Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Николай Иванович Пономарев из Караганды: "Я сразу прошу извинения за неграмотность, учиться не хотел, пошел работать в шахту. С шахтеров и начну. Просят они денег, им дают, они говорят: мало, верните и долги. А я думаю: откуда у них такие заработки, если со времен перестройки почти нет производства? Совсем недавно было: идешь в шахту - тебе дают 200 граммов колбасы по рублю семьдесят и кусочек хлеба. Я зарабатывал в среднем 300 рублей в месяц, цены были невысокие, но в магазинах ничего по этим ценам не было, мы получали карточки. На карточке написано много чего, но в наличии было пшено, какие-то жиры, сахар и конфеты "Золотой ключик". Сейчас в магазинах все есть, все дорогое. Зайдешь, стоишь, смотришь. Берут все дорогое. Кто же эти покупатели в Караганде? Это, в основном, шахтеры и рабочие других предприятий, которые производят оборудование для шахт. Душа, конечно, радуется. Ну, а кто беднее: учителя, пенсионеры - те идут на базар, где все дешевле и было бы еще дешевле, если бы не рэкет и милиция. Тем, кто вас ругает за очернение прошлого, я хочу напомнить, как было. В магазине - один прилавок, окованный железом, и на него давит толпа, многим ребра ломает. Это были, в основном, сельчане происхождением, их партия загоняла на производство, они на том производстве и тогда были лишние, а сейчас - тем более: отвыкли от сельской работы, а к промышленной не привыкли, очень много таких, что шаляй-валяй. Да что писать, Анатолий Иванович, народ испорченный, и крутят им как хотят эти лапшины, и все против демократии. Я теперь разочаровался и в Ельцине, слышал, как один старый коммунист защищал его. Он говорил своим: "Вы, дураки, не трогайте Ельцина, это наш друг, смотрите, как мы над ним ни издеваемся, никого из нас не наказал, а молодых демократов разогнал".

Так написал на "Свободу" Николай Иванович Пономарев из Караганды. Мало кто задумывался в советское время, и мало кто задумывается сейчас о том явлении, о котором вы сказали вскользь, Николай Иванович. Была большая, местами просто огромная скрытая безработица. Проводилась политика, которая называется политикой полной занятости. И сейчас в разных учреждениях - от сельсовета до президентской администарции - людей больше, чем при советской власти. Для многих, особенно для женщин, как подметил один наш слушатель, учреждение служит чем-то вроде клуба. Есть куда одеться, есть где отдохнуть от домашней каторги. Такими домами отдыха служат и многие заводы. Люди приходят, играют в домино, рассказывают анекдоты. Перед тем, как разойтись, каждый соображает, что бы уволочь для дома - для семьи, поскольку, как известно, кто в колхозе не вор, тот дома не хозяин, - была такая пословица. Об этом пишет на "Свободу" господин Дзиццоев из Осетии: "Что такое среднестатистический советский человек? Это человек с воровской психологией, которую воспитала "общенародная собственность". Рассчитывать на прояснение этого сознания не приходится, - считает он, - преодолеть воровскую психологию невозможно. Так что пусть уж наши соотечественники доживают со своей воровской психологией".

Господин Бобров из Петербурга хочет, чтобы эти люди по крайней мере знали, что то, что произошло с ними, то, что они испытывают сегодня, - на этой планете не новость. "300 лет назад французский врач Франсуа Бернье вернулся на родину после того, как 12 лет провел на Востоке. Он написал книгу о том, что там видел и о чем думал. "Турция, Персия и Индостан, - писал он, - уничтожив понятие "твое"и "мое"по отношению к земельным владениям, что является основой всего, что есть в мире ценного и прекрасного, поневоле очень похожи друг на друга и имеют один и тот же недостаток: рано или поздно их неизбежно постигнут те же бедствия, та же тирания, то же разорение и то же опустошение... Итак, не дай Бог, чтобы наши монархи стали собственниками всех земель, которыми сейчас владеют их подданные". Господин Бобров, приведя эти слова, написанные в 1670 году, пишет: "Деятельность коммунистов отбросила общественное сознание на столетия назад, поэтому не следует ожидать быстрого возрождения России. Необходима полная смена поколения, которому сейчас 60-75 лет. Это поколение сопротивляется реформам, так как неспособно действовать самостоятельно. Оно не вписывается в современные общественные отношения."

Согласен с вами, господин Бобров. Никто так не обижается на жизнь, которая смеет не стоять на месте, как человек, который не привык к самостоятельности. И никто так не ругает начальство. Это понятно. Если ты отдал начальству все - вручил ему свою судьбу и судьбу своих детей, если ты ничего не оставил на свою волю, на свою ответственность, тогда ты должен спрашивать с начальства по всей строгости. По самой большой строгости! Больше ведь не с кого. Они же и самые большие ругатели не своих наций. Инженер Когосов из Дюссельдорфа приводит высказывание немецкого поэта Ханса Магнуса Энценсбергера: "Групповой эгоизм и ненависть к чужакам суть антропологические константы, превосходящие всякие доводы". Говоря иначе, ненависть к чужакам - в природе человека, и дурное это чувство сильнее разума. Господин Когосов в связи с этим ссылается и на слова Ларошфуко: "Ум всегда в дураках у сердца". Автор письма приводит один пример из Германии. "Иностранцев, - пишет он, - здесь 7,4 миллиона. "Это - тяжкое бремя для налогоплательщиков. Доколе?!"- гневно взывают правые, не утруждая себя точными цифрами. А цифры - вот они: стоимость содержания неимущих иностранцев - 30 миллиардов марок, налоги, отчисляемые в бюджет страны работающими иностранцами, - 40 миллиардов".

Примерно такое же положение и в Австрии, Леонид. Ксенофобы (ненавистники чужаков) не утруждают себя точными цифрами потому, я думаю, что нет в природе таких цифр, которые могли бы их поколебать. Выводы делаются вне разума, до того, как включается разум. Отсюда - слова: "предвзятость", "предрассудок" - вывод идет впереди рассудка, перед, пред рассудка.

Из Московской области (город Луховицы) пишет Гудзенко Владимир Иванович: "Каждый день слышу в отечественном радио- и телеэфире столько откровенной лжи и передергивания фактов, что рука сама тянется к ручке и бумаге. Многие недоумевают, с какой стати НАТО вдруг стало бомбить Югославию. Из передач российского телевидения этого действительно понять невозможно. Приходится объяснять, приводить примеры. Рассказываю о сотнях тысяч беженцев, которые, по версии Московского телевидения, неизвестно отчего бегут, - скорее, мол, от натовских бомбардировок. Хотелось бы спросить этих журналистов, не краснеют ли у них микрофоны".

Волошин Василий Федорович пишет тоже из Московской области, он обращает свое письмо, по его словам, "всем, всем, всем: единомышленникам, врагам и равнодушным". Прочитаю несколько мест из этого большого письма. "Поздней ночью, по-разбойничьи, без объявления войны, НАТО во главе с США, которыми командует вконец зарвавшийся перед всем миром Клинтон... Наглости обоснования необходимости бомбардировок Юголславии позавидовал бы и Муссолини с Гитлером... Что же сейчас делать России? По-моему, имеется только три варианта. Первый. Предъявить агрессорам ультиматум: "Если через столько-то часов НАТО не прекратит войну против Югославии, то Россия нанесет точечные ядерные удары по главнейшим скоплениям... Если же политики НАТО вздумают бузить, то поднять все ядерные заряды России..." Этот способ господин Волошин считает наилучшим, поэтому об остальных двух я читать не буду, а прочитаю, как он обосновывает свое мнение. Дело в том, что западные страны - это страны с развитой промышленностью, значит, пишет он, "любое попадание нашей ядерной бомбы принесет им вреда в 200 раз больше, чем попадание их бомб в наши стоящие и лежащие заводы с давно устаревшим оборудованием. После ядерной войны мы и Запад окажемся в примерно равных условиях. Вот и посмотрим тогда, кто быстрее восстановится". Милошевичу этот слушатель советует - дословно - "сильно преувеличивать свои людские потери "и "под взрывы натовских "томагавков" выгнать всех, до единого, албанцев из Косово". Заканчивает свое письмо Волошин Василий Федорович словами Сталина: "Наше дело правое, мы победим". Живет Василий Федорович в городе "Королев-5", письмо написано на компьютере, ему предпослана поговорка: "Если бог пожелает кого наказать, то, прежде всего, лишит его разума". Слово "Бог" написано с маленькой буквы. Обычно в письмах такого содержания оно - с большой.

И господин Волошин, и все его единомышленники настойчиво спрашивают, что я думаю по поводу того, что думают они. Во-первых, скажу, что я думал месяц назад. Я думал, что таких писем, как письмо Владимира Ивановича Гудзенко, будет меньше. Я думал, что письма друзей Милошевича, тех, кто называет НАТО "агрессором", будет намного больше. Думаю я еще вот что: людей, которые спрашивают, что я думаю, никогда так мало не интересовало, что я думаю. И в обычное время вопросы задают, в общем, не для того, чтобы получить ответы... Думаю я и вот что. Гудзенко Владимир Иванович живет в Московской области. В Московской области живет и Волошин Владимир Федорович. Они могут слушать - и слушают - одни и те же радиостанции, смотрят одни и те же каналы телевидения, оба слушают радио "Свобода". Один слушает, смотрит, читает - и рисует себе одну картину, другой - противоположную. Значит, дело не в степени осведомленности, а в разном душевном устройстве, в разной предрасположенности умов. Владимир Федорович Волошин не хуже, чем Владимир Иванович Гудзенко, знает, что к чему. Обратили внимание, какой совет он дает Милошевичу? Выгнать всех албанцев. Значит, он знает, что происходило с албанцами месяц назад и что происходит сейчас, знает, из-за чего бомбят Югославию. Его возмущает не то, что бомбят Белград, а то, что пытаются помешать Милошевичу выгнать всех албанцев. А вообще и это для него не очень важно. Важно то, что не его страна наводит там порядок. Если бы Милошевича бомбила Россия, а США возражали, он был бы лучшим другом косоваров. Напишите, правильно ли я вас понимаю, Владимир Федорович. Другие защитники Милошевича этого хода своих мыслей не скрывают...

Максим Евгеньевич Коршунов обращается к Западу: "Если вам не по вкусу президент Милошевич, так воюйте с ним один на один, наносите по нему точечные удары, но не трогайте людей".

Андрей Силантьев: "Недавно я задал себе вопрос: а собственно почему считается, что народ не отвечает за деяния своих правителей? В 1917 году народы России привели к власти большевиков. В Германии в 1933 году Гитлер правовым путем пришел к власти, народ не был лишен волеизъявления. Югославия всегда была более свободной страной, чем другие страны Восточной Европы, сербы знали, как живет мир, но они привели к власти Милошевича с его коммуно-фашистскими принципами, а теперь еще и сплотились вокруг него. Государственным деятелям необходимо понять, что государство и общество кончаются перед порогом квартиры каждого человека, а каждому человеку необходимо понять, что государство и общество начинаются за поргом его квартиры, и что если туда постоянно плевать, то сначала будет неприятно выйти за порог, а потом будет небезопасно и оставаться в квартире".

Спасибо за письмо, Андрей. Все знают, как Гитлер пришел к власти, - как устроил поджог Рейхстага, как, воспользовавшись пожаром, совершил переворот, стал преследовать своих противников, а их было очень много - против него голосовали, кажется, 36 процентов, - все это знают и, однако же, повторяют: законным путем, законным путем. Что имеется в виду, понятно: то, что в конце-концов за Гитлером пошло подавляющее большинство немцев, но жалко, что мы невольно затемняем одно важнейшее обстоятельство. Ленины, Сталины, Гитлеры, Мао, Хуссейны, Милошевичи законным путем к власти - к той власти, которая Сталина делает Сталиным, Гитлера - Гитлером, Милошевича - Милошевичем, - не приходят и прийти не могут.

Рашид Рахматулович Мавлютов из Москвы: "Когда вас ругают, я вспоминаю слова: "Правду скажешь - родне не угодишь". Так говорят татары. Мало кто понимает, что беда коренится внутри нас. Как турист я был в Бухенвальде. На воротах лагеря было написано: "Дас арбайт махт фрай"- "Труд делает свободным". На воротах лагерей нашего Гулага были начертаны, как мы знаем, слова Сталина: "Труд в СССР есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства". Но не только заключенные, а едва ли не большинство населения приучилось ненавидеть свой труд, перезирать его, потому что он был подневольным и плохо оплачиваемым. А туда же - имперские амбиции, великодержавные мечтания. Они до сих пор видны в действиях наших руководителей. Продолжение по существу сталинской национальной политики привело к чеченской войне, но и она ничему не научила ни Ельцина, ни Примакова - они приняли сторону преступного шовиниста Милошевича. Хорошо, что силенок уже маловато. Время всеобщего отрезвления в России еще не наступило. "Своей национальной гордостью нам поступиться нельзя", - сказала мне в очереди за молоком средних лет женщина в связи с событиями в Югославии. Как видите, ленинский интернационализм обернулся оголтелым национализмом. Извините за неуклюжее письмо. Очень хотелось мне поделиться мыслями, успокоить душу, нервы. Думаю, не у одного меня сейчас такое желание ".

Я читал письмо от Рашида Рахматуловича Мавлютова из Москвы.

Теперь - письмо из села Сарай-Гир Оренбургской области, автору 17 лет, называет себя Абдулайкой: "Я окончил среднюю школу, учиться дальше нет денег, работать негде, свободного времени много - хоть ройся в помойках, хоть слушай ваше радио. Мой дед говорит, что это одно и то же. Он прошел всю войну, наград у него целый чемоданчик, после войны продолжал служить в армии, не жизнь у него была, а роман - заслушаешься, не то что у Солженицина с его вонючим "Гулагом". Россия была могучая, богатая, учились все бесплатно, работы было сколько хочешь, зарплата - вовремя, курорты - для всех, хоть и постоишь за колбасой, зато и поешь ее вдоволь, и конфет, и мяса. Дедушка говорит, что виноват в наших бедах фантазер и утопист Горбачев, и еще виноваты женщины - они перестали рожать настоящих большевиков, - таких, как Ленин, Сталин, Дзержинский, а начали рожать таких, как Горбачев, Ельцин, Чубайс, Солженицин, Старовойтова и прочие. Но скоро начнется новый виток, и Бог смилуется над нами, и родятся новые большевики, и опять начнется райская жизнь для всех - без Черномырдиных. Вас послушать - так было одно плохое, ни слова о хорошем. А вот мой дед пишет свои воспоминания - у него совсем по-другому выходит, и его рассказы интереснее... Мое письмо, конечно, написано неграмотно. Мне с вами пока не тягаться. Но я все же буду учиться, времени у меня много. Может и научусь, и буду так же долдонить, как и вы, и докажу, что вы во многом неправы, занимаетесь очернительством. Даст Бог, я получу высшее образование и научусь чернить лучше вас. Тогда я очерню вас похлеще, чем вы - большевиков. Думаю, читать мое письмо вам опротивело. Но я пишу вам что наболело. Деревня Сарай-Гир. Абдулайка. 17 лет".

С большим интересом я прочитал ваше письмо, Абдула. Не у каждого деда есть такой хороший внук - такой почтительный, такой преданный. Уверен, что и у вас когда-нибудь будет такой же внук. Яблоко от яблони далеко не падает. Тут будет тот случай, когда это будет очень хорошо. Задело меня то, что вы называете себя Абдулайкой. Никогда не делайте этого даже в шутку! Вы Абдула, а не Абдулайка! В добольшевистское время многие русские таким способом выражали свое презрение к мусульманам. Говорили не "Чингиз", а "Чингизка", не "Расул", а "Расулка". Правда, "Абдулайка"звучит мягче, чем "Абдулка", но все равно: и сами себя так не называйте, и другим не позволяйте, я вас очень прошу, Абдула!

Прочитаю еще один отрывок из письма Рашида Рахматуловича Мавлютова: "Зима 1946-47 годов. Приезжаю из Казанского юридического института на практику к себе на родину, в Буздяк. Практика моя проходила в прокуратуре и нарсуде. И вот помню. Идет суд. Перед судьей и заседателями стоит безразличная ко всему женщина. К ее юбке прицепился мальчик лет четырех-пяти. На руках у женщины еще один, совсем маленький. Судья спрашивает: "Вы сознаетесь в содеянном?"Женщина кивает головой. "Вы обвиняетесь, - говорит судья, - в соответствии с законом от 7 августа 1935 года, в хищении социалистической собственности", - "Да, - говорит она, - Я собирала колоски. За несколько дней смогла набрать два с половиной килограмма пшеничного зерна", - "Разве вы не знали, - спрашивает судья, - что это зерно нужно было сдать в колхозную кладовую? Вам бы начислили за вашу работу трудодни", - "Да у меня их и так уже двести наберется. Все, что на них получила, мы уже съели". Адвокат просил судью о снисхождении, говорил, что муж обвиняемой не вернулся с войны, что у нее двое малолетних детей и нет никакого имущества. Что сказал прокурор, не помню. После объявления приговора (ей дали пять лет лагерей) я бросился к судье страшно разгневанный. Судья сказал мне, что если бы он не осудил ее, то прокурор обжаловал бы его решение, и он, судья, получил бы нагоняй за брак в работе, а женщину все равно посадили бы. Он сказал, что есть инструкция об ужесточении борьбы с хищением социалистической собственности. В тот день я поклялся, - пишет господин Мавлютов, - что не буду ни судьей, ни прокурором".

Это была не инструкция, Рашид Рахматулович. Вернее, инструкция тоже была, наверняка была, но ей предшествовало особое постановление Центрального Комитета партии и правительства. Посадили массу народа, причем, не только таких, как эта вдова фронтовика, но и колхозных бригадиров, председателей, районщиков - каждый из них ведь тоже поклевывал из подножного колхозного корма.

XS
SM
MD
LG