Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из Уфы нам пишут супруги Искэндеры Энвэр и Фэрзана: "Наша внучка Сафаргалина Зара после справедливого конкурса была направлена в Америку на один год учиться во втором классе. Конкурс, отправка, устройство на жительство и учебу - все было организовано американцами. Все было сделано быстро, четко, честно, за их счет. В Америке, аэропорту, нашу девочку встретили ее временные приемные родители - Чарлин и Джим Шэнк. Несмотря на то, что они работают и у них трое своих детей, они окружили нашу Зару настоящей родительской заботой". Мы рады за вашу внучку, Энвэр и Фэрзана. Американцы любят принимать детей со всего мира - и рассылать своих по всему миру. На широкую ногу это поставлено с шестидесятых годов.

Госпожа Чижикова из Калужской области пишет: "Я думала, вы, работники радио "Свобода" и США, - добрые набожные люди, а вы такие, как и все, а все такие, как и вы. Чистое небо Югославии заносит гарью, окрестности оглашаются стоном и великим плачем людей и скотиночки. Милошевича надо было усмирять по-христиански - постом и молитвой, и сатана бежал бы без оглядки".

Из Краснодарского края Иван Сафронов, фермер: "На европейских и российских просторах весна, пахать и сеять надо. Но я не могу спокойно работать, пока натовская военщина бомбит Югославию. Анатолий Иванович, надо как-то спасать этот погрязший в милитаризме мир!"

И давно погрязший, господин Софронов, - со времен Каина и Авеля. Ума не приложу, как его спасать. Может быть, продолжать каждому свое дело? Обязательно сеять! В моем селе говорят: помирай, а жито сей!

Из Ульяновской области пишет Алексей Пупков: "Хорошо, что нашелся кто-то сильнее Милошевича и пытается установить справедливость. Запад тут прав! Говорит мне один татарин: "Пойдем помогать сербам!" Отвечаю: "Ты что, опупел - они же мусульман истребляют!" Он не имел об этом понятия. Ему внушили, что НАТО ни с того, ни с сего взялось бомбить бедных сербов. Он уверен, что косовары бегут из родных мест от натовских бомб. Он не слыхал, что российские войска бомбили Чечню и убили десятки тысяч человек - в основном, русских, что советскими бомбами убит миллион афганцев. Разговариваю с секретарем коммунистического парткома одного предприятия (есть еще в России такая должность). Спрашиваю, знает ли он, что поголовье инородцев в России за последние полвека сократилось в семь с половиной раз. Такие успехи русификации. Не знает. Прошу извинить мою страну. Это все последствия дезинформации и дурного воспитания. Алексей Пупков. Ульяновская область".

Конечно, Алексей, дезинформации, лжи хоть отбавляй. Но на вас-то она не действует! Значит, дело не только в том, что лгут и ЧТО лгут, а и в том, кто слушает - как слушает, с каким настроением, к чему человек склонен.

"Пишет вам Городовой Григорий Иванович из села Красный Яр Кировоградской области. Мне 25 лет, я занимаюсь пчеловодством и очень верю в Бога. Надо что-то делать против коммунистов, они и сейчас обижают людей, это угроза для всего мира. Я сильный парень, люблю спорт, не курю, не имею других дурных привычек. Я буду искать работу у нас или за рубежом. У меня отец инвалид первой группы, сестра инвалид первой группы, больная мать. Хочу их обеспечить, да еще дать денег на строительство церкви и на бедных".

Трудно вам придется, Григорий Иванович, - хорошо, если сможете рассчитать свои силы.

Пишет соотечественник этого слушателя (опускаю фамилию). Живет он в Киеве: "Я бывший научный работник, физик, мне уже хорошо за пятьдесят, профессионально занимаюсь "челночным" бизнесом. Вы не поверите: налоги составляют более 200 процентов чистой прибыли. Вы спросите: как же мы работаем? А так и работаем. Отчетность липовая на 100 процентов. В казну от нас попадает долларов десять в квартал. Большая часть поборов идет хозяину базара и рэкетирам. Правда, есть еще штрафы, это особая статья, обычно - от 10 до 100 долларов. Штрафуют за малейшие нарушения правил, которые придумывают сами инспектора. Я как-то спросил у представителя налоговой полиции (они тоже при нас кормятся): "Что я нарушил? Почему вы именно за меня взялись?" Сразу закрыли мою торговлю и повели с товаром в "ментовку". Там все пересчитали и нашли одну пару неучтенных детских носочков. Выписали штраф и предупредили, что в следующий раз вылечу с базара".

У этого профессионального "челночника" нет квартиры, выручает он только "на весьма скромное питание" (его слова). "Но мне, представьте, нравится такая жизнь, - пишет он. - Ведь я сам себе хозяин. Это свобода (слово "свобода" подчеркнуто), которая раньше мне и не снилась. За товаром ездил в Болгарию, Румынию, Венгрию, Словакию и Польшу. И это тоже прекрасно, несмотря на бандитов на дорогах, на аварии, на унижения со стороны таможни, на бессонные ночи, которые проводишь, скрючившись в автобусе".

Из деревни Матырино Лепельского района Витебской области пишет Доберман Семен Израилевич: "Хотя моя фамилия и Доберман, живу на селе, работаю в своем хозяйстве, никого не эксплуатирую, разве что самого себя, многое воспроизвожу сам, и даже мое испражнение идет не на вонь в окружающую среду (как у вас), а прямиком на удобрение. Если бы вы знали, как мне жалко моего времени писать в адрес вашей "благоуханной" радиостанции от ЦРУ, но долг сильнее меня. Как вы стремитесь обратить нас в свою веру, так и я надеюсь проронить малюсенькое семя совести в ваших потерянных душах. Вы стараетесь, чтобы россияне добровольно, как папуасы, отдали свои ресурсы дядюшке Сэму. Нам ведь не нужно вашего рынка, у России все есть, ей не нужно что-то вывозить, чтобы что-то ввезти. Вот этого-то вы и боитесь, как черт ладана. Поэтому всеми силами пытаетесь сделать так, чтобы в России всегда чего-то не хватало, чтобы она всегда ждала помощи от дяди Сэма. Вам надо, чтобы никто в России не хотел учиться и трудиться, а хотел только свободно жевать резинки и заниматься безопасным сексом. Скажи, Стреляный, хотя бы себе честно: ведь не хочешь ты, чтобы мы сами научились работать и потреблять свои ресурсы".

Прочитаю вам, Семен Израилевич, письмо из Твери. Прислала его женщина, о себе сообщила, что ей уже не 17 лет, но и старухой не может себя назвать. "Там, где я живу, граждане, не утомляя себя выходом на лестницу к мусоропроводу, выбрасывают остатки своей жизнедеятельности в окна. После таяния снегов российская действительность предстает каждый раз в самом мрачном виде. А когда слышишь разговор семилетних детишек на улице, то не перестаешь удивляться их познанию ненормативной лексики. Сирень, бывало, только расцветет, так эти малыши в считанные дни оставляют одни обрубки. Психологией разрушения пронизано все вокруг. Повсеместное пьянство, равнодушие".

Напишите мне, пожалуйста, Семен Израилевич, каким все же образом Соединенные Штаты Америки, ЦРУ, радио "Свобода" заставляют жителей Твери выбрасывать мусор из окон многоэтажек. Какими действиями мы мешаем калужанам пить с просыпом и обучать детишек не матерному, а русскому языку? Второй вопрос. Россия, говорите вы, могла бы ничего не продавать и не покупать, но американцы (с моей посильной помощью) отучили ее трудиться, и она вынуждена и продавать, и покупать. Но как объяснить тогда поведение самих Соединенных Штатов? Отучить американцев учиться и трудиться Советскому Союзу не удалось. Однако они продают и покупают огромные массы всякой всячины. В мире никто столько не продает и не покупает. Напишите мне, Семен Израилевич, чьи происки вы усматриваете в этом случае. Что за сила поставила американцев в такую зависимость от мирового хозяйства? Про зависимость мирового хозяйства от американцев я вас не спрашиваю: ясно, что это ЦРУ так устроило, что европейцы и японцы все покупают и покупают у американцев их товары и никак не могут остановиться. А вот кто устроил так, что дядя Сэм тоже покупает и покупает у европейцев и японцев их товары и никак не остановится?

Я обращался к Семену Израилевичу Доберману, живущему своим хозяйством в деревне Матырино Лепельского района Витебской области. Он мечтает о том, чтобы Россия (в которую он включает, как можно понять, и свою Белоруссию) тоже жила своим хозяйством - ничего не продавала и не покупала. Такое хозяйство называется автаркическим, то есть, замкнутым. Мысль-мечта о нем у господина Добермана возникла там, где ей и положено возникнуть, - в деревне. Но изложил он ее на компьютере. На компьютере, но - в манере прошлых веков, по-радищевски: "Ах, россияне, когда же вы, наконец, научитесь отличать разницу между добром и злом? О, Боже! Когда же ты остановишь засилье сатаны?" Все смешалось в доме Облонских...

В отличие от хозяйственного жителя белорусской деревни Матырино, его соотечественник господин Гедун не хочет включать Белоруссию в Россию. Он пишет: "Не все белорусы жаждут объединиться с Россией. Лукашенко уже не выражает мнение большинства белорусского населения и тем более - белорусов. Пусть никого не вводит в заблуждение малолюдье митингов оппозиции в Минске. Многие противники объединения живут в провинции и не всегда могут добраться до столицы: нищета. Объединение таких разных величин, как Белоруссия и Россия называется аннексией или, более точно, аншлюсом. Я пишу это немецкое слово для того, чтобы оживить память тех, у кого она коротка. Вот точное высказывание Александра Лукашенко, записанное на пленку немецким журналистом: "Гитлер - это мое понимание роли президента в стране". Этот человек может появиться на политической сцене России, где не погасли имперские рефлексы, где в думе преобладают красно-коричневые, а председателем ее является коммунист, вслух мечтающий ввести в стране каторгу. Не говорите тогда, сторонники "славянского союза", что вы не знали, что творили. Но я и не осуждаю таких людей. В конце концов, не их вина, что они имеют мозги с имперским уклоном. Это громадные пространства, которые они до сих пор считают своими, так влияют на их образ мышления. Даже я, щирый белорус, не без усилия сообразил, что родина кончается за Витебском, а не за Сахалином. Василий Гедун ".

Господин Липаев просит нас помочь ему "раскрутить идею", что организация власти "сверху вниз" приведет человечеству к гибели, а спасет человечество организация власти "снизу-вверх". Господин Липаев предполагает расположить человечество на восьми ступенях, каждая должна избирать правителя. Правитель первой ступени уже есть, он будет называться Квартирным, правитель второй ступени - это Этажный, над ним будет Лестничный, выше - Домовой, еще выше - Домуправ. И так далее. Все избираются на четыре года с годовым испытательным сроком. "Более подробно об организации власти "снизу-вверх", - пишет изобретатель, - можно узнать на ежемесячных собраниях городской организации КПРФ, третье воскресенье каждого месяца". В ленинское время собирались чаще, господин Липаев.

Слушатель Митрофанов: "Я тоже решил написать письмо. Дело в том, что я заразился новой идеей социализма и пытаюсь доказать, что мой социализм на планете должен торжествовать, но куда ни пишу, нигде не хотят публиковать мои статьи. Я ничуть не сомневаюсь в верности своей идеи, но публиковать ее не хотят, видимо, потому, что я недостаточно грамотно излагаю ее. Действительно, я не могу похвастать своей грамотностью, у меня всего четыре класса образования, но у меня богатый жизненный опыт. Прилагаю свою статью, называется она "Спасение мира на планете".

Не знаю, обрадует или огорчит вас то, что я скажу, господин Митрофанов. Ваш социализм давно изобретен, человечеству он, стало быть, хорошо известен, назывался он гильдейским, у людей, придумавших его, тоже был не бедный жизненный опыт, но у них даже на бумаге ничего не получилось. Не проходит дня, чтобы кто-нибудь где-нибудь не изобрел какого-нибудь социализма, но за свою жизнь я еще не держал в своих руках письма с таким социализмом, какого еще не встречал в каком-нибудь более или менее старом трактате. Делаю отсюда осторожный вывод: все мыслимые социализмы уже, видимо, изобретены, ничего нового придумать больше нельзя.

Не могу одобрить насмешку, с которой житель Днепропетровска Леонид Катель, русский, в стихотворном послании на радио "Свобода" отзывается о Кучме: " Наш президент русскоязычный на суржике забормотал". Лиха беда начало, Леонид. Но другое место у вас мне по душе:

Родную речь не позабыть.
А мова? Мова - как поля,
Как вдоль дороги тополя,
Как неба летнего блакыть,
Как гул над вишнями хрущей -
Все это Родина. И в ней,
Как прежде, двуязычью быть!


Только бы не "как прежде", простите придирку, Леонид. Прежде равноправного двуязычья все же не было - с мовой обращались так же немилосердно, как с полями, как с тополями, как с небесной синью (особенно над Днепропетровском, где ее застилало дымом и пылью).

Будьмо Анатолий Иванович из города Калуша Ивано-Франковской области: "Слушая вас, убедился, что только на "Свободе" новости более-менее достоверны. Одни коммунисты у власти, другие рвутся к власти. Научились за 80 лет кредиты брать и ничего не делать, довели людей до крайности, и все ищут врага вокруг себя, только не в себе. Мне очень это интересно. В 1950 году мне было 14 лет, тогда я все про них понял и так им и сказал: этот ваш пузырь лопнет с большим треском. Не думал я тогда, что доживу до этих дней. Все это свершилось, а люди и сейчас не могут ничего понять".

Всe они понимают, господин Будьмо. Понимают, но не принимают. Настраивались так: было одно начальство - плохое, мало о нас заботилось, придет другое - хорошее, будет больше о нас заботится, слаще кормить, моднее одевать. А поменялось-то не начальство. Начальство как раз осталось прежнее, о чем с негодованием говорится в каждом втором письме на радио "Свобода". Поменялась основа жизни. Эту перемену многие слушатели выражают словами: "Некому пожаловаться". Вот что самое ужасное. Не на кого переложить свои заботы. Словно появился царь, который на все жалобы отвечает одинаково: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих!" Смириться с этим многим очень трудно. Еще труднее поверить, что сравнительно сытая жизнь в брежневские годы - это была "халява" , которая кончилась, как только подешевела нефть на мировом рынке.

Мержиевский Валериан Генрихович из Благовещенска Амурской области пишет: "Много раз мне представлялась возможность остаться в Австралии и Америке. Я не остался, верил, что моя страна поумнеет. Сейчас приходится только сожалеть. Хуссейн роет могилу для всего человечества. Международное сообщество пытается ему помешать - Россия не хочет. Милошевич много лет изгоняет и убивает людей, потому что они не его национальности. Исчерпав все другие способы, натовцы силой, далеко не варварскими бомбардировками, пытаются урезонить его - Россия опять объявляет НАТО своим врагом номер один. Мой друг детства это одобряет, с врагами ему веселее жить. Окончив четыре класса, он 45 лет проработал на одном предприятии, прошел путь от кочегарки до цеха, где сколачивают ящики для водочных бутылок. Он истинный ветеран, поскольку всю жизнь проработал за одним забором. По обе стороны этого забора он и пил всю жизнь... Последнее заседание государственной думы, которое я видел, - то, где одна дама призвала ничего не ввозить в Россию из Америки. Ее не отправили в сумасшедший дом".

Будем считать это достижением, Валериан Генрихович. В демократическом обществе даже буйно помешанного очень трудно подвергнуть принудительному лечению.

Леонид Святославович Малиновский из Москвы: "Хочу присоединиться к немногочисленной, к сожалению, части сограждан, не согласных поддерживать нацистский режим Милошевича ни словом, ни делом. Наши идеологи явно ориентируются на ксенофобские инстинкты малообразованной части населения. Бюрократия хочет направить раздражение обобранных и зажатых ею граждан против "внешнего врага". Эксплуатируется врожденная агрессивность отбросов-добровольцев: "По деревне мы проходим в девяносто пятый раз. Неужели нам сегодня по мордам никто не даст?" Слушая наше радио и телевидение в эти дни, окунаешься в атмосферу августа 1968 года, когда вторглись в Чехословакию. Сменились только бунчуки: советские на "гей-славянские". Однако, чем громче наши питекантропы приглашают "всех славян" слиться с ними в любовном экстазе в общей пещере за железной занавеской, тем быстрее братья-славяне: украинцы, поляки, болгары, чехи, хорваты бегут от такой любви. За нынешней словесной шелухой отчетливо видна главная мысль: "Россия --это русские по крови, Россия - для русских!" Так под многонациональную Россию закладывается мина".

Наверное, это все-таки неизбежно, Леонид Святославович. Раньше таких "минеров" сдерживала советская власть, за ними присматривала госбезопасность, их окорачивала цензура. Надсмотрщики сами втайне были заодно с ними, но вынуждены были иной раз даже отправлять их за решетку. Этого требовала государственная идеология, этого требовал и первейший государственный интерес Советского Союза - можно сказать, больше, чем интерес - инстинкт самосохранения. Что бы ни было у тебя на уме, изволь говорить о дружбе и равенстве народов и Боже тебя упаси заикнуться об особых правах, паче же всего - об "угнетении" русских. Отчасти поэтому, а не только из ревности, прижимали и православие - опасались, что оно по старой привычке вознесется над другими религиями и тоже сделает свой вклад в развал страны. Стало свободно, и "минеры" пустились во все тяжкие. Думают они, понятно, только о том, как восстановить великую державу.

Письмо из Хакассии: " Не торопись читать мое письмо. Подойди к окну, открой его, набери полную грудь воздуха, представь, что он прохладный, что это хиус потянул - ветер долин. Он долго скапливается внизу, потом переваливает через хребты и спускается опять в долины: ниже, ниже - слышишь это спокойное мощное ворчание Духов Гор - Алтая, Саян, Бурятии, моей родной Хакассии? В этом ворчании их жизнь и достоинство, привет тебе от них. Выйди на природу, возьми казанок, влей туда молоко пополам с водой ключевой, всыпь горсть сушеного творога, повари, потом горсть пшеничной муки всыпь струйкой, мешай, пока не загустеет, и кушай эту кашу с маслом да с дымком - и будешь богатырь. Картошку у нас не сажают..."

Спасибо тебе за красивое письмо, добрый человек. Что же ты даже имени своего не назвал?

XS
SM
MD
LG