Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Одно письмо начинается так: "Есть Бог или нет, - вопрос спорный, поэтому пишу вам". Это письмо о владельцах "иномарок", которые не думают о вечном, а отравляют себя порочным настоящим.

И с таким началом есть письмо: "Кроме вас, больше некому спасать Россию".

Смущают меня такие письма, такие уверения и такие призывы, а также вопросы, о чём я думаю, отбирая письма для этой передачи, и, опять же, настойчивые, в связи с этим, пожелания больше думать, отбирая их, о благе России. Нет у меня, конечно, намерения вредить России, но основная мысль всё-таки попроще и той, которую мне приписывают недоброжелатели, и той, которую - доброжелатели: чтобы передача была не очень скучной, чтобы её можно было слушать.

Письмо из Абхазии: "Возможно, моё небольшое письмо заинтересует вас, и вы найдёте время ответить мне, хотя вы должны знать, что письма в Абхазию не ходят. Я участник Великой отечественной войны, непосредственно на фронте - с 1943 года, с Курской дуги. Летал на бомбардировщике стрелком-радистом, совершил около двухсот боевых вылетов. Бывало всякое: и горел, и прыгал с горящего самолёта. Войну закончил в Австрии и служил затем срочную службу до конца 1950 года. В общей сложности прослужил около 9 лет. В настоящее время живу в городе Гагра. После развала СССР не получаю пенсии (в Абхазии она равна 10 рублям в месяц). Пока были силы, работал. К сожалению, в России у меня нет родственников, и прописаться там, а следовательно и получить российскую пенсию нет возможности. Писал в разные газеты, обращался к президенту России, но все хранят молчание. Считаю, что меня и таких, как я, просто подло предали, хотя заявляют о внимании к ветеранам. Сейчас мне 75 лет, работать негде, да уже и не могу. Замучили болезни, лечиться, сделать операцию не могу. Стало сдавать зрение. Впереди смерть от болезней и голода. Так существует ли справедливость и за что и за кого я воевал? Мой адрес: Абхазия, Гагра, улица Нартаа, 134, Фрадкин Леонид Сергеевич".

Немало таких писем... Язык не поворачивается рассуждать, существует ли справедливость и за что и за кого он воевал. Остаётся просто время от времени оглашать такие письма, чтобы слушатели лучше представляли себе, в каком мире они живут.

Из Сум пишет Анатолий Петрович Коваль: "Своих средств информации я не смотрю, не слушаю и не читаю, но иностранным тоже слепо не верю - анализирую, кому, куда и зачем они передают, кое-что беру себе на вооружение, чтобы где-нибудь сказать. В истории Украина получала независимость три раза: Богдан сдал её России, Грушевский сдал её кайзеру, Кравчук и Кучма сдали её Западу и США, превратив развитую страну в недоразвитую, зато сами живут по-европейски: офисы, виллы, самолёты, иномарки. За Украину ваше радио не передаёт ничего. Видно, наша мафия сговорилась с вами, что вы полощете только Путина, а Украина для вас вообще не существует. Поэтому я не верю, что вы хотите Украине добра -чтобы была демократия и один для всех закон. Я считаю нашу мафию, Кучму, США и Запад врагами нашего народа. Еще раз повторю: не молчите о реальной жизни Украины, о нарушениях прав человека, о безработице, о вымирании народа, тогда я лично, да и народ, почувствовав вашу поддержку, будет на вашей стороне, будет поддерживать ваш строй".

Кажется, почему не сказать просто: мужики, мне жалко, что вы мало вещаете об украинских делах. Я ответил бы тогда, что мы есть Русская служба радио "Свобода" и об украинских делах мы не можем вещать столько, сколько вещает Украинская служба радио "Свобода". Но Анатолий Петрович считает, видимо, что если он объявит нас на этом основании врагами Украины, а заодно и весь Запад, и Соединённые Штаты Америки, если он нам "пришьёт политику", как говорилось в советское время, то мы испугаемся и лучше прислушаемся к его претензиям.

Из Усть-Илимска пишет Олег Валерьевич Распутин: "Судя по письмам, которые вы читаете, старая закваска не даёт покоя сердцам человеческим - закваска невежества и бессмысленной гордыни. Таких людей и я вокруг себя вижу множество -с их ненавистью ко всему западному, ко всем не славянам. Заражены этим недугом и старые, и молодые, независимо от социального положения и образования. Мне кажется, что большинство россиян исповедуют уродливую шовинистическую идеологию. Чем привлекает их прошлое, которое они хотели бы видеть фундаментом будущего? Ведь советское прошлое - это, во-первых, ложь. Наглая ложь о "загнивающем" капитализме, об американском "милитаризме". Во-вторых, советское прошлое - это насилие, попрание всех прав и свобод человека. В-третьих, советское прошлое - это всеобщее (и народных масс, и правящего класса ) бескультурье, безнравственность, пошлое безбожие, варварское отношение к природе, злостное русифицирование национальных меньшинств. Неужели вот этим всем советское "величие" их и привлекает? Неужели этого будущего они желают? Гордыни бы нам, русским, поменьше... Распутин Олег Валерьевич, 29 лет, рабочий, образование среднее".

Спасибо за письмо, Олег Валерьевич. Ни прибавить, ни убавить. Вот тем самым оно их и привлекает - прошлое, вот потому они и хотят, чтобы оно стало будущим. Жестокость, насилие, разнузданность их привлекают. Потребность в кураже, в обмане и самообмане, потребность забыться или наоборот, взбодрить себя враждебностью "ко всему западному", ко всему "не славянскому". Это - самоутверждение, этим дышат их письма. Так люди поднимают себя... Внизу быть никому не хочется, а подняться как-нибудь по-другому не могут, не получается у них. Не получается... Был бы рад, Олег Валерьевич, получить от вас еще одно письмо. Как вам живётся? Где работаете, что - работаете? Я тоже давно подметил, что недуг, о котором вы написали, поражает людей независимо от их возраста, социального положения, образования, независимо от доходов. Потому я и говорю о самоутверждении-об этой потребности, об этой страсти.

Пишет чеченка Зуля: "Я родилась и выросла в Чечне. Я знаю город Грозный с малых лет. Этот город подарил мне лучшие мгновения в моей жизни. Теперь вместо города - руины, а в душе - тоска. В 1994 году началась первая чеченская война. Я не верила своим глазам. Я думала, что это страшный сон, проснусь - и всё закончится. Всё это невозможно передать словами. Меня поймёт только тот, кто сам прошёл через это. Бомбёжки, море крови, издевательства над народом, убитые дети, изнасилованные солдатами Российской федерации наши девчата, даже беременные женщины, разграбленные командирами и контрактниками дома. Всё это было и, к моему ужасу, повторяется вновь. Тогда, сидя в подвале под бомбёжками, я очень боялась. Но боялась я вовсе не смерти, а наоборот - остаться в живых и обнаружить, что осталась одна. Я молила Аллаха, молю и сейчас, чтобы этого не произошло. Тогда голова 15-летней девчонки была загружена мыслями, как помочь своему народу. Пыталась уйти к боевикам, стать рядом с ними... 1996-й год. Ужас позади. Война закончилась, мы празднуем победу. Появились стремления, надежды, мечты. Я закончила школу, поступила в вуз. Мечтала получить диплом, работать, создать семью. О том, что может снова начаться война, не думала. Октябрь 1999 года. Я как сегодня помню этот день. Утром отец сказал: "Собрать вещи первой необходимости. Мы уезжаем из Грозного". Я была категорически против. Но у нас недостаточно достичь совершеннолетия, чтобы не зависеть ни от кого, а в этом случае моего мнения просто не спрашивали. Сегодня мне 21 год. От той 15-летней девчонки не осталось и следа. За свою жизнь я многое повидала - того, чего мне вовсе не хотелось бы видеть. Мы выстоим, мы выживем, чтобы отомстить. Зуля".

Слова Зули: "У нас недостаточно достичь совершеннолетия, чтобы ни от кого не зависеть" -для меня это важные слова, и важно то, что они вырвались в таком письме, ворвались в такое письмо. Не кажется мне, что Зуля дорожит этим обычаем, тем более, что пишет она из Петербурга. Петербург есть Петербург, не Урус-Мартан и не Углич. Жизнь идёт, и не ведёт она ни к порабощению народа Зули, ни к порабощению самой Зули её народом. Будут интересоваться её мнением! Будут вынуждены интересоваться... Рассуждать об этом после такой войны, в ходе такой войны, наверное, не совсем уместно, а то и совсем неуместно, но и под бомбами (знает тот, кто под ними бывал) мысли в голову приходят не только о них, не только о бомбах, да о тех, кто их на вас кидает.

Из Брянской области, из пострадавших от взрыва Чернобыльской атомной станции Клинцов, письмо... "Ночью я часто слушаю радио "Свобода", когда страдаю бессонницей. Побольше заступайтесь за простой народ. Нас хотят лишить льгот по радиации. Госдума принимает новый закон. Заступитесь за нас через радио "Свобода"

Написано это письмо на полях местной газеты. "Товарищи депутаты Госдумы, мы хотим жить..." - так озаглавлена страница. "Мы знаем, - говорится в одной статье инвалида первой группы, - что обречены, что нашему городу грозит неизбежность вымирания". Автор, инвалид первой группы,требует "срочно снять ограничения на выписку лекарств по льготным рецептам". Какое, однако, странное и печальное словосочетание: "льготы по радиации". Дожили до этих слов, живут с этими словами. Страница о грозящей Клинцам гибели - это вторая страница местной газеты, а на первой есть заметка: "Клинцовский родник". Читаю: "Так будет называться сорт минеральной воды, выпуск которой осваивает фирма частного предпринимателя А.А.Дмитрука. Специалисты высоко оценили целебные свойства "Клинцовского родника", - сообщает газета.

А у другого жителя тех же Клинцов - своя забота, своё горе, размыкать которое мы, к сожалению, не можем. Он жалуется на свою бывшую жену, которая отняла у него их несовершеннолетнего сына и "перевоспитывает" его следующим образом: "Систематически избивает руками, кулаками, ногами, ремнём, палкой, подлокотником от дивана, хоккейной клюшкой, шваброй, верёвкой, тазиком, веником, совком и другими предметами по голове и другим частям тела, постоянно выражается нецензурной бранью и говорит мне и сыну: "Я била, бью и буду бить, я его перевоспитаю!", а также применяли физическое насилие и родственники жены. Я уже написал более 200 писем, обращался в посольство США и отправлял туда некоторые документы, но всё безрезультатно, сына мне не отдают, ущемляя права ребёнка и человека".

Пишет Щукин Михаил Владимирович: "Мне всегда казалось, что плутовство, без которого коммунисты не могут обходиться, умному порядочному человеку должно претить. Но когда узнаёшь, что новый лауреат Нобелевской премии по физике академик Алфёров - сторонник КПРФ, то поневоле начинаешь колебаться в своих представлениях. Правда, один крупный физик-коммунист, да будь их хоть десяток, не отменяют того, что я решаюсь предложить вашему вниманию. Что случилось бы с миром, осуществись мечта Ленина о победе мировой революции? Прогресс земной цивилизации был бы остановлен и сменился бы регрессом. Ведь Советскому Союзу приходилось тянуться за развитыми демократическими странами. Был наглядный пример, как можно жить. Хорошо работал технический шпионаж. "Передирали" с Запада практически всё. А если бы не было с кого "передирать"? А если бы не знали, что можно жить по-другому? Одураченные люди, ведомые вождями, отобранными по тупой преданности существующему строю... Две-три сотни лет мирового коммунизма - и человечество необратимо деградировало бы. Считается постыдным применять к человеку дарвиновскую теорию естественного отбора. А ведь, если посмотреть на дело открытыми глазами, то увидишь, что в наихудшем положении, с точки зрения естественного отбора находятся, во-первых, коммунистические страны, а во-вторых, те, где велики различные социальные выплаты, где люди получают слишком много не заработанного. Поддерживая менее приспособленных своих членов, делая, казалось бы, благое дело, эти общества способствуют вырождению населения. Это хорошо видно на примере бывшего Советского Союза, - продолжает господин Щукин. - В условиях уравниловки человек, не приносящий ничего, кроме вреда, обществу (какой-нибудь алкоголик-тунеядец, просто лодырь или тупица) сравнительно неплохо жил, а главное, плодил себе подобных, опережая в этом деле даровитых. Так что годы советской власти нанесли громадный удар по населению Советского Союза, уничтожив наиболее способных и дав расплодиться бездарям и негодяям. Теперь подобные люди становятся либо бомжами, которые не имеют возможности заводить детей, вымирают, что, в общем, является благом для общества (зюгановцы гневно называют это явление геноцидом), либо бандитами -"отморозками", которые рано или поздно будут убиты или сядут. В этом, в порче человеческой породы, по моему мнению, заключается, в первую очередь, вредоносность коммунизма, а уж во вторую очередь можно отметить низкую производительность труда, дефицит товаров, отсутствие свободы слова и другие "мелочи".

Спасибо за письмо, Михаил Владимирович, что-то мешает мне безоговорочно согласиться, что двадцатый век сильно ухудшил человеческую породу (или породы) в бывшем Советском Союзе. Что я вспомнил, читая ваше письмо, так это то, что лет 50 назад, если не больше, один крупный учёный-экономист предупреждал Запад не увлекаться доступностью медицинского обслуживания. Как раз бурно развивалась "страховая медицина", становилась по существу бесплатной. Дело только начиналось, а у него уже были данные, что здоровье не всех людей от этого улучшается. Человек расслабляется, и на него, беспечного, налетают болезни. Человек должен по-настоящему бояться заболеть, он должен знать, что болезнь влетит ему в копейку, тогда он будет крепче. Такова была мысль того учёного.

Пишет господин Петренко из Краснодарского края: "Я вашу радиостанцию слушаю 25 лет, вывод, кто больше врёт, вы или наши, сделал. Раньше нам парторги заливали, что нам завидуют и нас боятся, а потому клевещут на нашу жизнь. Теперь мы знаем, что никто нам не завидует и никто нас не боится, и очень даже мало плохого "вражеские голоса" о нас говорят, потому что хорошего у нас ничего нет. Мне нравится слушать голоса моих соотечественников, изложенные в письменной форме. А вот по нашему радио читают письма совсем другого содержания - это, так сказать, письма литературные, с романтикой, поэтому не хочется ни слушать, ни писать". Обижается этот слушатель и на радио "Свобода" - за то, что на её волнах не прозвучало предыдущее его письмо. "Причину я понял, - пишет он. - Видимо, вам важнее прочитать письмо, в котором некий патриот могучей России окатил вас туалетной жижей с ног до головы за то, что вы своими передачами развалили Союз Нерушимый (надо было добавить: и полмира). Я со своей стороны вас не обвиняю (не дурак!) в том, что наша страна превратилась в поле без хозяина, отданное во власть сорнякам. Сообщаю, что сортирный пыл уже почти угас, лёгкий стресс уже прошёл, и административная телега покатилась с прежней скоростью и в прежнем направлении, то есть, против человека, человечности и человечества в целом. Да и чего бояться чиновничьей рати? На бюро не вызовут, партбилет не отберут, а с вышестоящим проверяющим всегда дела улаживаются в приятном месте наподобие скуратовского... Я не мечтаю о дворце. Я жду, когда мне вернут мои сбережения и я смогу помочь своим детям учиться, чтобы они не стали такими же "совками", как я, и не жили собачьей жизнью. Бывший главный демократ нам в своё время всё отдал, но мы не сумели из этого всего взять главное, а когда пришли в себя, то оказалось, что всё ценное уже в руках авантюристов. Для нас, абсолютного большинства россиян, позитивные жизненные сдвиги происходят сейчас ценой массового протеста или массовой гибели людей. К примеру, чтобы добиться сейчас возвращения украденных вкладов, надо миллионам пяти умереть с голоду, - тогда деньги нам сразу найдут, дабы избежать возмущения оставшихся в живых", - в таких словах господин Петренко выражает признание важнейшей, на мой взгляд, особенности послесоветской российской жизни: при всех её трудностях, "низы" могут больше, чем когда бы то ни было, воздействовать на "верхи"

"Никого не интересует ни наука, ни преподавание, - пишет университетский преподаватель, - только деньги , степени и звания. Кажется, так мерзко не было даже в застойные времена. Да и студенты всё меньше интересуются знаниями, им нужны только дипломы. Масса "блатных", приёмные экзамены почти полностью коррумпированы. Много серых преподавателей, это тоже разлагает студентов. Администрация нам только мешает ежегодными аттестациями и прочим бюрократизмом, уносящим уйму времени и мешающим больше всего лучшим. С удовольствием бы поборолся, но не хочу лишиться работы, так как единственная отдушина - благодарное отношение студентов к моим курсам. Ещё преподаю в двух школах по разу в неделю - десятый и одиннадцатый классы. Школьников сейчас учить намного приятнее - они гораздо более заинтересованы в знаниях, а это стимулирует необыкновенно".

Это новое, и это, на мой взгляд, интересно и важно - что почтенный вузовский преподаватель, пусть и не от хорошей жизни, одновременно работает в школе, ну, и что там ему даже интереснее, чем в университете. Жизнь, может быть, улучшится, а новое отношение к школьному преподаванию - что оно не унижает профессора, глядишь, останется. Сколько великих были даже не школьными, а домашними учителями!..

Слушательница из Москвы: "Недавно наткнулась на собрание писем немецкого пастора, погибшего в немецком концлагере в конце Второй мировой войны. Нашла много глубоких мыслей - о том, например, что может сделать один-единственный человек при диктатуре или тирании. Ни полный цинизм, ни голый оппортунизм не являются приемлемым поведением, ответственным перед Богом и следующими поколениями. Интересны размышления о разгуле хамства и наглости в гитлеровской Германии -всё полностью применимо к России сегодняшней и особенно совсем недавней Очень интересна мысль пастора, которую я слышу и в передаче "Ваши письма": глупость нельзя "научить" или "переубедить", её можно победить только освобождением человека от гнёта, от политического контроля и пропаганды.".

Да, о пропаганде пастору в гитлеровские времена было что сказать. Она страшна тем, что рассчитана именно на глупца, на него она действует в первую очередь и действует очень сильно. Вполне безобидный дурачок после "промывки мозгов" становится воинственным и жестоким, обычно - из любви к отечеству и вождю и из ненависти к "врагам" отечества и вождя.

XS
SM
MD
LG