Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письма160499

Говорит радио Свобода. Россия вчера, сегодня, завтра. У микрофона в Праге Анатолий Стреляный с передачей "Ваши письма". Лариса Ковалева из Лондона благодарит нас за поддержку, как она пишет, ее "физического, эмоционального и морального здоровья." Даже физического... Это нам, надо сказать, редко ставят в заслугу. Дальше в ее письме говорится: "Американцы продолжают сочувствовать россиянам, испытывающим болезненные ощущения от потери былого величия. Солидные американские журналы помещают статьи соболезнования. Мне лично пришлось пережить распад Британской империи в ее сердце, в Лондоне. Бескровно и достойно народ перенес эту потерю. Не могу вспомнить ни одного соболезнования со стороны других государств или зарубежных журналов. А что до моей родины, Советского Союза, то там ядовито посмеивались: "Так им и надо, знай меру!" А вот теперь и ему пришлось испытать распад, и что же оттуда слышно, какие намерения угадываются? Запугать мир былым величием и боеголовками. И собирать американские соболезнования."

Пишет господин Власенко из Петербурга: "Радиостанция "Свобода" стоит на первом месте в раздувании враждебности к коммунистам, забывая о том, кто возглавлял борьбу с настоящим фашизмом, кто вынес на своих плечах главную тяжесть этой борьбы. Как же у вас языки поворачиваются называть коммунистов фашистами, окрашивать их в коричневый цвет и тем самым ронять себя в глазах здравомыслящих слушателей?"

Дело, в двух словах, обстоит так, господин Власенко. Коммунизм, фашизм, нацизм представляют собою разновидности социализма. Так было с самого начала, так и сейчас. Они или против частной собственности, или за такой государственный надзор за нею, что от нее остается одно название. Они дружно против разномыслия в обществе, они за большее или меньшее вмешательство власти в личные дела граждан. Есть и отличия. Коммунизм - это оголтелый интернационализм. Фашизм - оголтелый национализм. Нацизм (гитлеровский национал-социализм) - это расизм. В последние годы российский коммунизм отказался от интернационализма, пошел навстречу фашизму и нацизму, виднейшие коммунисты произносят погромные речи и не исключаются из партии, остаются во власти. Коммунист, который требует преследовать евреев, - это не коммунист, а нацист, о чем и говорят люди, которые отдают себе отчет в смысле всех этих "измов". Для вас же , господин Власенко, как и для многих наших слушателей, фашист, нацист - это просто немец, в свое время напавший на Советский Союз. Вот вы и возмущаетесь: как можно называть наших коммунистов фашистами!

Я прочту сейчас вам несколько слов из письма, автор которого предлагает такое общественное устройство, какого, по его мнению, нигде еще не было и какое спасет Россию, Украину и другие страны СНГ. Себя он называет убежденным противником фашизма, но предлагает следующее: "Свободные выборы всех органов власти при отсутствии каких бы то ни было политических партий. Вместо них нужно образовать три народных блока. От каждого блока выдвигается один кандидат в президенты. Блоки создаются из профсоюзов, творческих и спортивных союзов, объединений служащих по роду их деятельности, представителей бизнеса, фермеров, духовенства." Нечто похожее предлагали и обещали фашисты, особенно итальянские, имея в виду оздоровить жизнь общества и государства. То же имеет в виду и наш автор. Он пишет: "Ликвидация всех без исключения партий избавит нас от паразитов-партийных деятелей разных рангов и окрасок. Зюгановы, Анпиловы, Лимоновы и иже с ними перестанут морочить головы легковерным людям." Другими словами, победить фашизм он предлагает с помощью фашизма, но не сознает этого, - лишнее доказательство, что к фашизму некоторые люди питают врожденную и бессознательную склонность.

Из Екатеринбурга пишет Зыков Алексей Александрович: "Уверен, что вы поймете меня с первых слов. Из Свердловской области ушло на фронт 700 тысяч человек, полегло около 300 тысяч, а по моим подсчетам - 350-380 тысяч. Среди них примерно половина - без вести пропавшие. Это те солдаты, на долю которых выпала не только безвестность их последнего боя, но и подозрения в предательстве. Это долгие годы чувствовали мы, их дети - безотцовщина военных и послевоенных лет. В 1995 году мы создали движение "Семьи безвестно павших воинов." В наших рядах уже несколько сотен человек. Мы добиваемся признания павших участниками боевых действий и награждения их посмертно - примерно так, как в 1985 году все фронтовики были награждены орденом "Отечественная война." Обращаться к депутатам, к политикам мы не будем. Дело наше - не голоса в предвыборной перекличке и не торговля: вы - нам, мы - вам. Дело святое для страны."

Спасибо за письмо, Алексей Александрович, я действительно понял вас с первых слов, тем более, что и мой отец пропал без вести - в 1943 году, под Ленинградом. Правда, я ни разу ни от кого не слышал даже намека, что это не то же самое, что погиб во время боевых действий, что в этом есть что-то стыдное. Наравне со всеми вдовами фронтовиков мать получала пенсийку, фамилия отца есть в списке павших жителей нашего села, выбита в алфавитном порядке на памятнике возле сельсовета. По-моему, вы напрасно решили не обращаться к депутатам, к политикам. Получается, что к ним можно и нужно обращаться только по не совсем чистым делам. Политический торг всех со всеми и по всем делам - это нормально, это и есть демократия, иначе общество может дойти до войны всех со всеми. Тут или-или. Или торг всех со всеми, или война всех со всеми.

Письмо из Белоруссии, автор - молодой человек: "Пишу вам из Минска, из многострадальной Беларуси. Почему многострадальной, вы, надеюсь, знаете не хуже меня. Сейчас тут подняли гам все эти ненавистники Запада. Антинатовская истерия аж зашкаливает средства массового оболванивания. Неужели не понимают, что все их дерьмо выльется не на Запад, а на них же самих? Неужели жить в дерьме им так приятно? Ведь жили в нем 70 с лишним лет - неужели не надоело? Запад-то без нас проживет, мы же - Беларусь, Россия - деградируем, как эти, в Сербии... Милошевич издевается не только над албанским краем Косово, он и с сербами делает то, что с кубинцами сделал Фидель Кастро. Считаю, что те, кто таких поддерживает, сами им сродни."

Из Ярославской области, из поселка "Большое село" пишет Михаил Разживин: "Мне до глубины души стыдно за антинатовскую вакханалию, которую затеяли наши журналисты чуть ли не во всех российских средствах массовой информации. Считаю, что именно позиция России сыграла роковую роль на Балканах. Не имея за спиной такой истеричной "тетушки", Милошевич был бы куда сговорчивее. Какими глазами наши журналисты будут смотреть в лицо своим обманутым гражданам, когда откроется вся правда о "зачистках" косовских деревень армией Милошевича? Хотя нам все - Божья роса. Давайте чаще слово беженцам из Косова, пусть очевидцы все рассказывают."

Судя по нашей почте, Михаил, большинство слушателей "Свободы" разошлись во мнениях о натовских бомбардировках задолго до того, как эти бомбардировки начались, даже задолго до того, как в послетитовской Югославии прозвучали первые выстрелы. Вряд ли многие переменят свои мнения под влиянием рассказов очевидцев. В письмах, которые мы получаем в эти дни, проявляется, если вчитаться, разное отношение не столько к натовским бомбардировкам, сколько к Западу как таковому, а значит и к судьбе России - к тому, какой путь ей выбрать: связать ли себя окончательно и бесповоротно со свободным миром, сделаться его частью или оставаться в том неопределенном положении, в каком она пребывает уже 10 лет.

Но есть и третья "партия" наших слушателей. Их немного, но больше, чем я ожидал. Это люди, которые, как оказывается, почитали Запад на определенных условиях: "Пока ты будешь делать то, что нам нравится, мы будем с тобою. Перестанешь делать то, что нам нравится, мы будем против тебя." Для них само собою разумеется, что плохо будет не им, если они отгородятся от него, а ему. "Понимаю, что письма о Югославии утомили вас, но я не о Югославии, - пишет по электронной почте один слушатель. - Я о том, что всегда считал себя человеком прозападной ориентации. Не Запад ли ежеминутно, ежесекундно проповедовал примат права? И я был с этим согласен. Но вот представился случай безнаказанно через право перешагнуть, и они это сделали. Спора нет, Милошевич - мерзавец. Но невольно вспоминаешь, что Штаты, по большому счету, никогда не стеснялись в средствах. Думаю, основной ущерб, который Штаты получили от этой войны, - в резком изменении отношения к ним и к их союзникам." В других письмах эта мысль выражена еще прямее. "Раз вы, американцы и ваши союзники, бомбите Югославию, значит нам не нужна демократия." Примерно так. На зло маме нос отморожу... На Западе тоже много людей, которые осуждают бомбардировки Югославии. Но они осуждают именно бомбардировки, а не Запад как явление, как известное устройство жизни. В бывшем же Советском Союзе еще очень много людей, которые думают, что демократия - нечто вроде залежалого товара, который им хотят сбыть американцы и их союзники.

Из Донецка пришло письмо от группы молодых предпринимателей. Господа Алексей Балабанов, Александр Полквой, Роман Мережко, Алексей Коровкин и Александр Зудиков осуждают вмешательство НАТО в югославские дела, считают, что забота о косовских албанцах - дословно - "лишь прикрытие, предлог". "Западный мир очень богат, - говорится в их письме. - Но выходит, настолько же глуп? Почему НАТО хранит молчание по поводу курдской проблемы? Почему бы не послать к берегам Турции пару авианосцев и с помощью бомб и крылатых ракет не навести порядок в Стамбуле и Анкаре, сделав их более человеколюбивыми? Вы можете ответить на эти вопросы, Анатолий Иванович, без впадения в патетику и без общих дежурных фраз, которыми вы как журналист так хорошо владеете?"

Читая ваше письмо, господа предприниматели, я вспомнил выражение, которое любят в вашей среде: "Если ты такой умный, тогда почему ты такой бедный?" Исключений сколько угодно, но они не отменяют правила, на которое указывает ( по-моему, справедливо) это присловье. Богатства не бывает от глупости. Оно бывает от чего угодно, только не от глупости. Иначе американцы и впрямь попытались бы защитить курдов с помощью бомб и крылатых ракет. В прошлой передаче "Ваши письма" я уже говорил, почему, по-моему, они этого не делают: потому, кроме прочего, что курдам от этого стало бы только хуже.

Вчера и сегодня я разговаривал с одной американкой. Мы вместе работаем. Она против натовских бомбардировок. Она говорит: "Великие не должны трогать малых." У меня другая точка зрения. Я говорю: " Не все великие одинаковые и не все малые одинаковые. Иной малый, если его не тронуть, уничтожит всех великих." Она повторяет свое: "Великие не должны трогать малых!" Я - свое: "Кто же их и должен трогать, как не великие, если речь идет о таких мальцах, как Хусейн и Милошевич!" Мы повторяем каждый свое, но ни в чем не обвиняем друг друга, не набрасываемся друг на друга. Я думаю: почему не так ведут себя многие наши слушатели? Не потому, что мы с этой американкой какие-то особые, хорошие, а они плохие, нет. Дело, видимо, в том, что события в Югославии задели такие их чувства, которые и сами по себе, в спокойном, так сказать, состоянии не помогают человеку сохранять самообладание. Имперские чувства, если называть их прямо. Донецкие предприниматели пишут: "Мы родились в великой стране. И помним об этом. Да, сейчас все иначе. Но мы любим свободу не меньше сербов. И те чувства, что испытывают окружающие нас люди (мы не встречали ни одного, кто поддерживал бы НАТО), может быть, помогут вам понять, почему сербы так дерутся за свою свободу."

Родились в Советском Союзе и сожалеют, что союза давно нет, - понятно. А при чем тут: "Но мы любим свободу не меньше сербов"? Что, из-за распада Советского Союза Украина, где живут эти слушатели, лишилась свободы? Или они думают, что НАТО покушается на свободу Украины? Казалось бы, то, что вы помните, что родились в Советском Союзе и предпочли бы и сейчас в нем жить, - это одно дело, а действия НАТО в Югославии, ваше мнение о них - другое. Но для господ Балабанова, Полквоя, Мережко, Демченко, Коровкина и Зудикова одно прямо связано с другим. Для демократического сознания эта связь не то что непостижима, а диковинна, для имперского - самая естественная и жгучая.

Из Рыбинска пишет об этом господин Лебедев, председатель городской организации "Демократический выбор России": "Почему-то забыв, что военные операции НАТО начались лишь потому, что были исчерпаны все политические средства, наш президент выступил с резким заявлением против США, а НАТО назвал мировым жандармом, хотя надо было бы назвать ангелом-хранителем. И выступать ему надо было раньше, но не против США, а против Югославии. Не снимая ответственности с Югославии, главной виновницей происходящего следует считать Россию." Господин Лебедев отзывается о выступлениях депутатов Госдумы: " Откуда эта поистине пещерная агрессивность ко всему западному, цивилизованному? И первобытные представления о национальной безопасности и вообще о национальных интересах России... Казалось бы, ясно, как дважды два: национальным интересам России соответствует укрепление дружеских связей с США, Европейским Союзом, Японией и другими цивилизованными странами, проведение с ними единой политики борьбы с терроризмом и с замашками Хусейна, Милошевича, Лукашенко, сближение с блоком НАТО вплоть до вступления в него. Россия же действует с точностью до наоборот: сначала закатывает истерику по поводу расширения НАТО, а теперь и вовсе называет этот союз мировым жандармом, все больше сближается с Лукашенко, Хусейном. Милошевичем, отдаляясь от США и Европы - и в то же время не стесняется протягивать к ним руку за кредитами и гуманитарной помощью. Почти все средства массовой информации в России вдруг добровольно стали имперскими!"

Я читаю письмо от господина Лебедева из Рыбинска, он председатель городской организации "Демократического выбора России." Это партия Гайдара. "Сейчас, - продолжает он, - даже среди интеллигентов -демократов невозможно найти человека, который одобрил бы действия НАТО в Югославии. Я еще могу понять Ельцина, который такой позицией хотел задобрить коммуно-патриотов, надеясь, что они в благодарность откажутся от импичмента. Но что заставляет русского либерала Гайдара занять антинатовскую позицию? Может быть, он надеется заработать таким образом политические очки для "Правого дела"? Однако игра на чужом поле не добавляет очков. Слова Егора Тимуровича, что дальнейшие бомбардировки Сербии только еще больше озлобляют наших коммуно-патриотов и увеличивают их электорат, меня не убеждают хотя бы потому, что напоминают слова, которые говорились о нем самом в 1992 году: "Гайдар своими реформами только плодит коммуно-фашистов." Не думайте, что я не жалею сербов, - заканчивает господин Лебедев. - Просто я убежден, что реально их может пожалеть лишь Милошевич, подписав мирный договор, либо они сами, отправив его в отставку."

Это письмо господина Лебедева, может быть, услышит настроенный совсем иначе программист Банников Владимир Викторович. Он пишет: "Неужели начальники НАТО не понимают, что в один миг разбомбили веру миллионов людей в справедливый миропорядок? И если случится невероятное, и страны Запада дадут задний ход, я не знаю, как они будут восстанавливать доверие к ним со стороны разуверившихся. Можно ли верить в миролюбие США, если американские бомбы падают на сербов исключительно по воле американского руководства? А если нельзя - можно ли верить остальным заявлениям Запада? Я не знаю, что ответить на эти вопросы. Мне задают их люди, которые не хуже меня понимают ценность свободной жизни. Раньше им и в голову не пришло бы бросить камень в американское посольство, а теперь бросают."

По-моему, Владимир Викторович, это делают люди, для которых ценности свободной жизни значат не так уж много. Как выясняется в эти дни, они любили эти самые ценности словно в порядке одолжения американцам. Надевать чистую рубашку для гостей, конечно, похвально, но это все-таки не то, что любить чистую рубашку просто потому, что она чистая.

Из Екатеринбурга пишет Елена Васильевна Данилова: "Занимаясь уборкой квартиры, невольно прослушала вашу передачу. Ее примитивная демагогия мне давно известна, и я всегда выключаю радио "Свобода", когда она начинается. Но вчера, моя полы, не стала отрываться от работы, чтобы нажать кнопку. Прослушала. Передача как передача, в обычном стиле. Но все-таки один ее пассаж поразил меня своим откровенным лицемерием настолько, что вот даже решила написать. Некто Максим из Казахстана написал, что любит слушать джазовую музыку на волнах "Свободы". Эти его слова заставили вас с радостным ехидством удариться в монолог такого содержания. Вот вам, Максим, нравится джазовая музыка, а многие не только сами ее не слушают, но хотят, чтобы и вы не могли ее слушать, - требуют прекратить ее раз и навсегда. Вот таким образом был вами обличен проклятый тоталитаризм нелюбителей джаза. Вы что же, не видите своего махрового многодолларового тоталитаризма? Вам противна идеология коммунизма: общественная собственность, социальная справедливость, братство людей, нравственная литература, нравственное искусство. Вам мила буржуазная идеология: священная частная собственность, социальное неравенство, конкуренция, власть капитала, не ограниченного никакими нормами нравственности, самовыражение в искусстве. Ну, и ради Бога! Это ваш выбор, и живите с этим выбором. Живите и давайте жить другим. Зачем же бороться с инакомыслием, да еще на стороне страны, чей тоталитаризм настолько агрессивен, что не останавливается перед бомбежками других стран? Ну, что же, - заканчивает свое письмо госпожа Данилова Елена Васильевна из Екатеринбурга. - зачитайте мое письмо на своей ложной "Свободе", если духу хватит. А если найдутся какие-никакие аргументы, могу и поспорить."

Только два слова, Елена Васильевна. К тому, что вы называете "буржуазной идеологией", "власть капитала, не ограниченного никакими нормами нравственности", не имеет отношения. Без соблюдения норм нравственности - исключительно строгих норм! - не было бы ни капитала, ни капитализма.

Автор следующего письма, господин Шаповалов, хочет, чтобы его письмо я прочитал в самом конце передачи. Выполняю его просьбу: "Так вот, господа хорошие, если мы с вами семьдесят с лишком лет куролесили, как только могли, то что же мы ждем от жизни, мудрой и безусловно справедливой? Да, конечно же, ждем прощения и милости. Хороши мы, однако! Начудили - покаялись, начудили - покаялись, и так, что ли, до бесконечности? А то еще так рассуждаем. Мы - простые люди, нас, мол, вынуждали куролесить. Единогласно голосовали за подлецов, единодушно осуждали страдавших за нас же, совесть свою питием одурманивали. А теперь делаем вид, что мы ни при чем. Вот мой тебе совет, добрый человек: не будь как все, коли твое благополучие зависит не от всех, а только от тебя одного. Только не примите меня за религиозного фанатика. Бог, если он и есть, - ни в коем разе не фанатик, а совершенный прагматик, давший нам все для нормальной жизни. Вините почаще себя, и все у вас будет в порядке."

XS
SM
MD
LG