Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


В первой части своего обстоятельного письма геолог Виктор Иванович Ксёндзов из киргизского города Талас подвергает уничтожающей критике российских телевизионных журналистов и эстрадных артистов за их русский язык. "Не знают, увы, многие наши носители и хранители, где ударения в словах "отдал", "налил", "по миру", "стенах", "волнах". Автор различает даже неправильные употребления запятых в устной речи, неправильное произношение таких слов, как "десять", "частота". Удивительно тонкий и строгий слух! Оказывается, некоторые говорят не "частота", а почти что "чистота", не "десять", а "десеть"... Затем он переходит к работникам радио "Свобода". "По-вашему, это русский язык: сто сорок килограмм?" - пишет он, к счастью, не обо мне, но честное слово, Виктор Иванович, после вашего письма хоть не садись к микрофону!

Пишет господин Полудненко из Петербурга: "Российские радиостанции вообще не слушаю, телевидение смотрю редко - что-нибудь про животных и так, по мелочам. Мне столько за мою жизнь лгали эти твари комуняги, что я сейчас, слушая, глядя, все равно не верю. Голоса, лица, отдельные слова и выражения - всё мне напоминает старые песни и говорит: не верь! Вашим передачам я верю на 100 процентов, хотя не собираюсь льстить вам. Я знаю точно: если кто-нибудь из ваших работников будет лгать, от него избавятся раз и навсегда. Слушая, как вы читаете то или иное "красное", "коричневое" или "красно-коричневое" письмо, я своим ушам не верю. Их, видимо, пишут бывшие заслуженные или почетные, всякие ударники, всякие дебилы, которые жировали на восхвалении коммунизма, не имея о нём никакокого понятия. И сейчас мы с ними сидим в болоте вонючем, работать не хотим, а если кто и захочет, тому не дадим. Напрасно Запад, наивный и доверчивый, нам помогает. Для меня эталон - японцы, эти трудолюбивые и молчаливые люди".

Нет, господин Полудненко, с нами воюют не только бывшие надзиратели, "стукачи", да приживалы коммунизма. Очень много самых обыкновенных людей, которые от советской власти не имели решительно ничего, а теперь уверены, что жили в раю. Есть и совсем молодые... Ну, не зависит (ну, что тут поделаешь, если не зависит, почти не зависит) мировоззрение человека от его бытия, от того, кем он был, кем стал, чему и сколько учился. На врагов свободы и друзей свободы люди делятся природой, это врожденное, так говорит мой опыт чтения читательских и слушательских писем.

Николай Борисович Богданов уверен, что "спор о том, что лучше, социализм или коммунизм, будет вестись ещё долго" и, будучи коммунистом, надеется победить , но пишет о другом: "При глубоком расхождении с вами в оценке социализма и капитализма, полностью поддерживаю вас в защите свободы слова, так как общество, лишённое разносторонней информации, не может самосовершенствоваться - ни в экономике, ни в чем-либо другом. Именно разносторонней информации, потому что сказать: правдивой - это еще не всё: что для одного правда, для другого - нет. Такие вещи, как погром "Медиа-Моста" и история с Андреем Бабицким, не новы. Отношения российских властей с печатью вряд ли кто опишет лучше, чем автор "Истории одного города". Помните, как некий градоначальник в ходе победоносной войны против своих граждан (кстати, весьма похожей на наши чеченские войны) воспитывал вольнодумного писаку Федьку? Не запрещая ему письмотворчество, градоначальник лишь, "слегка подправив Федькину челюсть", подсказал, что и как писать".

Такой сторонник свободы слова, как вы, Николай Борисович, стоит десяти демократов, потому что вы не демократ, а коммунист, но какой же социализм при свободе слова? Свобода слова - именно свобода слова! - его и на порог не пустит, строительство "самого справедливого общества" просто не может начаться при свободе слова. Не случайно Владимир Ильич, как только дошло до дела, сказал со свойственной ему прямотой: "Свобода печати - это буржуазный лозунг" и закрыл (временно, пока не перестанут вредить) все не угодные ему газеты, которые так и не были открыты. Существует одно не идеологическое, а скорее техническое, но великое объяснение того, почему при господстве государственной собственности невозможна свобода слова. Если собственник в стране один, то и хозяйственный план, естественно, один, а люди устроены так, что каждый хочет жить по собственному плану, а не по тому, который ему кто-то спустит сверху. Чтобы всех подчинить одному плану, требуются немалые усилия - и административные, и воспитательные, надо не только принуждать, но и убеждать человека, надо добиться, чтобы он поверил, что по своему плану жить неразумно и некрасиво, что жить всем надо по одному, по единому, по научному плану. А как убедить в этом миллионы людей, если допустить разномыслие, обмен мнениями? Кто же будет верить в непогрешимость единого плана, если всяк будет иметь возможность поносить его беспрепятственно и безнаказанно?

Из города Иваново пишет Борис Семёнович Пикапов (или Пикалов), бывший машинист локомотива: "Анатолий Иванович, очень неприятно режет слух ваше обращение "господин". Господа не слушают радио "Свобода", у них есть важнее дела, они воздвигают дворцы, разъезжают на иномарках, купаются в роскоши и деньгах, отнюдь не горбом заработанных. А слушают вас и пишут вам простые, вроде меня. К нам уместнее обращаться: "Иван Петрович", "Пётр Иванович" или просто: "Слушатель такой-то из такого-то города или села". Иначе звучит некоторой издёвкой. И ещё, Анатолий Иванович, в начале и в конце передачи неплохо бы поприветствовать нас и пожелать нам чего-нибудь доброго".

Берегу время для ваших писем, Борис Семёнович, жадничаю... Интересное вы написали письмо - как бы от имени людей, которые уже не требуют, чтобы их называли "товарищами", но ещё не отвыкли считать, что "господа" - это только избранные, "белая кость", "угнетатели". Жалко, что в послесоветской России такая плодовитая почва для народной обиды и зависти. Скорее надо удивляться, что слово "господа" всё-таки уже почти восстановилось в своих общечеловеческих, общегражданских, а не сословных правах.

Из Волгоградской области пишет Погорелец Дмитрий Владимирович: "Мне очень нравится слушать ваше радио. Впервые я услышал о нём по телевизору, когда разгорелся скандал с Андреем Бабицким, но не придал этому большого значен. Но потом крутил однажды настройку моего старого приёмника и услышал ваши позывные. Шла передача "Россия вчера, сегодня, завтра". С тех пор я постоянно слушаю ваше радио. Ваше радио имеет несколько недостатков. Ведущие называют боевиков чеченскими бойцами. Как вы можете называть террористов и бандитов бойцами? Теперь о моих взглядах. Я считаю себя националистом, но не фашистского или большевистского толка, а национал-либералом. В Чечне надо ввести жесточайшие меры, подобные тем, что применяли коммунисты против восставших крестьян Тамбовской и других губерний. Только такая политика даст результат. А пойманных боевиков, таких, как Басаев, надо принародно вешать на Красной площади. О Совете Европы. Нужно, откровенно говоря, плевать на их рекомендации и не пускать их делегации в Чечню. О преследовании русских в Латвии и в других республиках. Нужно принять жесточайшие меры против этих государств, а может даже отторгнуть территории, населённые русскими. Возможно, надо повторить метод НАТО в Югославии. Напоследок хочу попросить вас подарить мне новый радиоприёмник, так как мой очень старый и плохо работает. Погорелец Дмитрий Владимирович. Волгоградская область, посёлок Приморский".

Да, Дмитрий Владимирович, на Европу плевать, Прибалтику бомбить и разодрать на части, чеченских командиров вешать на Красной площади, а новый приёмник, Европа, подари... В вашем письме, как в капле воды, отражено состояние той части простых и очень не простых, бедных и очень не бедных жителей России, которые знают, что без помощи не обойтись и что помощь может прийти только с Запада, знают, что просить придётся и просят, протягивают руку, а вести себя по-европейски не хотят и пробовать, и злятся: ну, что ему, Западу, стоит кормить нас и одевать, и за нашими подлодками нырять, но при этом не ожидать от нас ни благодарности, ни учтивых манер, понимать, что мы так привыкли, что нам так нравится - называть антитеррористической операцией не объявленную войну без правил, затыкать рты "писакам", поносить тебя, проклятый Запад. Что с того, что мы тебя поносим? Кушать-то нам хочется, вот и давай, всё равно давай, раз ты такой хороший!

"...Но когда я услышала, как обожаемая мною актриса (такая-то) про нашего президента заявила, что это настоящий мужчина и т.д., как о своём любовнике, а не президенте, - всё это было, как сон, и я пришла к выводу: каков народ, такое и правительство. С уважением Наташа".

Люди подмостков, мастера кисти и пера всегда были склонны любить правителей и богачей. По историческим меркам еще совсем недавно искать высокого покровительства было для них так же естественно, как для нищего - выходить за подаянием. Есть и другая сторона, очень интересная. Чем меньше свободы в обществе, тем более важными особами чувствуют себя не только властители тел - цари, президенты, генсеки, но и обласканные ими властители дум.

"Стреляный! Зело изумляешь ты меня. Сколько в тебе злобы, продажности и недомыслия! Всё пытаешься охмурить Святую Русь, расколоть её на куски. Знай же, смутьян, что старания твои тщетные и смехотворные. Ещё хочу прищучить тебя за потворство демократам. Неспроста мой дед Василий Иванович клал топор лезвием на запад. Дед чуял, откель поганым духом веет. Трепещи, Стреляный! Сила и глубина русских архетипов неизбывна. Завсегда русский человек плевал не на восток, а на запад, куда Солнце западает. Ибо зачем плевать на Солнце, день дарующее? А вот плюнуть вечор на Солнце закатное - дело верное. Нехай оно, оплёванное, светит поганым латинянам! Говорю тебе, близко возрождение Святой Руси! Говорю тебе, заблудший: будущий царь уже родился на Урале. А за Югославию мы еще стрёму наведём. Смерть Америце!"

Дед-то клал топор лезвием на Запад, и внук ему вроде верен, а главное слово в его письме - архетип - западное, из басурманской науки, означает дословно: древний пошиб, здесь имеются в виду самые важные и прочные жизненные привычки, которые передаются из поколения в поколение. И ёрничает молодой человек, ёрничает, дед Василий Иванович, небось, всыпал бы ему за это берёзовой каши. Он-то всерьёз клал топор лезвием на запад, а внук Ваньку валяет, что меня, между прочим, не огорчает. То, что восхваление Святой Руси в пику греховному Западу становится забавой вроде вышивания крестиком или бега трусцой, - хороший признак. Я помню, как российская демократическая печать почти враз перестала обращать внимание на "тяжёлую" печать "красно-коричневых", и те сделались чем-то вроде секты, пусть и довольно многолюдной, или одного из "кружков по интересам", варятся в собственном соку.

Та же судьба и у "чистых", первозданных коммунистов, сторонников коммунной жизни. В Москве существует кружок, который называет себя "Всероссийским движением за бытовые коммуны и общины". Уже не один год он предлагает правительству "приступить к строительству домов-коммун, к организации крупных домашних хозяйств на основе кооперации сил и средств трудящихся с наделением их землёй". Так говорится в обращении, которое составила Отстовнова-Дудина Светлана Самуиловна. Это мероприятие, пишет она, позволит "ликвидировать товарный характер производства". Она просит нас воздействовать на российское правительство, которое ей даже не отвечает. "Положение во всём мире критическое, и никто ничего не делает. Есть ведь у вас там умные люди, делайте же что-нибудь!" - пишет она.

Всё смешалось... Радиостанцию "Свобода" хотят приспособить для пропаганды "беспримесного" коммунизма. Распространение домов-коммун приведёт, как рассчитывает госпожа Отстовнова-Дудина, не только к тому, что перестанет быть нужной торговля, - отомрут все государства, и человечество объединится в одну хозяйственную единицу. А пока - всё должно делать государство. Кроме всего прочего, "Всероссийское движение за бытовые коммуны и общины" обещает "простоту управления" человечеством - от производства благ до производства самого человека. На простоту управления всегда упирали такие движения. Ленина очень привлекала простота управления... Вся страна - как единая фабрика, говорил он, мечтательно потирая руки.

Письмо из Минска: "Давно хотел вам написать, да вот не знал, по какому поводу. Радио "Свобода" плохо отзывается о Лукашенко и о строе, который он устроил в моей стране. Я думаю, что это правильно. Но мне кажется, что оппозиция не лучше. Официальная власть и оппозиция - это же два крыла одного "желтого дома". Максим, 13 лет".

Спасибо Максим, за письмо, надеюсь, вы уже не перестанете быть нашим слушателем. Найдётся свободная минута - черкните пару слов, к какому из крыльев "желтого дома" вы все же склоняетесь больше. Как вы, думают многие люди разных возрастов в самых разных странах, только в одних человек может за это "свободомыслие" поплатиться, а в других - нет. Замечено, что в стране, где всякий волен вещать что ему приходит в голову, - в такой стране человеку как-то веселее думается, что власть и оппозиция - два крыла одного "желтого дома".

Пишет Николай Старков, 32 лет: "Я не был сторонником сохранения Советского Союза на вечные времена. Напротив, я считал, что его надо раздробить даже принудительно, как на Западе дробят по судебным решениям монополии. Волей судьбы всё произошло без насилия, и я оказался в новой стране - Украине. В то время я был сторонником деления до конца, считал, что Крым должен стать независимым государством. Стоявших на этой точке зрения среди моего окружения в Севастополе, где я родился и жил, были в то время единицы. Большинство придерживались имперской точки зрения - имперской российской или имперской украинской. Тем временем уровень жизни на Украине стал падать. У меня возникло желание перебраться куда-нибудь, где сытнее, хотя бы в Россию. Спасибо одной вашей передаче того времени. В ней вы критиковали право русскоговорящего населения на создание новой страны Крым. Тогда я понял, что этому не бывать, никто не позволит. Честно говоря, вы вызвали у меня сильное раздражение. Я даже решил написать вам письмо, что-нибудь типа: "Вы, товарищ Недорезаный!" - и так далее. Потихоньку остыл, затянула суета. Осенью 1998 года я с семьёй перехал на историческую родину, из Севастополя в Вологодскую область. За год обустроились, поставили дом в деревне. Сейчас жизнь налаживается. Потихоньку работаю. Есть много идей, и заработок зависит только от меня. Искренне желаю успехов радио "Свобода".

Спасибо за письмо, Николай. В Вологодской области нет моря и не так тепло, как в Севастополе, зато там великолепные луга, - во всяком случае, были когда-то великолепные, а значит, могут опять стать великолепными. Старые дома там очень красивы, мощны и красивы. В какой уж раз повторю свою "крымскую" позицию. На месте Киева я бы сказал Москве: "Бери Крым и ещё что-нибудь в придачу". И на месте Москвы я сказал бы Киеву: "Бери Крым и еще что-нибудь впридачу". Из встречи этих двух предложений возникло бы решение, которое было бы угодно Богу. Собственно, только такие решения ему и угодны. Я говорю, разумеется, о решении не государственно-юридическом, а нравственно-философском, так сказать.

Письмо из Вильнюса, пишет литовец: "Анатолий Иванович, приезжайте в Литву без ваших хозяев, побывайте в глубинке. Не верьте статистическим отчетам литовских властей и увидите, за что не любит народ вас и ваших хозяев. Замордовали вы народ и продалжаете мордовать и врать. Советский Союз, как государство простых людей, дал мне, простому парню, всё: высшее образование, бесплатное лечение, работу, карьеру, квартиру и перспективу обеспеченной старости. Вы, как цепной пёс олигархов, всё отняли, опохабили, сделали практически 90 процентов населения в бывшем Советском Союзе нищими. Вот почему я ненавижу цепных псов и их хозяев. Прекрасно знаю, что вы всё переиначите, да и Бог вам судья. Ионас..." Фамилия неразборчива.

Я прочитал из этого письма потому, что многие думают, что я и мои товарищи по работе только в России обездолили людей, ну, еще на Украине (в Белоруссии - уже нет, там нам помешал президент Лукашенко). Ну, и чтобы напомнить, что и среди литовцев в Литве, как и среди латышей в Латвии и даже среди эстонцев в Эстонии, до сих пор есть люди, которые свободно и верно поддерживали устои недавнего прошлого. Оно не висело там в безвоздушном пространстве и держалось не только на русских штыках.

А.Горников пишет об одном из выпусков известной российской телепередачи. Исполнялись песни афганской войны. "Было неловко за симпатичных ведущих: они старались сохранить хорошую мину при очень плохой игре. Слишком бездарны эти песни. Даже самая простенькая из песенных муз не пожелала снизойти на безымянных и поименованных сочинителей. Ни грамма поэзии, ни капли благородства. В сравнении с этими песнями, блатной фольклор - cама одухотворённость. Все, что есть в этих песнях более-менее живого, - истеричная удаль да плаксивая жалость к себе, что приходится ползти по выжженной земле, хорониться за окровавленными камнями, как будто не они сами выжгли эту землю и запятнали эти камни кровью ни в чем не повинного народа. Слова про долг, про родину, которая может гордиться сынами, в этих песнях так мертвы, что совестно слушать. Потому что нечем гордиться. Люди, которые создавали эти песни, в глубине души знали, что в Афганистане они творят злодейство. Это песни "врагов, которые сожгли родную хату" - родную хату афганца. Если наши солдаты в Чечне тоже поют что-то "самопальное", это наверняка так же убого и пошло. Можно заткнуть рты честным журналистам. Можно не пускать их туда, где они увидели бы военные преступления. Можно оболванить на какое-то время народ великодержавной болтовнёй. Но есть вещи, которых не подделаешь. У преступной войны не будет настоящих песен. А.Горников".

С вами, господин Горников, не сможет не согласиться даже великодержавник, если он умеет отличить хорошую песню от плохой. Самые плохие армейские песни в России сочиняет сегодня знаете кто? Генерал-международник Ивашов, тот самый, который говорил, что российская армия пройдет в Югославию по суше, если венгры не пустят её в своё воздушное простарнство.

XS
SM
MD
LG