцы страны, которая ещё Советскому Союзу не дала дойти до прямого голода... Кто-то об этом подумал впервые, кто-то окончательно понял, в какие нелепые и страшные игрушки играет Россия. Жертвы были не напрасны. Тому же Путину представился случай указать главного, по его мнению, внутреннего врага - недовольная им печать и богачи, у которых она в руках. Стало, пожалуй, окончательно ясно, кто он, что он, как понимает окружающую его действительность, чего от него можно ждать. Кто хотел, мог увидеть и это. Моряки погибли не напрасно. Американка тоже об этом пишет: "Приятно удивлена новым уровнем требований общественности к власти".



"По профессии я радиоинженер, - пишет Юрий Шубс, - когда-то был даже кандидатом наук. Раньше цинизм обосновывался учениями бессмертных классиков, а теперь - политтехнологиями. Вот ведь термин придумали! Открыто говорят, что они, то есть, Кремль, есть не что иное, как театр марионеток, вернее, часть театра, место, откуда дергают за нитки, а подмостки, где лицедействуют артисты, - вся Россия и ближнее зарубежье. В чем же цель? Если в том, чтобы страна возродилась, тогда зачем гнать на убой в Чечню тысячи молодых людей, зачем затыкать рот прессе, только-только почувствовавшей вкус свободы? Удивляет скорость, с которой возрождаются советские традиции. Едет Путин на ферму или в часть, так там даже трава в зеленый цвет срочно красится. Чего же ожидать ? Мерой продуктивности деспотических режимов служит количество загубленных людей. Авось, да прозреет народ, авось, поймёт, что лучше жить пусть и бедно, но честно и открыто, а богатство придет через труд. Юрий Шубс".



Это первое письмо, в котором говорится о политтехнологиях. Не все еще знают, что означает это слово. Примерно то, о чем в советское время говорилось: работа с людьми, идеологическая работа, оргработа. Какие выдвигать лозунги, какие произносить речи, распускать слухи и клеветы, о чем шуметь, а о чем помалкивать, кого на какой крючок ловить, кому что обещать, кого чем стращать, кого чем купить, кому петь славу, кого - хулить. Хорошо продумав и спланировав это всё, Кремль не пустил к власти Лужкова с Примаковым. Для многих это явилось чудом, и вот у ребят, кажется, закружились головы. Если бы судьба строя зависела от политтехнологий, вся планета уже была бы - сплошной Советский Союз.



Пишет Давид Надарейшвили из Харькова: "Когда стала доступной религиозная литература, я с жадностью набросился на неё и изучил досконально все основные религии мира, особенно все разновидности христианства и иудаизм. Из дальневосточных - даосизм, учение Будды и индуизм. Ушло у меня на это 8 лет. Потом я собрал в кучу все религиозные книги, ученые комментарии к ним и свои конспекты. Получилась большая куча. Там были Библия, Коран, Бхагават гита и так далее. Там же были книги по оккультизму и сатанизму. Я поджег их и смотрел, как они горели. А когда осталась только белая зола и лёгкий дымок, я расстегнул ширинку... Я познал истину и достиг просветления. Книги больше не были мне нужны. Вот закон, который я открыл и первым сформулировал. Вся человеческая мудрость - в низости. Быть низким и прикидываться высоким. Меня очень рассмешили ваши слова о цинизме как о свойстве гэбэшников. А вы что же, можете что-нибудь лучшее предложить?"



По-моему, неплохо прожил целых восемь лет этот человек - пока не расстегнул ширинку.

XS
SM
MD
LG