Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Нам пишет Виктор Сергеевич Понеделко: " В одной из передач вы сказали, что слушатель из Макеевки предложил полечить вас без таблеток и гипноза и перечислил болезни, с которыми он может справиться. Упоминался и бронхит. Этот бронхит за 12 с лишним лет меня замучил, хоть ложись и помирай. У меня к вам просьба. Сообщите мне, пожалуйста, адрес этого человека." Уважаемый Виктор Сергеевич, я прочитал то письмо, чтобы вы улыбнулись, а вы приняли его всерьез. Больше знахарских посланий на "Свободу" оглашать не буду. Я и тот раз колебался...

Из Москвы пишет Николай Васильевич Ребров: "Хочу спросить у Вас, Анатолий Иванович, как вам с вершин "Свободы" видится то неслыханное унижение, та позорная мольба, с которой коммунисты Маслюков и Кулик клянчат деньги у Международного валютного фонда и у других фондов. Честно говоря, смотреть противно. Где же она, "национальная гордость великороссов"? Такие вот ножницы получаются. С одной стороны, великодержавный пафос до пены у рта, ура-патриотическая спесь, от которой уже мутит, а с другой - ползком, на коленях к эмвээфовцам. Светопреставление, одним словом." Денег они просят действительно слезно, Николай Васильевич, но как будут возвращать, не говорят, то, что рассказывают о своих планах, отдает или непонятно чем, или социализмом, на чей запах деньги не идут. Так что не умолить хотят заимодавцев поименованные товарищи, а уморить, не унижаются, а делают вид, что унижаются. Их партия, их избиратели это хорошо видят и одобряют: с Западом, этим доверчивым богачом, так, мол, и надо. Ни один член КПРФ, ни один сочувствующий не написал пока на радио "Свобода", что он возмущен тем, как Маслюков с Куликом сгибаются перед "акулами капитализма". Для меня это важный знак. Ленин тоже сгибался - усвоено на века.

"Уважаемый Анатолий Иванович! Пишет вам простая советская женщина - труженица Галина Ивановна Долгополова. Я сама живу под Москвой, а сейчас в гостях у сватов на Украине. Я пишу вам от имени рабочего класса, от имени крестьян. Я "Свободу" слушаю давно и ежедневно. Честно напишу: я очень хотела изменений в нашей стране, жилось очень бедно и очень трудно, мы, правда, были не голодны, мы не были так одеты, как сейчас, но голые не ходили, но как-то чувствовали, что мы должны бы жить лучше, эти мысли бродили в голове.Но теперь, когда нет социализма, мы, рабочие люди, поняли и оценили, что значила для простых тружеников советская власть, социализм. Не знали мы и не умели ценить, что мы лучше ни при какой власти больше жить не будем. Мы ездим по селам: что-то купить подешевле, а в городе продать подороже и тем жить, и везде люди страшно недовольны этой проклятой Богом демократией, какую нам навязали оборотни: как Горбачев, Ельцин, Кравчук. Мы молимся день и ночь, чтоб как можно быстрее они понесли Божью кару за издевательство над народом. Только в одном кулаке", - продолжает Галина Ивановна, -" в одном узле вся страна была и могуча, и сильна. А жили мы хуже других потому, что полмира третьих, так называемых, стран кормили, и кто это учел? Никто. Так вот, теперь Запад, Америка боится объединения славянских народов потому, что народ, населявший Советский Союз, вынослив и, объединившись, найдет себе лидера вроде Лукашенко и восстановит былое, восстановит мощность и уважение к нашей большой стране. Сейчас нам, простым людям, ясно, и очень ясно, что Международный фонд - это гибель для всех стран, кто с ним связывается. Посмотрим, как вы, Анатолий Иванович, прочтете это наше письмо, тогда и скажем громогласно, что вы настоящая "Свобода" действительно."

Надеюсь, вы так и сделаете, Галина Ивановна. С Международным валютным фондом в разное время связывались и связаны сейчас десятки стран, в том числе, например, Польша, Венгрия. Ни одна из них, как вы знаете, не погибла, ни одной из них, в том числе и России, хуже от его денег не стало. Иначе с чего бы коммунист Маслюков, второй человек в российском правительстве, так настойчиво просил сейчас у этого фонда новых займов? (А вы ждете, когда власть возьмут коммунисты. Уже, можно считать, взяли.) Бедным своим друзьям Советский Союз помогал, но на полсвета их никак не набиралось, никак, Галина Ивановна. Американцы на помощь "третьему миру" тратили неизмеримо больше - и продолжают тратить. Богатства им это не прибавляет, но никто там не говорит о бедности народа из-за такой щедрости. Кстати, Советский Союз тоже ел западный, в основном, американский хлеб: в иные годы его покупали почти столько, сколько в прошлом году собрала вся Россия. Сегодня больше всех бедным странам раздает Голландия. Я был там несколько раз. Голландцы считают себя самыми скупыми на Земле, но ни от одного из них я не слышал, что он живет беднее других потому, что кормит еще более бедных. Советский народ был первым, который свою бедность стал объяснять щедростью родного правительства. Началось при Сталине, в тридцатые годы. В газетах между строк проводилась мысль: мы отдаем последнее иностранному рабочему классу, зато это поможет нам овладеть всем миром.

Пишет Васильев Георгий Георгиевич из Ровно: "Я по специальности инженер, и мне трудно понять, не будучи экономистом, почему так мучительно совершается переход к новой экономике. Я прочел в одном журнале выдержки из книги Солженицына. Он видит причину в том, что у власти стояли плохие люди, которые и довели до того, что население опять склоняется к коммунизму. Как известно, с первых дней советской власти массово издавались книги о сущности революции и нового общества. Была знаменитая книга Бухарина "Азбука коммунизма", постоянно проводились политзанятия на эти темы. А сейчас все пущено на самотек, и даже люди с высшим образованием слабо понимают, что происходит в стране с рыночной экономикой. Без всяких дискуссий принято религиозное объяснение всех явлений жизни. "

Мне хотелось бы надеяться, Георгий Георгиевич, что самотек, на который вы сетуете, никогда не кончится, что каждый будет учиться самотужки: где хочет, чему хочет и у кого хочет, хотя вашу мысль я нахожу во многих письмах. "Устали демократы, - говорится в одном, - не проводят никакой разъяснительной работы среди народа. Этим пользуются левые силы и всякими неправдами тянут народ на свою сторону." Тут есть о чем подумать еще минуту-другую. Демократ не одобряет нынешние российские порядки. Не одобряет их и "человек с улицы". Это единственное, на чем они сходятся. Этого мало, чтобы разъяснения демократа были услышаны. "Человек с улицы" хочет, чтобы демократ взял на себя всю вину за послесоветское устройство, а тот знает, что нацисты виноваты намного больше. "Человек с улицы" хочет, чтобы на сей раз его звали не к демократии, а к чему-то другому, а демократ ни к чему другому никогда не позовет. Так что дело, видимо, не в том, что демократы устали, а в том, что население не желает их слушать. Убедить "человека с улицы" можно во всем, кроме того, в чем убедить его в данный момент нельзя.

Из Москвы пишет Попова Александра Александровна, кандидат исторических наук: "Уважаемый Анатолий Иванович, в одной из передач вы прочитали письмо некоего научного работника, который положительно относится к Явлинскому. На основе этого единственного письма вы сделали обобщение: мол, отношение к Явлинскому в российском обществе начинает меняться к лучшему. Позвольте с вами не согласиться. Мы по-прежнему считаем Явлинского главным раскольником демократического движения России. Амбициозность и завышенная самооценка у него остались. А выбирать в президенты нам действительно некого. Хорошо бы Гайдара или Чубайса, но первый слишком умен для России, а второй деморализован обывательским общественным мнением."

То обобщение, Александра Александровна, я сделал на основе не одного письма, а многих, хотя вполне допускаю, что оно ошибочно. Точно (и уже давно) установлено одно: в России есть демократически настроенные люди, которые не хотят голосовать за Гайдара и его партию. Их и подобрало "Яблоко" Явлинского. Есть также демократически настроенные люди, которые не хотят голосовать за Явлинского. Их подобрала команда Гайдара. Если бы эти две партии объединились, то "гибрид" не досчитался бы многих и гайдаровцев, и явлинцев. Оказался бы ли он сильнее каждой из двух партий в отдельности, сказать, опираясь на почту радио "Свобода", мне трудно.

Пишет Максим Петров, электромонтер из города Аксу Павлодарской области (это Казахстан): " Я уже год слушаю радиостанцию "Свобода". Мне она интересна тем, что передает самые свежие новости из самых различных областей жизни и со всего мира. Очень занимательны и "49 минут джаза." В районе у нас разруха больших масштабов. В совхозах на месте домов, мастерских и скотопомещений, школ и клубов - руины, как в фильме "Сталкер" Тарковского. Если бы вы видели, во что превратился завод железобетонных конструкций, работавший на весь Советский Союз! Теперь это иллюстрация к пророчеству Исайи о Вавилоне.Мне 20 лет. С национализмом я еще не сталкивался. Казахи, в основном, добросердечно относятся к нам, русским."

Видите, Максим, вам нравятся "49 минут джаза", а некоторые наши слушатели их терпеть не могут и не просто сообщают нам об этом, а требуют сделать так, чтобы и вы не могли слушать эту передачу. Казалось бы: не нравится - не слушай, почитай что-нибудь 49 минут или сходи погуляй. Но человеку мало самому не слушать то, что ему не нравится. Он хочет, чтобы и другие не могли слушать то, что ему не нравится. Только тогда он вполне доволен жизнью, только тогда она, по его мнению, устроена, как надо - как надо ему.

Из города Беслана пишет Скворцов Михаил Иванович: " Уважаемая "Свобода", мной было направлено вам стихотворное произведение, в котором, кроме прочего, фигурирует образ Ленина. Если вас оно не заинтересовало, прошу вернуть его мне. Если оно вас заинтересовало, прошу прислать копию с него с подтверждением намерения использовать (когда и в каком виде желаете использовать и прочее). Ваше молчание мне очень напоминает худшую прессу, существовавшую в СССР, которая для борьбы со свободой слова использовала два надежных принципа: принцип не вступать в переписку и принцип не возвращать авторам рукописи." Все было наоборот, господин Скворцов. Работник советской газеты, журнала, радио, телевидения обязан был отвечать на все письма. Следили за этим очень строго. Партия учила: за каждым письмом - живой человек. Ни у кого, ни у одной газеты, даже у "Правды," не было никаких сил заниматься каждым письмом, но делали вид, что занимаются каждым. Коммунизм, как известно, погубили не агенты ЦРУ во главе с Горбачевым, а нестыковка планов коммунистического строительства. Казалось бы: раз вы, власть, требуете, чтобы каждый изобретатель "вечного двигателя" получал исчерпывающий ответ, тогда посадите в отдел писем газеты не три работника, а триста. Но это было невозможно по экономическим соображениям, а отказаться от учения, согласно которому за каждым письмом - живой человек, - по идеологическим. На радио "Свобода" стыковка планов полная. Нет денег на отдел писем - нет и обязанности переписываться со слушателями. Не помню, Михаил Иванович, дошло ли до нас ваше письмо со стихотворением, в котором вами создан образ Ленина. Если вы пришлете его еще раз, я, в порядке исключения, обязательно отвечу вам частным образом.

Из Греции пишет Валентин Султанбей: "Я думаю, вы зря, Анатолий Иванович, разжигаете вредные страсти. Письма к вам приходят двух типов: ругательные или хвалебные. Вы, читая их, выступаете в роли арбитра-комментатора, этакого всезнающего кандидата околовсяческих наук. Возможно, именно это меня и раздражает иногда. Вам бы вместо мудрых комментариев, - юмора, юмора побольше." Автор этого письма предлагает нам свой политический прогноз. Он предсказывает победу коммунистических сил на думских выборах, реформаторам в думу, по его мнению, пройти не удастся. " А Зюганов с Лужковым, - пишет он, - при разумном участии "Яблока," сумеют укрепить и углубить демократию в России."

Умру - не скажу смешнее, господин Султанбей! Этот слушатель тоже приложил к своему письму стихотворение. В нем он указывает России на ее пороки и просит Господа от ее имени: "Дай нам совести побольше, кинь нам разума кусок!" "Это, пожалуй, мой последний крик в ухо оглупевшей Родины", - объясняет он. Я другого мнения о ней, господин Султанбей. По-моему, Россия все-таки умнеет, во всяком случае, не глупеет. Только что Совет федерации, вслед за Думой, утвердил-таки, смотрите, договор с Украиной. Такого проявления ума, особенно от думы, ожидали далеко не все, кто понимал, что всерьез требовать Севастополь - значит подвести две страны к войне. Дошло-таки до нужного большинства российских законодателей, что тот, кто покушается на целостность Украины, не сможет обеспечить целостность России.

Из Барановичей пишет Фидорчук Павел Романович: "Слушаю с удовольствием разброс мнений в письмах слушателей "Свободы". Это не удивительно, все мы разные. При Брежневе мне приходилось быть в Сибири: Курганская область, Шадринский район, совхоз "Батуринский", отделение "Кабанское". Мы, "шабашники", строили там телятник и клуб. Считалось, что мы явились за длинным рублем, а сами мы знали, что это добровольная каторга. Местные получили получку - и два дня на работу никто не выходит. Это - в сельском хозяйстве, где корову нужно каждый день если не кормить, то доить. Коровы ревут, некормленые и непоенные, телята мычат, вся тварь, короче, все поголовье стенает, а народ пирует, потому что это все ничье. Кто виноват? Тогда я не знал, кто виноват, а теперь, благодаря некоторым слушателям радио "Свобода", знаю. Виновато было ЦРУ. Теперь - Горбачев. 1985 год. Борьба с пьянством-алкоголизмом. Необходимое дело, давно назревшее. Пропал сахар, дешевые конфеты, пропало печенье, пропала томат-паста - все пошло на самогонку, потом вообще пропало все. Кто виноват? Тогда я не знал, а теперь некоторые ваши слушатели открыли мне глаза: виновато ЦРУ." Спасибо за письмо, Павел Романович. Приходилось слышать мнение, что деревня Зюганова получила свое название - Мымрино происками ЦРУ: предвидя, кто родится в этой деревне, оно, мол, решило заранее опорочить его...

Из Бутурлиновки Воронежской области пишет Алексей Сашников (отчества не указал): "Здравствуйте, Анатолий Иванович! По-моему, вы недостаточно жестко комментируете некоторые письма. По-моему, злобные письма о голоде в России, о голодных обмороках у детей, даже сельских, приходят от алкашей. Можете ли вы представить себе голодающим человека, живущего на селе? Голодать там могут только алкоголики, неимоверные лодыри и тяжело больные. Согласны вы с этим? " Согласен, Алексей, и первая мысль - о больных, но читаю дальше ваше письмо: "Один слушатель с Кубани пишет вам на "Свободу", что его в станице душат налогами на землю и строения, и вот он носит теперь пиджак 44 размера, тогда как при советской власти носил 54-й. Ответьте мне: слышали ли вы об удушающих налогах в России на сельские строения и землю?" Не слышал, Алексей.

"И не услышите, Анатолий Иванович. Этот человек вам пишет, что продал корову, чтобы вернуть долги. Зачем же он делал такие долги? Почему бы ему не откармливать поросят, бычков, птицу? Кто ему сейчас мешает? Со дня коллективизации колхозникам не платили 30 лет, и, по их мнению, не было бы большой беды в этом, но ведь с них действительно драли три шкуры: 30-40 килограммов мяса, молоко, яйца, шерсть, свиные кожи - все это нужно было отдать, Сталин шутить не любил. Из Орла какой-то человек пишет вам: "Образования не имею. Если все будут образованными, кто же будет вас кормить? При советской власти я весил 76 килограммов, теперь - 57, что нажил при советской власти, продал: велосипед, мотоцикл, машину, гараж, все ушло в налоги, на очереди дача и квартира." Вы согласны, Анатолий Иванович, что таких налогов в России просто не существует, что этот человек просто клевещет?" Согласен, Алексей, но не могу же я каждого поправлять и уличать! Это же - таким быть занудой, что никто меня слушать не будет.

"Анатолий Иванович: вы, конечно, не можете делать очень уж резкие высказывания, но оглашать резкие высказывания слушателей вы должны, иначе будет повод обвинить вас в предвзятости. Вот я и прошу вас огласить мое мнение в таких словах. Письма, подобные этим, что из Орла и Кубани, могут писать только подонки, политическая падаль. Если бы у этих людей была совесть, они бы написали, как дошли до жизни такой. Я, пишет, продал то-то и то-то. Значит, кто-то купил у него эти вещи! Значит, у кого-то были деньги на эти вещи. Значит, кто-то заработал эти деньги, и власть ему не помешала. У моих знакомых, я наблюдаю, в последние годы появились автомобили (подержанные, правда, но автомобили), люди стали лучше одеваться, а вот алкаши действительно пропивают квартиры, а потом злобствуют на весь мир, на демократию, на президента. Этот, из Орла, пишет вам, что он без вас, умников, проживет, а вы без него не проживете. Тогда как же он скатился с 76 килограммов своего живого веса до 57? Как дошел до того, что даже велосипеда не сохранил, не говоря о машине и гараже? Сашников Алексей, рабочий, 58 лет, Воронежская область, город Бутурлиновка. Простите великодушно за ошибки, помарки, грязь - у меня полностью отсутствует зрение."

Письмо этого слушателя написано на машинке.

Спасибо за письмо, Алексей, ошибок я не заметил, помарок - тоже. Удивительно чистое письмо, три страницы через один интервал. Не обижайтесь, что я все-таки уменьшил количество ваших ругательных слов. Вы своим письмом отменили закономерность, о которой я уже докладывал слушателям. Самые большие ругатели до сих пор были те, что тоскуют по советской власти, а среди них - женщины, и почему-то все они мечтают об одной казни для главных предателей социализма: через повешение вверх ногами.

Владимир Ефимович, забывший указать свою фамилию и адрес, слушает "Свободу", как он пишет, "примерно месяц." У него накопилось много замечаний и предложений. И самое главное: "У меня уже сто аксиом отсутствия Бога, пишет он. - Я их со временем вышлю вам - сейчас нет денег на конверты." С интересом будем ждать, Владимир Ефимович, хотя спор о Боге - есть Он или нет Его, в наши планы не входит.

XS
SM
MD
LG