Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из электронной почты: "Меня зовут Сергей, я живу в Белгороде. Почему в нашей армии такие подлые отношения между старшими и младшими? Когда я служил, ребята старших призывов говорили: "Если бы руководство захотело искоренить "дедовщину", оно сделало бы это в рекордно короткие сроки, но "дедовщина" ему выгодна, она создаёт видимость порядка: всё на своих местах, чисто и помыто". Хотя правильно пишет пресса, что эти явления не только в армии, но и в гражданской жизни". Заканчивает Сергей своё письмо неожиданным выводом: "Я вспомнил изречение Серафима Саровского: спасётся один-спасутся тысячи. То есть, надо каждому начинать с себя. Как сказал мудрец: "Раньше я был умным и хотел изменить весь мир, теперь я стал мудрым- я изменяю себя". Нельзя не пожелать вам успеха в таком деле, Сергей. "Дедовщина" была даже в военных учебных заведениях царской России. "Дедовщины" не бывает в современных профессиональных армиях.

Письмо из Москвы: "Начиная с 8 августа 2000 года , сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями Главного управления внутренних дел Москвы такие-то (перечисляются фамилии) всячески препятствуют торговле в подземных переходах. Произвол чинится под предлогом расследования взрыва в переходе на Пушкинской площади. Закрывают торговые павильоны. В ходе этих противоправных действий сотрудники управления недвусмысленно предложили выплачивать им по 300-500 долларов США с каждого павильона в месяц за то, что оставят нас в покое, угрожали преследованиями за разглашение их материальных требований. Тысячи людей потеряли работу, предприниматели на грани банкротства, государство лишилось значительных сумм налоговых поступлений. Утрачивается вера в органы милиции".

Это письмо мне передали из рук в руки. Я верю каждому его слову, не считая слов о том, что утрачивается вера в органы милиции, будто до сих пор вера была, но возникают вопросы. Каждая более-менее обозначенная торговая точка в Москве находится под "крышей". "Крышей" называется банда, в которую входят обычные уголовники, милицейские работники и чиновники городских учреждений. Получается, что "крыши", под которыми до сих пор находились ларьки в подземных переходах Пушкинской и Комсомольской площадей, оказались недостаточно надежными? Или развернулась борьба разных банд за передел ларёшников?

С протестом против "систематического попрания истины русским обществом в отношении к украинскому вопросу" на радио "Свобода" обращается наш киевский слушатель Николай. Приведённые слова - из его письма, полученного нами по электронной почте. "Некоторое время назад, - пишет он, - в передаче российского телевидения обсуждалась проблема русской национальной идеи. Ведущая пытается выяснить, есть ли вообще в России русская идея, и делает это в следующей форме: "А есть ли у нас вообще национальная идея, как на Украине у "Руха", например: Украина - для украинцев!" Я просто обалдел. Никто не сказал, что это клевета. Пора уже вам как-то особо прореагировать на фантастические предрассудки в отношении Украины, за которые упорно держится российская демократическая общественность. Любая наша попытка добиться, чтобы украинское государство помогало украинскому культурному возрождению восприннимается в России как притеснение всего русского на Украине, как зловещий национализм. Украинский этнос загнан в колхозное гетто, а любое его поползновение выбраться отттуда - это, видите ли, русофобия. Не пора ли вообще вынести на повестку дня вопрос о моральной ответственности наций? Почему ваша радиостанция не уделяет внимания, например, тому, как Советский Союз громил украинскую культурную жизнь, как вообще расправлялся с инородцами? Исчезла целая белорусская нация, и никто из русских либералов, поборников прав человека до сих пор не придал этому особого значения , не занялся исследованием механизмов разрушения национальной души бывших советских народов. Вашу радиостанцию слушают на Украине, и вы имеете прекрасную возможность недвусмысленно отозваться о российской антиукраинской пропаганде. Ваш слушатель Николай. Киев".

Сколько я могу судить, Николай, пропаганды как таковой, в общем, нет. Есть почти непроизвольные проявления блатной великорусской спеси и, конечно, обиды, бессильной злости. Но украинского вопроса в нынешнем великорусском сознании нет. Для подавляющего большинства русских Украина уже как Польша. Был когда-то польский вопрос - и не стало. А украинского вопроса, в общем, ведь и не было. Украина ушла из России, так и не став "вопросом". Или Россия, надо отдать ей должное, отпустила Украину, так и не сделав её "вопросом". В этом нагляднее всего проявилось то, что империя изжила себя.

"Собираюсь написать вам давно, но не хватает времени, а сейчас, ночью, сортируя перед сном свои бумаги, наткнулся на ваш адрес и решил написать. Мне 47 лет, научный работник, кандидат наук. Беларусь сейчас стоит на краю, а точнее, уже висит над пропастью и экономической, и политической. Основные фонды изношены на 70-80 процентов, кредитов нет, желания работать у людей нет, свободы предпринимательства нет, идеологии нет. Есть только ежедневное "зомбирование" населения, которое так и не стало народом, нацией. Мы, белорусы, можем навсегда потеряться в истории. На процесс политического вырождения наложился процесс физического, нас уже меньше десяти миллионов человек, нас меньше, чем 60 лет назад. Народный президент добил страну своими колхозными методами. Спасение для него от народа, который обязательно взбунтуется, - союз с Россией. Уже всем разумным людям видно, что октябрьские выборы в лукашенковский парламент будут спектаклем. Я самолично видел, как в местных исполкомах исправляются протоколы участковых избирательных комиссий, знаю многих председателей этих комиссий. Они (абсолютное большинство) очень мягкие уступчивые люди, у них семьи. Будет фарс. А народ хочет, уже хочет перемен, но ещё не знает, как их устроить и кем заменить "Всенародноизбранного". Вас слушают многие в Белоруссии, может быть, вы сможете порассуждать на эту тему. А Россия больна империализмом, это надолго".

Автор назвал и себя, и свой адрес. В Белоруссии идёт спор в лагере противников Александра Лукашенко, Одни считают, что заключать с ним какое-либо соглашение, "мировую" не нужно, потому что бесполезно, другие - что можно все-таки о чем-нибудь договориться. Слушатели интересуются нашим мнением. Скажу за одного себя. Конечно, договориться с Лукашенко можно, но только об одном - о полной и безоговорчной капитуляции. Такие могут властвовать только безраздельно. Не безраздельная власть для них - не власть. Своих противников они меряют по себе. Они уверены, что садиться с ними за стол переговоров может только слабый, а со слабым разговор короткий. Такие, как Лукашенко, признают только непримиримых противников... и боятся их, особенно под занавес, до потери сна.

Пишет Яков Зеликович: "Россия задыхается от чрезмерных своих территорий, где люди живут бех тепла, света, хлеба, работы. Россия противопоставляет себя всему цивилизованному миру, который искренне старается помочь ей выбиться из нищеты. Но скоро она окончательно развалится, это историческая неизбежность. И тогда русский народ сможет заняться собственным благополучием, освободившись от лишнего груза и хлопот за чужие земли. И Россия станет воистину Великой. Но только не с реакционером Путиным".

А другой слушатель призывает меня "в пух и прах разбить путинский заскок ума о западно-европейской природе русских". О себе он пишет: "Я сейчас железобетонно спокоен и просто умиляюсь.Я хорошо знаю, как относятся к Западу в поясе стран от Таллина до Софии, сравниваю с Россией. Небо и земля! Поляк, литовец, прочий, от эстонца до болгарина, смотрит на Запад, как на пахана, которому надо подражать и подчиняться, всяк лезет своей пристройкой-хижиной к его двору. Русский же упорно воротит свою рожу. Ясно видно его желание утвердить свой континент, четкое понимание вечной обречённости быть не Западом, а неким параллельным образованием. Я просто умиляюсь. Любая попытка части российского высшего класса вынудить свою страну зажить по-чешски, по-польски, по-венгерски сразу вызывает в российской толще реакцию, как от удара током. Не хочет матушка! Восточная Европа всегда была готова строгать себя под Западную и сейчас усердно строгает. А Россия не хочет, да для неё это и невозможно. Россия и Запад - масло и вода. Я просто умиляюсь, наблюдая русское упорство. Свообдное рыночное хозяйство вовсе не означает, что надо ползти на коленях в Евросоюз, чтобы быть там со всем на равных с Люксембургом и где тебя будут учить любить и уважать переселенца из Африки, потому что он тоже человек. У нас своих "африканцев" хватает, мы знаем, что это такое. Будя, дядя Сэм, русские шкуры дубить!"

О себе автор этого письма сообщает, что он сын полячки из Гродненщины и еврея из Могилёва, что не мешает ему быть, по его словам, русским, до мозга костей, патриотом. При этом русскую неспособность жить по-западному он оценивает отнюдь не положительно. Он считает, что слиться с Западом России мешали и будут вечно мешать её пороки и слабости. Но то, что она держится за свою ущербность, его, как мы слышали, умиляет, переполняет национальной гордостью великоросса. Не буду перечислять, что он считает пороками России... Черт знает что, скажу на это. Чёрт знает что... Нет, всё же прочту, как он понимает русскую самобытность, которая, к его удовольствию, никогда не сделает Россию европейской страной: "Когда какой-нибудь американец попадает в какой-нибудь Екатеринбург, то тамошнее человечское мессиво не даёт ему привычного чувства нормальной среды. Клянущие власть и жаждущие справедливости люди в жизни машинально ведут себя, как вепри и воки. Приехал в наш город делать бизнес один чех из Моравии. Чтобы запустить дело, ему требовалось пожить у нас месяц. Так у него на второй же день спёрли БМВ и сразу же позвонили, предлагая ему выкупить у них его собственную машину. Он еще на что-то надеялся, но через короткое время его партнёр - пьянчуга из организации воинов-интернационалистов разбился на своей, то есть, ранее у кого-то украденной или отнятой, машине. В польском же Люблине сидят на своём бизнесе десятки немцев из ФРГ. Живут в гостиницах, на частных квартирах, спокойно ходят по городу, имеют польских любовниц, живут так, как жили бы в Дании или Франции. Можете ли вы себе представить такую их жизнь в России, которую вы объявляете пригодной для слияния с Западной Европой?"

Положим, не могу, пока - не могу, но что тут умилительного? Да ведь и тяга к Западу зародилась не сегодня. Эта тяга возникла в глубине русских веков, действовал инстинкт выживания... Между русским народом и западными нет качественной разницы, вот в чём дело. Они одинаково всё понимают: как жить, для чего жить, только у одних пока получается лучше, чем у других. Послушайте, как русский человек себя обличает. С какой точки зрения он себя обличает? С западной! Он смотрит на себя глазами западного человека и морщится, мотает головой от сокрушения. Для меня это очень важное обстоятельство.

Письмо от господина Баранова: "Пишу вам из Новокуйбышевска, но я не коренной житель здесь, я приехал сюда в 1992 году из Казахстана. Я слушаю вас по пятницам. Я живу в России и хапнул горя сполна, хотя и русский. Некоторые еще на родине, в Казахстане, путали меня с чеченцем, здесь то же самое. Подсчитал: дрался 18 раз до поножовщины и раз 60-70 были просто стычки. Да где там 18 раз! Не меньше 25 раз бил в морду хамлюг. Нормально общаться я могу только в поездах, которые идут в Азию. Мои предки жили в Ставропольском крае, на реке Куме, они были, наверное, беглые казаки, воровали черкешенок, вот я и похож на кавказца и хлебнул русского гостеприимства. За восемь лет ни разу не слышал слова сочувствия. Говорят: "Вы там бросили свои дома, а тут вам подавай сразу квартиры, а мы своих квартир ждали по 20 лет. Понаехали! Езжайте обратно!" Не хотят понять, что нас еврей Ельцин обобрал до нитки, и, к примеру, я, бывший шахтёр, ничего не мог взять из банка своего трудового и приехал сюда без денег. Я как-то хотел взять статус переселенца, но в иммиграционном центре мне сказали: "Напиши, что над тобой в Казахстане издевались казахи". И дали для примера бумагу, которую написала женщина из Алма-Аты - будто ей на улице приставили нож к горлу казах и татарин. Я сказал: "Я не буду клеветать на тот народ, который спас мою бабку и мать от голода тридцать третьего года, когда они бежали в Челкар". Господин Баранов, автор этого письма, делится с нами своим мнением о чеченцах: "Я восхищён их мужеством и упорством. Их называют бандитами. Но у них есть правительство. А кто тогда сидит в Кремле? Вообще, я всегда поддерживаю восставших, Степан Разин и Владимир Высоцкий - мои кумиры. Пусть чеченцы не думают, что все русские подонки. Процентов 10-15 всё же есть нормальных людей, остальные идут на поводу у жидовствующих. Сталин, Хрущев, Брежнев - еврейские марионетки. Вся политика еврейского Кремля с семнадцатого года до наших дней, от большевиков до демократов, направлена на создание национальной розни русских и черных. Всё построено так хитро, что и не подкопаешься. Например, черным дали всё, зато русских прославляют. Получилось, что черные - в бархате, а русские - в лаптях, зато в почете и славе. А евреи - у власти. Можно ещё многое написать, и я, кстати, писал в российские газеты, но у нас, в России, тебя просто не слышат, а если услышат, то наверняка замочат в сортире".

Н-да, господин Баранов...Не меньше минуты я раздумывал, сказать ли вам, что Владимир Высоцкий - еврейских кровей. По батюшке... При советской власти люди знали, что вслух, тем более, в казённом месте, в письме в учреждение, нельзя дурно отзываться о какой-либо нации, теперь же, я замечаю, свободу понимают так, что можно всю свою скверну выставлять напоказ. И это люди, которые не просто постоянно нас, радио "Свобода", слушают, но одобряют нас, хвалят за правдивость. С одной стороны, конечно, интересно и отчасти даже приятно, что они так с нами откровенны, а с другой - уже, пожалуй, и противно, господин Баранов. Сами же страдаете от расистских предрассудков своих соплеменников...

Из Москвы не первый год пишут о том, что одни называют "новорусским языком", другие - "языком Лужкова". В своё время московская городская власть, как известно, распорядилась английские вывески торговых и иных заведений писать русскими буквами, не переводить на русский язык, а просто писать русскими буквами. Я был не совсем точен, сказав, что пишут из Москвы. Передо мною письмо от рязанца, впервые за последние десять лет побывавшего в Москве. "Я, - пишет он, - глазам своим не верил. Идёшь-идёшь и вдруг тебя, как молотком по башке - вывеска: "Сэконд хэнд". Русскими буквами. Захожу. Что же стоило вам, говорю хозяину, перевести с английского языка на русский и написать что-нибудь вроде: "Вторые руки", "Из вторых рук" или "Ношеные вещи", или совсем просто: "Ношеное"?" "А нам, - отвечает, не было указания переводить. - Лужков велел только писать английские слова русскими буквами". Так что вот моё слово, Анатолий Иванович. Он хоть и хочет отнять у украинцев Севастополь, а всё же плохой русский".

Автор просит не называть его, поскольку собрался прописаться в Москве без взятки. "Если бы, - пишет, - я мог дать взятку, то так и быть - разрешил бы вам меня назвать, а поскольку на взятку мне денег жалко, то не называйте меня, пожалуйста".

Прочитав это письмо, я вспомнил, какими словами Андрей Андреевич Громыко предлагал товарищам по руководству партией и страной избрать Михаила Сергеевича Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС: "Хороший коммунист". Именно так в последний раз прозвучало это выражение послереволюционных лет, историческая была минута. Кто хороший русский, кто плохой, я, разумеется, обсуждать не буду ни здесь, ни даже дома с друзьями. Не моё дело и давать советы москвичам, которые год за годом пишут на радио "Свобода": "Долой лужковщину из русского языка!", вместо того, чтобы собраться вместе десятку-другому, да и создать общественный комитет по языковой очистке столицы. Но русский язык, надо сказать, все же не лыком шит, он способен, кажется, к сопротивлению, к самоочистке. Я, например, своими глазами видел вывеску: "Русская рыбалка". Да, так и написано: не "Рашен фишин" русскими буквами, а - "Русская рыбалка". Или "Московский узор". Трогательную попытку самоочистки русского языка можно увидеть возле ГУМа. На лотке, с которого продаются горячие сосиски в булочках, американцы прозвали это устройство "хот-догом", что значит "горячая собака" написано русскими, конечно, буквами: "Горячий хот-дог". Ещё год-другой, и "Горячий хот-дог" превратится в "Горячую собаку".

Последнее письмо: "Есть или был такой человек - Москаленко или Маслаченко, забыл фамилию. Маршал, он еще арестовал Берию. В 1979 году он курировал авиацию СССР, а может, и не авиацию, а может и не курировал. В общем, 1979 год, декабрь, уже начался "афган". Дальний Восток. Учения. Он, этот маршал, показывает на карте, как мы будем уничтожать Японию, Китай, Корею. Конечно, ядерными ракетами. Карта не совсем обычная. Мы её делали с корешом, и по пьянке перепутали северо-корейский аэродром с южно-корейским. Когда маршал увидел эту карту, он впал в сентиментальность. Его прямо распирало от гордости. Показывает, как будем уничтожать Корею, Северную Корею. Я говорю: "Так это же КНДР - социализм!" До меня дошло, что мы с Лёхой перепутали аэродромы. А маршал отвечает: "Какая разница! Все они там маоцзедуны, кимирсены, ченджуваны". Было мне смешно, и вдруг стало страшно. С тех пор я всматриваюсь в глаза людей. За 20 лет ничего не изменилось, глаза всё те же, особенно генеральские".

Подписи я не разобрал. Маршал, о котором рассказывается в этом письме, скорее всего Москаленко, он участвовал в аресте Берия. А может быть, Малиновский, который был министром обороны после Жукова. Да, "все они там маоцзедуны" - это тоже блатной патриотизм, о котором мы говорили в одной из предыдущих передач.

XS
SM
MD
LG